DENTITY AS A LINGUO-COGNITIVE PHENOMENON IN GERMAN AND RUSSIAN DIARY DISCOURSE: GENERAL AND SPECIFIC

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.46.128
Issue: № 4 (46), 2016
Published:
2016/04/18
PDF

Abstract

The article discusses the features of implementation of the self-identification strategy in the diary discourse. It is proved that cognitive-discursive tactics of self-categorization, self-attribution, internalization and social comparisons are universal in the diaries in different languages. Based on the analysis of personal diaries of A. Schnitzler, S. Zweig and K. I. Chukovsky it is concluded that these tactics have varying degrees of prevalence in the diary discourse of German-speaking and Russian-speaking people.

Ступина Т.Н.1, Леонова Е.В.2

1 ORCID: 0000-0003-0203-9462, кандидат филологических наук, доцент,         ORCID: 0000-0001-6512-4491, старший преподаватель, Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского

ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК ЛИНГВО-КОГНИТИВНЫЙ ФЕНОМЕН В НЕМЕЦКОЯЗЫЧНОМ И РУССКОЯЗЫЧНОМ ДНЕВНИКОВОМ ДИСКУРСЕ: ОБЩЕЕ И СПЕЦИФИЧНОЕ

Аннотация

В статье рассматриваются особенности реализации стратегии самоидентификации в дневниковом дискурсе. Доказывается, что когнитивно-дискурсивные тактики самокатегоризации, самоатрибуции, интериоризации и социального сравнения являются универсальными в текстах дневников разноструктурных языков. На основании анализа личных дневников А. Шницлера, С. Цвейга и К. И. Чуковского делается вывод, что указанные тактики имеют различную степень распространённости в немецкоязычном и русскоязычном дневниковом дискурсе. 

Ключевые слова: дневниковый дискурс, идентичность, самоидентификация, стратегия, тактика.

 

Stupina T.N.1, Leonova E.V.2

1 ORCID: 0000-0003-0203-9462, PhD in Philology, associate professor, ORCID: 0000-0001-6512-4491, senior lecturer, Saratov National Research State University named after  N.G. Chernyshevsky

DENTITY AS A LINGUO-COGNITIVE PHENOMENON IN GERMAN AND RUSSIAN DIARY DISCOURSE: GENERAL AND SPECIFIC

Abstract

The article discusses the features of implementation of the self-identification strategy in the diary discourse. It is proved that cognitive-discursive tactics of self-categorization, self-attribution, internalization and social comparisons are universal in the diaries in different languages. Based on the analysis of personal diaries of A. Schnitzler, S. Zweig and K. I. Chukovsky it is concluded that these tactics have varying degrees of prevalence in the diary discourse of German-speaking and Russian-speaking people.

Keywords: diary discourse, identity, self-identification, strategy, tactics.

Как известно, современные лингвистические исследования дискурсивного плана обращены к идеям так называемой внешней лингвистики в духе Ю.Д. Апресяна, Н.Д. Арутюновой и др. Среди принципов внешней лингвистики для целей данного исследования ведущую роль играют экспансионизм, антропоцентризм и экспланаторность [1, c. 5]. Данный вектор исследований в лингвистике нового времени определяет подход к изучению сложных гуманитарных систем, сущность которых объяснима через призму указанных выше принципов. В этом ряду своё место занимает феномен идентичности языковой личности, которому отводится ведущая, регулирующая роль во всей жизнедеятельности человека. Язык, бесспорно, представляет собой источник неоценимых сведений, на основе которых может быть определена структура идентичности его носителей, и в обратном порядке: ментальное явление идентичности как сложный социально-психологический конструкт определяет вектор его лингвистического изучения в дискурсивном пространстве.

Основополагающим моментом в современных лингвистических исследованиях идентичности является понимание данного феномена как конструкта, формирование которого происходит под воздействием различных когнитивных механизмов самоидентификации и коммуникативных стратегий самопознания. В работах подобного толка идентичность изучается, помимо прочего, через выявление и описание речевых стратегий и составляющих их тактик [2], [3].

