Causes and consequences of transformation of the education system in Russia

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.122.78
Issue: № 8 (122), 2022
Suggested:
23.07.2022
Accepted:
29.07.2022
Published:
17.08.2022
2138
9
XML
PDF

Abstract

Modern development of any processes means interaction with the external environment. If the country has the potential to function without interaction with foreign participants, there is a reduction in the number of international associations, unions and interactions. This tendency is characteristic of all spheres of activity. In this case, first of all, the goals of economic and social development of the state become a priority, in accordance with which the need for various kinds of resources, the attraction of which is coordinated with the extent to which the country's economy is open, is also determined. At present, it has become characteristic for Russia to operate under restrictions due to the beginning of the military operation of the Russian Federation on the territory of Ukraine. Such restrictions have led to a revision of provisions, particularly in the education system. The results of the study reveal the need for a comprehensive approach to the decision to revise the national education system initiated by the Ministry of Science and Higher Education of the Russian Federation, which requires analysis not only of the existing experience, but also of the needs of education market participants in modern conditions.

1. Введение

В настоящее время можно констатировать, что происходит перераспределение мирового порядка. Россия в таких условиях сталкивается с осознанной необходимостью в пересмотре всех направлений функционирования экономики. Одной из определяющих дальнейшее развитие экономики страны, по нашему мнению, становится отрасль образования.

2. Ведущая роль системы образования в формировании нового вектора развития российской экономики

По нашему мнению, участие в Болонской системе является, скорее, необходимостью, чем обоснованным выбором страной системы образования. При этом, появление такой системы образования было спровоцировано совокупностью ряда факторов, сформировавшихся к определенному моменту времени. Среди основных из таких факторов в [2] выделяют следующие:

- ускоренное развитие экономик стран Европы;

- глобализация;

- необходимость расширения профессиональных компетенций;

- рост числа желающих в признании диплома о высшем образовании зарубежными странами;

- возросшая потребность в конкуренции с системой образования США.

В результате в середине 1970-х годов начали заключаться международные соглашения между образовательными организациями высшего уровня образования стран Европы. Подобные решения стали исходным положением в становлении и развитии Болонского процесса, подтверждением чему стало подписание Сорбоннской декларации министрами образования четырех стран-основательниц ЕС — Германии, Италии, Франции и Англии [2]. Начиная с 1998 года, к болонскому процессу в разные годы присоединялись разные страны, число которых к 2015 году составило 48 государств.

Перечисленные выше предпосылки для участия в болонском процессе не стали определяющими для всех стран, что позволило им сохранить собственную систему образования и использовать имеющиеся у них стандарты обучения, что, в частности, наблюдалось в Израиле и Косово [2].

Таким образом, болонскую систему образования, на взгляд авторов, следует воспринимать как один из принципов налаживания интеграционных взаимодействий. Тем не менее нельзя отрицать значимость подобных объединений в условиях глобализации, устраняющих потребность в индивидуальном развитии страны по каждому из направлений [10].

Участие в болонской системе образования основывается на следовании единым принципам подготовки кадров и использовании единых стандартов обучения. Такое положение, соответственно, порождает появление и иных связанных с таким решением процессов, одним из которых, на наш взгляд, является участие в международных рейтингах. Рейтинги позволяют определить место университетов мира среди остальных участников образовательного процесса высшего уровня образования. Несмотря на то, что университетские рейтинги рассматриваются, как критерии, обеспечивающие выбор вуза для поступающего [5], они важны для университетов в целом, позволяя оценить уровень их конкурентоспособности [3]. Оценка по разным направлениям деятельности в ходе рейтингования учитывает и такие факторы, как доля иностранных студентов, доля иностранных преподавателей [1]. Так, в частности, указанные положения являются составляющими единой методологии формирования рейтинга университетов мира QS WUR [1]. Это означает, что для обучающихся, также, как и для преподавателей, важна универсальность программ обучения, являющаяся, на наш взгляд, основой мобильности как студентов, так и преподавателей. Данный принцип поддерживается и научным сотрудником Центра институционального анализа науки и образования Европейского университета в Санкт-Петербурге А.Железновым [6].

