Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.59.044

Скачать PDF ( ) Страницы: 82-86 Выпуск: № 05 (59) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Крамская С. В. ЛЕВОРАДИКАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ НА ДОНУ. ПАРТИЯ СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ МАКСИМАЛИСТОВ (1906-1908 ГГ.) / С. В. Крамская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 82—86. — URL: https://research-journal.org/hist/levoradikalnoe-dvizhenie-na-donu-partiya-socialistov-revolyucionerov-maksimalistov-1906-1908-gg/ (дата обращения: 17.06.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.59.044
Крамская С. В. ЛЕВОРАДИКАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ НА ДОНУ. ПАРТИЯ СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ МАКСИМАЛИСТОВ (1906-1908 ГГ.) / С. В. Крамская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 82—86. doi: 10.23670/IRJ.2017.59.044

Импортировать


ЛЕВОРАДИКАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ НА ДОНУ. ПАРТИЯ СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ МАКСИМАЛИСТОВ (1906-1908 ГГ.)

Крамская С.В.

ORCID: 0000-0002-9862-8319, Кандидат исторических наук, доцент, Ростовский государственный медицинский университет

ЛЕВОРАДИКАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ НА ДОНУ. ПАРТИЯ СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ МАКСИМАЛИСТОВ (1906-1908 ГГ.)

                                                                                                               Аннотация

Статья посвящена анализу деятельности одной из самых радикальных революционных политических организаций России – партии социалистов-революционеров максималистов. В статье обобщен новый материал по исследуемой проблеме, установлен руководящий, численный, сословный, возрастной и поименный состав местных организаций максималистов. Основное внимание уделяется формам и методам работы, выяснены особенности деятельности и выявлены контакты максималистов с другими политическими партиями. Полученный новый фактографический материал позволяет реконструировать общественно-политическое развитие Области войска Донского начала XX века.

Ключевые слова: самодержавие, революция, максимализм, политический террор, экспроприации, анархисты.

Kramskaya S.V.

ORCID: 0000-0002-9862-8319, PhD in History, Associate professor, Rostov State Medical University

EXTREME LEFT-WING MOVEMENT ON THE DON. SOCIALIST REVOLUTIONARY PARTY (1906-1908)

Abstract

The paper is devoted to the analysis of the activities of one of the most radical revolutionary political organizations of Russia – the socialist revolutionary party. The paper summarizes the new material on the study of the problem; the leading, numerical, class and age composition as well as the names of local maximalist organizations are established. The main attention is paid to the forms and methods of work, the identification of features of their activities and the identification of contacts with other political parties. The new factual material obtained allows to reconstruct the social and political development of the Don Cossack Host at the beginning of the 20th century.

Keywords: autocracy, revolution, maximalism, political terror, expropriations, anarchists.

В Российской партии социалистов-революционеров начала ХХ века не удалось сохранить единство взглядов на задачи, методы и средства борьбы с самодержавием. Данное обстоятельство спровоцировало раскол в ее рядах, который и оформился на первом съезде партии СР в 1906 году. От партии отделились умеренные социалисты-народники и социалисты-революционеры максималисты.

Уже в мае 1906 года «оппозиционеры-максималисты» издали и распространили «Вольный дискуссионный листок» в котором критиковали партийную программу-минимум и провозглашали программу-максимум. Далее, указывалось, что тезис о незрелости социализма в России ошибочен, отрицались легальные формы борьбы и парламентаризм. Основным средством революционной борьбы и агитации провозглашался террор.

В октябре 1906 года, на Первой учредительной конференции максималистов был образован «Союз социалистов-революционеров максималистов (ССРМ), а в ноябре этого же года на своей Первой конференции конституировалась партия народных социалистов.

ССРМ свою основную задачу видел в дезорганизации самодержавия и буржуазии с помощью террора. «Союз социалистов – революционеров – максималистов признает все формы борьбы, от стачек, бойкота до террористических актов против наиболее видных представителей политического и экономического террора, и уничтожение политических учреждений; причем эту борьбу постоянно освещает наша главная цель: поднятие широкого вооруженного восстания для захвата городов и установление в них трудовой республики» [1, С.12]. Террор был основной, рациональной стратегией, для умышленного порождения страха и достижение справедливых целей революции. Предусматривалось также широкое использование экспроприаций, как особой формы борьбы трудящихся за свое экономическое освобождение. Во главе революционного движения в России, максималисты видели только себя.

