Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.53.086

Скачать PDF ( ) Страницы: 115-117 Выпуск: № 11 (53) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Чиркин С. А. МЕЛКИЙ КРЕДИТ В ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ В XVIII – НАЧАЛЕ XIX ВЕКА / С. А. Чиркин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 1. — С. 115—117. — URL: https://research-journal.org/hist/melkij-kredit-v-vyatskoj-gubernii-v-xviii-nachale-xix-veka/ (дата обращения: 29.03.2020. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.53.086
Чиркин С. А. МЕЛКИЙ КРЕДИТ В ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ В XVIII – НАЧАЛЕ XIX ВЕКА / С. А. Чиркин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 1. — С. 115—117. doi: 10.18454/IRJ.2016.53.086

Импортировать


МЕЛКИЙ КРЕДИТ В ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ В XVIII – НАЧАЛЕ XIX ВЕКА

Чиркин С.А.

Кандидат исторических наук, Вятская государственная сельскохозяйственная академия

МЕЛКИЙ КРЕДИТ В ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ В XVIII – НАЧАЛЕ XIX ВЕКА

Аннотация

В статье рассматриваются особенности ростовщического капитала в Вятской губернии в XVIII и в начале XIX века как важного фактора становления здесь капиталистической кредитной системы. Приводятся проявления ростовщичества в городской среде и в среде крестьянства. Отмечаются последствия засилья ростовщичества для развития предпринимательской инициативы и благосостояния крестьянства. Делается вывод о том, что преобладание в Вятской губернии вплоть до начала XIX века ростовщического капитала сдерживало развитие городского предпринимательства и экономически подавляло крестьянское население, что делало необходимым развитие организованных форм кредитования.

Ключевые слова: Вятская губерния, купечество, крестьянство, ростовщичество, торговля.

Chirkin S.A.

PhD in History, Vyatka State Agricultural Academy

THE SMALL CREDIT IN THE VYATKA PROVINCE IN THE XVIII – EARLY XIX CENTURY

Abstract

The article observes the features of the usurious capital in the Vyatka province in the XVIII and early XIX century, as an important factor in the formation of a capitalist credit system in the region. The manifestations of usury among the citizens and the peasants are demonstrated. There consequences of the domination of usury for the development of entrepreneurial initiatives and the welfare of the peasantry are observed. It is concluded that the prevalence of the usurious capital in the Vyatka province until the beginning of the XIX century has hampered the development of urban entrepreneurship and economically suppressed the peasant population. Hence it made necessary the development of organized credit.

Keywords: Vyatka province, merchants, peasantry, usury, trade.

В данной статье на материалах Вятской губернии будет рассмотрен такой важнейший фактор становления региональной капиталистической кредитной системы как преобладавший здесь вплоть до начала XIX века ростовщический капитал.

Известно, что города Вятской губернии на рубеже XVIII и XIX веков ещё не имели собственных капиталов, несмотря на то, что правительство с 1785 года дало всем российским городам возможность образовывать собственные капиталы и выделило на это одиннадцать миллионов рублей. В результате, потребность городского населения в кредите здесь удовлетворялась, в основном, путём займов у ростовщиков на кабальных условиях.

О злоупотреблениях со стороны ростовщиков слободской купец Ксенофонт Анфилатов в 1808 году говорил следующее: «Купцы малокапитальные… имея в деньгах нужду для оборотов по торговле, а более для сохранения своего кредита, который есть душа торговли, – по необходимости должны искать пособия в деньгах у частных интересантов и должны получать оное не иначе, как с высокими процентами, которые их подавляют. Мастеровые, ремесленники и всякие промышленники… принуждены искать пособия у тех же интересантов и на том же основании, и тут закон в рассуждении процентов всегда остаётся безгласен, ибо займы таковые обыкновенно делаются таким образом, что излишние сверх указанных проценты в актах должников включаются вместе с занимаемым капиталом, и, следовательно, всегда они от глаз правительства закрыты…» [6, С. 217-218].

Действительно, ростовщичество обогащало лишь небольшую прослойку «интересантов». Так, вятский купец Рязанцев, который предоставлял ссуды под заёмные крепостные письма разным лицам, в своём завещании сообщал наследникам о том, что некоторые крепостные письма, хранившиеся у него, «были писаны в займу вдвое в давних летах, и по иным были уплаты» [2].

