A COMPARATIVE ANALYSIS OF ARABISMS IN ENGLISH-LANGUAGE RELIGIOUS DISCOURSE (ON THE EXAMPLE OF C. FIELD'S MONOGRAPH)

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2023.132.15
Issue: № 6 (132), 2023
Suggested:
01.03.2023
Accepted:
10.04.2023
Published:
16.06.2023
553
0
XML
PDF

Abstract

The article provides a comparative analysis of religious Arabic vocabulary in English-language discourse through examples of monographs.

It seems necessary to analyse the vocabulary of Arabic origin in terms of the ethical value system of Islam and the ethnic context, which for religious reasons has become demanded in modern English.

The object of the study is religious Arabic vocabulary.

Aim of the article: to analyse the specificity of the use of Arabisms in English religious discourse.

Conclusion. The borrowing of Arabic vocabulary presented in religious discourse is due to the emphasis on the uniqueness of Islam's ethical system of values and the necessity of historical, national-cultural and ethnic context.

1. Введение

Клод Филд, автор монографии Mystics and Saints of Islam активно использует арабские заимствования, которые прочно вошли в состав современного религиозного англоязычного дискурса

.

«Периоду, во время которого аскетизм практиковался ранними Суфиями, пришел на смену мечтательный пантеизм поздних Суфитов (поздний суфизм), — это конец третьего столетия после Магомета»

,
.

«Суфий», последователь суфизма (приверженец какого-либо из различных мусульманских мистических орденов или учений, делающих акцент на прямом личном переживании Бога). Арабский суфий, буквально: (человек) «из шерсти», из шерсти суф; (вероятно, от шерстяных одежд аскета).

2. Основная часть

РАБИЯ, СУФИЙСКАЯ ЖЕНЩИНА

«Рабия, дочь Исмаила, женщина, прославляющая свою святую жизнь, уроженка Басры, принадлежала к племени Ади. Аль-Кушайри говорит в своем трактате о суфизме: «Она говорила во время беседы с Богом: «Сожги огнем, о Боже, самонадеянное сердце, любящее Тебя». В одном из таких случаев к ней обратился голос и сказал: «Мы не будем этого делать. Не думай о нас дурно». Часто в ночной тишине она выходила на крышу своего дома и говорила: «Влюбленный теперь со своей возлюбленной, но я радуюсь тому, что наедине с Тобой»».

FUDHAYL BEN AYAZ, THE HIGHWAYMAN (d 803 ad)

Фудан Бен Аяз, разбойник с большой дороги (умер в 803г. н.э.)

«В начале своей карьеры Фудан Бен Аяз был разбойником, частенько местопребыванием которого были равнины между (городами) Мервом и Абивердом. К нему присоединились многие другие грабители; когда они приносили ему свою добычу, он, как их главарь, распределял ее. Он никогда не забывал молиться по пятницам, и увольнял любого из своих слуг, которые, по его мнению, пренебрегали молитвами».

Естественно, описание как разбойника с большой дороги (highwayman)

чрезвычайно экспрессивно, при этом данное общеупотребительное слово англосаксонского происхождения во многом стимулирует читателя запомнить связанное с ним арабское имя собственное и использовать его метафорически, например, We saw a real FUDHAYL BEN AYAZ... «На нас напал реальный Фудан Бен Аяз» (разбойник с большой дороги).

BAYAZID BASTAM (d 874 ad)

Bayazid Bastami, whose grandfather was a Zoroastrian converted to Islam, was distinguished for his piety while still a child. His mother used to send him regularly to the mosque to read the Koran with a mullah.

In the last moments of his life he put on a girdle and seated himself in the “mihrab” of the mosque

.

«Абу Язид Бистами (804— 874, Бестам)»

«Абу Язид Бистами, дед которого перешел от веры в Заратустру к вере в Аллаха (Ислам) отличался чрезвычайным благочестием с самого детства. Его мать регулярно отправляла его в мечеть читать Коран под руководством муллы».

«В последние минуты своей жизни он надел пояс и сел в «михрабе» мечети»

.

