Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.84.6.036

Скачать PDF ( ) Страницы: 47-49 Выпуск: № 6 (84) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Дубовиков А. М. ОБРАЗОВАНИЕ В УРАЛЬСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ В XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА / А. М. Дубовиков, С. А. Обухович // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 6 (84) Часть 2. — С. 47—49. — URL: https://research-journal.org/hist/obrazovanie-v-uralskom-kazachem-vojske-v-xix-nachale-xx-veka/ (дата обращения: 19.09.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2019.84.6.036
Дубовиков А. М. ОБРАЗОВАНИЕ В УРАЛЬСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ В XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА / А. М. Дубовиков, С. А. Обухович // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 6 (84) Часть 2. — С. 47—49. doi: 10.23670/IRJ.2019.84.6.036

Импортировать


ОБРАЗОВАНИЕ В УРАЛЬСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ В XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

ОБРАЗОВАНИЕ В УРАЛЬСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ В XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Научная статья

Дубовиков А.М.1, *, Обухович С.А.2

1, 2 Поволжский государственный университет сервиса, Тольятти, Россия

* Корреспондирующий автор (alexdubovikov[at]yandex.ru)

Аннотация

В статье исследованы особенности системы образования в Уральском казачьем войске в XIX – начале ХХ в. Показано, как менялось количество школ, их виды, а также качество преподавателей и особенности контингента учащихся. Большое значение имело и отношение руководства к подготовке специалистов, для чего осуществлялась поддержка учащихся с помощью войскового бюджета. Не только войсковое правительство, но и отдельные «спонсоры» из числа богатых казаков оказывали материальную поддержку студентам из числа своих земляков.

Ключевые слова: образование, уральское казачество, реальное училище, женская гимназия, школы мастеров и мастериц, стипендия. 

EDUCATION IN THE URAL COSSACK ARMY IN THE XIX – EARLY XX CENTURY

Research article

Dubovikov A.M.1, *, Obukhovich S.A.2

1, 2 Volga Region State University of Service, Togliatti, Russia

* Corresponding author (alexdubovikov[at]yandex.ru)

Abstract

The article studies the features of the education system in the Ural Cossack army in the XIX – early XX centuries. It is shown how the number of schools, their types, as well as the quality of teachers and peculiarities of studentsvaried. The attitude of the leadership to the training of specialists was of great importance – students were supported with the help of the military budget.

Keywords: education, the Ural Cossacks, non-classical secondary school, girl’s high school, schools of craftsmen and craftswomen, scholarship.

В середине XVIII века Оренбургский губернатор Иван Неплюев отмечал, что в Яицком казачьем войске (так до 1775 г. называлось Уральское казачье войско) умели писать и читать лишь атаман, писарь и ряд старшин. Чтобы исправить ситуацию, он предлагал открыть школу, а, чтобы заинтересовать казаков, предлагал не производить неграмотных в чин выше хорунжего [2, С. 312] (тогда это предусматривало должность пятидесятника или помощника сотника).

Но первая школа в войске открылась лишь в 1812 г., да и та вскоре сгорела, а новое открытие затянулось до 1831 г. Новое трёхклассное училище было в ведении Казанского учебного округа и приравнивалось к уездным училищам центральной России. Спустя ещё десятилетие оно было подчинено военному ведомству, а его выпускники имели право на чин урядника [1, C. 188-189]. Учителя не были большими профессионалами (это были грамотные отставники) [10, 1872. №10]. К концу 1857 г. в войсковом училище работали10 учителей, обучавших 97 учеников [1, С. 189].

В 1836 г. атаман Василий Покатилов добился открытия женской школы, но уже через год ее закрыли из-за отсутствия учениц [10, 1872. №40]. Но не надо думать, что до 1830-х гг. в крае не было системы образования. Имелись школы мастеров для мальчиков и школы мастериц для девочек. В них упор делался на религиозные знания. Светское образование не было востребовано, а потому задержалось.

Практиковалось и обучение за пределами войска. Так, в 1834 г. из войсковой казны были выделены суммы на обучение гражданской архитектуре и фельдшерскому делу казачьих детей в разных городах России [4, д.268, л.13-14]. В 1840-е гг. круг учебных заведений за пределами войска, где получали образование его представители, расширился. Казачьи дети обучались в коммерческом и строительном училищах [4, д.1135, д.1227]. Как ни странно, они получали гражданское образование до официального разрешения выхода из казачьего сословия.