Можно предположить, что к концу XVIII века в Вятке сложились в своём роде семейные банкирские конторы – ростовщические купеческие династии подобные Рязанцевым. Не имея значительных капиталов, эти банкирские дома предоставляли «микрокредиты», и, одновременно, могли торговать и заниматься производством.

При дороговизне заёмных денег банкротства средних и мелких вятских купцов и мещан в течение XVIII века были неизбежны. По указанию П.Н. Луппова, на протяжении лишь 7 лет в Вятке объявили о своей несостоятельности 43 купца (1789-1796). Таких обанкротившихся заёмщиков вятский магистрат чаще всего отдавал кому-то из местных обывателей в службу с целью погасить их долги из заработной платы, и это получило название «отдать в зажив»
[2, С. 175].

Через отдачу в зажив некоторые купцы старались приобрести работников. В работе В.П. Юрьева приведены следующие факты. Вятский мещанин Д. Суетин, задолжавший 1 451 рубль, был отдан заседателю П. Карякину на 60 лет по 24 рубля в год. Другой должник И. Киреев, имевший долга 1 035 рублей был отдан в зажив Архангельскому купцу И. Ласкину на 42 года по 25 рублей в год. Разорившийся купец С. Репин, задолжавший 2 341 рубль, после нескольких перемещений из одних рук в другие, был, наконец, определён работником к секретарю вятского магистрата А. Шкляеву на 195 лет [7, С. 134-135].

Курьёзных случаев со временем становилось меньше. В целом же ростовщичество в городах Вятской губернии стало изживать себя лишь в эпоху буржуазных реформ 1860-х годов с появлением сети кредитных учреждений.

Гораздо более долгим был век ростовщичества в деревне. Ещё в конце XIX века в вятской деревне имели место примитивные и запутанные формы кредита («кулацкого», по терминологии того времени), сложившиеся, вероятно, в более ранний период.

Этот кредит существовал в двух видах – как заём хлеба и как заём денег. Примечательно, что «хлебный кредит» был более распространён, чем «денежный» [3, С. 121-124].

Заём хлеба принимал следующие формы.

Наиболее тяжёлым для крестьян был заём «по цене», т.е. покупка хлеба в кредит. Весной крестьяне покупали в кредит рожь, муку, пшеницу. При этом цены устанавливались выше рыночных, и хлеб отпускался лишь под залог одежды, холста. Сроком возвращения займа был Покров, 1 октября, а в случае просрочки должник терял заклад или выплачивал дополнительные проценты. Долги выплачивались, в основном, по той цене, которую назначал кредитор. Иными словами, крестьянин брал хлеб по завышенной цене, а отдавал хлеб крайне дёшево. Порой долг возвращался не хлебом и не деньгами, а путём сдачи луга в аренду или трудом, оплачиваемым ниже существовавших цен, что являлось ещё более обременительным для крестьянина

Ещё одной разновидностью кредита был такой заём, при котором долг возвращался хлебом и другими выплатами – поденным трудом, деньгами, сдачей собственной земли в аренду и т.д. Такая форма кредитования была крайне невыгодна для крестьян тем, что возвратить хлеб следовало строго к новому севу ржи. В результате, стремясь как можно скорее погасить долг, крестьянин откладывал свой посев, что нередко приводило к потере урожая. Ещё труднее было тем, кто вместо выплаты процентов, отрабатывал на кредитора определённое число подёнщин, и это в то время, когда нужно было жать и сеять собственный хлеб [1].

Заём денег также существовал в нескольких видах.

Например, с уплатой неявных процентов, когда заёмщик возвращал долг деньгами, однако проценты выплачивал и деньгами, и натуральной платой – соломой, поденной работой по заниженной цене, сдачей сенокоса в аренду т.д.  Такой вид кредита считался наиболее кабальным. Или же – займ под залог коров и овец. Получив весной деньги в кредит, крестьян формально закладывал корову кредитору, но фактически пользовался ей, а осенью выплачивал долг и проценты. В том случае, когда заёмщик не мог уплатить долг, кредитор забирал у него корову. Однако мог и оставить с платой за пользование ей около 2-3 рублей в год. Так появилось много коров и овец, принадлежавших деревенским ростовщикам, но находившихся в пользовании у крестьян [4, С. 330-331].