Несомненно, что исследование когнитивной деятельности становится возможным лишь благодаря анализу результатов речемыслительной деятельности, опредмеченной в текстах. Тесная  связь  мышления  и  языка  особенно отчётливо представлена в личных, интроспективных текстах, наиболее ярким примером которых может служить личный дневник. Основным посылом в исследовании является понимание дневникового дискурса как стратегического процесса, предполагающего выбор диаристом оптимальных языковых средств для реализации своей интенции. В соответствии с этим, основной движущей силой при создании дневникового (как и любого другого) текста являются когнитивно-дискурсивные стратегии и тактики.

Самоидентификация языковой личности в дневниковом дискурсивном пространстве признается в рамках обозначенного подхода как основная векторная стратегическая единица исследования. В работах, опубликованных нами ранее, доказывается, что феномен идентичности целесообразно исследовать с помощью анализа языкового оформления когнитивно-дискурсивных тактик, реализуемых языковой личностью в рамках стратегии самоидентификации [4], [5].

Как нами было указано в предварительных исследованиях, когнитивно-дискурсивный подход является наиболее целесообразным при изучении идентичности [6]. Сущность  когнитивно-дискурсивного подхода заключается, на наш взгляд, в равноценном учёте как когнитивных механизмов самоидентификации индивида (механизмов самокатегоризации, самоатрибуции, интериоризации и социального сравнения), так и дискурсивных условий порождения самоидентифицирующего высказывания в их взаимосвязи.

На предварительном витке исследования нами были проанализированы  в качестве материала личные дневники А. Шницлера и С. Цвейга на немецком языке. Выбор дневников данных авторов обусловлен макроконтекстом создания исследуемых речевых произведений. Немаловажную роль сыграл тот факт, что взрыв интереса к самопознанию, саморефлексии, самораскрытию приходится на конец 19-го – начало 20-го вв., в период популярности научных теорий идентичности, в частности психоаналитических теорий Зигмунда Фрейда. Как Артур Шницлер, так и Стефан Цвейг являлись восторженными поклонниками идей фрейдизма, что повлияло на содержание их личных дневников, которые указанные авторы определяли как инструмент самопознания.

Другим фактором, определившим выбор материала исследования, явилось учение о кризисе идентичности, согласно которому идентичность проявляется только в момент переживания индивидом определённых кризисных, конфликтных состояний. По мнению психологов, одарённые люди переживают постоянный кризис идентичности в связи со стремлением и невозможностью достичь идеального Я.

Целью данной работы является попытка выявить универсальное и специфичное в реализации стратегии самоидентификации и её четырех тактик в различных дневниковых лингвокультурах: немецко- и русскоязычной. Для этих целей для верификации полученных ранее данных на немецкоязычном материале привлекались дневники К.И. Чуковского, исследования жизни и творчества которого свидетельствуют о его постоянном стремлении к самопознанию, сомнениях, склонности к самоанализу [7]. Это хорошо согласуется с особенностями характера и склонностью к саморефлексии А. Шницлера и С. Цвейга, о чём шла речь выше.

Ведущей тактикой стратегии самоидентификации на материале немецкого языка нами была признана тактика самокатегоризации, сущность которой можно описать при помощи простого релятивного суждения «Я есть представитель группы Мы». Содержательный круг Мы-группы определяется через семантическую дихотомию «Мы – Они».

По своей распространенности в русскоязычном материале дневникового дискурса данная тактика является также доминирующей. Это можно объяснить приоритетом социального перед индивидуальным во всей жизнедеятельности человека. Так, по мнению Ю. В. Ставропольского, наше представление о себе как о личности в большой степени основывается на нашем членстве в определённой группе [8, c. 42]. Ср.:

Ich setze meine Ansichten auseinander – als oesterr. Staatsbürger jüdischer Race zur deutschen Kultur mich bekennend [9, c.196].

А то выходит, что я не столько писатель, сколько редактор [10, c. 480].

В отличие от немецкоязычного материала на условное второе место в дневниках К.И. Чуковского  выдвигается не тактика самоатрибуции, а таковая интериоризации, которая не столь характерна для дневников А. Шницлера и С. Цвейга. Это, на наш взгляд, не случайно. К.И. Чуковский всегда прислушивался к мнению окружающих, анализировал суждения других, даже начинающих писателей, поэтов, а также своих близких и знакомых. Сущность же тактики интериоризации и заключается в привлечении к самоанализу высказываний других и может быть описана при помощи сложного  суждения, в состав которого входят два связанных с помощью конъюнкции простых суждения: «Некто У считает, что я обладаю качеством Х, и я с этим согласен / не согласен». При выявлении компонентов идентичности диариста в рамках тактики интериоризации существенную роль играет фигура «значимого Другого». Ср. соответственно:

Mein Papa ärgert sich auch über mich, eigentlich ganz ohne Grund, da ich eigentlich fleißiger bin (medizinisch) als je.- [11, c. 217].

