SPEECH OPTIMAL IN ASPECT OF MEDIA RHETORIC

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.46.245
Issue: № 4 (46), 2016
Published:
2016/04/18
PDF

Abstract

Тhe article considers the problem of miscommunicatie in terms of media reality. The main attention is focused on mediaforce and its specific features in terms of communication. Analyzed constructive for existence of rhetorical practices of "screen spaces" that contribute to raising the level of speech skills of a person, attached to rhetorical values. The author explores the rhetorical features optimal display space, determines the acceptable boundaries of their use.

Гришанина-Мошкина О.В.

Преподаватель, Челябинский государственный институт культуры

РЕЧЕВОЙ ОПТИМАЛ В АСПЕКТЕ МЕДИАРИТОРИКИ

Аннотация

В статье рассматривается проблема дискоммуникации в условиях медиареальности. Основное внимание фокусируется на медиариторике и ее специфических возможностях в аспекте медиакоммуникации. Анализируются конструктивные проявления риторических практик «экранных пространств», способствующих повышению уровня речевых навыков и умений человека, приобщению к риторическим ценностям. Автор исследует риторические оптимальные особенности медийного пространства, определяет допустимые границы их использования.

Ключевые слова: медиа, медиакультура, медиариторика, речевой оптимал, риторические проявления медиакультуры.

Grishanina-Moshkina O.V.

Teacher, Chelyabinsk State Institute of culture

SPEECH OPTIMAL IN ASPECT OF MEDIA RHETORIC

Abstract

Тhe article considers the problem of miscommunicatie in terms of media reality. The main attention is focused on mediaforce and its specific features in terms of communication. Analyzed constructive for existence of rhetorical practices of "screen spaces" that contribute to raising the level of speech skills of a person, attached to rhetorical values. The author explores the rhetorical features optimal display space, determines the acceptable boundaries of their use.

Keywords: media, media culture, media rhetoric, speech optimal, rhetorical manifestations of media culture.

Актуальность темы данного исследования связана с необходимостью  теоретического изучения медиариторики в условиях  медиакультурного развития общества, которое сегодня все чаще переживает  состояние дискоммуникации. В теоретическом аспекте проявление кризиса на данном уровне вызывает необходимость интерпретации специфических истоков таких состояний. Одним из них является качество и интенсивность протекающих коммуникативных процессов как стратегического ресурса развития человека.

Так или иначе медиапространство является сегодня мощным фактором воздействия на общество, социокультурные группы и человека. Одним из самых эффективных инструментов такого влияния выступает медиариторика. От ее уровней, характеристик, степени выразительности, содержательных посылов во многом зависит тот эффект, который производит медиасреда в целом. Социокультурное состояние общества и пути разрешения множества локальных и масштабных конфликтов так или иначе зависят от того, кто, с какой целью и насколько эффективно владеет медиариторикой как инструментом воздействия.

Следует уточнить, что медиариторика в интерпретации исследователя С. А Шомовой, которая предлагает данное понятие в связи с политической коммуникацией, представляет собой процесс передачи смыслов, взглядов идей с помощью ораторского искусства, объединяющий в себе «признаки прямого риторического выступления и медийных способов передачи политического смысла» [5, с. 53].

Опираясь на данную трактовку отметим, что под медиариторикой понимается совокупность теоретических установок и представленное в спектре конкретных технологий мастерство целесообразного, эффективно воздействующего и гармонизирующего речевого дискурса, предполагающие наличие опосредующего звена между социокультурным актором (субъектом) и его аудиторией, которыми в медиапространстве выступают различные конфигурации акторов социокультурного коммуникационного поля.

Медиариторика гипотетически представляет собой набор оптимальных риторических норм, ценностей, канонов, знание которых потенциально позволяет целесообразно выстроить свою речевую деятельность, вступить в речевое взаимодействие, добившись понимания партнера и положительного результата речевого взаимодействия, развивать риторический потенциал, осмыслять и диагностировать риторических возможности медиакультуры в целом [3, с.15].

