Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.67.027

Скачать PDF ( ) Страницы: 45-50 Выпуск: № 1 (67) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Акуленко В. С. ПОНИМАНИЕ ПРИРОДЫ ЭТНОСА УЧЁНЫМИ СЕВЕРНОЙ И ЮЖНОЙ КОРЕИ / В. С. Акуленко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 3. — С. 45—50. — URL: https://research-journal.org/hist/ponimanie-prirody-etnosa-uchyonymi-severnoj-i-yuzhnoj-korei/ (дата обращения: 21.05.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.67.027
Акуленко В. С. ПОНИМАНИЕ ПРИРОДЫ ЭТНОСА УЧЁНЫМИ СЕВЕРНОЙ И ЮЖНОЙ КОРЕИ / В. С. Акуленко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 3. — С. 45—50. doi: 10.23670/IRJ.2018.67.027

Импортировать


ПОНИМАНИЕ ПРИРОДЫ ЭТНОСА УЧЁНЫМИ СЕВЕРНОЙ И ЮЖНОЙ КОРЕИ

Акуленко В.С.

ORCID: 0000-0002-0449-471X, соискатель,

Дальневосточный федеральный университет

Статья подготовлена при финансовой поддержке Академии корееведческих исследований Республики Корея (грант AKS-2015-OLU-2250003)

ПОНИМАНИЕ ПРИРОДЫ ЭТНОСА УЧЁНЫМИ СЕВЕРНОЙ И ЮЖНОЙ КОРЕИ

Аннотация

Данная работа посвящена проблеме понимания природы этноса в Республике Корея и КНДР. До конца XX в. в Корее фактически отсутствовала своя теория этноса, и учёные двух стран пользовались теоретическими наработками своих зарубежных коллег. Кроме того, сам термин, использующийся в качестве корейского эквивалента понятия «этнос», является заимствованием из японского языка и имеет ряд недостатков. С 1980-х гг. в Южной Корее, и с 1990-х гг. – в Северной, учёные приступили к разработке собственных теорий этноса, в результате чего была сформирована собственная теоретическая основа для изучения этнической истории Кореи. В Южной Корее историческое сообщество не восприняло предложенные концепции и продолжает пользоваться привычным инструментарием, позаимствованным у американских и японских коллег. Что касается КНДР, то созданная северокорейскими учёными чучхейская теория нации призвана стать не только теоретическим обоснованием формирующейся с 1980-х гг. новой концепции этногенеза корейцев, но и претендует на то, чтобы снять все существующие ныне в мире противоречия, связанные с различными подходами к пониманию природы этноса и нации. В её основе лежит творческая переработка марксистской теории нации.

Ключевые слова: КНДР, Республика Корея, этнос, этногенез.

Akulenko V.S.

ORCID: 0000-0002-0449-471X, Postgraduate student,

Far Eastern Federal University

This work was supported by the Core University Program for Korean Studies through the Ministry of Education of the Republic of the Korea and Korean Studies Promotion Service of the Academy of Korean Studies (grant AKS-2015-OLU-2250003)

UNDERSTANDING OF ETHNOS NATURE BY TEACHERS FROM NORTHERN AND SOUTHERN KOREAS

Abstract

This work is devoted to the problem of understanding the nature of the ethnos in the Republic of Korea and the DPRK. In fact, there was no theory of ethnos in Korea until the end of 20th century, and the scientists of these two countries used the theoretical knowledge of their foreign colleagues. In addition, the term itself, used as the Korean equivalent of the concept of “ethnos”, was borrowed from the Japanese language and has a number of shortcomings. The scientists have begun to develop their own theories of ethnos, resulting in the formation of the own theoretical basis for studying the ethnic history of Korea since the 1980s in South Korea, and since the 1990s in the North Korea. The historical community did not accept the proposed concepts in South Korea, they continue to use the familiar tools borrowed from American and Japanese counterparts. As for the DPRK, the Juche idea of the nation created by the North Korean scientists is intended to become not only a theoretical justification for the emerging new concept of the ethnogenesis of Koreans (since the 1980s), it also claims to remove all existing world contradictions associated with various approaches to understanding the nature of the ethnos and the nation. It is based on creative reworking of the Marxist theory of the nation.

