CANON LAW IN MEDIEVAL SPAIN AS THE BASIS OF THE EMERGING LEGAL CONSCIOUSNESS

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.46.088
Issue: № 4 (46), 2016
Published:
2016/04/18
PDF

Abstract

Medieval European law is based on several fundamental layers; one of them was Roman Canon law. It was particularly significant for Spain, because it was introduced in the legal system during the period of the Roman Empire domination. Roman law eventually played out, but Church standards remained the basis for the statehood. Then, the legal Renaissance in the European context occurred, and Spain along with the rest of Europe revised its legal system on the basis of the reception of the Roman-Canon law. It plays a significant role up to now.

Калинина Е.Ю.

ORCID: 0000-0002-9489-6762, кандидат юридических наук, доцент, Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена

КАНОНИЧЕСКОЕ ПРАВО В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИСПАНИИ КАК ОСНОВА ФОРМИРУЮЩЕГОСЯ ПРАВОСОЗНАНИЯ

Аннотация

Средневековое европейское право основывается на нескольких фундаментальных пластах, одним из которых является римско-каноническое право. Для Испании оно особенно значимо, поскольку было привнесено ещё в период доминирования Римской Империи. Римское право со временем теряло значение, но церковные нормы оставались базисными для развивающейся государственности. Затем в общеевропейском контексте произошло правовое возрождение, и Испания вместе со всей Европой пересмотрела свою правовую систему на основе рецепции римско-канонического права, которое играет определённую роль до сих пор.

Ключевые слова: Средневековая Испания, римско-каноническое право, правосознание

Kalinina E.Yu.

ORCID: 0000-0002-9489-6762, PhD in Jurisprudence, associate professor, Herzen State Pedagogical University of Russia

CANON LAW IN MEDIEVAL SPAIN AS THE BASIS OF THE EMERGING LEGAL CONSCIOUSNESS

Abstract

Medieval European law is based on several fundamental layers; one of them was Roman Canon law. It was particularly significant for Spain, because it was introduced in the legal system during the period of the Roman Empire domination. Roman law eventually played out, but Church standards remained the basis for the statehood. Then, the legal Renaissance in the European context occurred, and Spain along with the rest of Europe revised its legal system on the basis of the reception of the Roman-Canon law. It plays a significant role up to now.

Keywords: Medieval Spain, the Roman-Canon law, legal consciousness

Как и любой правовой порядок, римско-каноническое право связано с существованием определённой политической общности; в данном случае таким институтом является Церковь[1].  В момент своего возникновения «сакральные и государственно-правовые институты  ещё не были разделены»[2]. Это свойство римского права во многом сохранилось после введения христианства и перешло в испанское право и правосознание.

 Благодаря огромному влиянию католической церкви и широкой юрисдикции церковных судов в Испании, каноническое право — система канонов, правил, установленных церковью и относящихся как к устройству церкви, так и к жизни верующих  - внесло существенный вклад в становление романо-германской правовой семьи. Каноническое право основывалось на принципах римского права, изучалось в университетах наравне с гражданским. Сборники средневекового испанского законодательства, как и вообще европейского той эпохи, имеют основу в общем римско-каноническом праве[3].

Рассмотрим кратко основные вопросы, которые в результате противостояния вошли в сферу церковной юрисдикции в средневековой Испании. Римско-каноническое влияние проявляется в нормах, регулирующих вопросы семейного права, а также церковного устройства и церковной юрисдикции. Они регулируют вопросы осквернения церкви или посягательства на жизнь, здоровье или имущество священнослужителей. Также данные нормы (или основанные на них) формируют основы межконфессиональных отношений. Эта традиция, как минимум, имеет своими корнями решения IV Латеранского Собора 1215 г., суть которого во многом сводилась к установлению механизмов подчинения королевской власти в любом государстве Европы Папе. Основные решения этого Собора были скомпилированы в Corpus Iuris Canonici, заложившего основы средневекового канонического права.

В каноническом праве имеет своё основание право убежища, которое распространялось на церковь. Идея убежища следовала из Ветхого завета, а также из египетского и греческого права. Когда христианство стало официальной религией Империи, право убежища распространилось на все церкви. Оно сохранилось в средневековых европейских государствах и было закреплено на официальном уровне после решений IV  Латеранского Собора. Эта мера была необходима в ситуации средневековых правоотношений и постоянных войн в процессе складывания национальной государственности и установления границ. Данное положение приобретает название «божьего мира и спокойствия» (pace et tregua) и касается не только обвиняемых в совершении какого-либо преступления (или деклассированных и маргинальных элементов), а крестьянина, торговца или любого человека, который подвергся насилию, свойственному этой эпохе[4].

Достаточно подробно канонические нормы пытаются регулировать правоотношения  с представителями инкофессиональных общин. Для Испании характерной оказывается тема взаимодействия с иудеями и арабами. Эти вопросы упоминаются в римских документах и работах мыслителей средневековья, чьи труды считались доктринальными. В Испании эти положения были представлены довольно широко, в отличие от многих других, которые рецензировались и использовались по мере необходимости.

