Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.92.2.052

Скачать PDF ( ) Страницы: 87-94 Выпуск: № 2 (92) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Кенжебеков К. К. ФОРМИРОВАНИЕ ВОЙСК ОРЕНБУРГСКОГО КОРПУСА В ХVIII – ХIХ В.В. / К. К. Кенжебеков, Б. Ж. Кабдушев, С. Х. Байдильдина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 2 (92) Часть 2. — С. 87—94. — URL: https://research-journal.org/hist/formirovanie-vojsk-orenburgskogo-korpusa-v-xviii-xix-v-v/ (дата обращения: 13.08.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.92.2.052
Кенжебеков К. К. ФОРМИРОВАНИЕ ВОЙСК ОРЕНБУРГСКОГО КОРПУСА В ХVIII – ХIХ В.В. / К. К. Кенжебеков, Б. Ж. Кабдушев, С. Х. Байдильдина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 2 (92) Часть 2. — С. 87—94. doi: 10.23670/IRJ.2020.92.2.052

Импортировать


ФОРМИРОВАНИЕ ВОЙСК ОРЕНБУРГСКОГО КОРПУСА В ХVIII – ХIХ В.В.

ФОРМИРОВАНИЕ ВОЙСК ОРЕНБУРГСКОГО КОРПУСА В ХVIII – ХIХ В.В.

Научная статья

Кенжебеков К.К.1, *, Кабдушев Б.Ж.2, Байдильдина С.Х.3

1, 2, 3 Алматинский университет энергетики и связи имени Гумарбека Даукеева, Алматы, Казахстан

* Корреспондирующий автор (kkapalbek[at]mail.ru)

Аннотация

В статье на основе архивных и литературных источников ставится задача раскрыть историю создания Отдельного Оренбургского корпуса. История создания Отдельного Оренбургского корпуса уходит корнями в первую половину XVIII века. После официального появления русской власти в казахских степях, русское правительство более активно начало использовать казачество в достижении своих целей. Возведение военных линий и укреплений требовало от правительства постоянно пополнять и наращивать численность войск, переводить из внутренних губерний России регулярные части, на перевод уходили огромные средства, терялось время. К 1740 году назрела необходимость создать такую военную силу, которая бы могла, быть определена на постоянное жительство в линейных крепостях Оренбургского края, такой силой, могло быть Оренбургское казачье войск, в состав которого входил Отдельный Оренбургский корпус. Оренбургское войско формировалось по инициативе русского правительства для утверждения в обширном крае российского владычества. В ходе проведённого изучения автор показывает роль корпуса в колонизации территории на которой располагались казахские жузы. Войска Отдельного Оренбургского корпуса являлись предметом особой заботы российского правительства, поскольку корпус играл активную роль в осуществлении агрессивной внешней политики России. Части Отдельного Оренбургского корпуса несли на военных линиях летнюю и зимнюю службы, охраняли пути сообщения, сопровождали различные экспедиции русского правительства в казахскую степь. На основе изложенного материала выявляются цели создания Отдельного Оренбургского корпуса в ХVIII – ХIХ вв. Размещенные в военных крепостях и укреплениях подразделения корпуса явились активными и преданными проводниками русской колонизаторской политики. Подразделения корпуса не только захватывали новые территории, но и выполняли полицейские функции.

Ключевые слова: казачество, корпус, крепость, национально-освободительное движение. 

FORMATION OF TROOPS OF ORENBURG CORPS IN EIGHTEENTH-NINETEENTH CENTURIES

Research article

Kenzhebekov K.K.1, *, Kabdushev B.Zh.2, Baidildina S.Kh.3

1, 2, 3 Almaty University of Power Energineering and Telecommunications named after Gumarbek Daukeev,

Almaty, Kazakhstan

* Corresponding author (kkapalbek[at]mail.ru)

Abstract

The main goal of this article is to reveal the history of the development of the Separate Orenburg Corps based on archival and literary sources. The history of the development of the Separate Orenburg Corps goes back to the first half of the 18th century. After the official appearance of Russian power in the Kazakh steppes, the Russian government began to involve actively the Cossacks in achieving their goals. The construction of military lines and fortifications required the government to constantly replenish and increase the number of troops, to transfer regular units from the internal provinces of Russia, enormous funds were spent on the transfer, time was wasted. By 1740, there was a need to create such a military force that could be determined for permanent residence in the linear fortresses of the Orenburg Territory, such a force could be the Orenburg Cossack troops, which included the Separate Orenburg Corps. The Orenburg army was formed at the initiative of the Russian government for approval in the vast territory of Russian rule. In the course of the study, the author shows the role of the corps in the colonization of the territory on which the Kazakh zhuzes were located. The troops of the Separate Orenburg Corps were the subject of special concern for the Russian government, since the corps played an active role in the implementation of Russia’s aggressive foreign policy. Parts of the Separate Orenburg Corps carried summer and winter services on military lines, guarded communications, accompanied various expeditions of the Russian government to the Kazakh steppe. Based on the above material, the goals of creating a separate Orenburg corps in the eighteenth and nineteenth centuries were identified. The corps units located in military fortresses and fortifications were active and loyal guides of Russian colonial policy. Corps units not only captured new territories, but also performed police functions.