После открытия в Оренбурге кадетского корпуса, названного в честь И. Неплюева, там были выделены места для уральских казаков. В Оренбурге имелся и Николаевский институт для девочек, где для уральских казачек была также предусмотрена квота. В основном, обучались офицерские дочери, некоторые даже попадали сверх квоты. Так, К. Геке (наказной атаман в 1845-1857 гг.) обращался к военному губернатору с просьбой о зачислении дочери вдовы есаула Чеботарёва. С ходатайством относительно дочери другой есаульской вдовы обращался и преемник Геке, Аркадий Столыпин [3, д.6163, л.1, л.13].

Серьёзные сдвиги произошли в эпоху реформ Александра II. В 1857 г. открылись юнкерский класс и девичий пансион. В войсковом училище вместо 3 классов стало 5, улучшилось финансирование и качество учителей, изменилась программа, открылись отделения в других городах области. Для детей священников открылось духовное училище. К 1861 г. число учебных заведений Уральского войска достигло ста [1, C. 189]. Большое внимание качеству образования уделял смотритель училища Меркурий Курилин, которого после смерти местная газета назвала «истинным интеллигентом» [10, 1890. №7].

В 1860-е гг. в погоне за показателями попытались ввести обязательное начальное образование для мальчиков-казачат. Ввиду нехватки хороших учителей, на их должности стали назначать простых казаков, многие из которых были явно непригодны для такой должности, и не могли конкурировать с мастерами и мастерицами. В итоге, число школ к концу 1860-х гг. сократилось со ста до 33 [1, С. 191-192]. Властям пришлось срочно улучшать качество образования за счёт выпускников Самарской учительской семинарии. С другой стороны, пришлось дать свободу выбора, прекратив дискриминацию мастеров и мастериц. Ситуация стала улучшаться: в 1871 г. войске работали 45 школ [3, д.8544, л.35об], в 1885 – 58 [1, С. 192]. Ног почти все они были мужские. В 1885 г. в них учились 1842 мальчика и 172 девочки казачьего сословия, а у мастеров и мастериц – 932 мальчика и 1352 девочки [1, С. 242]. Т.е., в «казённых» школах мальчиков было в 10 раз больше, чем девочек, в частных – в 1,5 раза меньше. При этом, школы мастеров и мастериц, пользовались поддержкой местного «Общества распространения грамотности».

Параллельно за счёт войскового капитала были открыты училища, дающие неплохое для тогдашней глубинки образование. Так, в Уральске открылись мужская и женская гимназии [3, д.8544, л.34об]. Часть гимназистов обучалась за войсковой «кошт», часть – за плату, которая с 1887 г. составила 25 рублей в год. При женской гимназии имелся пансион с оплатой в 100 рублей, но бесплатный для 20-ти девочек из бедных, но достойных казачьих семей. В силу разных факторов, доля «лиц неказачьего сословия» менялась: в 1877 г. таковых было 15 из 120 (12,5%), но уже в 1881 – 57 из 125 (45,6%) [1, С. 238-239]. Любопытно, что после гимназии выпускницы могли работать учительницами, но все, кто воспользовался этим правом, не были казачками, и вовсе не потому, что лучше учились; просто казачки считали такую работу не совсем пристойной. На содержание обеих гимназий войско тратило до 80% средств, идущих на «учебную часть» [1, С. 243].

В 1890 г. мужскую гимназию преобразовали в реальное училище, так как технические знания в крае были более востребованы, чем гуманитарные. Поначалу хотели сделать её кадетским корпусом, но потом отказались.

Для приобщения к русской грамоте казахских детей, проживавших в крае, в 1863 г. открылась «русско-киргизская школа» (казахов тогда официально именовали киргизами) [3, д.7846]. Позже таких школ стало 3. Высших учебных заведений в крае не было. Специальными учебными заведениями были мореходный класс, открывшийся в Гурьеве в 1873 г. [3, д.8547], или сельхозучилище, открывшееся близ Уральска в 1891 г. [7, С. 7-13].