Мне Сологуб неожиданно сделал такой комплимент: «Никто в России так не знает детей, как вы». Верно ли это? Не думаю [10, c. 227].

Менее четко обозначена в русскоязычном материале, в отличие от немецкоязычного, тактика самоатрибуции, сущность которой определяется через опосредованное умозаключение «Я поступил / обычно поступаю определённым образом. Все люди, поступающие подобным образом, обладают качеством Х. => Я обладаю качеством Х». Ср. соответственно:

Meine Unfähigkeit mit Menschen an einem großen Tisch zu sprechen wird immer größer, ich habe nicht Talent und nicht Lust [12, c. 374].

Я удивительно, бесконечно невпечатлителен. Нет такой вещи, которую я не мог бы позабыть через час...  [13, c. 58].

Тактика же социального сравнения представлена лишь фрагментарно как в немецкоязычном, так и в русскоязычном дневниковом дискурсе. Содержание тактики социального сравнения определяется через простое релятивное суждение «Я более/менее Х, чем У; так же Х, как и У». Сравнительно небольшое количество самоидентифицирующих высказываний в рамках данной тактики может объясняться тем, что она чаще всего выступает не изолированно, а как составляющая в рамках других тактик. Большое значение при реализации тактики социального сравнения в обеих лингвокультурах имеет описание свойств личности Другого в его сопоставлении с собой. Ср. соответственно:

Ich bin heute unklarer noch als er [12, c.189].

Она не солидна – почти как я [10, c. 226].

Таким образом, можно констатировать, что в обеих лингвокультурах в дневниковом дискурсе при реализации стратегии самоидентификации используются аналогичные тактики, что свидетельствует об их универсальности. Однако имеет место и проявление специфичного. Это касается перегруппировки тактик по степени их распространения в текстах дневников разноструктурных языков. Для немецкоязычного материала имеет место следующая последовательность: доминирующими оказываются тактики самокатегоризации и самоатрибуции, менее выраженными являются тактики интериоризации и социального сравнения. В русскоязычном же материале доминируют тактики самокатегоризации и интериоризации, периферийными являются таковые самоатрибуции и социального сравнения.

Сказанное объяснимо, на наш взгляд, через призму теории  языковой личности диариста, её принадлежности к определенной этнокультуре, с её ценностями, установками, менталитетом, что  определяет пути самопознания.

Литература

  1. Кубрякова Е.С. Парадигмы научного знания в лингвистике и ее современный статус // Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка. – М., 1994. – Т. 53. – – С. 3–15.
  2. Ступина Т. Н. Уровни самопрезентации языковой личности в чат-дискурсе / Т. Н. Ступина, К. С. Цибизов // Языковые и культурные контакты: сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2009. – Вып. 3. – С. 85–89.
  3. Громова В. М. Конструирование идентичности в Интернет-дискурсе персональных объявлений: Автореф. дис. канд. филол. наук. – Ижевск, 2007. – 18 с.
  4. Леонова, Е. В. Некоторые лингвокогнитивные стратегии репрезентации идентичности языковой личности // Язык и мир изучаемого языка: сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во Саратовского ин-та РГТЭУ, 2011. – Вып. 2. – С. 86–91.
  5. Ступина Т. Н. Реализация тактики самоатрибуции в дневниковом дискурсе / Е. В. Леонова, Т. Н. Ступина // Вестник Восточно-Сибирского гос. ун-та технологий и управления: науч.-техн. журнал. – 2014. – № 1 (46). – С. 146–151.
  6. Ступина Т. Н. Феномен идентичности в свете когнитивно-дискурсивного подхода / Е. В. Леонова, Т. Н. Ступина // Труды Междун. дистанц. науч. конф. «Современная наука: актуальные проблемы и пути их решения»: сб. науч. стат. – Липецк: ООО «Максимал информационные технологии», 2014. – С. 140–143.
  7. Лукьянова И. В. Корней Чуковский. – М.: Молодая гвардия, 2006. – 989 с.
  8. Ставропольский Ю. В. Идентичность: принципы психологической модели. – Саратов: ИЦ «Наука», 2007. – 336 с.
  9. Schnitzler A. Tagebuch 1917-1919. – Wien: Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften, 1985. – 428 S.
  10. Чуковский К. И. Собрание сочинений: в 15 т. Т. 12: Дневник 1922 – 1935. – 2-е изд., электрон., испр. – М.: Агентство ФТМ, Лтд, 2013. – 656 с.
  11. Schnitzler A. Tagebuch 1879-1892 / A. Schnitzler. – Wien : Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften, 1987. – 488 S.
  12. Zweig, S. Gesammelte Werke in Einzelbänden: Tagebücher. – Frankfurt am Main: S. Fischer-Verlag GmbH, 1984. – 659 S.
  13. Чуковский, К. И. Собрание сочинений : в 15 т. Т. 11 : Дневник 1901 – – 2-е изд., электронное, испр. – М.: Агентство ФТМ, Лтд, 2013а. – 592 с.

