ANALYSIS OF TRENDS TO STUDY DYNAMICS OF PERSONALITY TRAITS CAUSED BY CHANGES OF APPEARANCE

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.46.291
Issue: № 4 (46), 2016
Published:
2016/04/18
PDF

Abstract

Surgical interventions for correction of visible disfigurements are followed by changes of body image and self-attitude, lower self-esteem. Review of foreign methodological and technical trends to study dynamics of personality features in the situation of changing of physical appearance is provided in this article. The predominant methodological category is a “body image”. The leading technical approach is a utilization of standardized measures accompanied with observation and clinical interview.

Фаустова А.Г.

Аспирант, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт психологии Российской академии наук

АНАЛИЗ ПОДХОДОВ К ИССЛЕДОВАНИЮ ДИНАМИКИ ЛИЧНОСТНЫХ СТРУКТУР ПРИ ИЗМЕНЕНИЯХ ВНЕШНОСТИ

Аннотация

Хирургические вмешательства для исправления дефектов внешности сопровождаются изменениями образа тела, самооценки, самоотношения. В данной статье приводится обзор зарубежных методологических и методических подходов к исследованию динамики личностных структур в ситуации изменения внешности. Доминирующей методологической категорией выступает «образ тела». Ведущим методическим приемом является использование стандартизированных измерений в сочетании с методами наблюдения и клинического интервью. 

Ключевые слова: динамика, самоотношение, образ тела, внешность.

Faustova A.G.

Postgraduate student, Institute of Psychology at the Russian Academy of Sciences

ANALYSIS OF TRENDS TO STUDY DYNAMICS OF PERSONALITY TRAITS CAUSED BY CHANGES OF APPEARANCE

Abstract

Surgical interventions for correction of visible disfigurements are followed by changes of body image and self-attitude, lower self-esteem. Review of foreign methodological and technical trends to study dynamics of personality features in the situation of changing of physical appearance is provided in this article. The predominant methodological category is a “body image”. The leading technical approach is a utilization of standardized measures accompanied with observation and clinical interview.  

Keywords: dynamics, self-attitude, body image, appearance.

Актуальность

Внешность является одним из ведущих источников информации о конкретном индивиде – его возрасте, гендерной идентичности, расовой и этнической принадлежности, социальном положении. Формирование первого впечатления, вынесение суждений на основе оценки внешнего облика представляют собой непроизвольные, биологически-обусловленные реакции. При этом физическая привлекательность индивида рассматривается в качестве переменной, которая во многих случаях оказывает влияние на процесс межличностного общения и определяет персональную успешность в различных ситуациях.

Происхождение видимых дефектов внешности объясняется действием различных факторов:

1) врожденные особенности внешнего облика (расщелины губы/неба; деформации костной структуры лицевого/мозгового отделов черепа) и признаки внутренних заболеваний (капиллярная ангиодисплазия);

2) приобретенные физические недостатки (результаты травматических повреждений, ожогов, серьезных соматических заболеваний);

3) «ятрогенные» видимые отличия (последствия хирургических и иных видов вмешательств).

Этиология, возраст появления и объективные характеристики дефектов внешности (размер, локализация, заметность для окружающих людей) не являются достоверными предикторами их негативного воздействия на психику обладателя (Clarke et al., 2014). В это же время значимость внешности и субъективные оценки видимого отличия в определенной степени позволяют предсказать уровень психологического стресса и успешность социальной адаптации (Ong et al., 2007).

Актуальные медицинские технологии позволяют восстановить не только функции поврежденных органов и систем, но также приемлемый физический облик индивида. Несмотря на то, что возможности пластической и реконструктивной хирургии довольно ограничены, спрос на такие услуги продолжает возрастать по ряду причин:

1) совершенствование системы оказания помощи;

2) доступность и относительная безопасность хирургического вмешательства;

3) признание важности внешности и физической привлекательности для многих сфер жизни человека;

4) распространение в обществе нормативной неудовлетворенности внешним обликом.

Современная психологическая наука и практика характеризуются тем, что специалисты всерьез озадачились проблемой пред- и послеоперационной оценки субъективного благополучия обладателей видимых отличий и их удовлетворенности результатами оперативного вмешательства. Объективный недостаток непротиворечивой методологической базы и методических подходов в психологии внешности существенно ограничивает исследовательские возможности. Последние десятилетия в Европе и США характеризуются ростом числа научных работ по данной тематике, результаты которых нуждаются в осмыслении, систематизации и кросс-культурной адаптации для валидного применения в научной сфере и практике психологического консультирования.