В целом, авторы считают, что появление в рейтингах таких показателей, как доля иностранных учащихся и доля иностранных преподавателей стали следствием возрастающей мобильности рассматриваемых сторон образования. Повышение мобильности, в свою очередь, было спровоцировано интеграцией. Так, в [15] региональная интеграция рассматривается как процесс, сопровождающий заключение между соседними странами соглашений о сотрудничестве, цель которых – совершенствование взаимодействий, в основу которых положены единые правила и институты.

Таким образом, с течением времени интеграционные процессы проникают во все области и сферы деятельности и принимают форму различного рода объединений, союзов, составов, базирующихся на единых исходных положениях и преследуемых единые цели функционирования. В образовании данный процесс, как считают авторы, проявился, как раз, при становлении и развитии Болонской системы. При этом, следует уточнить, что подобного рода объединения не являются статичными. Следовательно, их состав подвержен трансформациям в количественном составе участников и направлениях деятельности.

Таким образом, вовлечение России в Болонскую систему образования обеспечило не только переход к системе подготовки кадров посредством обучения в бакалавриате, а потом в магистратуре, но и условия для участия в рейтингах, а также упростило процесс получения образования в других странах за счет унификации программ обучения. Всё это в целом означает, что выход из Болонской системы образования приведет не только к необходимости пересмотра страной системы образования, но и к отказу от участия в международных университетских рейтингах из-за невозможности соответствия по ряду критериев и наличию потенциала для занятия только низших позиций рейтинга при условии участия в них, а также возврат к собственным программам обучения в стране [9]. При этом, в [7] уточняется, что новая система образования в России должна строиться с учетом накопленного опыта и сложившихся вызовов.

В целом необходимо констатировать, что требуемые преобразования в системе образования РФ, несмотря на необходимость учета мнений многих сторон, таких как обучающиеся и их родители, работодатели, педагоги, будут осуществляться Министерством науки и образования РФ. Так, в [7] отмечается, что смена системы образования в России не может произойти мгновенно и этому процессу должен предшествовать комплекс решений, одним из которых уже стала рекомендация Минобрнауки об отказе вузов от сотрудничества по Erasmus+ (международный проект по обмену студентами и академической мобильности преподавателей).

Отметим при этом, что согласно данным Министерства науки и высшего образования РФ [12], с 2019 года общее количество иностранных студентов, получающих высшее образование в России, увеличилось с 298 тысяч иностранных студентов до 324 тысячи в 2021 году, т.е. на 26 тысяч человек. Наиболее востребованными остаются такие направления подготовки, как лечебное дело, экономика и менеджмент. Китай замыкает тройку лидеров по числу студентов, прибывающих получать высшее образование в Россию, лидируют обучающиеся из Казахстана. В основном иностранные студенты выбирают Российский университет дружбы народов. Согласно [8], в 2022 году только гражданам Узбекистана правительством России было выдано 750 квот на бесплатное обучение в российских вузах. В целом, в последние годы наблюдается рост принимаемых в российские вузы иностранных студентов не бесплатной основе. Так, если в 2019/2020 учебном году количество квот для иностранных обучающихся в высших учебных заведениях России составило более 13000 человек, в 2020/21 – почти 15000 человек, то квота приема на 2021/22 была определена в размере 18000 человек [14]. На учебный 2022/23 год количество квот достигнет 23000 мест [13]. В качестве обоснования подобных мер в [13] приводится то, что предоставляемые Россией квоты на обучение иностранных студентов позволят осуществить качественную подготовку кадров для экономики тех стран, из которых приезжают желающие получить такое образование. При этом, в [4] основной упор делается на том, что привлечение иностранных студентов для получения образования в образовательных организациях высшего уровня образования на бесплатной основе в России необходимо прежде всего для РФ, обеспечивая, тем самым, основу для вовлечения страны в мировой процесс глобализации. Обучение на бесплатной основе делает российские вузы для студентов из ряда зарубежных стран более привлекательными [11]. Кроме того, замещение отечественных абитуриентов зарубежными стало следствием сокращения количества выпускников российских школ в связи с демографической проблемой, возникшей на определенном этапе. Для того чтобы сокращение числа преподавателей образовательных учреждений высшего уровня образования не стало следствием падения числа поступающих, окончивших российские школы, необходимо поддержать баланс обучающихся и педагогов на должном уровне, что возможно за счет предоставления РФ квот для иностранных студентов. В результате квоты для иностранных студентов становятся инструментом, решающим многоаспектную задачу. Напомним, что количество иностранных студентов выступило одним из критериев при определении эффективности вузов Министерством науки и высшего образования РФ [4].