Если деятельность партии народных социалистов была довольно слабой, то максимализм, несмотря на утопичность своих суждений, оставил заметный след в российском антиправительственном движении. География его распространения по стране была широкой. Начиная с конца 1904г. по 1905 г. было образовано около 20 групп, в следующем году в России и эмиграции действовало уже 52 группы, в том числе в Ростове-на-Дону [2, С.165-166]. 1907 год был временем наивысшего расцвета максимализма, организаций было уже 69 и имелись они «… во многих губернских и уездных городах: в Петербурге (в разное время 4 организации), Москве (3 организации), Астрахани, Баку, Варшаве, Вильно, Гродно, Екатеринославе, Екатеринодаре, Казани, Киеве, Курске, Минске, Орле, Оренбурге, Ростове-на-Дону, Самаре, Таганроге и др. [3, С.20].

На территории войска Донского в начале XX века действовали местные политические организации всех направлений: либеральные, консервативные и революционные. В том числе, такие как «Союз русского народа» [4], партия социалистов-революционеров и др. [5].

Ростовская-на-Дону организация максималистов начала свою деятельность с ноября 1906 года под названием «Донской комитета партии социалистов-революционеров максималистов».  Во главе ее стоял учащийся Ростовского мореходного училища Всеволод Яковлев. Полиция неоднократно отмечала в своих сводках «…его активную деятельность по антиправительственной пропаганде среди воспитанников мореходного училища», за что впоследствии он и был исключен из этого учебного заведения [6].

Удалось установить численный состав организации – 22 человека, причем, представитель ЦК партии ССРМ «Василий» (Максим Лихошерст), посетивший город в апреле 1907 года, также «… насчитывал в Ростове два десятка социалистов – революционеров – максималистов» [7]. Такая небольшая численность была характерна для многих местных организаций, поскольку боевая работа не требовала большого числа участников.

Организация состояла в основном из учащихся Мореходного училища – 13 человек, также в нее входили 3 гимназиста и 1 – учащийся городского реального училища. Кроме учащихся в организации состояло трое мещан, один крестьянин и казак. Возраст участников колебался от 17 до 22 лет [8]. Такой молодежный состав был характерен для всей партии максималистов по всей России. Молодежь привлекала романтика революционной борьбы, так называемый «культ динамита», они стремились к подражанию «борцам и мученикам за свободу», совсем не задумываясь о страшных последствиях своей деятельности.

Структура организации была следующей: руководитель и председатель комитета – В. Яковлев, члены комитета – А. Богданов, В. Куршев, О. Музычук, Исаак и Наум Хосудовские. Заведующий сбором пожертвований в пользу организации – И. Хосудовский и его помощник А. Богданов [9]. Остальные члены организации выполняли различные поручения.

В центре деятельности ростовских максималистов стояли боевые задачи, что имеет подтверждение в сводках Донского Областного Жандармского Управления, где указывалось, что «целью своей деятельности они поставили   совершение террористических актов над должностными лицами: начальником тюрьмы Закржевским, его помощником Щербаковым, начальником охранного отделения, а также Ростовским – на – Дону градоначальником, начальником сыскного отделения ростовской полиции Блажковым и его агентом Англиченковым и др.» [10]. Начало деятельности организации было ознаменовано террористическим актом в ночь на 19 января 1907 года. На площади между гг. Ростовом и Нахичеванью – на – Дону был найден труп некого А. Александрова, возле которого лежала записка со словами: «Убит как провокатор». Записка была заверена печатью с надписью: «Донской Комитет партии социалистов – революционеров – максималистов». Позднее полиция установит, что убийство совершил член организации А. Богданов [11]. Когда полиция начала расследование этого преступления, то на имя начальника сыскного отдела Блажкова было получено письмо от максималистов (написанное В. Яковлевым) с предложением уплатить ему 200 рублей за прекращение розыска по этому делу.