Keywords: Cossacks, corps, fortress, national liberation movement. 

  1. Введение

В конце XX века ученые активно обратились к «белым пятнам» и злободневным проблемам отечественной истории, в частности, к еще недостаточно исследованным или дискуссионным страницам имперского прошлого. Критическим временем для России и Казахстана явилась первая треть XVIII века, когда при царе Петре Великом Россия превратилась в величайшую в истории Евразийскую колониальную державу, а казахи при хане Абулхаире, превысившего свои полномочия и самостоятельно обратившегося с просьбой о приеме в российское подданство, стали вассалами этой империи, государственность их была упразднена, территория превратилась в одну из внутренних колоний метрополии, а власть перешла к царскому самодержавию, вероломно поработившего один из многочисленных в то время тюркских народов Великой степи.

Тезис о завоевательном характере присоединения Туркестана к России как части военно-наступательной военной стратегии и политики Московского царства с середины XV века ( с покорения Казанского и Астраханского ханств), а затем продолженной уже колониальной Российской империей, о решающей роли вооруженных сил России в территориальной экспансии в Туркестане, его покорения нуждается сегодня в дальнейшей, более фундаментальной, научной разработке, аргументации свежими архивными материалами, подтверждении взглядами царских ученых-востоковедов и военных историков.

Это необходимо для создания также новой концепции о путях и средствах формирования единого евразийского геополитического объединения под эгидой царской России и Советского Союза.

В этом заключается научная актуальность избранной автором темы исследования.

  1. Методы и принципы исследования

2.1. При написании статьи использовалась военно-научная литература которую можно подразделить на три группы. В качестве источников привлечены все общие труды истории завоевания Туркестана. Это – фундаментальные исследования российских авторов, основанные на громадном фактическом материале по истории завоевания и присоединения региона. Они содержат любопытный материал по истории местных народов, их этнографии, о географии, топографии, картографии, геодезии, статистике, экономике края, вооруженном сопротивлении казахов царской колонизации. А самое главное – российское военно-научное востоковедение полностью раскрывало военно-экспансионистские планы Российской империи в Азии, причины и общий ход военных кампаний по завоеванию этого важного стратегического плацдарма на подступах к Индии и другим странам глубинной Центральной Азии. Труды Абазы К.К, Венюкова М.И., Макшеева А.И., Терентьева М.А., Лобысевича Ф.И. и других авторов показали историю завоевания и военного закрепления России в Азии, начиная с ее первых завоевателей – казачьих атаманов и заканчивая действиями правительства по покорению региона в течение трех веков с 1580-х до 1880-х годов.

Ко второй группе дореволюционной военно-научной литературы относятся работы, посвященные отдельным военным кампаниям, завоевательным набегам и походам царских войск. Это работы Голосова Д., Захарьина И.Н., Зыкова С., Иванина М.И., Иванова И.П., Юдина М.А. и др. Они всячески оправдывали завоевание казахской степи и Средней Азии, считая, что если не Россия, то Англия, вышедшая к Аму-Дарье, обязательно покорила бы ханства региона. Они превозносили превосходство русского оружия, воинского искусства, стратегии и тактики полководцев, боевых и моральных качеств российского солдата, а сами работы фактически разоблачали военно-имперскую политику России в Туркестане. К третьей группе дореволюционной историографии можно отнести труды казачьих историков. Таких как Хорошхин М., Стариков Ф., Казин В.Х. Казачья историография является неразрывной частью гражданской и военной историографии России и без ее тщательного изучения и анализа невозможно понять многие аспекты военной колонизации Казахстана.

2.2. Авторы руководствовались теоретическим положением о том, что академическая наука во все времена должна исходить из принципов научного морализма, многообразия школ и направлений, отказавшись от попыток найти какую-то одну единственную и верную методологию научных исследований. В процессе работы автор творчески использовал также принципы исторического осознания как: историзм, объективность, конкретность, аргументированность и доказательность, выдвигаемых положений и другие методы: сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, периодизации, интерпретации и ретроспекции, статистические и другие; а также общенаучные методы и принципы научного исследования: анализа и синтеза, аналогии, систематизации, восхождения от абстрактного к конкретному и другие.

