INTERATION OF THE STATE AND CIVIL SOCIETY IN IMPROVING THE INSTITUTION OF INHERITANCE IN RUSSIA

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.46.053
Issue: № 4 (46), 2016
Published:
2016/04/18
PDF

Abstract

Security of inheritance rights depends on the quality of legal regulation of civil relations, and requires the establishment of a mechanism for improving the rights and responsibilities in the area of inheritance. This task corresponds to the objective needs of society, reflecting the changes in the socio-economic life of the country. The paper analyses current Russian and foreign legislations concerning the issues of joint wills of citizens.

Тордия И.В.1, Савченко С.А.2

1 Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса, Тюменский государственный университет, 2  Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса, Тюменский государственный университет

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОБЛАСТИ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ИНСТИТУТА НАСЛЕДОВАНИЯ В РОССИИ

Аннотация

Гарантированность права наследования зависит от качества правового регулирования гражданских отношений и требует установления механизма совершенствования прав и обязанностей в сфере наследования. Выполнение данной задачи соответствует объективным потребностям общества, отражающим изменения в общественно-экономической жизни страны. Проанализировано действующее российское и зарубежное законодательство по проблемам совместных завещаний граждан.

Ключевые слова: наследственные правоотношения, совместное завещание супругов.

Tordiia I.V.1, Savchenko S.A.2

1 PhD in Jurisprudence, Associate professor, Chair of Civil Law and Procedure, Tyumen State University, 2 PhD in Jurisprudence, Professor, Chair of Civil Law and Procedure, Tyumen State University

INTERATION OF THE STATE AND CIVIL SOCIETY IN IMPROVING THE INSTITUTION OF INHERITANCE IN RUSSIA

Abstract

Security of inheritance rights depends on the quality of legal regulation of civil relations, and requires the establishment of a mechanism for improving the rights and responsibilities in the area of inheritance. This task corresponds to the objective needs of society, reflecting the changes in the socio-economic life of the country. The paper analyses current Russian and foreign legislations concerning the issues of joint wills of citizens.

Keywords: hereditary relations, marital joint will.

Согласно положениям части 4 статьи. 35 Конституции Российской Федерации право наследования гарантируется, а защита его обеспечивается правосудием (статья 18 Конституции РФ). Право наследодателя состоит из нескольких составляющих, представляющих собой право на возможность распоряжаться своей собственностью в случае своей смерти, а также зеркальное право наследников на получение такого наследства. Указанным законодательным урегулированием прав наследодателей и наследников наше государство выражает свое желание помочь в формировании правопорядка в области имущественных отношений. Такая поддержка касается охраны частной собственности граждан и юридических лиц. Законодательная поддержка такой гарантии представляет собой непосредственное отражение государственной социальной политики, которая имеет приоритетное направление для создания критериев, призванных предоставить благоприятные условия и возможность для саморазвития личности. В социуме, где благосостояние личности предопределено критериями разделения имущественных благ, рассматриваемое право наследодателей и наследников, насыщает общественные отношения индивидуальными причинами для движения вперед.

Уровень законодательного обеспечения права наследования имеет непосредственную зависимость от качественного правового регулирования сообразующихся отношений. Такая гарантированность находит свое подтверждение во внедрении механизма совершения прав и обязанностей в рассматриваемой области. Такой механизм корреспондирует объективным запросам социума, зеркально отражая движения в сфере общественно-экономической жизни страны.

Нельзя оставить без внимания тот факт, что при максимальной охране частной собственности, являющейся базой для усовершенствования экономики государства, необходимо, в первую очередь, культивирование тезисов социально-ориентированной экономики и социального положения как института собственности, так наследования. При максимально гарантированном законодателем права наследодателя на распоряжение имуществом, принадлежащим такому наследодателю, велика вероятность дискриминации права на достойную жизнь, которое принадлежит семье наследодателя. Такое умаление прав государство должно исключать постановлением самостоятельно рассудительных и гармоничных уменьшений прав наследодателя в Российской Федерации.