Keywords: North Korea, Republic of Korea, ethnos, ethnogenesis.

Зарубежных специалистов часто удивляет стремление корейцев к удревнению истории собственного народа. Одной из причин, приводящих к формированию данного феномена, до недавнего времени являлось отсутствие разработанной терминологии и теоретической рамки в области изучения этногенеза корейцев. Изучению этого феномена, а также нынешнего состояния понимания природы этноса в КНДР и Республике Корея и посвящена данная работа.

Главной источниковой базой статьи являются работы южнокорейских и северокорейских авторов, посвящённых данному вопросу, а также толковые словари, в которых зафиксированы определения термина «минчжок», который является эквивалентом «этноса» на корейском языке.

Перед переходом к основной части работы необходимо уделить внимание истории формирования теоретических представлений об этносе в Корее. Дело в том, что термин этнос на корейский язык переводится так же, как и нация, что вносит некоторую путаницу при попытке исследовать корейские теории этноса. А начало данному феномену было положено в конце XIX в. и неразрывно связано с инициированной японцами модернизацией Кореи. Тогда в Корею через Японию проникли не только передовая западная техника и технологии, но и различные западные учения и идеи, в том числе и такое понятие, как «минчжок», которое в самой Японии трактовалось в соответствии с распространённым в Англии того времени понятием «nation». Позднее, после аннексии Кореи Японией, понимание данного термина в умах корейских мыслителей начинает постепенно дрейфовать в сторону этнонационалистического определения нации. Такое изменение, возможно, связано с исчезновением у корейцев собственного национального государства. В этой связи термин «минчжок» мог начать использоваться ими для самоидентификации внутри Японской империи, всех граждан которой можно было назвать «кунмин», то есть «гражданин», но нельзя было отнести к одной «минчжок», то есть «нации» или «этносу».

В то же время, отдельно стоит отметить тот факт, что даже такие ярые корейские националисты, как Син Чжэхо, в вопросах самоидентификации опирались на понятия «культура» и «язык», и лишь в начале 1930-х гг. Ли Гвансу разработал свою теорию, в которой в определение «минчжок» также входит понятие кровного родства [1, С. 258]. Впрочем, и другие корейские националисты указывали на важность «крови» в формировании «минчжок». Пак Ынсик, к примеру, определял «минчжок», как группу людей, отделяющихся от прочих на основании генетического родства, территории, языка, обычаев и государственности [2, С.449 – 451].

Таким образом, после образования двух корейских государств – КНДР и Республики Корея, в умах учёных уже существовало определённое понимание того, что такое «этнос», которое, впрочем, было тождественно для них понятию «нация», что и выразилось в универсальности позаимствованного у японцев термина «минчжок» в современной Корее.

Понимание природы этноса в КНДР

В созданной вскоре после провозглашения КНДР Академии общественных наук за понятием «минчжок» первоначально закрепилось значение «нация», которое понималось, в свою очередь, в соответствии с предложенным И.В. Сталиным определением, то есть как форма этнической общности людей эпохи капитализма и социализма [3, С. 296]. Примерно до середины 1970-х гг. наряду с термином «минчжок» активно использовался другой термин – «чунмичжок», который может быть переведён на русский язык как «народность». Появление последнего стоит понимать, как следование сложившейся в тот период в СССР традиции классификации этнических общностей.

Однако постепенное исчезновение «чунминчжок» и вытеснение его термином «минчжок» говорит об их слиянии в понятийном аппарате северокорейских историков. Если принимать во внимание тот факт, что северокорейская историческая наука изначально стояла на позициях примордиализма в понимании сущности нации, их постепенное смешение видится вполне естественным.

Постепенная трансформация термина «минчжок» не могла не повлиять на понимание в КНДР сущности процесса этногенеза корейцев. Возможно, это влияние было обоюдным, так как очередная трансформация термина часто совпадала с появлением новых данных об истории Кореи. И на современном этапе северокорейский термин «минчжок» вполне можно перевести на русский язык, следуя примордиалистской традиции, как этнонация[1], если применять его к XX в., и как этнос, если говорить о более ранних периодах.