2.3. Архивные материалы трех хранилищ: одного отечественного и двух зарубежных – Центрального государственного архива Республики Казахстан, Государственного архива Омской области РФ, Государственного архива Оренбургской области РФ

  1. Обсуждение

История создания Отдельного Оренбургского корпуса уходит корнями в первую половину XVIII века. После официального появления русской власти в казахских степях, русское правительство всё больше склонялось к мысли, более активно использовать казачество в достижении своих целей. Из четырёх казачьих войск в Казахстане лишь Уральское было создано самими вольными казаками. Оренбургский губернатор Неплюев И.И. даже обратился к Сенату с просьбой не трогать яицких беглых казаков, но использовать их для успешного выполнения российских планов в Казахстане. Возведение военных линий и укреплений требовало от правительства постоянного пополнять и наращивать численность войск, переводить из внутренних губерний России регулярные части, на перевод уходили огромные средства, терялось время. Поэтому к 1740 году назрела необходимость «создать такую военную силу, которая бы могла, водворена на постоянное жительство в по линейных крепостях Оренбургского края, – такой силой, могло быть Оренбургское казачье войско…», пишет  Витевский В.Н. в книге «И.И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 года» [1, С. 281-282]. Создание его явилось прямым следствием военной колонизации, предпринятой правительством. Цель её заключалась в том, чтобы закрепить за Московским государством Поволжье, Приуралье, и Урал, создать здесь цепь военных крепостей.  Оренбургское войско формировалось по инициативе русского правительства для утверждения в обширном крае российского владычества, подчеркивает Абдиров М.Ж.  в книге «История казачества Казахстана». [2, С. 65].

Следует отметить, что основой Отдельного Оренбургского корпуса было Оренбургское казачье войско, история которого подробно описана в трудах Абдирова М.Ж., Бекмахановой Н.Е. и других исследователей. В данной статье будут отмечены отдельные моменты истории Оренбургского войска, поскольку это формирование послужило основой создания корпуса и в дальнейшем было составной частью корпусного соединения. 1 октября 1736 года создаётся Оренбургский нерегулярный корпус в составе 650 казаков. В 1755 году Сенат утверждает штат войска в 2000 казаков, а в 1780 году в его состав включается трехтысячный Ставропольский калмыцкий корпус, отмечает Мякутин А.  в книге «Оренбургский нерегулярный корпус, или Оренбургское казачье войско в тесном смысле этого понятия (очерк истории)» [3, С. 4-9]. Венюков М.Н.  пишет в книге «Опыт военного обозрения русских границ в Азии» что Оренбургское казачье войско было создано в 1742 году. [4, С. 18]. По данным  третьего источника труда «Военно-статистическое обозрение Российской империи» сообщается, что Оренбургское казачье войско было создано  царским указом в 1743 году. [5, С. 99].  Как бы ни было, но все источники сводятся к тому, что Оренбургское казачье войско было создано в середине XVIII века, то есть в самый разгар возведения военных линий и наращивания контингента регулярных и иррегулярных войск в регионе. Поначалу Оренбургское казачье войско и регулярные армейские части не сводились в одно единое подразделение. Это объяснялось тем, что Оренбургское казачье войско находилось на стадии формирования и использовалось как вспомогательное соединение. Но постепенно, по мере увеличения войска и проявления его преданности правительству, Оренбургское казачье войско и регулярные армейские части в 1817 году были объединены в одно боевое единое формирование, которое стало именоваться Отдельный Оренбургский корпус. Сопоставляя и анализируя литературные источники, архивные документы можно сделать вывод, что структура корпуса была такова: командовал корпусом генерал-губернатор, корпус состоял из регулярных боевых частей и иррегулярных казачьих войск. Регулярные части составляли соединения одной пехотной дивизии, дивизия подразделялась на 3-4 бригады, каждая бригада состояла из одного–двух полков, полки делились на батальоны, батальоны состояли из рот и полурот. Полки были драгунскими, батальоны пешими. Казачьи войска различались, во-первых, по названиям, к примеру, в корпус входили Уральское, Оренбургское, Башкирское, Ставропольское, Мещерякское, Тептярское казачьи войска. Каждое войско делилось на полки, полки состояли из сотен, сотни подразделялись на пешие батальоны и конные эскадроны. Кроме этого, в составе корпуса находилась артиллерийская бригада и инвалидная команда. Артиллерийская бригада состояла из конно-казачьих и гарнизонных рот, роты делились на взводы. Инвалидная команда состояла из рот и полурот.

С 1817 года казачьи войска подчинялись военному губернатору края, который был командиром корпуса и наказным атаманом. В июне 1806 года в Оренбургский край была переведена 23-я пехотная дивизия, соединения которой стали основой регулярных частей Отдельного Оренбургского корпуса. К 1824 году корпус превратился в грозное боевое соединение, насчитывавшее в своих рядах 67400 человек. Они подразделялись на следующие части: регулярные полевые части составляли три бригады. В первую бригаду входили Оренбургский полк и два батальона: Орский и Уральский, общей численностью 2684 человека. Во вторую бригаду входили Кизильский полк и три Оренбургских линейных батальона общей численностью 1977 человек; в третью бригаду входили Верхнеуральский, Троицкий, Звериноголовский и 4-й линейный Оренбургский батальоны общей численностью 2431 человек; кроме этого в регулярные части входила подвижная инвалидная №52 полурота численностью 72 человека. В это число входило 15 штаб-офицеров, 188 обер-офицеров, 563 унтер-офицера, 145 музыкантов, 6181 рядовых. Первой бригадой командовал полковник Лукьянов, он же командовал Оренбургским полком, майоры Яновский и Лихошерстов были командирами Орского и Уральского батальонов. Второй бригадой командовал полковник Мистров, в его подчинении находились подполковник Аничков и майоры Шмацев и Артемьев. Третьей бригадой командовал полковник Дриякин, в его подчинении находились майоры Битнер, Корякин, Черкасский, Грановский. Все соединения входили в 26-ю пехотную дивизию, которой командовал генерал-майор Жемчужников. Следует заметить, что частями командовали офицеры высокого ранга, что ещё раз доказывало всю серьёзность намерений российского правительства в отношении Казахстана.