Отметим, что к таким риторическим проявлениям современного медиакоммуникативного контента мы относим телевизионные передачи типа дискуссии, дебатов, полемики, круглого стола, онлайновые средства связи, интерактивное телевидение и прочие. Однако, стоит заметить, что таковых в миедиапространстве не так много, а в большинстве своем наличествующие, хотя и поддерживают двусторонний контакт с оппонентом, игнорируют при взаимодействии с ним большинство риторических принципов, стратегий и умений.

Поэтому несмотря на существующую доступность средств и примеров речевого взаимодействия в медиакоммуникативном пространстве, гипотетически обуславливающих коммуникативные качества личности, в комплекс черт современного человека нередко входят пассивность, инфантильность, конформизм, а недостаточность владения риторически-речевыми технологиями кардинально усиливает возможность негативных последствий этого. Каузальность данной проблемы заключена также в следующем: ускоренный и насыщенный событиями темп жизни человека, перегруженность информационного потока медиа, однобокость вещания средств массовой коммуникации, связанная зачастую с агрессией и многое другое.

Обращение к медиакоммуникативному контенту позволило  выявить и проанализировать 19 федеральных телеканалов, из которых  4, а именно «Россия», «Первый канал», «Пятый канал», «ТВЦ» содержат кластер телепередач, которые мы можем отнести к «риторическим»: «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым», «Дебаты», «Политика», «Момент истины», «Право голоса», «Мозговой штурм», открытые телевизионные пресс-конференции – это те передачи, которые удовлетворяют наиболее значимым законам  риторического образца, отвечающим требованиям современной жизни, даже если брать в расчет явные признаки наблюдаемой нами речевой агрессии. Среди явлений интернета нам представляется актуальным исследование таких онлайновых средств связи, как вебинары, онлайн-конференции и др., позволяющее не только демонстрацию конструктивных способов речевого взаимодействия, приобщение к нормам риторического процесса, но и практику, активное включение в процесс взаимодействия с оппонентами [2, с. 113].

Таким образом, медиариторика и ее исследование в медиакоммуникативном пространстве, а именно в системе таких ее предметных форм, как телевидение, интернет, представляется актуальным полем изучения наиболее интенсивных форм публичного социокультурного взаимодействия по поводу самых острых проблем современности. Данные возможности были обусловлены наличием на телевидении передач риторико-публицистического жанра. Если телевидение гипотетически представляет собой демонстрацию конструктивных способов речевого взаимодействия, несколько одностороннее приобщение к нормам риторического процесса, то интернет, с присущей ему долей интерактивного взаимодействия, выступает уже в качестве практического поля, предполагающего активное соучастие потенциально неограниченного числа ораторов и позволяющего нарабатывать вариативные риторические техники в непосредственно ситуативном контексте активного речевого общения.

В контексте медиакультуры медиариторика выступает в качестве   технологически сложного и потенциально эффективного медиатора (в широком социокультурном смысле) по отношению к широчайшему спектру проблемных аспектов, остро актуальных для аудитории и каждого человека в ней, так как раскрывает ситуации, близкие к среде их реального жизненного опыта, но представляет уникальную возможность вновь их пережить в особом синтезе виртуальности медиа и реальности жизненных обстоятельств. В культурологической интерпретации она может быть представлена в качестве самоценного нормативно-ценностного речевого оптимала, который разворачивается посредством целенаправленно ориентированной системы риторической коммуникации.

Под речевым оптималом в данном аспекте понимается сочетание лексических и паралингвистических выразительных средств, обеспечивающих в конкретной ситуации речевого взаимодействия наибольший прагматический эффект. Речевой оптимал характеризуется тем, что возникает как спонтанно, продиктованный самой логикой и чувственным восприятием участников общения условий акта речевой коммуникации, так и может проектироваться сознательно и целенаправленно, исходя из целей, задач и намерений коммуникантов. В любом случае обязательным остается учет речевых, паралингвистических и установочных позиций и органических свойств всех участников речевого общения, даже в тех ситуациях, когда коммуникация по видимости одностороння.