References

  1. Kubrjakova E.S. Paradigmy nauchnogo znanija v lingvistike i ee sovremennyj status // Izvestija Akademii nauk SSSR. Serija literatury i jazyka. – M., 1994. – T. 53. – No2. – S. 3–15.
  2. Stupina T. N. Urovni samoprezentacii jazykovoj lichnosti v chat-diskurse / T. N. Stupina, K. S. Cibizov // Jazykovye i kul'turnye kontakty: sb. nauch. tr. – Saratov: Izd-vo Sarat. un-ta, 2009. – Vyp. 3. – S. 85–89.
  3. Gromova V. M. Konstruirovanie identichnosti v Internet-diskurse personal'nyh ob#javlenij: Avtoref. dis. kand. filol. nauk. – Izhevsk, 2007. – 18 s.
  4. Leonova, E. V. Nekotorye lingvokognitivnye strategii reprezentacii identichnosti jazykovoj lichnosti // Jazyk i mir izuchaemogo jazyka: sb. nauch. tr. – Saratov: Izd-vo Saratovskogo in-ta RGTJeU, 2011. – Vyp. 2. – S. 86–91.
  5. Stupina T. N. Realizacija taktiki samoatribucii v dnevnikovom diskurse / E. V. Leonova, T. N. Stupina // Vestnik Vostochno-Sibirskogo gos. un-ta tehnologij i upravlenija: nauch.-tehn. zhurnal. – 2014. – № 1 (46). – S. 146–151.
  6. Stupina T. N. Fenomen identichnosti v svete kognitivno-diskursivnogo podhoda / E. V. Leonova, T. N. Stupina // Trudy Mezhdun. distanc. nauch. konf. «Sovremennaja nauka: aktual'nye problemy i puti ih reshenija»: sb. nauch. stat. – Lipeck: OOO «Maksimal informacionnye tehnologii», 2014. – S. 140–143.
  7. Luk'janova I. V. Kornej Chukovskij. – M.: Molodaja gvardija, 2006. – 989 s.
  8. Stavropol'skij Ju. V. Identichnost': principy psihologicheskoj modeli. – Saratov: IC «Nauka», 2007. – 336 s.
  9. Schnitzler A. Tagebuch 1917-1919. – Wien: Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften, 1985. – 428 S.
  10. Chukovskij K. I. Sobranie sochinenij: v 15 t. T. 12: Dnevnik 1922 – 1935. – 2-e izd., jelektron., ispr. – M.: Agentstvo FTM, Ltd, 2013. – 656 s.
  11. Schnitzler A. Tagebuch 1879-1892 / A. Schnitzler. – Wien : Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften, 1987. – 488 S.
  12. Zweig, S. Gesammelte Werke in Einzelbänden: Tagebücher. – Frankfurt am Main: S. Fischer-Verlag GmbH, 1984. – 659 S.
  13. Chukovskij, K. I. Sobranie sochinenij : v 15 t. T. 11 : Dnevnik 1901 – 1921. – 2-e izd., jelektronnoe, ispr. – M.: Agentstvo FTM, Ltd, 2013a. – 592 s.