Иррегулярные казачьи войска, входившие в корпус в 1824 году, подразделялись следующим образом: Уральское казачье войско состояло из 20 сотен общей численностью 3324 человека, командир полковник Назаров; Оренбургское войско с полком – 67 сотен численностью 7272 человека, командир полка майор Токсанов, командир войска полковник Пимашев; Ставропольское войско с полком состояло из 10 сотен численностью 937 человек, полком командовал майор Лузаков, войском подполковник Барышевский.  Башкирское войско состояло из 420 сотен общей численностью 45146 человек, командовали кантонные начальники; Мещерякское войско делилось на 73 сотни общей численностью 7902 человека; казачьи регулярные полки:1-й Тептярский состоял из 5 сотен общей численностью 569 человек, командовал полком полковник Окулов; 2-й Тептярский состоял из 5 сотен общей численностью 519 человек, командовал полком майор барон фон Больцентам. При корпусе состоял артиллерийский парк с обслуживающим персоналом: конно-казачьи эскадроны  в Оренбургском войске обслуживали роты – №10 общей численностью 145 человек, командир штабс-капитан Кузьминский; №11 общей численностью 178 человек, которой командовал поручик Щетинин, общее руководство возлагалось на штабс-капитана Кузьминского; орудий при двух ротах насчитывалось 24 единицы; Оренбургского  гарнизонного округа  роты – №72 общей численностью 113 человек, командовал подпоручик Андреев; №73 общей численностью 124 человека, командир подпоручик Савельев; №74 общей численностью 118 человек, командовал поручик Богомолов; №75 общей численностью 11 человек под командой штабс-капитана Кашкарова; №76 общей численностью 120 человек под командой штабс-капитана Алексеева; №77 общей численностью 124 человека, командир поручик Ливенцов, все роты находились под командованием окружного командира полковника Богдановского. Орудий при данном округе насчитывалось 201 единица. Командовал корпусом военный губернатор края, генерал от инфантерии, Эссен.

В деле усиления частей корпуса царское правительство проявило особую заботу в усилении артиллерийской бригады. Задолго до того как казачьи войска и регулярные армейские части были объединены в одно боевое соединение, был издан указ в 1799 году под №9586, в котором Оренбургской артиллерийской команде было предписано выстроить в крепостях Крутоярской, Каракульской, Степной, Карагайской, Магнитной, Уртазымской, Таналыцкой, Орской, Чернореченской, Нижнеозерной, Разсыпной и в Илецкой защите по одному артиллерийскому цейхгаузу, длиною пяти, шириною трех саженей. Вслед за указом пришло еще одно распоряжение, дополнительно во всех крепостях построить еще по одному цейхгаузу длиною шести, шириною трех, высотою четырех аршин.

Сразу же после получения указа, Оренбургское начальство приступает к его исполнению, причем проявляя особое усердие. К примеру, вместо указанных двух цейхгаузов в крепости Илецкая защита было возведено четыре артиллерийских цейхгаузов, в городе Троицке помимо порохового погреба была построена мастерская казарма. Войска Отдельного Оренбургского корпуса являлись предметом особой заботы царского правительства, поскольку корпус играл активную роль в осуществлении агрессивной внешней политики России.  Войска корпуса не только составляли гарнизоны военных линий и укреплений, но и активно использовались против мирного населения. Из года в год личный состав корпуса пополнялся новобранными рекрутами. В 1833-37 годах корпус насчитывал уже 112 441 человек, которые подразделялись следующим образом: кавалерийские казачьи войска: Уральское общей численностью 5230 человек; Оренбургское общей  численностью 8947 человека; Башкирское насчитывавшее 67943 человека; Мещерякское общей численностью 13198 человек; кавалерийские казачьи полки: Оренбургский – 814 человек; Ставропольский – 815 человека; 1-й Тептярский – 596 человек; 2-й Тептярский – 573 человека; 22-я пехотная дивизия: 1-ой  бригады  пять батальонов общей численностью 3435 человек; 12 инвалидных команд и 1 Аскинская этапная команда общей численностью 1136 человек; 2-ой бригады линейных оренбургских  6 батальонов общей численностью 4036; 3-й  и 4-й  бригады линейных оренбургских 5 батальонов общей численностью 3955 человек; подвижная инвалидная  № 5 четверть роты при Оренбургском военном госпитале общей численностью 96 человек; при корпусе артиллерии: конно-казачья № 8 рота общей численностью 192 человека; конно-казачья № 9 рота насчитывавшая 206 человек; Оренбургского округа 14-я гарнизонная артиллерийская бригада состоявшая из 826 человек.