Важно отметить то обстоятельство, что, начиная с октября 1905 года и по осень 1906 года по стране, в результате политического терроризма погибли и были ранены 3611 государственных чиновников. А уже через год число жертв террора достигло почти 4500 государственных чиновников [12, С.31]. Особенностью политического терроризма в России было то, что он проводился в отношении государственных служащих без особого выбора и эти действия, часто не имели заметных последствий.

До весны ростовские максималисты практически не проявляли своей деятельности, кроме выпуска и распространения прокламаций «Сущность максимализма» и «Товарищи». В первых числах апреля в Ростов пребывает член ЦК ССРМ Максим Лихошерст и в связи с этим, состоялось собрание организации, связанное с «возникшими недоразумениями на почве несходства взглядов на Директивы ЦК о воспрещении производить экспроприации, дабы не ослабить своих сил частными проявлениями террора» [13]. Лихошерст предложил составить оппозицию требованию ЦК и обособиться в отдельную группу. Затем он осудил местную организацию за бездеятельность и за отсутствие в Ростове террористических актов. Было вынесено решение начать террор в отношении административных лиц города, что и послужило началом нового этапа в деятельности организации.

Начинается слежка за начальником ростовской тюрьмы Закржевским, его помощником Щербаковым и надзирателем Зайцевым. Полиция рекомендует этим лицам быть очень осторожными и несколько дней не выходить из дома. Но 8 апреля, в три часа дня, когда Щербаков вошел в вагон трамвая, О. Музычук выстрелом в спину убил его. Наблюдавший за этим агент охранки Горбачев стал преследовать убийцу, ранил его в руку и при помощи двух казаков задержал его. О. Музычук был помещен в тюрьму и был приговорен военно-полевым судом к смертной казни. Перед казнью Музычук передал записку, в которой объяснял причину своего поступка: «Я казнил Щербакова, помощника Начальника ростовской тюрьмы, казнил его по постановлению Донского Комитета Союза социалистов – революционеров максималистов, казнил, как палача, насильника и убийцу. Завтра меня расстреляют. Я знал это, я шел на это. Жизнь за жизнь отдал я, кровь за кровь. Я не убийца, я не преступник. Убили Щербакова, как убили сотни моих братьев. Вам товарищи-рабочие, мои последние мысли, мои последние слова. Только в борьбе найдете свое счастье, только борьбой завоюете его. Помните: освобождение рабочих есть дело самих рабочих. Погибну я, как уже погибли тысячи братьев погибнут еще тысячи, а вы помните нас!» [14].

На основе этой записки 10 апреля максималисты напечатали и распространили воззвание «К обществу» (10 тысяч экз.) в учебных заведениях города и на территории Области войска Донского.

Итогом этого теракта стала паника среди административных лиц города. Но ни одна из местных революционных организаций не поддержала инициативу максималистов и тем более не всколыхнула трудящиеся массы. Зато по отношению к политзаключенным появилась тенденция к улучшению условий содержания в тюрьме. Об этом свидетельствует записка неизвестного автора, найденная при аресте одного из членов организации Я. Бутова. В ней, в частности, говорилось: «Товарищи, убийство Щербакова очень повлияло на остальных, так как один из старших помощников, Болдырев, уволился, а остальные старшие надзиратели стали вежливо обращаться с нами. А Начальник сказал нам, что он будет мстить за Щербакова» [15].

Полиция напротив приложила все силы к экстренной ликвидации максималисткой организации. С 15 по 17 апреля были арестованы все члены организации. 15 апреля на теплоходе «Граф Платов» был также задержан член организации К. Попов у которого было изъято несколько брошюр тенденциозного содержания, печатная программа РСДРП и 40 экземпляров воззваний «К обществу». 17 апреля при обыске в квартире Н. Ферберга, полиция обнаружила печать организации, переписку, явки, бланки паспортов и 50 экземпляров воззваний «К обществу» [16].