Таким образом, изначально понимание феномена этноса было позаимствовано северокорейскими учёными в СССР, как и примордиалистское понимание его природы. Однако с течением времени произошла постепенная его трансформация, возможно, под влиянием существовавшего ещё до формирования КНДР понятия «минчжок», или в связи с изменением государственной идеологии, либо из-за сочетания этих факторов. Нельзя исключать и влияние советской исторической школы. Схематично эволюцию термина «минчжок» показана в приведённой ниже таблице (Таблица 1).

Таблица 1 – Эволюция термина «минчжок» в КНДР[2]

Период Основы для формирования
1948 – 1963 гг. язык, культура, экономика, территория, психологический склад.
1964 – 1980 гг. язык, культура, экономика, территория (и ещё ряд других)
1981 – 1993 гг. язык, генетическое родство, культура, территория, экономика
1994 г. – настоящее время генетическое родство, язык, культура, территория

 

На современном этапе понятие «минчжок» трактуется в рамках новой чучхейской теории. В ней северокорейские историки подвергли критике тезис Сталина и конструктивистов о том, что появление нации связано с приходом капитализма и, фактически, смешали понятие этнос и нация. Сталинское и конструктивистское понимание нации, по мнению северокорейских учёных, связано со стремлением западных и советских теоретиков оперировать опытом Европы, где приход капитализма означал разрушение феодальных границ и формирование наций. Однако в Азии, где существовал абсолютизм, появление централизованного государства и формирование единого пространства могло произойти и в средние века, то есть нация могла появиться задолго до развития капитализма [13, C. 11].

Автором новой универсальной теории считается Ким Ирсен, который «был знаком с теорией Сталина, но осознал её ограниченность». Именно он выдвинул универсальные признаки, которыми должна обладать «минчжок» – это общий язык и кровное родство. Именно их, в сочетании с культурной и территориальной общностями, северокорейские учёные предлагают считать новыми основами для её формирования [14, C. 114].

Таким образом, согласно чучхейской теории, «минчжок» формируется на основе генетического родства, а также языковой, территориальной и культурной общности. Время её формирования не ограничено эпохой капитализма, и каждая «минчжок» уникальна по своему происхождению и составу [13, C. 11]. То есть общественно-экономическая формация, как и временной период, не играет никакого принципиального значения, покуда не препятствуют формированию одной из четырёх общностей.

Новая теория утверждает, что в мире есть множество различных «минчжок». Некоторые из них единые, подобные корейской, а некоторые являются составными, образованными путём смешения в течение некоторого исторического периода нескольких племенных групп, имеющих различное происхождение. Не исключает новая теория и существование многонациональных государств, в которых живут одновременно несколько «минчжок». Такое объяснение, по мнению северокорейских учёных, снимает все современные противоречия в национальной истории, которые возникали до этого из-за несовершенства предшествующих теорий этноса.

Главным из всех признаков «минчжок», согласно чучхейской теории, является «кровное родство» [13, C. 7]. Оно помогает установить происхождение предков и определяет внешние особенности строения тела группы людей (величина и морфология головы, цвет кожи, цвет волос, цвет глаз и т.д.). То есть, говоря об общности кровного родства, имеется в виду общность с точки зрения биологии и процесс генетической передачи следующим поколениям характерного облика и характера, формируемых в ходе совместного проживания человеческой популяции в течение длительного исторического промежутка времени [14, C. 114].

Таким образом, можно констатировать, что современное понимание этноса и нации, объединённых в понятии «минчжок», в КНДР строится на принципах социобиологического примордиализма.

Понимание природы этноса в Республике Корея

В Южной Корее ситуация выглядит несколько по-иному. Очевидно, что на раннем этапе этнос и этногенез понимались в основном исходя из представлений о сущности данного процесса, бытовавших в Японской Империи, в рамках которых этнос рассматривался с позиций примордиализма. Как было сказано выше, в РК, как и в КНДР, понятию этнос соответствует термин «минчжок». Однако, в отличие от северокорейских коллег, южнокорейские историки ни разу существенно не поменяли дефиниции этого понятия в словаре. «Минчжок» трактуется как «исторически сложившаяся социальная группа, основанная на общности языка и культуры, проживающая совместно в определённом регионе в течении длительного периода» [15]. На основе данного определения можно сделать вывод о том, что концепцию этноса, применяемую в РК, также можно отнести к примордиалистской, но относящейся в большей степени к эволюционно-историческому направлению.