При любой форме займа происходило угощение кредитора должником. При этом расходы на угощение нередко становился «вторым займом». «…Часто приходилось слышать, что крестьяне вынуждены бывают ходить по несколько раз к кулаку-соседу с просьбою о ссуде и каждый раз необходимо приносить вино для угощения. Намереваясь просить у кулака в кредит денег, крестьянин угощает его в первый раз “питейно” для того, чтобы “задобрить”; потом, купивши вина, отправляется во второй раз уже в дом кулака и здесь, угощая последнего, высказывает свою просьбу и получает просимую сумму. Если же кулаку кажется мало этого угощения, то он скажет, что “подумаю”, или “сейчас нет денег, приди после”! Тогда крестьянину необходимо сходить еще раз (а может и два) и, понятно, не с пустыми руками. Таким образом, чтобы занять 10-20 рублей, приходится издерживать на одно угощение иногда по 1-3 рубля» [5].

Вятские статистики в 80-е годы XIX века отмечали, что активней других прибегали к кредиту хлебом и деньгами дворы середняков, что, по их мнению, было свидетельством подступавшей нужды, упадка середняцких домохозяйств. В среднем обремененными кредитом были около 20% дворов в каждом уезде.

Таким образом, засилье в Вятской губернии вплоть до начала XIX века ростовщического капитала сдерживало развитие городского предпринимательства и экономически подавляло крестьянское население, что делало необходимым развитие здесь организованных форм кредитования.

Список литературы / References

  1. Кулацкий кредит в Глазовском уезде // Северный вестник. – 1888. – № 3. – С. 77-78.
  2. Луппов П. Н. История города Вятки / П. Н. Луппов. – Киров : Кировское книжное издательство, 1958. – 215 с.
  3. Материалы по статистике Вятской губернии. Т. 3. Орловский уезд. – Вятка, 1887. – 468 c.
  4. Материалы по статистике Вятской губернии. Т. 12. Общая сводка по губернии. – Вятка, 1900. – 611 c.
  5. Народный кредит в Глазовском уезде (подворно-статистическое исследование) // Волжский вестник. – 1888. – № 27. – С. 2.
  6. Слободской уезд Вятской губернии в географическом и экономическом отношениях. – Вятка : Губернская типография, 1881. – 326 с.
  7. Юрьев В. П. Вятка в царствование Екатерины II / В. П. Юрьев. – Вятка, 1885. – 245 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Kulatskiy kredit v Glazovskom uezde [The credit by wealthy peasants in the Glazov district] // Severniy vestnik [The Northenn bulletin]. – 1888. – № 3. – P. 77-78. [in Russian]
  2. Luppov P. N. Istoriya goroda Vyatki [The history of the city of Vyatka] / P. N. Luppov. – Kirov : Кirov book publisher, 1958. – 215 p. [in Russian]
  3. Materialy po statistike Vyatskoy gubernii. T. 3. Orlovsky uezd [The materials on statistics of the Vyatka province. V. 3. Orlov district]. – Vyatka, 1887. – 468 p. [in Russian]
  4. Materialy po statistike Vyatskoy gubernii. Т. 12. Obshaya svodka po gubernii [The materials on the statistics of the Vyatka province. V. 12. Summary]. – Vyatka, 1900. – 611 p. [in Russian]
  5. Narodniy kredit v Glazovskom uezde (podvorno-statisticheskoe issledovanie) [The peasant’s credit in the Glazov district (household-statistical research)] // Volzhskiy vestnik [The Volga bulletin]. – 1888. – № 27. – P. 2. [in Russian]
  6. Slobodskoy uezd Vyatskoy gubernii v geograficheskom i economicheskom otnosheniyah [The Slobodskoy district of the Vyatka province in the geographical and economic relations]. – Vyatka : Provincial printing house, 1881. – 326 p. [in Russian]
  7. Yuriev V. P. Vyatka v tsarstvovanie Ekateriny II [Vyatka in the reign of Catherine II] / V. P. Yuriev. – Vyatka, 1885. – 245 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.