Последовавший вскоре суд вынес следующее решение: руководитель организации В. Яковлев был приговорен к смертной казни, К. Попов был заключен на 4 месяца в Бердянскую тюрьму, остальные максималисты были высланы в различные отдаленные губернии России. К маю 1907 г. организация максималистов в Ростове – на – Дону прекратила свое существование.

В 20-х числах марта в город опять приезжает М. Лихошерст, который также являлся членом летучего отряда боевой организации Одесского областного комитета партии социалистов-революционеров. Благодаря его усилиям был сформирован новый состав организации и учрежден комитет максималистов. Новая организация была немного больше по численности –  34 человека, в том числе одна женщина – Софья Анкудимова. Учащихся было всего 34% от общего количества участников. Возрастной состав был от 17 лет до 31.

В структуру организации входили: комитет из 8 человек во главе с                М. Лихошерстом; специальная боевая группа из 11 человек, состоящая преимущественно из учащихся; был казначей; заведующий паспортным бюро (С. Анкудимова); ответственный за оружие; ответственный за работу партийной типографии; ответственный за боевую технику; ответственный за составление воззваний; ответственный за приобретение и распространение нелегальной литературы. Из Екатеринослава, член организации А. Эйзерих доставил транспорт, в котором находилось 40 револьверов системы «Браунинг». Также планировалась командировка Л. Коновалова за границу, в Ливерпуль, для доставки в Ростов крупного транспорта с оружием [17].

Значительную денежную помощь Лихошерсту в восстановлении организации оказали присяжные поверенные А.Л. Черников, Я.Ф. Штеймарк и Л.М. Гербенко.  Именно Штеймарк, непосредственно сносился с ЦК ССРП, состоял членом Совета и через него получались денежные субсидии в пользу местной организации. Именно на эти средства была оборудована типография, покупалось оружие и т.д.

25 апреля состоялось первое собрание, на котором решались вопросы о экспроприациях, о терроре и распределении обязанностей. Было принято решение активизировать пропаганду в целях расширения организации, организовать склад оружия и намечены теракты в отношении административных лиц полиции и Ростовской окружной тюрьмы.

Второй состав донских максималистов ознаменовал свое рождение выпуском воззваний к 1 Мая с призывом к населению города отпраздновать этот день однодневной забастовкой. Воззвания были отпечатаны в партийной типографии в количестве 1000 экземпляров, из которых 400 были розданы в Среднетехническом училище, остальные разбросаны вечером в городском саду.

Был сделана попытка наладить связь с местными организациями других городов страны. 9 мая 1907 года в Армавире состоялся съезд представителей пяти северокавказских и закавказских максималистских групп, который должен был завершиться их объединением. На съезде присутствовали представители от Армавира, Пятигорска, Екатеринодара, Тифлиса и от Ростова-на-Дону (М. Лихошерст). Были заслушаны доклады о положении дел в округах и сделан вывод о том, что наиболее успешной и активной была работа максималистов в Армавире и Тифлисе. На съезде была зачитана резолюция ЦК ССРМ: «Ввиду крайне непрочного положения Государственной думы и ввиду скрытого ее роспуска, произвести попытку вооруженного восстания, причем Советом партии предприняты меры для образования блока всех левых партий (социалистов-революционеров, социалистов-революционеров максималистов, социал-демократов, польских и еврейских социалистических партий)» [18]. Итогом съезда было лишь формальное объединение максималистских групп и организаций, которые продолжали действовать обособленно друг от друга. Региональная организация осталась в сущности, лишь информационно-координирующим органом. Хотя, М. Лихошерст в мае пытался наладить связи с местными группами в Армавире, Минеральных Водах и Владикавказе и специально посетил эти города, у него ничего не вышло.

После съезда донские максималисты разработали план освобождения политзаключенных из городской тюрьмы. Проведение операции было назначено между 8 и 11 мая, было собрано 300 рублей для подкупа тюремной стражи. После нападения на наружных часовых планировалось открыть камеры, вывести заключенных и вывести их на конках, примерно в три утра. Планировалось убить начальника тюрьмы, чтобы воспрепятствовать прибытию батальонов Феодосийского полка, по пути их следования должны были заложить три бомбы. В городе, чтобы вызвать панику среди властей, в это же время должны были быть убиты начальники полиции и охранного отделения.