Войсковое правление и Съезд выборных от станиц решали вопросы относительно выделения стипендий. Поначалу наиболее влиятельные казаки добивались стипендий для обучения своих детей в довольно престижных заведениях, но эта практика вызвала широкое возмущение земляков, и от неё отказались [1, С. 244]. В 1870 г.ж за пределами войска в высших учебных заведениях обучались 12 человек. В средних – 35. В военных – 50. Те же показатели в 1875 году составили 7, 34 и 31. В 1880 году: 7, 27 и 87. В 1885 – 27, 17 и 56 [1, С. 244-245]. В 1875 г. наблюдался некоторый спад. Причина тому – волнения, вызванные реформой 1874 года, закончившиеся массовыми репрессиями.

Среди вузов, где обучались студенты на стипендии Уральского войска, были Московский, Петербургский и Казанский университеты, Петербургский технологический институт, Московское техническое училище, Петровская земледельческая академия, Медико-хирургическая академия, Ветеринарный институт и Высшие женские курсы.

Среди средних учебных заведений надо отметить коммерческие, фельдшерские, акушерские, землемерные училища; «девичьи» институты, учительские семинарии и гимназии. Обучались представители Уральского войска, и в Магарачском училище виноделия при ялтинском императорском саду. Среди военных заведений предпочтение отдавалось столичным – Николаевская и Михайловская академии (инженерная и артиллерийская), Александровское и Павловское училища. Но большинство кадетов и юнкеров обучались в Оренбурге [3, д.8544, л.35; 1, С.245]. Так, в 1902 г. 14 уральских казаков были юнкерами и 57 – кадетами, при этом в Оренбургском кадетском корпусе их было 48 [8, с.29]. Некоторые студенты и учащиеся, не попав в число стипендиатов, учились за свой счёт. В итоге они либо оставляли учёбу, либо испытывали острую нужду [10, 1878. №45]. К началу ХХ в. стали выделяться стипендии частных благотворителей, называвшиеся их фамилиями – аржановская, чертороговская и т.п. [6, С.141]. В 1912 г. для поддержки нуждающихся студентов им стали периодически платить единовременные пособия из сэкономленных войсковых средств [10, 1913. №58].

К началу ХХ в. студентам вузов выделяли по 400 руб. в год, студентам учительских семинарий – по 200, «курсисткам» – от 305 до 400. Всего в 1902 г. на стипендии было выделено более 18,5 тыс. руб., в 1913 г. – ок. 40 тыс. (¾ – на кадетов и юнкеров) [8, С. 29], [6, С. 142].

Благодаря всем этим мерам, к началу ХХ в. грамотность уральского казачества была намного выше средней уровня по России. По официальным данным, к 1901 г. среди уральских казаков и казачек грамотных было около 35%. Из 11-ти тогдашних казачьих войск, лишь Оренбургское превосходило Уральское по проценту грамотных, а Донское находилось примерно на том же уровне, причем, лишь за счёт мужчин, т.к. в Уральском войске доля грамотных казачек была на треть выше, чем в Донском [9, С. 763].

В Уральске в 1900 г. было 27, а в 1916 г. – 57 учебных заведений. За это же время число обучавшихся там лиц возросло с 2222 до 5457 человек [5, С. 115]. В Гурьеве в 1902 г. было 8 учебных заведений с 604 учащимися, в Илецке – 7 с 572. Всего же в школах Уральского войска (не считая гимназий и специальных заведений) обучались более 7 тысяч человек [8, С. 28]. К тому времени наряду с народными школами открылись «школы грамотности», где обучались дети иногородних и дети из наиболее бедных казачьих семей. В 117 «народных школах» 90% учеников составляли дети казаков (как правило, из  семей среднего достатка). Дети зажиточных казаков, чиновников и офицеров обучались в реальном училище, в женской гимназии и за пределами войска.

В 1902 году в реальном училище обучались 313 человек, в женской гимназии – 333. Причем, число детей казаков и неказаков почти сравнялось: 159/154 в реальном училище, 174/159 в женской гимназии (что связано с наплывом иногородних). Наряду с детьми купцов появилось немало детей крестьян, коих ранее не было (44 – в мужской гимназии и 37 – в женской).

