Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.83.5.037

Скачать PDF ( ) Страницы: 46-48 Выпуск: № 5 (83) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Филатов С. В. ФЕРМЕРСКИЕ ХОЗЯЙСТВА ДОНА В 1990-Е ГОДЫ / С. В. Филатов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 5 (83) Часть 2. — С. 46—48. — URL: https://research-journal.org/hist/fermerskie-xozyajstva-dona-v-1990-e-gody/ (дата обращения: 17.08.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2019.83.5.037
Филатов С. В. ФЕРМЕРСКИЕ ХОЗЯЙСТВА ДОНА В 1990-Е ГОДЫ / С. В. Филатов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 5 (83) Часть 2. — С. 46—48. doi: 10.23670/IRJ.2019.83.5.037

Импортировать


ФЕРМЕРСКИЕ ХОЗЯЙСТВА ДОНА В 1990-Е ГОДЫ

ФЕРМЕРСКИЕ ХОЗЯЙСТВА ДОНА В 1990-Е ГОДЫ

Научная статья

Филатов С.В. *

Ростовский государственный экономический университет (РИНХ), Ростов-на-Дону, Россия

* Корреспондирующий автор (filatovsv[at]rambler.ru)

Аннотация

На основе анализа данных статистики в статье рассмотрены проблемы развития крестьянских (фермерских) хозяйств в 1990-е годы в Ростовской области. В центре внимания проблемы становления в российской деревне, на примере донского региона, новой формы хозяйствования и социального типа сельских тружеников. Отмечается как рост КФХ в начале 1990-х годов, так и сокращение их числа в последующие годы. Выделяются социально-экономические проблемы, с которыми столкнулись КФХ в 1990-е годы. Указаны факторы способствовавшие становлению в регионе крепких фермерских хозяйств.

Ключевые слова: аграрная реформа, крестьянство, фермерство, сельское хозяйство, товарное производство, аграрное производство, сельский социум. 

DON FARMS IN THE 1990s

Research article

Filatov S.V. *

Rostov State University of Economics (RSUE), Rostov-on-Don, Russia

* Corresponding author (filatovsv[at]rambler.ru)

Abstract

Based on the analysis of statistical data, the author considers the problems of the development of peasant farms in the 1990s in the Rostov region. The focus of the problem of a new form of an economic and social type of rural worker formation in the Russian village is considered on the example of the Don region. There was both a growth in the farm in the early 1990s and a decrease in their number in subsequent years. The social and economic problems peasant farms faced with in the 1990s are highlighted. The factors that contributed to the formation of strong farms in the region are indicated as well.

Keywords: agrarian reform, peasantry, farming, agriculture, commodity production, agrarian production, rural society.

С 1990 г. в качестве самостоя­тельного уклада жизни на селе стали появляться крестьянские (фермерские) хозяйства (КФХ). Их образование происходило форсированными темпами после принятия закона «О крестьянском (фер­мерском) хозяйстве». За небольшой период своего существования они получили распространение на всей территории России [10, C. 37]. В Ростовской области процесс создания крестьянских хо­зяйств также проходил достаточно интенсивно, хотя и не получил в научной литературе должного освещения. В связи с этим, целью статьи является освещение процесса становления КФХ на Дону в 1990-е годы. Итак, с 1991 г. по 1994 г. численность КФХ по региону увеличилась с 1368 до 12850 (т. е. почти в 6 раз) [9, C. 57]. Развитию этого процесса способствовало введение раз­нообразных льгот для предприимчивых селян: предоставление долгосрочных кредитов под низкие проценты (6 – 8%), освобождение от уплаты земельного налога в течение первых пяти лет и многое другое [5, C. 84]. Однако начиная с 1994 г. внимание к фермерскому сектору со стороны государства ослабло. Под предлогом равенства всех форм собственности и хозяйствования финансовая помощь крестьянским хозяйствам из федерального бюджета была практически свернута и передана на местный уровень, отменено их льготное кредитование [6].