Оповещенная об плане полиция, которая охарактеризовала его как «очень дерзкий и поражающий своими масштабами», с 6 по 19 мая арестовала 19 членов организации во главе с М. Лихошерстом, который был выслан в Вятскую губернию.

25 мая оставшиеся на свободе максималисты (14 человек) провели собрание, на котором было принято решение отложить на время экспроприации и террор, вследствие арестов. Но, второй половине июня из мест ссылки самовольно возвратились несколько членов организации (В. Коваленко и др.). Обсудив создавшееся положение, ввиду своей малочисленности, максималисты решили объединиться с местной группой анархистов-коммунистов, тем более, что методы борьбы у обоих организаций были схожи.  Группа анархистов-коммунистов состояла из 12 человек под руководством М. Емельянова.  Как справедливо сообщала полиция в своих донесениях, что: «объединение двух организаций было предпринято в целях совершения экспроприаций и террористических актов» [19].

19 июня состоялось идейное заседание двух организаций, на котором были вынесены 8 смертных приговоров некоторым административным лицам города, в том числе: начальнику ростовского порта, начальнику тюрьмы, полковникам – жандармам Карпову и Вильден и четырем тюремным охранникам. Были специально заготовлены записки с текстом «Убит по приговору максималистов», которые предполагалось оставлять на трупах. Но, последовавшие с конца июня аресты участников организаций, предотвратили готовящиеся теракты. В сентябре полиция обнаружила подпольную типографию максималистов и к октябрю 1907 года организация максималистов практически была разгромлена.

В Таганроге, в первой половине 1907 года возникла группа максималистов. Как отмечала в своих наблюдениях полиция: «… кроме руководителей, туда вошли все местные и окрестные отбросы, имеющие преступное прошлое. Группа вооружена револьверами и производит нападение на конторы, обывателей, похищая деньги, убивая и т.д.» [20]. Группу возглавлял двадцатилетний крестьянин Иван Родионов, раннее состоявший в местной партии социалистов-революционеров и бывший членом Таганрогского окружного комитета партии эсеров. После ареста секретаря комитета Татаринова, Родионов возглавил организацию. Но вскоре был исключен из организации в связи с его участием в ограблении Азово-Донского коммерческого банка. Тогда было похищено около 30 тысяч рублей. Таганрогский комитет в этом вопросе исходил из резолюций 2-го Совета и II съезда партии эсеров, в которых указывалось, что экспроприация частного имущества и казенных сумм недопустима и участники их, без санкций ЦК партии, исключаются из партии.

 Тогда Родионов занялся организацией группы максималистов в городе с помощью, специально приехавших из Севастополя максималистов Н. Богачева, Н. Чеснокова и П. Дворцова. Группа по численности была меньше ростовской – 13 человек. Некоторые местные эсеры – Г. Богатырев и                    И. Зубашев имели тесный контакт с максималистами. Группа настолько активно приступила к экспроприациям в городе и в округе, что Таганрогский окружной комитет партии эсеров был вынужден издать и распространить повсеместно заявление в количестве 400 экземпляров. В нем разъяснялось, что «к ограблению магазина Ляховского и другим грабежам, ни одна из его организаций никакого отношения не имеет и иметь не могла. Комитет допускает конфискацию только казенного имущества, а отнюдь не частной собственности. Полиция специально распускает среди местного населения слухи, что грабежи проводят социалисты-революционеры, специально, чтобы дискредитировать партию социалистов-революционеров» [21].

В середине декабря был арестован почти весь состав группы максималистов. Удалось скрыться только И. Родионову. Он был объявлен полицией в розыск по всей империи. 10 декабря 1908 года И. Родионов был арестован в Одессе.

В Ростове, полиция еще продолжала наблюдать в апреле-мае за лицами, которые причисляли себя к максималистам (11 человек), но деятельности они никакой не предпринимали.

В июле 1908 года в Новочеркасске студентами Донского политехникума- Т. Длужниковым и В. Барановским был учрежден комитет социалистов-революционеров максималистов в составе 10 человек. Комитет успел выпустить гектографическое воззвание с призывом бороться с самодержавием и вступать в ряды организации. В августе организация была разгромлена полицией.