3. Заключение

Таким образом, пересмотр российской системы образования, ставший результатом ограничений, вводимых зарубежными странами после начала Россией военной операции на Украине в феврале 2022 года, может стать значимым условием в процессе дальнейшего становления и развития отечественной экономики, т.к. изменения в российской системе образования связаны не только с внутренними трендами развития страны, но и затронут экономики других стран. Так, уже 26 февраля 2022 года министр образования и научных исследований Германии Беттина Штарк-Ватцингер заявила о прекращении длительного сотрудничества с Россией [16]. «Альянс немецких научных организаций», в который входят Немецкий исследовательский фонд (DFG), Фонд Александра фон Гумбольдта, Немецкая служба академических обменов (DAAD) поддержал действия федерального правительства, в результате чего были приостановлены проекты по обмену немецких студентов, приезжающих в Россию. При этом, для студентов из России программа пока не прерывается. Отметим, что в настоящее время российские студенты занимают пятое место по числу иностранных обучающихся в Германии (10500 человек, из которых стипендии от DAAD получают 265 студентов и научных сотрудников). Следует уточнить, что только со стороны DFG размер финансирования на более, чем 300 германо-российских исследовательских проектов, составил более €110 млн. [16]. Таким образом, Германия дала старт разрыву международных отношений с Россией в области развития и поддержки образования и науки. В дальнейшем такие же меры были приняты Массачусетским технологическим институтом, который приостановил сотрудничество со Сколковским институтом науки и технологий («Сколтех»), после десяти лет партнерских отношений. Кроме того, было приостановлено сотрудничество с Россией со стороны Европейской ассоциации университетов, объединяющей 850 учебных заведений, и ассоциации «Университеты Нидерландов», включающей в своей состав 14 вузов. 

Если рассмотренные выше международные отношения в области поддержки и развития науки и образования в РФ и странах Запада изначально инициировали приостановку взаимодействий, то были и такие страны, которые сразу приняли решение о прекращении дальнейшего сотрудничества. Одними из первых стали Австралия (Австралийский университет) и Франция (ведущее научное государственное учреждение – Национальный центр научных исследований (CNRS) [16]. Также отказ от проведения научно-образовательных программ совместно с Россией был инициирован Финляндией, Германией, Польшей, Данией и Норвегией.

В свою очередь, в России наметился тренд на уход с должностей в российских университетах приглашенных преподавателей-иностранцев, в частности, из Высшей школы экономики (доцент Школы философии и культурологии Штефан Хессбрюгген), из Тюменского госуниверситета (декан Эрика Вульф, возглавлявшая Школу перспективных исследований, и ее коллега – Даниэль Контовски) [16].

Таким образом, военная операция, проводимая РФ на Украине, спровоцировала смещение ориентиров с налаживания партнерских взаимодействий в направлении развития и поддержки образования и науки РФ со странами Европы на сотрудничество со странами Востока (Китай, страны Центральной Азии, Индия, страны Африки и Латинской Америки). Возможно, данная переориентация и станет новым прорывным направлением развития отечественного образования и науки. Однако необходимо учитывать, что не эти страны стали основателями Болонского процесса, что нельзя не учитывать. В свою очередь, Россией были инициированы меры об отмене требований к ученым о публикациях в международных базах научных изданий (Web of Science и Scopus). Это означает, что выстраиваемая десятилетиями система научных и образовательных процессов в России не приведет к запланированным результатам занятия топовых позиций в международных университетских рейтингах, а отечественные участники в сфере науки и образования должны будут перестраиваться под новые требования, подтверждающие их уровень образования и знаний.

В этой связи, авторы считают, что переход РФ на новую систему образования будет определять ее место не только в мировой системе образования, но и на геополитической арене.

Article metrics

Views:2138
Downloads:9
Views
Total:
Views:2138