Следствием изменения государственной политики в отношении КФХ стало их сокращение: если в конце 1993 г. на Дону было ликвидировано 878 таких хозяйств, то в 1994 г. их число по региону выросло до 2525 (т. е. почти в 2 раза) [7, C. 43]. Данное обстоятельство во многом объясняется большими экономическими затруднениями, с которыми столкнулись новые сельские предприниматели. Так, одной из центральных проблем являлось малоземелье: например, третья часть крестьянских хозяйств Верхнедонского и Семикаракорского районов Ростовской области в 1996 г. имела земельные наделы размером не более 20 га, в Егорлыкском и Аксайском районах некоторые хозяйства владели лишь по 4 – 12 га земли [3]. Другая проблема состояла в недостаточном уров­не социальной обустроенности и обеспеченности хозяйств техникой: так, например, в Чертковском районе в 1993 г. лишь 1/3 хозяйств была электрифици­рована, а 2/3 не имели воды; в Октябрьском районе в 1994 г. только поло­вина всех хозяйств имела дома усадебного типа, а 2/3 были лишены подъездных асфальтированных дорог [4]. Отрицательно сказывались на состоянии хозяйств непрекращающийся рост цен и удорожание кредитов. Корме этого, в результате раздела земли значительная часть ее попала в руки лю­дей плохо знакомых с сельскохозяйственным произ­водством. Так, на Дону в 1994 г. всего лишь 22% владель­цев КФХ имел высшее или среднее сельскохозяйственное образование [4]. Более того, за время господства в сельском хозяйстве страны крупного производства «универсальный» крестьянин, ранее осуществлявший своими руками весь производственный процесс, превратился в «час­тичного» рабочего крупного производства, который выполнял лишь те или иные виды работ [1, C. 160]. Поэтому большинство глав крес­тьянских хозяйств плохо владели вопросами организации и ведения эф­фективного товарного производства, нерационально использовали кредитные ресурсы и землю. Все это негативно отразилось на техноло­гическом и производительном уровне ведения хозяйств. Следствием такого положения стало то, что большинство крестьянских хозяйств производило продукцию (особенно животноводче­скую) в основном для обеспечения своей семьи, т. е. имело не товар­ный, а натуральный характер.

В то же время в 1990-е гг. среди индивидуально хозяйствующих крестьян выделилась особая прослойка, которую составили бывшие механизаторы, специалисты (агрономы, зоотехники, экономисты), руководители колхозов и совхозов. Это наиболее предприимчивая часть ферме­ров, которая, прежде чем выйти из хозяйства, сформировала для себя определенный базовый капитал: 100 – 150 и более (вплоть до 500) гек­таров плодородной земли, несколько тракторов, комбайнов, автомашин и прочей  техники. К числу таких фермеров относились: Сухомлинов С.И. (110 га) из Неклиновского района, Алексеев А.В. (180 га) из Дубовского района, Пиджинян С.В. (170 га) из Мясниковского района, Никульченко Ю.В. (346 га) из Мартыновского района и др. Из них, до того как стать фермерами многие работали главными агрономами, механи­заторами и т. д., т. е. все они являлись знато­ками своего дела [3]. Этим объясняется устойчивость созданных ими хозяйства. Другой причиной эффективности данных предприятий явилось то, что большинство из них было создано в 1990 – 1992 гг., т. е. в то время, когда владельцам КФХ предоставлялись разнообразные льго­ты. Немалую роль в становлении фермерских хозяйств специалистов играли и сохранившиеся связи с руководством колхоза или совхоза, работника­ми кредитных, снабженческих, ремонтных организаций. Конечно же случалось и обратное, когда владельцам этих хозяйств намеренно чинились различ­ного рода препятствия (нарушались сроки выделения земельных учас­тков и имущественных паев, техника выдавалась не на всю сумму пая, запрещалось приватизировать жилье и т. д.) [8, C. 101].

Все перечисленные выше факторы, а именно: специальное образо­вание и опыт работы в сельском хозяйстве, наличие достаточного коли­чества земли, техники, скота и производственных помещений, возмож­ность пользоваться льготными кредитами, наконец, сохранение прежних связей — способствовали тому, что данная часть фермеров сумела со­риентироваться в рыночных условиях и начать эффективно вести свое хозяйство, наращивать производство.

Знание технологии возделывания сельскохозяйственных культур позволило им добиться высоких урожаев зерна (30 – 40 ц с га), сахарной свеклы (380 – 400 ц с га), картофеля (свыше 380 ц с га) [3]. В то время как урожайность основной массы КФХ Ростовской области оставалась крайне низкой — 14 ц с га зерна, 107 ц с га картофеля и т. д. [3] В хозяйствах бывших руководителей и специалистов колхозов и совхозов применял­ся многопольный севооборот, часть земли находилась под паром, тогда как владельцы большинства крестьянских хозяйств, из-за отсутствия специальных знаний и финансовых возможностей, несколько лет подряд сеяли ячмень по ячменю, производили сев без удобрений, тре­тьеклассными семенами, не убирали низкоурожайный клин, что приво­дило к снижению плодородия почв и, как следствие, к мизерным уро­жаям. Так, крестьянские хозяйства «Дончанин», «Приазовье», «Русь», «Колосок» Шолоховского и Кашарского районов в 1993 г. едва собрали по 4 – 6 ц ячменя с гектара [3]. Аналогичная ситуация наблюдалась и в хозяйствах животноводческой специализации [5, C. 54]. Кроме этого, владельцы крепких фермерских хозяйств, смогли разрешить проблему сбыта произведенной продукции. С этой целью закупалось оборудо­вание для переработки сельскохозяйственной продукции, прежде всего, зерновых культур и подсолнечника [5, C. 43]. Наиболее интенсивно этот про­цесс развивался на Дону в 1995 – 1996 гг., когда крестьян­скими (фермерскими) хозяйствами было введено в эксплуатацию 10 мас­лобоек, 8 мельниц, 6 мини-пекарен и 3 мини-пивзавода [3].