Сказанное выше представляет некоторые обобщенные программные установки, ориентированные на оптимальный коммуникативный уровень. Но «грубая» реальность не всегда соответствует тому, что мы хотели бы видеть сегодня в качестве коммуникативно-риторического «оптимала» на телевидении.  О. Ф. Нечай утверждает, что «годы застоя, сильно повлиявшие на сферу массовой коммуникации, вели к расхождению между словом и делом, между декларацией и практикой. Этому способствовал и парадно-официальный стиль телевидения, противостоящий всякому проявлению личностного начала на телеэкране» [4, с. 38]. Разумеется, в цитате речь идет о ситуации уже минувших времен, но, по аналогии с прошлым, и новые контексты наследуют в существенной мере все ту же негативную роль по отношению к культуроценному потенциалу риторической культуры в медиасфере.

Изучение речи и поведения коммуникатора продолжает исследователь О. А. Лаптева, поляризуя два возможных типа его речи на дикторскую (неспонтанную) и живую (спонтанную). Вторая более всего подвержена ошибкам и ненормированным речевым явлениям, это задается ее характером, основным признаком которого является непринужденность [1, с. 13].

Но если учесть лавинообразный рост именно таких форм, которые включают подобную речевую импровизационность, следует констатировать нарастание своеобразной «критической массы» медиапосланий такого характера, все более плотно воздействующих на аудиторию. Поэтому как никогда ранее человеку необходимо изучать медиакоммуникативный контент, и найти образец такого коммуникатора и такой речевой оптимал, которые отвечали бы запросам сегодняшнего времени, времени активного человека, менее официально-представительного, но более личностно-вовлеченного и, безусловно, правильно говорящего. Так как именно коммуникатор станет образцом, творящим медийный образ реального речевого взаимодействия, по своим качественным характеристикам близкого к оптималу, а в лучших образцах его достигающего.

Поэтому важным сегодня на наш взгляд является исследование речевого оптимала, его функций в медиариторике, поскольку отношение к медиариторике человека и общества служат показателем культурного и общественного  развития, социальной, политической и идеологической ориентации общества. Именно поэтому в информационную эпоху ясно отмечается необходимость выявления и дифференциации риторических культурных практик, которые включают в себя оптимальные речевые особенности и отвечают высокому уровню речевой культуры.

Литература

  1. Лаптева, О. А. Теория современного русского литературного языка: Учебник для вузов / О. А. Лаптева. – М.: Высшая школа, 2003. - 351 с.
  2. Мошкина, О. В. Интернет как тренинг интерактивности / О. В. Мошкина // Вестник БГУ. – Улан-Удэ, БГУ, 2014. – 14 (2). – С. 111-114.
  3. Мошкина, О. В. Риторические телепередачи как новая система координат речевой коммуникации / О. В. Мошкина // Вопросы культурологии. – Москва, 2015. – 15 (8). – С. 11-17.
  4. Нечай, О. Ф. Ракурсы. О телевизионной коммуникации и эстетике / О. Ф. Нечай. – М.: Искусство, 1990. – 119 с.
  5. Шомова, С. А. Медиариторика как метод политической PR- коммуникации / С. А. Шомова // Вестник Моск. ун-та. Сер.10. Журналистика. – 2003. - № 4. – С. 49-60.

References

  1. Lapteva, O. A. Teorija sovremennogo russkogo literaturnogo jazyka: Uchebnik dlja vuzov / O. A. Lapteva. – M.: Vysshaja shkola, 2003. - 351 s.
  2. Moshkina, O. V. Internet kak trening interaktivnosti / O. V. Moshkina // Vestnik BGU. – Ulan-Udje, BGU, 2014. – 14 (2). – S. 111-114.
  3. Moshkina, O. V. Ritoricheskie teleperedachi kak novaja sistema koordinat rechevoj kommunikacii / O. V. Moshkina // Voprosy kul'turologii. – Moskva, 2015. – 15 (8). – S. 11-17.
  4. Nechaj, O. F. Rakursy. O televizionnoj kommunikacii i jestetike / O. F. Nechaj. – M.: Iskusstvo, 1990. – 119 s.
  5. Shomova, S. A. Mediaritorika kak metod politicheskoj PR- kommunikacii / S. A. Shomova // Vestnik Mosk. un-ta. Ser.10. Zhurnalistika. – 2003. - № 4. – S. 49-60.