Вместе с тем, в ряде словарей, «минчжок» предлагается трактовать как «кёрэ» [16], что ближе к понятию «этнонация», так как в понятии «кёрэ» всё же большее значение придаётся именно «кровному родству». Поэтому данное толкование в целом ближе северокорейскому пониманию этноса в рамках социобиологического примордиализма.

Вплоть до 1960-х гг. южнокорейские историки предпочитали рассматривать этногенез корейцев вместе с вопросом о становлении государственности на Корейском полуострове[3]. Однако с середины 1960-х гг. начинают появляться работы, в которых предлагается рассматривать данный вопрос отдельно и в привязке к формированию культуры, языка, антропологических особенностей и т.д.[4]. Тем не менее, попыток создания какой-то особой терминологии, способной выделить понятие «этнос» или «народность», не было предпринято вплоть до 1980-х гг., когда южнокорейские учёные внезапно осознали ограниченность термина «минчжок». В результате появляется ряд работ, в которых учёные ставят вопрос о применимости термина «минчжок», означающего «нация», к ранним периодам истории Кореи и разрабатывают свою терминологию.

К примеру, Син Ёнха предлагает использовать термины «сонмичжок» (ранняя нация), «чонкындэ минчжок» (средневековая нация), «кындэ минчжок» (нация Нового времени) и «синминчжок» (новая нация), каждый из которых соответствует определённому периоду истории – Древности, Средневековью, Новому и Новейшему времени.

Важнейшим в изучении процесса этногенеза Син Ёнха считает выделение компонентов, на основе которых этнос формируется. По его мнению, это языковая, территориальная, генетическая, культурная, политическая, экономическая, историческая общность и национальное самосознание, являющиеся субъективными элементами этноса. Только на их основании, по мнению Син Ёнха, этнос может стать прочным человеческим коллективом [17, C. 18].

Кроме этого он выделяет 5 типов формирования современных наций:

  • племя => «сонминчжок» => «чонгындэ минчжок» => «кындэ минчжок»;
  • племя => «сонмичжок» => «кындэ минчжок»;
  • племя => мигранты => «кындэ минчжок»;
  • мигранты => «кындэ минчжок»;
  • племя => «сонминчжок» => «синминчжок».

По первому типу формировались нации, имевшие в Средние века государства с сильной центральной властью, просуществовавшие значительный промежуток времени. Это страны Азии, арабского мира и некоторые африканские страны (Эфиопия). К этому типу Син Ёнха относит и корейцев.

Ко второму типу он относит государства, которые формировались в древних городах-государствах или в тех районах, где в Средние века на протяжении долгого периода существовали региональные феодальные сообщества. Этот тип, по его мнению, использовался в качестве базового в западных теориях формирования нации.

Третий тип относится к тем нациям, которые формировались европейскими колонистами, которые смешались с аборигенным населением в начале Нового времени. К таким нациям он относил те, которые, главным образом, сформировались в Центральной и Южной Америке.

Четвёртый тип он связывал с теми европейскими колонистами, которые, переселившись на другой континент, не смешались с аборигенным населением, а уничтожили его (либо большую его часть), заняв опустевшие территории. Речь здесь идёт о США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и Южной Африке.

Что касается пятого типа, то по нему формировались нации после Второй Мировой Войны в тех регионах, где они не сформировались до этого – в странах Африки южнее Сахары (за исключением Эфиопии), на островах Тихого океана [17, C. 13 – 18].

Работа Син Ёнха стала одной из первых попыток корейцев сформировать собственную систему представлений о стадиях формирования нации и различных типах наций. К сожалению, она осталась практически незамеченной академическим сообществом РК, привыкшим к старому всеобъемлющему термину «минчжок».

Ещё одной интересной попыткой сформировать собственную теорию этноса и этногенеза стала работа выдающегося историка Но Тхэдона. Она посвящена рассмотрению теоретической рамки для описания процесса этногенеза корейцев.