В конце перестроечной эпохи крупный исследователь российской деревни, В.П. Данилов, справедливо отмечал необоснованность уравнения в общественном сознании двух различных социально-экономических типов – «крестьянина» и «фермера» [2, C. 71]. Беря во внимание размеры, материально-техническую базу, технологический уровень, товарность хозяйств бывших специалистов колхозов и совхозов, именно эти хозяйства в 1990-е годы становились собственно «фермерскими». Что касается остальных КФХ, то они сложились как мелкие натурально-потребительские «крестьянские» хозяйства. Таким образом, в 1990-е годы удельный вес фермеров в общей численности кресть­янских хозяйств России действительно рос, хотя к концу десятилетия составил не более 20%. В становление этой скромной доли независимых сельхозпроизводителей весомый вклад внесли и донские хозяйства, составив до 8% от их общероссийского числа [7, C. 77].

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Данилов В.П. Аграрная реформа в постсоветской России (взгляд истори­ка) / Данилов В.П. // Куда идет Россия? Альтернативы общественного развития. – М.: Интерпракс, 1994. – 320 с.
  2. Данилов В.П. Перестройка аграрного производства в СССР: проблемы и перспективы / Данилов В.П. // Вестник сельскохозяйственной науки. – 1990. – № 11. – С. 60-77.
  3. Крестьянин. 1996 . 27 февраля.
  4. Молот. 1994. 10 июля.
  5. Петриков А.В. Специфика сельского хозяйства и современная аграрная реформа в России: монография / А.В. Петриков. – М.: Энцикл. рос. деревень, 1995. – 146 с.
  6. Сельский Вестник. 1994. 2 февраля.
  7. Сельское хозяйство России: Стат. сб. / Госкомстат России. – М.: Госкомстат России, 1998. – 448 с.
  8. Сельскохозяйственная кооперация: теория, мировой опыт, проблемы возрождения в России / И.Н. Буздалов, В.Д. Мартынов, Л.А. Овчинцева, А.В. Петриков; Отв. ред. Буздалов И.Н. – М.: Наука, 1997. – 254 с.
  9. Сельскохозяйственный производственный кооператив: Реорганизация с.-х. предприятий / В.Я. Узун, А.В. Петриков, Н.И. Шагайда, В.И. Могилевцев. – М.: Энцикл. рос. деревень, 1999. – 181 с.
  10. Фадеева О.П. Сельские общества и хозяйственные уклады: от выживания к развитию / Фадеева О.П., З.И. Калугиной. – Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2015. – 264 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Danilov V. P. Agrarnaya reforma v postsovetskoj Rossii (vzglyad istorika) [Agrarian reform in Post-Soviet Russia (a look of the historian)] // Kuda idet Rossiya? Al’ternativy obshchestvennogo razvitiya [Where goes Russia? Alternatives of social development]. – M.: Interpraks, 1994. – 320 p. [in Russian]
  2. Danilov V. P. Perestrojka agrarnogo proizvodstva v SSSR: problemy i perspektivy [Reorganization of agrarian production in the USSR: problems and prospects] // Vestnik selskohozyajstvennoj nauki [Messenger of agricultural science]. – 1990. – №11. – 60-77 [in Russian]
  3. 1996. 27 fevralya. [in Russian]
  4. 1994. 10 iyulya. [in Russian]
  5. Petrikov A. V. Specifika selskogo hozyajstva i sovremennaya agrarnaya reforma v Rossii: monografiya [Specifics of agricultural industry and modern agrarian reform in Russia] / A. V. Petrikov. – M.: Encikl. ros. dereven. 1995, 146 p. [in Russian]
  6. Selskij Vestnik [Agricultural Bulletin]. 1994. 2 fevralya. [in Russian]
  7. Selskoe hozyajstvo Rossii: Stat. sb. [Agricultural industry of Russia: statistical collection] / Goskomstat Rossii. – M.: Goskomstat Rossii, 1998. – 448 p. [in Russian]
  8. Selskohozyajstvennaya kooperaciya teoriya mirovoj opyt problemy vozrozhdeniya v Rossii [Agricultural cooperation: the theory, international experience, revival problems in Russia] / I. N. Buzdalov, V. D. Martynov, L. A. Ovchinceva and others – M.: Nauka, 1997. – 254 p. [in Russian]
  9. Selskohozyajstvennyj proizvodstvennyj kooperativ: Reorganizaciya s.-h. predpriyatij [Agricultural production cooperative: Reorganization of agricultural enterprises] / V. Y. Uzun, A. V. Petrikov, N. I. SHagajda and others. – M.: Encikl. ros. dereven. 1999. – 181 p. [in Russian]
  10. Fadeeva O. P. Selskie obshchestva i hozyajstvennye uklady: ot vyzhivaniya k razvitiyu [Rural societies and economic ways: from survival to development] / Fadeeva O. P., Z. I. Kaluginoj. – Novosibirsk: IEHOPP SO RAN, 2015. – 264 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.