Постоянно заботясь об увеличении личного состава корпуса, Военная канцелярия Министерства обороны, 23 октября 1853 года отдает приказ за № 10599 командиру Отдельного Оренбургского корпуса о формировании двух  Уральских и двух  Оренбургских казачьих полков. На этом приказе командир корпуса ставит следующую резолюцию «Весьма важно… При этом иметь в виду, что при настоящем положении дел на Сырдарье – может с наступлением весны встретиться надобность усилить и для степи наряд иррегулярных войск». Ставя резолюцию, командир корпуса имел в виду предстоящие военные действия против хивинцев и кокандцев.

Командир корпуса издает приказ о формировании полков, в котором в частности пишет: «…в состав каждого полка… я предписал назначить офицеров – 17 по 3 в каждую сотню и полковых адъютантов и квартирмейстеров, урядников 21 по 4 в сотню и один полковой, казаков 550 по 110 в сотню фельдшера – 1. Вооружение … полки должны получить оружие из запаса, хранящегося в войсковом арсенале. Боевые патроны приготовляются в Оренбургском Артиллерийском гарнизоне, сведения даны согласно данным ГА Ор. О.  Ф.6. [6, ГА Ор. О.].

Помимо формирования сухопутных воинских подразделений царское самодержавие начинает создавать военно-морские силы, входящие в состав корпуса. На Каспийском и Аральском морях были созданы военные флотилии. К 1866 году Аральская военная флотилия располагалась в форте №1 Казалы на Сыр-Дарье. В ней состояло: паровых три хода, один баркас; парусных – одна шхуна; портовых – одна плавучая лодка, 35 лодок разных наименований. Аральская военная флотилия располагала 547-ю тоннами вместимости, 116 паровых сил и 10 орудиями. Личный состав составлял 1 флотскую роту.

К этому же году в Каспийской флотилии состояло: паровых – пять лодок, четыре шхуны, восемь пароходов, четыре баркаса; парусных – одна шхуна, пять транспортеров, шесть морских барж, два плавучих маяка; портовых – одна плавучая лодка, 24 лодки разных наименований. Общий тоннаж вместимости составлял 1.476 тонн при 10 орудиях, личный состав состоял из двух флотских экипажей, пишет Макшеев А. в книге «Военно-статистическое обозрение Российской империи» [7, С.257-260].

Части Отдельного Оренбургского корпуса несли на военных линиях летнюю и зимнюю службы, охраняли пути сообщения, сопровождали различные экспедиции царского правительства в киргизскую степь. К примеру, в 1857 году сводный полк подполковника Плотникова, сопровождая ученую экспедицию, отправленную на Аральское море, отправился на плато Усть-Урт и, пробыв там 17 дней, возвратился в Орскую крепость.  Войска Отдельного Оренбургского корпуса контролировали всю территорию Оренбургской  губернии и к 1 февраля 1856 года  размещались следующим образом: в городе Оренбурге  находились – штаб 23-ей  пехотной  дивизии – командир  генерал лейтенант Глухов, оренбургские линейные батальоны № 2 и 3, штаб Оренбургского артиллерийского гарнизона, рота № 2 гарнизонной артиллерии, окружной арсенал, Оренбургский казачий полк  № 1 – командир подполковник Хрущевский, пешие батальоны №1 – командир подполковник Шкуль, №2, которым временно командовал есаул Воскобойников, №3- командир войсковой старшина Васильев, штаб Башкирского войска – командир генерал- майор Балкашин; в городе Уральске находились 2-я и 4-я роты батальона №1 вместе с батальонным штабом, штаб Уральского казачьего войска – командир генерал-майор Геке; в Ново-Петровском укреплении находились 1-я и 3-я роты батальона №1; форте – Перовский и Кармакчи находился батальон №4, рота №1 гарнизонной артиллерии; в крепости Орской стояли 1-я и 2-я роты батальона №5 вместе  с батальонным штабом, рота №3 гарнизонной артиллерии, Оренбургский казачий полк №4, которым командовал войсковой старшина Петров; в форте № 1 Казалы размещались 3-я и 4-я роты батальона №5; в городе Самара был расквартирован батальон  №11; в городе Екатеринбурге находился штаб 2-ой бригады оренбургских линейных батальонов; в городе Троицке размещался батальон №6, рота №4 гарнизонной артиллерии; заводы Мияский и Златоустовский охраняли 1-я и половина 4-ой роты батальона №7; в станице Карданловская  находился Оренбургский казачий полк №2, которым временно командовал сотник  Аганов; в станице Верхне – Озерной был расквартирован Оренбургский казачий полк №3, командир полковник Красник; в городе Верхне–Уральске размещался Оренбургский казачий полк №5, которым временно командовал есаул Иванович; в укреплении Михайловском располагался Оренбургский казачий полк №6 – командир подполковник Сыгулов; в станице  Кундравинская находился Оренбургский казачий полк №7, которым временно командовал войсковой старшина Берестин; в городе Челяба размещался Оренбургский казачий полк №8 временный командир есаул  Вторушин; в станице  Еткульской находился Оренбургский казачий полк  №9 временно командовал есаул Бухарин; в станице Усть-Уйская размещался Оренбургский казачий полк №10; в городе  Стерлитамаке находился штаб конно-артиллерийской бригады Оренбургского казачьего войска; в городе  Бугуруслане был расквартирован батальон №17, которым командовал войсковой старшина Балинский; в селе Чумияцкое Челябинского уезда  находился батальон №18  командир  подполковник Харитонов; в городе Стерлитамак размещался батальон №19 под командованием полковника Скляревича. Уральское казачье войско состояло из 12 полков, Башкирское войско из 13 башкирских и 4 мещерякских кантонов», по данным ГА Ом. О. Ф.366 [8, ГА Ом. О.]