Использование К. Филдом таких арабизмов, как مسجد (mosque a Muslim place of worship, usually having one or more minarets and often decorated with elaborate tracery and texts from the Koran) «мечеть» и الملا (mullah a Muslim scholar, teacher, or religious leader) «мулла»

,
обусловлено желанием сделать данные и многие другие религиозные факты и понятия доступнее и понятнее обычным британцам, желающим проникнуть в религиозную картину Ислама и понять восприятие мира, опираясь на другие, не привычные для Христианства религиозные постулаты.

Арабизм Mullah (Arabic: ملا‎) a Muslim man or woman, educated in Islamic theology and sacred law

стимулирует читателя вникнуть в специфику теологии и религиозного права ислама.

«Зун Нун из Египта (умер в 860 г.н.э.)».

Историк Ибн Халиган, называет Зун Нуна «самым эрудированным, набожным и близким к Богу человеком своей эпохи». Его отец, уроженец Нубии, был рабом, выпущенным на свободу и вошедшим в состав племени Курайшитов. Когда Зун Нуну задали вопрос, почему он отверг материальный мир, он ответил, «я отправился из Мисра (Египет) в другое селение, и заснул на пути в пустыне. Однако меня посетило видение. Вдруг, о боже, небольшая птичка, случайно (сослепа) выпала из своего гнезда и грохнулась на землю. В этот момент разверзлась земля, и появились два подноса, один – золотой с семенами сезама, другой – серебреный с водой; и птичка утолила свой голод из первого и утолила свою жажду из второго. 'Это же', сказал я, 'не что иное, как предупреждение мне; я отказываюсь от всего мирского.' И потому я не прошел мимо и меня впустили в дверь божественного милосердия»

.

Когда его враги направили о нем донос багдадскому халифу Мутаваккилу, его вызвали из Египта в Багдад. Представ перед халифом Зун Нун обратился к нему с набожным наставлением. Халиф прослезился, и проявив благородство отпустил его. Впоследствии всякий раз, когда Калифу говорят что-либо о набожных людях, он плачет, говоря: «Раз уж речь зашла о набожных людях, позвольте мне взглянуть на Зун Нуна»

.

Желание К. Филда использовать такие арабизмы, как النوبة (Nubia - an ancient region of N.E. Africa, on the Nile, extending from Aswan to Khartoum) и الخليفة (caliph - the title of the successors of Mohammed as rulers of the Islamic world, later assumed by the Sultans of Turkey)

,
,
, известные рядовым британцам и упоминающиеся в большинстве лексикографических справочников во многом обусловлено желанием автора привить свой интерес к мистическим учениям Ислама и широкой читательской аудитории.

В данном случае использование арабского заимствования caliph вполне оправданно, поскольку оно прочно закрепилось в концептуальной картине мира современного английского языка. Даже если его концептуальная специфика окажется тому или иному читателю непонятной, контекст подскажет на то, что caliph – это лицо, занимающее центральное место в сословной иеррахии (In the reign of the Caliph).

Арабизмы, несмотря на почти тысячелетнюю продолжительность использования (некоторых из них), сравнительно легко опознаются при сопоставлении с привычной, исконной английской лексикой, ибо в них нагляднее всего проявляется специфика расчленения действительности представителями другой религии, культуры и системы ценностей.

Однако К. Филд использует и арабизмы قريش – قبيلة, مصر (مصر), المتوكل (خليفة بغداد), мало понятные широкой читательской аудитории, однако опираясь на контекст, помогает читателю сформировать приблизительное представление об их когнитивной специфике Koraish а tribe; Misr (Egypt), Mutawakkil (Caliph of Bagdad), которое вполне может их мотивировать к расширению своего арсенала знаний

.

3. Заключение

Интерес к арабским заимствованиям в религиозной литературе обусловлен желанием как отдельных авторов, так и читателей более глубоко понять менталитет представителей арабской культуры, выявить отличительные особенности британского и арабского самосознания. С этим связано и стремление британцев представить многие наиболее талантливые и незаурядные тексты арабской литературы в максимально адекватном с точки зрения стилистики и прагматики переводе на английский язык, учитывающем широкий спектр возможностей отказа от арабских заимствований тогда, когда их использование может сделать текст перевода непонятным и неинтересным для большинства читателей.

Article metrics

Views:553
Downloads:0
Views
Total:
Views:553