Говоря о компонентах, на основе которых формируется нация, Но Тхэдон в первую очередь говорит об отсутствии их универсального списка, так для каждой отдельной нации они будут особенными. В пример он приводит КНДР и РК, у которых фактически не существует единого государства, нет экономической общности, а значит, по идее, народы двух государств надо рассматривать как отдельные нации, хотя как на Севере, так и на Юге считают это абсурдом [18, C. 12].

В своей работе он также рассуждает о значении термина «минчжок» и предлагает использовать различные термины для человеческих коллективов в разные исторические эпохи (Таблица 2).

 

Таблица 2 – Теория нации Но Тхэдона

Расы, человечество Нации
 

группа

 

клан

 

племя

 

союз племён

Досовременная нация Современная нация
Древняя нация Средневековая нация Капиталистическая нация
Социалистическая нация
Первобытное общество Древнее общество Средневековое общество Общество Нового и Новейшего времени

 

По его мнению, в первобытном обществе наций или этносов не существовало, так как людей можно было разделить только по расовому признаку. Впоследствии начали формироваться такие коллективы, как клан, племя и союз племён, где каждый последующий является развитием предыдущего коллектива. При этом появление одного вовсе не означает исчезновения другого. Речь идёт об объединении кланов в племена, а племён в племенные союзы. Вслед за этим начали формироваться различные типы наций, которые делятся на досовременные и современные. При этом разница между ними связана с разницей в экономических отношениях в разные эпохи. При этом автор имеет в виду, прежде всего, именно важнейшие изменения в экономике и связанные с этим изменения во внутренней системе устройства общества [18, C. 9 – 38].

Работа Но Тхэдона достаточно оригинальная, в ней автор пытается, как и Син Ёнха, разработать подходящую для Кореи в узком смысле, и для всей Азии – в более широком, схему формирования человеческих коллективов. В его классификации древнюю и досовременную нации вполне можно отождествлять с понятием «этнос». Указывая на тот факт, что только ранние коллективы формировались по принципу кровного родства, Но Тхэдон определяет «этнос» ближе к эволюционно-историческому пониманию данного термина. Более того, указывая на факт появления нового вида коллектива с приходом Нового времени, Но Тхэдон, возможно, двигается в сторону конструктивистского понимания термина нация, хотя для большинства южнокорейских историков всё же ближе примордиалистское понимание данного термина.

Несмотря на выдающиеся попытки ряда представителей южнокорейской исторической науки разработать собственную терминологию и даже собственные теории нации, приходится констатировать тот факт, что большая часть южнокорейской академической науки по-прежнему игнорирует тот факт, что понятие минчжок, первоначально позаимствованное у японцев и означавшее «нация», трактуется слишком широко и применяется практически ко всем периодам корейской истории за исключением, разве что, каменного века.

Заключение

Таким образом, как в РК, так и в КНДР до сих пор не существует развитой терминологической системы, связанной с теорией этноса. Вместо этого научные школы обоих государств эксплуатируют устаревший термин «минчжок», позаимствованный в конце XIX в. у японцев и имевший значение «нация».

Эволюция понимания природы нации и этноса активно происходила только в КНДР, где определение «минчжок» постепенно двигалось от данного И.В. Сталиным определения нации к современной чучхейской интерпретации, в которой «кровное родство» заняло ведущую позицию. Кроме того, в современной чучхейской теории окончательно была размыта граница между этносом и нацией.

В РК определение «минчжок» не претерпело заметных изменений с самого момента первого его упоминания в толковых словарях, напечатанных после образования государства. Более того, постепенно данный термин начал применяться практически ко всем этапам истории Кореи за исключением каменного века. То есть говоря об истории корейского «минчжок», южнокорейские учёные говорят о всём периоде истории корейского народа. Несмотря на ряд смелых попыток ряда учёных ввести уточняющие термины, которые помогли бы разделить понятия этнос и нация, большая часть южнокорейских историков их проигнорировала, предпочитая использовать прежний универсальный термин.