Несмотря на это, принимая во внимание практически завершенную упорядоченность института наследственных отношений, имеет место быть несколько пробелов и коллизий в положениях настоящего законодательства. Отдельные вопросы, законодательства, устанавливающего последовательный порядок действия при написании и заверении распорядительного документа, а также порядок вступления в права наследства, особо волнующие современное юридическое сообщество и имеющие ряд проблем при их разрешении, активно разбираются в юридической печати.

В содержании современного законодательства России отсутствует такое понятие как совместное завещание супругов. В настоящей действительности такой юридический документ, как завещание (или распорядительный документ), соответствует критериям односторонней сделки, поскольку такой документ в своем тексте содержит распоряжение только одного физического лица. Составление такого распорядительного документа несколькими физическими лицами не допускается. [1].

Федеральным законом № 801269-6 о внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования наследственного права), предусмотрено включение в действующее российское законодательство практику коллективных завещаний, что на взгляд практикующих юристов и нотариусов, имеет недостаточную проработку.

Представляется, что такой документ должен содержать в своей структуре порядок действий при передаче прав на общее имущество супругов или же отдельную собственность каждого из супругов при наступлении смерти обоих, кроме того, в структуре должны содержаться и иные распоряжения составивших такой распорядительный документ супруга или супругов. Обоюдно составленное завещание будет признаваться утратившим силу с момента прекращения брака до смерти одного из супругов, составивших такое завещание, или в случае дальнейшего составления завещания одним из супругов. [4]

Обоюдное завещание, составленное семейной парой, является востребованным институтом в других странах, например, в Германии, поскольку такой распорядительный документ позволяет обоим супругам одновременно своей общей волей определить порядок распределения собственности в случае их смерти. В самых общих чертах введение такого института, как совместное завещание супругов в России, имеет под собой базу германской модели обоюдного завещания семейной пары. Выявленные отличия, характерны следующими положениями:

  1. Распорядительный документ, составленный одним из супругов после составления обоюдного распорядительного документа, приводит к потере юридической силы обоюдного распорядительного документа супругов, его составивших (изменения в статью 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исходя из данной нормы можно увидеть, что нет необходимости в предшествующем отказе от обоюдного распорядительного документа, так как получается, что утрачивают свое действие все условия, указанные в таком распорядительном документе (рассматриваемый законопроект не различает волеизъявления супругов на взаимосвязанные и независимые).

В силу положений параграфа 2271 действующего на сегодняшний день Германского гражданского уложения вновь созданное распоряжение на случай смерти, составленное одним из супругов, своим появлением не лишает юридической силы взаимообусловленного завещания, пока не будет сделано нотариальное заявление об отмене взаимообусловленного распоряжения. [5]

На первый взгляд может показаться, что представленный в федеральном законе вариант более подходит к российскому законодательству: так, создавая новый текст распорядительного документа, один из супругов, ранее подписавший обоюдное завещание, фактически, выражает свою волю на отказ от обоюдного распорядительного документа, а нотариус, который в дальнейшей должен удостоверить такое завещание, обязан будет сообщить другому супругу о недействительности совместного распорядительного документа супругов. Однако, ситуация может сложиться по-другому. Например, обоюдным распорядительным документом супруги решили только судьбу совместного нажитого имущества. Впоследствии один из супругов, составивших такое завещание, подписывает распорядительный документ, касающийся личного имущества этого супруга. Возникает вопрос, почему в рассматриваемой ситуации обоюдный распорядительный документ должен утратить свою юридическую силу. А кроме того, какими положениями должен руководствоваться нотариус, нарушая тайну завещания? Напомним, что тайна завещания представляет собой один из основополагающих принципов наследственного права, поскольку ее цель состоит именно в защите, применительно к принципу свободы завещания, неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайн граждан.

