THE SPECIFICS OF THE MOUNTING OF CHRONOS IN THE MUSICAL COMPOSITIONS OF RUSSIAN COMPOSERS OF THE SECOND HALF OF THE TWENTIETH CENTURY

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.46.055
Issue: № 4 (46), 2016
Published:
2016/04/18
PDF

Abstract

The present work is devoted to the problem of space-time continuum in the musical compositions of the second half of the twentieth century. The author discovers and proves that the art of the second half of the XX century is characterized by a new awareness of time. Similar connected with scientific breakthroughs that have occurred in this historical period. Also, the article discusses that the free work of the authors with space and time coordinates is characterized by special way of organizing art works and installation.

Денисова З.М.

Кандидат искусствоведения, заместитель директора, Екатеринбургская детская школа искусств №2, доцент, Екатеринбургская академия современного искусства

СПЕЦИФИКА МОНТАЖНОГО ХРОНОСА В МУЗЫКАЛЬНЫХ СОЧИНЕНИЯХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ КОМПОЗИТОРОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА

Аннотация

Настоящая работа посвящена рассмотрению проблемы организации пространственно-временного континуума в музыкальных сочинениях второй половины XX столетия. Автор статьи обнаруживает и доказывает, что для искусства второй половины XX столетия характерно новое осознание хода времени. Это связано с важнейшими научными открытиями, произошедшими в данный исторический период. Свободная работа авторов с пространственно-временными координатами является проявлением особого способа организации художественного сочинения – монтажного.

Ключевые слова: отечественная музыкальная культура второй половины XX века, монтажная композиция, пространственно-временной монтаж, хронотоп.

Denisova Z.M.

PhD in Arts, Deputy Director, Ekaterinburg Children's School of Arts №2, Associate Professor, Ekaterinburg Academy of Contemporary Art

THE SPECIFICS OF THE MOUNTING OF CHRONOS IN THE MUSICAL COMPOSITIONS OF RUSSIAN COMPOSERS OF THE SECOND HALF OF THE TWENTIETH CENTURY

Abstract

The present work is devoted to the problem of space-time continuum in the musical compositions of the second half of the twentieth century. The author discovers and proves that the art of the second half of the XX century is characterized by a new awareness of time. Similar connected with scientific breakthroughs that have occurred in this historical period. Also, the article discusses that the free work of the authors with space and time coordinates is characterized by special way of organizing art works and installation.

Keywords: Russian musical culture of the second half of the twentieth century, circuit composition, spatial and temporal montage, the chronotope.

Творчество композиторов отечественной музыкальной культуры второй половины XX века удивляет разнообразием художественных замыслов. Несмотря на то, что анализу музыки этого периода посвящено большое количество трудов музыковедов в самых различных жанрах, нераскрытыми продолжают оставаться многие вопросы, находящиеся в области жанровых решений, специфики формообразования, интонационной природы музыки и другие. В этом ряду находится и проблема организации пространственно-временного континуума в музыкальном сочинении.

Проведенный анализ многих партитур второй половины XX века показал, что время как художественный феномен переживается и осмысляется композиторами этого периода несколько иначе. Заметим, что эта особенность художественного мышления в целом является характерной для всего столетия, которое в силу случившихся научных открытий в различных сферах коренным образом изменило наше представления о существующем мире, привело к подрыву веры в наглядность. В этом контексте актуальной представляется точка зрения критика А. Бочарова, анализирующего состояние искусства второй половины XX века:  «для нынешнего этапа искусства свойственно восприятие сегодняшней нашей жизни как звена в бесконечной цепи истории, где связи с прошлым оказались прочнее, и состояние будущего неотрывно от настоящего. Вместо: будущее начинается сегодня, можно сказать, – продолжает литературовед, – будущее начинается вчера» [1, 232]. Быть может поэтому, в отечественной литературе второй половины XX века находят широкое воплощение темы Великой Отечественной войны и исторического прошлого народа. Обращение к исторической теме позволило художникам глубже понять сегодняшний день, заглянуть в завтрашний, сравнить и донести идейно-нравственную сущность человека прошлого и современности, и, тем самым, подчеркнуть неразрывную связь времен и эпох.

Иное восприятие времени, с его стираем границ между прошлым, настоящим и будущим нашло возможность воплощения в особом способе организации композиции сочинений – монтажном, характеризующимся высокой степенью расчлененности, дробности материала, внезапных переключений жанрово-тематических линий, мозаичностью структур, в организации которых участвуют множество композиционных единиц, сцепляемых по принципу контраста. Такая композиция музыкального сочинения нередко начинает строиться как цепь воспоминаний, впечатлений пережитого в прошлом, а форма подачи материала организуется «с конца», что приводит к усложнению образного строя произведения. Также монтажная организация материала ведет к метафорической сгущенности и сжатости повествования, к лаконизму, позволяет соединять отдельные фрагменты, используя ассоциативные художественные связи.

Неким методологическим «ключом» в понимании монтажного хроноса может послужить исследование искусствоведа В. Чайковской. Рассмотрим основные его положения.