Таким образом, существование максимализма на Дону было кратковременным, чуть меньше года. Организации максималистов были образованы в Ростове-на-Дону и Таганроге. Общее количество участников составило 69 человек. Основу организаций составляла учащаяся молодежь от 17 до 22 лет.  Выявлены межпартийные контакты: ростовский максималисты поддерживали связи с армавирскими максималистами, таганрогская организация с севастопольскими максималистами. В то же время по стране, действия максималистов, как правило были разрозненными и большинство местных организаций не поддерживали связи друг с другом.

Максималисты на Дону контактировали также и с местными эсеровскими организациями: в Ростове контакт осуществлялся через эсерку Б.С. Басс и даже какое-то время им было разрешено печатать пропагандистскую литературу в эсеровской типографии, пока максималисты не наладили свою. В Таганроге максималисты поддерживали связь с Окружным эсеровским комитетом через эсеров Богатырева и Зубашева.

Активная издательская деятельность ростовских максималистов, также является особенностью организации. За время своего существования они издали и распространили воззвания «К Обществу», прокламации и листовки «Сущность максимализма», «Товарищи рабочие», «1 Мая». Таганрогские эсеры занимались исключительно экспроприациями.

По мере спада революционного подъема максимализм из идейного движения вырождался в мелкий бандитизм. Максималисты шли на объединение с анархистскими группами, видя в них союзников по грабежам и убийствам.

Итог деятельности максимализма в общественно-политической жизни Области войска Донского, как и по всей стране в целом, закономерен.  Тактика политического террора не достигла поставленной цели, максималистам не удалось вызвать новый подъем революции, тем более возглавить его.  Известную роль сыграли и карательные меры правительства в отношении эсеров – максималистов. Они судились только военно-полевым судом и как правило, им выносились только смертные приговоры. В 1908 году были приговорены к смертной казни члены Донского Союза партии социалистов-революционеров максималистов: О. Музычук, А. Богданов, В. Яковлев.

И хотя представители максимализма создали оригинальную утопию, которой была присуща известная стройность и логичность, массовой поддержки они не получили. «Несмотря на известный успех, максималисты не выросли до положения настоящей партии. Они оставались небольшой, но активной группой боевиков, которая с головой ушла в энергичную террористическую деятельность» [22, С.7].