Расквартировывая полки и сотни по всей территории Оренбургского края, создавая опорные пункты по всей казахской степи, российское самодержавие создавало базу для успешного утверждения русского владычества в Казахстане. Каждое укрепление, ощетиниваясь все новыми и новыми штыками, превращалось в островок русской власти и держало под контролем всю округу. Изо дня в день, из года в год русское правительство создавало все новые военные линии, возводя укрепления и форпосты, размещало в них сильные и хорошо оснащенные военные гарнизоны, которые не ограничивались только территорией своего укрепления, но и грабили население казахских аулов, убивали и уводили  в плен десятки и сотни людей, осуждая их только за то, что они, поднимались на национально-освободительную борьбу. С начала    XIX века казахскую степь сотрясали народные движения под предводительством батыров Есета Котебарова, Сырыма Датулы, Махамбета Утемисова, Жанходжи Нурмухамедова, Кенесары Касымова, Жоламана Тленшина и других, в связи    с этим были усилены гарнизоны укреплений, находящихся в казахской степи, увеличены артиллерийские команды. Особое внимание было оказано укреплениям, находящимся непосредственно в близи очагов народных движений. Это такие укрепления, как Уральское (Иргиз), Оренбургское (Тургай), Ново-Петровское, форты Перовский,№1 (Казалы), №2(Кармакчи), Карабутакский.

В доказательство вышесказанному нужно показать следующие таблицы:

 

Таблица 1 – Ведомость о составе гарнизонов в степных укреплениях Отдельного Оренбургского корпуса

23-02-2020 12-39-16

Таблица 2 – Ведомость о составе гарнизонов в степных укреплениях Отдельного Оренбургского корпуса

23-02-2020 12-39-48

Примечание: по данным ЦГА РК, ф. 4 [9, ЦГА РК]

 

К 1 мая 1858 года в укреплении Ново-Петровском находились 687 человек, из них Оренбургского линейного батальона– 437 человек,  Уральского казачьего войска – 206 человек, 14-ой гарнизонной артиллерийской бригады Оренбургского округа 44 человека; в укреплении Уральском (Иргизе) – 313 человек, из них Оренбургского линейного батальона–47 человек, Оренбургского казачьего войска–214 человек, 14–ой гарнизонной артиллерийской бригады Оренбургского округа 10 человек; в укреплении Оренбургском (Тургае) – 225 человек, из них Оренбургского  казачьего войска 205 человек, 14-ой гарнизонной артиллерийской  бригады Оренбургского округа 11 человек; в форпосте Перовском – 1945 человек, из них Оренбургских линейных батальонов  904 человека, Уральского казачьего войска 261 человек,  Башкирского войска 53 человека, рабочих команд Башкирского войска 629 человек, 14-ой гарнизонной артиллерийской бригады Оренбургского округа 98  человек; в форпосте №1 (Казалы-К.К.) – 1183 человека, из – них  Оренбургских линейных  батальонов 459 человек, Уральского казачьего войска 313 человек, Башкирского войска 311 человек, 14-ой гарнизонной Артиллерийской  бригады Оренбургского округа 47 человек; в форпосте №2  (Кармакчи – К.К.) – 189 человек, из – них Оренбургских линейных батальонов в 202 человека, Уральского казачьего войска–54 человека, 14-ой гарнизонной артиллерийской бригады Оренбургского округа 13 человек; в форпосте  Карабутакский – 96 человек, из – них Оренбургского казачьего войска 92 человека, 14-ой гарнизонной  артиллерийской бригады Оренбургского округа  4 человека.

Части Отдельного Оренбургского корпуса, располагаясь в военных укреплениях, превращали их в опорные пункты русской власти в степи. Крепость Оренбург считалась крепостью 2-го класса, комендантом крепости был генерал – майор Ладыженский. В крепости находилось 8 рот регулярной пехоты – 2732  человека, 4- роты пешего казачьего батальона – 1141 человек и артиллеристов – 341 человек при 22 орудиях.