Все преподаватели мужской гимназии (21 человек) были мужчинами. Из 18 преподавателей женской гимназии женщин было лишь две [8, С. 29]. К 1917 г. число гимназистов и гимназисток, несмотря на войну, выросло почти вдвое: 496 и 552. А еще в 1913 г. в Уральске открылась учительская семинария с 23 студентами (но к казачьему сословию принадлежали лишь 6) [5, С. 115].

Были и другие заведения, редко фигурировавшие в официальных отчётах – церковно-приходские, воскресные, медресе (при мечетях) и т.п.

Таким образом, в XIX – начале ХХ вв. ситуация с образованием в Уральском войске постоянно улучшалась. Особенно этот процесс ускорился в период либеральных реформ. Несмотря на рост количества учебных заведений, качество преподавания и учебная база порой оставляли желать лучшего. Прежде всего, это касалось школ для детей из бедных семей. Войсковая администрация стремилась улучшить ситуацию с образованием в крае. Имелись отдельные благотворители и организации, занимавшиеся поддержкой образования. Но т.к. всех специалистов, необходимых войску, подготовить у себя нельзя, руководство войска обеспечивало учёбу земляков за его пределами.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Бородин Н. А. Уральское казачье войско / Бородин Н. А. – Уральск: Войсковая типография, 1891. – 946 с.
  2. Витевский В.Н. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 года / Витевский В.Н. Ч.I-II. – Казань, 1889 – 711 с.
  3. Государственный архив Оренбургской области (ГАОО), ф.6, оп.10.
  4. ГАОО, ф.6, оп.11.
  5. Герасимова Э.И. Уральск. Исторический очерк / Герасимова Э.И. – Алма-Ата: «Наука», 1969. – 216 с.
  6. Изюмов А.И. Уральские казаки в вузах дореволюционной России / Изюмов А.И. / Высшее образование в России. 1997 №1. С.140-142.
  7. Масянов Л. Л. Гибель Уральского казачьего войска / Масянов Л. Л. – Нью-Йорк: Всеславянское изд-во, 1963. – 166 с.
  8. Обзор Уральской области за 1902 год. – Уральск: Войсковая типография, 1903. – 32 c.
  9. Столетие Военного министерства. Т. XI. – Санкт-Петербург: Синод. тип., 1902. – 900 с.
  10. Уральские войсковые ведомости (еженедельная газета, г. Уральск, изд.: 1867-1917)

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Borodin N. A. Uralskoye kazachye voisko [Теxt] [Ural Cossack army] / Borodin N. A. – Uralsk. 1891. 946 p. [in Russian].
  2. Vitevskii V. N. Neplyuyev I Orenburgskii krai v prezhnem ego sostave do 1758 goda [Теxt] [Neplyuyev and Orenburg region in its former composition prior to 1758]. V.1-2 / Vitevskii V. N. – Kazan.1889. 711 p. [in Russian].
  3. State archive of Orenburg region. Fund 6, inventory 10.
  4. State archive of Orenburg region. Fund 6, inventory 11.
  5. Gerasimova E. I. Uralsk. Istoricheskii ocherk [Теxt] [Uralsk. Historical essay] / Gerasimova E. I. – Alma-ata. 1969. 216 p. [in Russian].
  6. Izyumov A. I. Uralskoyie kazaki v vuzah dorevolyutsionnoi Rossii [Теxt] [Ural Cossacks in universities of pre-revolutionary Russia] / Izyumov A. I. // Vyshee obrazovaniye v Rossii [Higher education in Russia]. # 1. p.140-142. [in Russian].
  7. Masyanov L. L. Gibel . Uralskogo kazachyego voiska [Теxt] [The death of the Ural Cossack army] / Masyanov L. L. – New York. 1963. 166 p. [in Russian].
  8. Obzor Uralskoi oblasti za 1902 god [Теxt] [Review of the Ural region in 1902] – Uralsk. 1903. 32 p. [in Russian].
  9. Stoletiye voennogo ministerstva. [Теxt] [Century of the Ministry of War]. V. XI. – Saint-Petersburg. 1902. 900 p. [in Russian].
  10. Uralskiye voiskoviye vedomosti [Ural military statements] (weekly newspaper, Uralsk, ed.:1867-1917). [in Russian].

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.