Список литературы / References

  1. Сущность максимализма. – СПб.: 1906. – 16 с.
  2. Павлов Д.Б. Эсеры-максималисты в первой российской революции. – М.: Изд-во Всесоюз. заоч. политехн. ин-та, 1989. – 239 с.
  3. Жуков А.Ф. Идейно-политический крах эсеровского максимализма. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1979. – 160 с.
  4. Крамская С.В. Деятельность Союза русского народа на Дону (1906-1916 гг.) / С.В. Крамская // Международный научно-исследовательский журнал. – 2016. – №9-1 (51). –  С.151-155.
  5. Крамская С.В. Деятельность социалистов – революционеров на Дону в 1907-1910 гг. / С.В. Крамская // Гуманитарные и социальные науки. –  2013. – № 2. –  С. 19-29.
  6. ГАРО. Ф. 826. Оп. 2. Д. 53. Л. 60.
  7. ГАРО. Ф. 826. Оп. 2. Д.14. Л. 31 (об.).
  8. ГАРО. Ф. 826. Оп. 2. Д. 42. Л. 44, 111, 142.
  9. ГАРО. Ф. 826. Оп. 2. Д. 53. Л. 83.
  10. ГАРО. Ф. 826. Оп. 2. Д. 68. Л. 98.
  11. ГАРО. Ф. 829. Оп. 2. Д. 76. Л. 91.
  12. Гейфман А. Революционный террор в России, 1894-1917 / Пер. с англ. Е. Дорман. – М.: КРОН – ПРЕСС, 1997. – 448 с.
  13. ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. Оп. 237. 1906. Д. 9. Ч. 14 (2). Л. 122.
  14. ГАРО. Фонд листовок № 29.
  15. ГАРО. Ф. 826. Оп. 2. Д. 53. Л. 65.
  16. ГАРО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 245. Л. 2.
  17. ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. ОП. 237. 1906. Д. 10. Ч. 14. Литер А. Л. 3.
  18. ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. ОП. 237. 1906. Д. 10. Ч. 14. Литер А. Л. 4.
  19. ГАРО. Ф. 826. Оп. 2. Д. 53. Л. 505.
  20. ГАРО. Ф. 829. Оп. 2. Д. 76. Л. 918.
  21. ГАРО. Ф. 826. Оп. 2. Д. 82. Л. 356.
  22. Григорович Е.Ю. Зарницы: Наброски из революционного движения 1905-1907 гг. – Л., 1925. – 105 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Sushchnost maksimalizma [The Essence of Maximalism]. – St. Petersburg: 1906. – 16 p. [In Russian]
  2. Pavlov D.B. Essery-maksimalisty v pervoy rossiyskoy revolutsii [The Maximalist Revolutionaries in the First Russian Revolution.] – M.: Publishing house of the Vsesoyuz. polytech. institute, 1989 – 239 p. [In Russian]
  3. Zhukov A.F. Ideyno-politicheskiy krakh eserovskogo maksimalizma [The ideological and political collapse of Socialist-Revolutionary maximalism]. – Leningrad: Leningrad State University Publishing House, 1979. – 160 p. [In Russian]
  4. Kramskaya S.V. Deyatelnost Soyuza russkogo naroda na Donu (1906-1916 гг.) [Activities of the Union of the Peoples of Russia (1906-1916) on the Don] / S.V. Kramskaya // Mezhdunarodniy nauchno-issledovatelskiy zhurnal [International Scientific and Research Journal.] – 2016. – No. 9-1 (51). – P.151-155. [In Russian]
  5. Kramskaya S.V. Deyatelnost sotsialistov–revolutsionerov na Donu v 1907-1910 gg. [Activities of socialist revolutionaries on the Don in 1907-1910.] / S.V. Kramskaya // Gumanitarnyye i sotsialniye nauki [Humanities and Social Sciences]. – 2013. – No. 2. – P. 19-29. [In Russian]
  6. SARR. F. 826. Op. 2. D. 53. L. 60. [In Russian]
  7. SARR. F. 826. Op. 2. E.14. L. 31 (Vol.). [In Russian]
  8. SARR. F. 826. Op. 2. D. 42. L. 44, 111, 142. [In Russian]
  9. SARR. F. 826. Op. 2. D. 53. L. 83. [In Russian]
  10. SARR. F. 826. Op. 2. D. 68. L. 98. [In Russian]
  11. SARR. F. 829. op. 2. D. 76. L. 91. [In Russian]
  12. Geifman A. Revoliutsionniy terror v Rossii 1894-1917 [Revolutionary Terror in Russia 1894-1917] / Trans. from English by E. Dorman. – M.: KRON PRESS, 1997. – 448 p. [In Russian]
  13. SARF. F. 102. DP of the GS. Op. 237. 1906. D. 9. Ch 14 (2). L. 122. [In Russian]
  14. SARR. The leaflets fund No 29. [In Russian]
  15. SARR. F. 826. Op. 2. D. 53. L. 65. [In Russian]
  16. SARF. F. 41. Op. 2. D. 245. L. 2. [In Russian]
  17. SARR. F. 102. DP of the GS. OP. 237. 1906. D. 10. Ch. 14. Liter AL 3. [In Russian]
  18. SARF. F. 102. DP of the GS. OP. 237. 1906. D. 10. Ch. 14. Liter AL 4. [In Russian]
  19. SARR. F. 826. Op. 2. D. 53. L. 505. [In Russian]
  20. SARR. F. 829. Op. 2. D. 76. L. 918. [In Russian]
  21. SARR. F. 826. Op. 2. D. 82. L. 356. [In Russian]
  22. Grigorovich E.Yu. Zarnitsy: Nabroski iz revoliutsionnogo dvizheniya 1905-1907 [Zarnitsy: Outline from the revolutionary movement of 1905-1907] – L., 1925. – 105 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.