Такое понимание термина «минчжок» позволяет констатировать тот факт, что на данный момент историческая наука в обоих государствах придерживается принципов примордиализма в понимании природы этноса. При этом в КНДР предпочтение отдают социобиологическому направлению, а в РК – эволюционно-историческому, хотя ряд южнокорейских учёных делают попытки рассматривать природу этноса с позиций конструктивизма.

[1] Теория социобиологического примордиализма нации понимает нацию как переход этноса на особую национальную ступень развития.

[2] На основе анализа словарей корейского языка [4]; [5]; [6]; [7]; [8]; [9]; [10]; [11]; [12].

[3] Такой позиции придерживались такие учёные, как Сон Чжинтхэ, Чхве Намсон, Ли Бёндо и др.

[4] Особенно ярко данные возоения представлены в работах Ким Чонхака и Ким Чонбэ.

Список литературы / References

  1. Pai Hyung Il. Constracting «Korean» Origins: a critical review of archaeology, historiography, and racial myth in Korean state-formation theories / Pai Hyung Il. – Cambridge: Harvard University Asia Center, 2000. – 592 p.
  2. Пак Ынсик. Хангуктоннипундончихёльса (Кровавая история корейского движения за независимость) / Пак Ынсик. – Сеул: Сомёнчхульпхан, 2008. – 606 c.
  3. Сталин И.В. Сочинения. Т. 2 / И.В. Сталин. – М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1946. – 423 с.
  4. Хёндэ чосонмаль cачжон (Словарь современного корейского языка). – Пхеньян: Сахвеквахакчхульпханса, 1968. – 1350 c.
  5. Хёндэчосонмальсачжон (Чэ 2 пхан) (Словарь современного корейского языка (2-е издание)). – Пхеньян: Квахак, пэкквасачжончхульпханса, 1981. – 2960 c.
  6. Чосон рёкса кёгвасо ёно хэсоль (Объяснение терминов в учебнике истории Кореи). – Пхеньян: Кёюк тосо чхульпханса, 1956. – 495 c.
  7. Чосонмаль сачжон 2: т – м (Словарь корейского языка 2: тигыт – миым). – Пхеньян: Чосон минчжучжуи инмин конхвагук квахаквон чхульпханса, 1961. – 774 c.
  8. Чосонмальсачжон (Словарь корейского языка). Пхеньян: Квахакпэкквасачжончхульпханса, 2004. – 1726 c.
  9. Чосонмальсачжон: хаксэнъён (Словарь корейского языка: для учащихся). – Пхеньян: Кёюктосочхульпханса, 1993. – 331 c.
  10. Чосоно сосачжон (Малый словарь корейского языка). Пхеньян: Чосон минчжучжуи инмин конхвагук квахаквон чхульпханса, 1956. – 709 c.
  11. Чхольхаксачжон (Философский словарь). Пхеньян: Сахвеквахакчхульпханса, 1970. – 840 c.
  12. Чхончхисачжон (Политический словарь). – Пхеньян: Сахвеквахакчхульпханса, 1973. – 1396 c.
  13. Чан Учжин. Чосонминчжокый пальсанчжи Пхёнъян (Место возникновения корейской нации – Пхеньян) / Чан Учжин. – Пхеньян: Сахвеквахакчхульпханса, 2000. – 173 c.
  14. Ке Сынму. Кодэсиги чосонминчжокый хёнсонэ тэхан рёксачжок кочхаль (Историческое исследование формирования корейской нации древнего периода) // Чосонкодэсаёнгу. – 2004. – № 1. – С. 106 – 128.
  15. Таым сачжон (Словарь Таым) [Электронный ресурс]. – URL: http://dic.daum.net/word/view.do?wordid=kkw000097872&q=%EB%AF%BC%EC%A1%B1 (дата обращения 14.12.2017).
  16. Сэ урималь кхынсачжон (Новый большой словарь корейского языка). – Сеул: Самсончхульпханса, 1989. – 3856 с.
  17. Син Ёнха. Минчжок хёнсоный ирон (Иеория формирования нации) / Син Ёнха. – Сеул: Мунхакквачжисонса, 1985. – 227 с.