В частности законодателя интересовал вопрос о процедуре обращения, а также о частноправовых взаимоотношениях: заключении и расторжении браков, статусу детей. Появлялись нормы, запрещавшие иудеям заниматься ростовщичеством. Важным представлялся вопрос празднования религиозных праздников, замещения должностей и т.п. При анализе этой проблемы особое место занимают решения  IV Латеранского Собора. Например, были введены знаки различия для иудеев. В 1298 г. издаётся Liber  Sextus, где в частности, содержалась норма о том, что христиане, перешедшие в другую веру, даже если они сами были обратившимися иудеями или мусульманами, объявлялись еретиками. Так создавалось довольно интересное положение: обращение иудеев и мусульман в христианство всячески приветствовалось государством, и им даже полагалась защита, поскольку национальные нормы запрещали переход в другую веру. С другой стороны, переход христиан в другую веру, по сути, приравнивался к преступлению.

Каноническое право пыталось решать вопросы о том, что представляют собой ереси. Данная проблема для становления средневекового государства представляется довольно важной. Через формирование социальных групповых границ происходило структурирование общества, что является предпосылкой государственности. Необходимо было определить ядро политико-правовой культуры, то есть официальный центр, а затем расположить по периферии субкультуры по мере их удаления от ядра. Неминуемо формируется граница государства, в том числе, ментальная, которая предполагает наличие маргинальных групп. Для средневекового правосознания маргинальными субкультурами могут являться некоторые инконфессиональные группы. Например, в некоторых источниках ислам признаётся совокупностью ересей, имеющих истоки в христианстве[5].

Уже в XII  в. процессуальные нормы римско-канонического права неодобрительно относятся к ордалиям и судебным поединкам. Некоторые акты подобные процессуальные действия напрямую запрещают. Светское законодательство отдельных испанских регионов в форме фуэро повторяет запрет лишь в отношении межконфессиональных споров. Таким образом, запрещены только судебные поединки между христианами и иудеями и христианами и мусульманами. Однако ордалии в форме испытания раскалённым железом и кипящей водой запрещаются вовсе.

Римское право служило основой как светскому, так и каноническому праву, которые «создали государство и сцементировали общество, сформировали европейскую цивилизацию»[6]. Оно способствовало формированию отдельных норм и целых институтов. И Церковь, и государственная власть считались носителями римского права, а «нормы «религиозной жизни были неотделимы от правовых»[7]. Их основное отличие заключается в  том, что базируются они на разных идеологических основаниях[8], на которых строятся близкие концепты греха и преступления. Вместе они создавали основу для европейского мышления, частью которого, с оговорками, можно назвать испанское правосознание. Для западной христианской идеологии характерным является юридический элемент, также как собственно право несёт на себе отпечаток религиозности.  Но только в XIII  в. право отделилось от морали, и было создано каноническое право в чистом виде[9].

[1] Martínez Martínez F.  La superioridad del Derecho divino en el pensamiento pregracianeo: una visión de las colecciones canónicas medievales// Ius canonicum, Vol. 45, Nº 89, 2005, págs. 183-231. Р.183

[2] Кофанов Л.Л. Lex и ius: возникновение и развитие римского права в VIII-III  вв. до н.э. – М.: Статут, 2006. – 575 с. С.12

[3] García y García A. La Compilación de Huesca (1247) y el derecho canónico medieval// Glossae: European Journal of Legal History, № 8, 1996, págs. 27-42. Р.27

[4] Ibid. Р.30

[5] Mitre Fernández Е. Cristianismo medieval y herejía// Clío & Crímen: Revista del Centro de Historia del Crimen de Durango, № 1, 2004 (Ejemplar dedicado a: Las Herejías Medievales), págs. 22-41. Р.28

[6]Калинина Е.Ю. Право и религия как основа формирования европейского средневекового правосознания// Юридическая наука. – 2012, №5. С.4-7.  С.5

[7] Калинина Е.Ю. Мифология  средгневекового правосознания: иррациональное в рациональном. – М.: Юрлитинформ, 2014. – 216 с. С.55

[8] Maldonado J. y Torco F., del. Acerca del carácter jurídico del ordenamiento canónico// Revista española de derecho canónico, Vol. 1, № 1, 1946, pр. 67-104. Р.68

[9] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные  правовые  системы  современности/  Пер.  с  фр.  В.А. Туманова. - М.: Междунар. отношения, 1999. —400 с. С.33

 

Литература

  1. García y García A. La Compilación de Huesca (1247) y el derecho canónico medieval// Glossae: European Journal of Legal History, № 8, 1996, pр. 27-42.
  2. David R., Zhoffre-Spinozi K. Osnovnye pravovye  sistemy  - M.: Mezhdunar. otnoshenija, 1999. —400 s.
  3. Kalinina E.Yu. Mifologiya sredgnevekovogo pravosoznaniya: irracional'noe v racional'nom. – M.: Yurlitinform, 2014. – 216 s.
  4. Kalinina E.Yu. Pravo i religiya kak osnova formirovaniya evropejskogo srednevekovogo pravosoznaniya// Yuridicheskaya nauka. – 2012, №5. S.4-7.
  5. Kofanov L.L. Lex i ius: vozniknovenie i razvitie rimskogo prava v VIII-III do n.je. – M.: Statut, 2006. – 575 s.
  6. Maldonado J. y Torco F., del. Acerca del carácter jurídico del ordenamiento canónico// Revista española de derecho canónico, Vol. 1, № 1, 1946, pр. 67-104.
  7. Martínez Martínez F. La superioridad del Derecho divino en el pensamiento pregracianeo: una visión de las colecciones canónicas medievales// Ius canonicum, Vol. 45, № 89, 2005, pр. 183-231.
  8. Mitre Fernández Е. Cristianismo medieval y herejía// Clío & Crímen: Revista del Centro de Historia del Crimen de Durango, № 1, 2004 (Ejemplar dedicado a: Las Herejías Medievales), pр. 22-41.