Крепость Орская относилась к 3 классу, комендантом был подполковник Зенденгорст. В крепости размещались 2 роты регулярной пехоты – 826 человек, 181 казаков Оренбургского казачьего войска, 102 артиллериста при 13 орудиях. Крепость Илецкая защита относилась к разряду заштатных крепостей, комендантом был штабс-капитан Назаров. В гарнизон крепости входили 96 казаков и 24  артиллериста  при 2 орудиях.

Для успешной борьбы с национально-освободительным движением российское самодержавие в середине ХIХ века начинает возводить военные укрепления и форты такие как: Оренбургское на реке Тургай, начальник майор Максимов при нем находилось 215 казаков и 13 артиллериста при 3 орудиях; форт Карабутакский,  начальник– поручик Силинцев с гарнизоном из 90 казаков и  5 артиллеристов при одном орудии; укрепление Уральское на реке Иргиз, начальник – майор  Михайлов. Гарнизон составляли 55 солдат пехоты от 2-го и 3-го батальона, 272 казака и 13 регулярных и 11 казачьих артиллеристов при 4 орудиях; на Сыр – Дарьинской линии; форт №1, комендантом числился майор Булатов, при нем было 3-я и 4-я  роты  5-го  регулярного пехотного батальона – 558 человек, 317 казаков Уральского казачьего войска, 50 казаков Башкиро–Мещерякского войска, 55 человек гарнизонной артиллерии при 23 орудиях и 44 человека на пароходах и судах Аральской флотилии; форт №2, начальником гарнизонного штаба был штабс-капитан Поплавский с гарнизоном из 4-ой роты 4-го  регулярного батальона – 113 человек, 53 казака Уральского казачьего войска и 13 артиллеристов при 3 орудиях; форт Перовский, комендант – полковник  фон Беринг, гарнизон составляли 936 солдат 1-ой, 3-ей и части 4-ой роты 4 пехотного  батальона, 261 казаков Уральского казачьего войска, 50 казаков  Башкиро-Мещерякского войска и 115 артиллеристов при 17 орудиях; в Ново–Петовском укреплении на полуострове Мангышлак комендантом укрепления был майор Усков, при нем 2 роты 1-го пехотного батальона – 453 человека, 207 казаков Уральского казачьего войска и 47 артиллеристов при 19 орудиях. По данным ГА Ор. О.  Ф.6 [10, ГА Ор. О.]

Эти данные подтверждают архивные источники. Как видно из донесения командира Отдельного Оренбургского корпуса генерала от инфантерии Обручева господину Военному министру, укрепления возведенные в глубине казахских степей, имели важное военно-политическое значение. К примеру, отряды, водворенные в укреплениях Оренбургское (Иргиз) и Уральское (Тургай) имели «потребность двоякого рода». Это были гарнизоны для обороны укрепления и подвижный резерв при одном или двух орудиях, для надзора «за киргизами (казахами – К.К.) и в случае надобности преследовать хищников или мятежников».  Каждая часть отряда должна была быть самостоятельной.

Издавая такое распоряжение, российское правительство превращало военные укрепления в степи в опорные пункты русской власти. Каждый год гарнизоны степных укреплений менялись. К маю 1846 года гарнизоны Оренбургского и Уральского укреплений состояли из частей 23-й пехотной дивизии, 14-й гарнизонной артиллерийской бригады, Оренбургской конно-казачьей артиллерии, Оренбургского и Уральского казачьих войск, казаков Башкиро-Мещерякского войска, нескольких топографов и казаков съемочной партии. При гарнизонах состояло 6 орудий, по 3 в каждом. По данным ГА Ом.О.Ф.366 [11, ГА Ом. О.]

Как видно из этого источника, гарнизоны занимались не только охраной и надзором, но и занимались географической разведкой степи. Это обстоятельство говорит о том, что русское правительство устраивалось в казахской степи надолго и старалось изъять из этого пользу.

Войска Отдельного Оренбургского корпуса не только охраняли военные линии и укрепления, но и сопровождали караваны, посольства, выполняли полицейские функции.

К началу военных действий против Хивинского и Кокандского ханств, Отдельный Оренбургский корпус превратился в хорошо организованную и боеспособную воинскую силу царизма, насчитывавшую около 150 тысяч человек. На вооружении корпуса находился обширный артиллерийский парк с орудиями различного калибра, русская армия не отставала от технического прогресса, на вооружении корпуса находились ракетные станки и скорострельные трубки. Время, потраченное на формирование корпуса, не прошло даром, российское правительство активно использовало войска корпуса против казахского народа, подавляя национально–освободительное движение жителей степи, против среднеазиатских государств, расширяя границы русской власти на юго-восточных рубежах империи.