  1. Положения федерального закона не включают способы защиты, действующие в Германском гражданском уложении. Рассмотрим ситуацию, когда обоюдным распорядительным документом супруги утверждают наследниками друг друга, а своего совместного ребенка подназначают наследником пережившему супругу. Один супруг умирает, а второй, вступивший в права наследства, заключает новый брак. Получается, что супруг, заключивший брак после смерти первого супруга, ограничен своим правом на распоряжение имуществом. Тем не менее, такой супруг может подарить унаследованное имущество детям, рожденным в новом браке. Это нигде не запрещено. Получается, что ожидания одного из супругов, подписавших обоюдный распорядительный документ, окажутся недостигнутыми. По законодательству Германии в такой сложившейся ситуации супруг получил бы пожизненный запрет на распоряжение всем имуществом, какое только он имеет на момент составления обоюдного распорядительного документа или приобретет в дальнейшем.
  2. Обоюдное выражение желания посредством составления общего завещания допускает распоряжение семейной парой совместной собственностью в случае смерти одного из супругов, подписавших такой распорядительный документ, иначе, чем вступлением в наследственные права образовавшейся доли в праве (изменения в статью 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В Германии институт обоюдного распорядительного документа семейных пар существует со времен Баварских уложений 1703 года. В действующем законодательстве нескольких штатов США, а с недавних пор и на Украине, применяется рассматриваемый в настоящей работе институт обоюдного распорядительного документа супругов.

Аргументом о рациональности изменения устоявшихся веками правовых институтов наследственного права в России, путем внедрения нового института - совместного распорядительного документа супругов, приводится появление большей диспозитивности – предоставление физическим лицам более широкого выбора способов распоряжения своей собственностью при наступлении смерти.

Хочется отметить, что некоторые правоведы отмечают легкость в отказе от обоюдного распорядительного документа. С указанным выводом нельзя согласиться в полной мере. Бесспорно, без действий по уменьшению свободы распорядительного документа пережившего супруга либо без иных средств защиты интересов подназначенных по обоюдному распорядительному документу наследников, совместный распорядительный документ не имеет практического значения.  В свою очередь из этого не следует, что обоюдный распорядительный документ при его правильном законодательном закреплении не будет востребован обществом — примером тому является популярность таких обоюдных распорядительных документов в практике иностранных государств.

Полагаем, что для введения института обоюдного распорядительного документа супругов необходимо детально проработать фундаментальные вопросы, так как появление нового института в гражданском законодательстве повлечет за собой серьезные последствия для гражданского общества.

Литература

  1. Гражданский кодекс  Российской  Федерации  (часть  третья)  от  11.2001  №  146-ФЗ:  по  сост.на:  от  26.02.2016  г.  //  Российская  газета.  -  2001  -  №  233.
  2. Проект Федерального  закона  N  801269-6  "О  внесении  изменений  в  части  первую,  вторую  и  третью  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации,  а  также  в  отдельные  законодательные  акты  Российской  Федерации":  по  сост.на:    от  05.2015  г.
  3. Абраменков М.С.  Наследственные  отношения  в  современном  международном  частном  праве  /  М.С.  Абраменков.  -           LAP  Lambert  Academic  Publishing,  2011  г.  –  262  с.
  4. Абраменков М.С.  Наследственное  право  /  М.С.  Абраменков.  Учебное  пособие  /  М.С.  Абраменков,  П.В.  Чугунов  –  Юрайт,  2016  г.  –  435  с.
  5. Бергманн В.  Гражданское  уложение  Германии.  Германские  и  европейские  законы.  /  В.  Бергманн  -  Wolters  Kluwer,  2006  г.  –  816  с.

References

  1. The Civil Code of the Russian Federation (part three) of 26.11.2001 № 146-FZ on 26.02.2016 // the Russian newspaper. - 2001 - № 233.
  2. Draft Federal Law № 801269-6 "On Amending of the first, second and third of the Russian Civil Code and Certain Legislative Acts of the Russian Federation": for 26.05.2015.
  3. Abramenkov M.S. Hereditary relations in the modern international private law / M.S. Abramenkov. - LAP Lambert Academic Publishing, 2011 - 262 p.
  4. Abramenkov M.S. Inheritance Law / M.S. Abramenkov. Textbook / M.S. Abramenkov, PV Iron - Yurayt, 2016 - 435 p.
  5. Bergmann, German Civil code. German and European laws. / V. Bergmann - Wolters Kluwer, 2006 - 816 p.