Исследователь обозначает два наиболее распространенных в произведениях художников изучаемого периода типа хронотопа: метонимический, означающий краткую иносказательную историю поучительного содержания, и меномеотический – движение, круговорот, путь. Обособление этих двух типов хронотопа условно, так как в практике искусства чаще встречается переплетение этих типов хронотопа и сосуществование их в одном произведении. В основе образно-смыслового контекста первого типа В. Чайковская видит некую двуплановость, посредством которой происходит соотношение конкретно-исторического и вечного. Содержательно-формальную структуру рассматри­ваемого хронотопа ученый рассматривает в кино (фильмы: «Восхождение» Л. Шепитько, «Бежин луг» С. Эйзенштейна), живописи (Т. Назаренко «Московский вечер», В. Попкова «Хороший человек была бабка Анисья»,    К. Петрова-Водкина «Петроградская мадонна»), литера­туре (Ч. Айтматов «Пегий пес, бегущий краем моря», М. Булгаков «Мастер и Маргарита»). В композиции всех этих художественных произведений исполь­зован единый контрапунктический принцип, где резко сталкива­ются вневременное, всеобщее и конкретно-историческое.

Второй тип пространственно-временной модели, по мнению В. Чайковской, опирается на систему временных и пространственных планов, «возникающих в ходе реального или мысленного путешествия героя» [3, 42]. Герой может путешествовать как в пространстве реально существующем, так и в мире собственных воспоминаний и фантазий, в воображаемом плоскостном времени, осуществляя в процессе этого пути связь всех образующихся пространств и времен. Хронотоп этой разновидности также свойственен не толь­ко литературе, но и другим видам искусства. В качестве приме­ра можно назвать «Хождение по мукам» А. Толстого, «За далью – даль» А. Твардовского, фильмы А. Тарковского «Солярис», «Руб­лев», живописные полотна Н. Ливенцовой «Отцу и матери – парти­занам Белоруссии посвящается», P. Валнере «Память об отце», В. Моисеенко «Память», В. Попкова «Шинель отца».

Каждый из хронотопов позволяет по-своему вступить в диалог с пространством, преодолеть, расширить временные границы изображаемого объекта. Но если в первом главный герой является носителем безусловных, выработанных веками ценностей, то во втором его роль иная: он не носитель, а  искатель нравственных истин. Оба хронотопа направлены на ценностное освоение мира, но каждый осуществляет это по-своему.

Анализ сочинений композиторов второй половины XX века                  (Г. Канчели, Р. Щедрина, В. Сильвестрова и других), показал, что в них в большинстве случаев представлены оба типа хронотопа. Меномеотический хронотоп выявился в связи со смешением реального событийного времени в план воспоминаний о прошлом. Надвременной план образуется не только как сумма настоящего, будущего, но и предполагает связь с прошлым. Совмещение двух хронотопных моделей, лежащее в основе слож­ного пространственно-временного организма произведения, по­зволяет монтажно перебрасывать развитие действия из одного времени в иное, создавая предпосылки многоаспектного, мас­штабного временного раскрытия охвата событий. В целом свободное манипулирование пространственно-временными координатами приводит к образованию сложной поливременной структуры музыкальных сочинений, отражающей переплетение конкретно-исторического и надвременного, к созданию особого эффекта размыкания времени и пространства, некой объемности, стереофоничности образов, условия для подчеркивания тесной связи времен, где в настоящем просматриваются следы прошлого, из настоящего протягиваются нити в будущее.

Заметим, что пространственно-временной монтаж, в целом, широко осваивается и в литературе этой поры. Сцепление многочисленных временных пластов можно обнаружить в повестях и романах Ч. Айтматова («Материнское поле», «Прощай, Гульсары», «Буранный полустанок»),  трилогии А. Ананьева «Годы без войны», романах «Колесо фортуны»           И. Дубова, «Альтист Данилов» В. Орлова.

Временная многоплановость отличает и живописные полотна второй половины XX века. Искусствовед А. Каменский, отмечая глубокие изменения, происходящие в живописи этих лет, указывает, что «единство времени и места, свято и непреклонно соблюдавшееся до сих пор, нарушено, и художники стремятся развернуть повествование по времени. Сделать его многоаспектным, преодолевая обычную «одномоментность живописи». В результате традиционная статичность и бесфабульность живописных полотен все интенсивнее вытесняется сложно построенным действием, развитием во времени» [2, 26, 79]. Примером тому могут послужить работы: Э. Аплдроос «Студенты», В. Моисеенко «Память», Т. Назаренко «Московский вечер», Р. Валнере «Память об отце», Н. Ливенцова «Отцу и матери – партизанам Белоруссии – посвящается», А. Савицкюс «Литва войны», М. Лейс «Красные кони» и другие.

Литература

  1. Бочаров, А. Рождено современностью [Текст] / А. Бочаров // Новый мир. – 1981. – № 8. – C. 227–246.
  2. Каменский А. Вертикальный монтаж.[Текст] / А. Каменский//Искусство.– 1980. – №1.– С. 23-85.
  3. Чайковская, В. К проблеме пространственно-временных моделей в искусстве [Текст] / В. Чайковская // Искусство. – 1980. – № 8. – С. 42–47.

References

  1. Bocharov, A. Born modernity [Text] / A. Bocharov // New world. – 1981. – N. 8. – S. 227-246.
  2. Kamensky A. Vertical mounting. [Text] / A. Kamensky: Art. – 1980. – N. 1. – S. 23-85.
  3. Tchaikovskaya, V. To the problem of spatial-temporal models in art [Text] / V. Chaykovskaya // Art. – 1980. – N. 8. – S. 42-47.