  1. Заключение

Таким образом, на основе изложенного материала, можно сделать следующие выводы:

  • Царское правительство приходит к мысли о создании, на основе Уральского казачьего войска, нового грозного, боевого соединения в виде Отдельного Оренбургского корпуса, имеющего четкую военную структуру и определенную цель в вопросе присоединения Туркестана к Российской империи;
  • Размещенные в военных крепостях и укреплениях подразделения корпуса явились активными и преданными проводниками российской колонизаторской политики;
  • Подразделения корпуса не только захватывали новые территории, но и выполняли полицейские функции;
  • Вновь созданный Отдельный Оренбургский корпус превратился в хорошо организованное и боеспособное военное подразделение.
Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Витевский В.Н. И.И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 года / Витевский В.Н. Т. 1-2.- Казань.- 1897. (с. 504). с. 281-282.
  2. Абдиров М.Ж. История казачества Казахстана / Абдиров М.Ж. Алматы. Казахстан. – (с. 237) с. 65.
  3. Мякутин А. Оренбургский нерегулярный корпус, или Оренбургское казачье войско в тесном смысле этого понятия (очерк истории) / Мякутин А. – Б. М. б.г. 1912 – (с. 350). с.4-9.
  4. Венюков М.Н. Опыт военного обозрения русских границ в Азии / Венюков М.Н. Выпуск 1. СПб.- 1873.-(с.604). с.18.
  5. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т. XIV. Ч.2. Оренбургская губерния. СПб. –1848.- (с.650). с.99.
  6. ГА Ор. О. Ф.6. оп.11. д. 6/1.  л. 1, оп.4. д.8846. л. 2.ч. 1,2, 3.ч. 1,2, 4.ч. 1,2, оп.1.д.408.л.л. 24-28, оп.2.д.590/а. л.л. 4,9,12, оп. 5 д. 1182.  л.107, оп.12 д. 763.  л. 2, 22, 25, 25об.
  7. Макшеев А. Военно-статистическое обозрение Российской империи / Макшеев А. СПб.- 1867.- (с.306). с.257-260.
  8. ГА Ом. О. Ф.366. оп.1. д. 258 .л.23, 23об., оп.1. д. 252. л. 2об-12об.
  9. ЦГА РК, ф. 4, оп. 1, д. 2704, лл. 65-66
  10. ГА Ор. О. Ф.6. оп.12. д. 1762. л.2, 2об.
  11. ГА Ом.О.Ф.366. оп.1. д. 252 .л.17, 17об, 18, 18об. д. 230. л.15 об. 16. л.67 об., 68, 68об., 69.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Vitevsky V.N. Neplyuyev i Orenburgskiy kray v prezhnem yego sostave do 1758 goda [Orenburg Territory in its former composition until 1758] / Vitevsky V.N., Neplyuev I.I. V.1-2. – Kazan. – 1897. (p. 504). p. 281-282. [in Russian]
  2. Abdirov M.Zh. Istoriya kazachestva Kazakhstana. Almaty. Kazakhstan [History of Cossacks of Kazakhstan. Almaty Kazakhstan] / Abdirov M.Zh. – (p. 237) p. 65. [in Russian]
  3. Myakutin A. Orenburgskiy neregulyarnyy korpus, ili Orenburgskoye kazach’ye voysko v tesnom smysle etogo ponyatiya (ocherk istorii) [Orenburg Irregular Corps, or Orenburg Cossack Army in the close sense of the term (history)] / Myakutin A. – B. M. b.g. 1912 – (p. 350). p. 4-9. [in Russian]
  4. Venyukov M.N. Opyt voyennogo obozreniya russkikh granits v Azii [Experience of military review of Russian borders in Asia] / Venyukov M.N. // Issue 1. – St. Petersburg. – 1873. – (p. 604). p. 18. [in Russian]
  5. Voyenno-statisticheskoye obozreniye Rossiyskoy imperii [Military Statistical Review of the Russian Empire]. – V. XIV. – Part 2. Orenburg province. SPb. – 1848. – (p. 650). p. 99. [in Russian]
  6. GA Or. O. F. 6. Op.11. d. 6/1. l 1, op. 4. d.8846. l 2.h 1,2, 3.h. 1,2, 4.h 1.2, op. 1. 24-28, op.2.d.590 / a. L.L. 4.9.12, op. 5 d. 1182. l. 107, op. 12 d. 763. l. 2, 22, 25, 25ob. [in Russian]
  7. Maksheev A. Voyenno-statisticheskoye obozreniye Rossiyskoy imperii [Military Statistical Review of the Russian Empire] / Maksheev A. – SPb. – 1867. – (p. 306). p. 257-260. [in Russian]
  8. GA Ohm. O. F. 366. Op. 1. d. 258 .l.23, 23ob., op.1. d. 252. l. 2ob-12ob [in Russian]
  9. TsGA RK, f. 4, op. 1, d. 2704, l. 65-66 [in Russian]
  10. GA Or. O. F. 6. Op. 12. d. 1762. l.2, 2ob. [in Russian]
  11. GA Om.O.F. 366. Op. 1. d. 252 .l.17, 17ob, 18, 18ob. d. 230. l. 15 vol. 16. l. 67 vol., 68, 68 rev., 69. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.