  18. Но Тхэдон. Хангукминчжок хёнсонгвачжонэ тэхан ирончжок кочхаль (Теоретическое рассмотрение процесса формирование корейской нации) / Но Тхэдон // Хангуккодэсарончип. – 1991. – № 1. – С. 9 – 39.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Pai Hyung Il. Constracting «Korean» Origins: a critical review of archaeology, historiography, and racial myth in Korean state-formation theories / Pai Hyung Il. – Cambridge: Harvard University Asia Center, 2000. – 592 p.
  2. Pak Yinsik. Hanguktonnipundonjikyeol’sa [Bloody history of Korean movement for independence] / Pak Ynsik. – Seoul: Somenchkhul’pkhan, 2008. – 606 c. [in Korean]
  3. Stalin I.V. Sochineniya [Works]. T. 2 / I.V. Stalin. – M.: OGIZ; Gosudarstvennoe izdatel’stvo politicheskoy literatury, 1946. – 423 s. [in Russian]
  4. Hyeondaejoseonmalsajeon [Dictionary of modern Korean language]. – Pyeongyang: Sahoegwahakchulpansa eomunpyeonjippu, 1968. – 1350 c. [in Korean]
  5. Hyeondaejoseonmalsajeon (Vol. 2) [Dictionary of modern Korean language]. – Pyeongyang: gwahak, baekkkwasajeochulpan, 1981. – 2960 c. [in Korean]
  6. Joseon ryeoksa: gyogwaseo yongeo haeseol [Explanation of historical terms in Korean culture]. – Pyeongyang: Gyoyuk doseo chulpan, 1956. – 495 c. [in Korean]
  7. Choseonmal’ sajeon 2: t – m [Korean language dictionary]. – Pyeongyang: Kwahakwon chul’phansa, 1961. – 774 c. [in Korean]
  8. Joseonmal sajeon [Dictionary of Korean language]. – Pyeongyang: Kwahakpaekkwasajeonchulpansa, 2004. – 1726 c. [in Korean]
  9. Joseonmalsajeon (haksaengyong) [Korean dictionary (for the students)]. – Pyeongyang: Gyoyuktoseochulpansa, 1993. – 331 c. [in Korean]
  10. Joseoneo sosajeon [Small dictionary of Korean language]. – Pyeongyang: Joseon minjujuui inmin gonghwaguk kwahakwon, 1956. – 709 c. [in Korean]
  11. Cheolhaksajeon [Philosophical dictionary]. – Pyeongyang: Sahoegwahakchulpansa, 1970. – 840 c. [in Korean]
  12. Jeongchi sajeon [Political Dictionary]. – Pyeongyang: Sahoegwahakchulpansa, 1973. – 1396 c. [in Korean]
  13. Chan Ujin. Choseonminjokeu pal’sanji Pyeongyang [The Place of immerge of Korean Nation] / Chan Ujin. – Pyeongyang: Sahoegwahakchulpansa, 2000. – 173 c. [in Korean]
  14. Ke Seunmu. Kodesigi joseonminjokeu hyeonsone tehan reksajok kochal’ [Historical overview of the formation of Korean nation] / Ke Seunmu // Josonkodesayeongu [Research of the Ancient History]. – 2004. – № 1. – P. 106 – 128. [in Korean]
  15. Daum sajeong [Daum dictionary] [Electronic resource]. – URL: http://dic.daum.net/word/view.do?wordid=kkw000097872&q=%EB%AF%BC%EC%A1%B1 (data obrashcheniya 14.12.2017). [in Korean]
  16. Sae urimal’ kheunsajeon [New big dictionary of Korean language]. – Seoul: Samseongchul’phansa, 1989. – 3856 s. [in Korean]
  17. Sin Enha. Minjok hyeonsoneu iron [Theory of formation of Korean people] / Sin Enha. – Seoul: Munhakkwajonsa, 1985. – 227 s. [in Korean]
  18. No Thaedon. Hangukminjok hyeonsongwajone tehan ironjok kochal’ [Theoretical understanding of the formation of Korean Nation] / No Thaedon // Hangukkodesaronchip [Collection of the papers on the Ancient History]. – 1991. – № 1. – P. 9 – 39. [in Korean]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.