Результаты и их обсуждение

Систематический обзор опубликованных к настоящему моменту статей иностранных авторов позволяет обозначить следующие тематические направления в исследовании психологических аспектов реконструктивной и пластической хирургии:

  • изучение предрасположенности и мотивации обращения за услугами по изменению внешности, а также социальных и внутриличностных факторов, определяющих формирование подобной мотивации. Возраст и пол оказывают влияние на субъективную предрасположенность к выбору радикальных мер для исправления физического облика не напрямую, но посредством таких проявлений, как открытость опыту, эмоциональная стабильность, самооценка личности, конформность, самооценка привлекательности (Swami et al., 2009). Влияние идеалов красоты, популяризированных в средствах массовой информации и социальных сетях, является одним из признанных социальных факторов, обуславливающих мотивацию обращения за хирургической коррекцией внешности (Sharp et al., 2014). Нормативная неудовлетворенность физическим обликом, личностная значимость внешности, субъективное восприятие заметности видимого отличия представляют собой наиболее достоверные предикторы формирования мотивации «исправления» лица и/или тела.
  • анализ социальных и персональных установок по отношению к процедурам реконструктивной и пластической хирургии, факторов принятия или отвержения медицинской помощи для коррекции и исправления физических недостатков. Такие объективные характеристики данной сферы медицинской практики, как доступность, безопасность, наличие средств для эффективной обработки ран после операций, способствуют популярности и формированию положительных установок в обществе относительно хирургических вмешательств для коррекции и/или усовершенствования внешности (Sarwer, Crerand, 2004). Логично предположить, что впоследствии общественное мнение способно оказывать влияние на мотивационно-ценностную систему личности субъекта.
  • оценка изменений в структуре образа тела и Я-концепции, которые произошли под влиянием хирургического вмешательства. Научно-исследовательские работы в данном направлении побуждались попытками хирургов и психологов ответить на закономерно следующий вопрос – приводят ли процедуры реконструктивной и пластической хирургии к улучшению психологического функционирования. Позитивные и негативные изменения отношения к себе, эмоционального состояния, самооценки внешности и физической привлекательности, субъективного качества жизни в равной степени сопровождают процесс исправления физических недостатков (Pruzinsky, Edgerton, 1990). Модификации в структуре образа тела как реакция в ответ на изменения внешности зафиксированы при различных видах вмешательства – пересадка кожи, мастэктомия и реконструктивная маммопластика, иссечение шрамов и рубцов, рино- и отопластика (Rumsey, Harcourt, 2004).

Как показывает теоретико-методологический анализ, категория образа тела (или телесного образа) является основополагающей и наиболее распространенной категорией в клинико-психологических исследованиях тела, внешности и физической привлекательности. Образ тела представляет собой единство перцептивного компонента (способность и готовность оценить размер и форму собственного тела, его функциональные характеристики и внешний облик) и установочного компонента (мысли, чувства и поведенческие паттерны, обозначающие отношение к собственному телу) (Cash, 2005). Субъективные установки по отношению к телу и внешности определяются под влиянием таких факторов, как степень несоответствия между идеальным и реальным представлением о теле, значимость физической привлекательности в актуальном социокультурном пространстве, характер взаимодействия с референтной группой.

Согласно результатам работы D.B. Sarwer и C.E. Crerand (2004), исследования образа тела и личностных характеристик пациентов, подвергающих себя процедурам реконструктивной и/или пластической хирургии, различаются по методологическим основаниям и методическим приемам и образуют четыре обобщенных поколения научных работ:

  1. Оценка психологических характеристик пациентов с использованием метода клинического интервью до и после проведения хирургического вмешательства (50-60-е годы ХХ века). Результаты интерпретировались через призму доминирующей на тот момент методологии – глубинно-динамической психологии – и оказались весьма противоречивыми. Было показано, что перед началом лечения многие испытуемые демонстрируют признаки невротической депрессии и пассивно-зависимого личностного расстройства. Однако измерения, проведенные после хирургического исправления внешности, позволили выявить как редукцию депрессивной симптоматики, так и появление выраженного психологического стресса.
  2. Использование стандартизированных психодиагностических техник для составления личностных профилей пациентов, прибегающих к услугам реконструктивной и пластической хирургии (70-80-е года ХХ века). В контексте подобных методологических и методических установок не удалось зафиксировать значимых доказательств наличия симптомов психопатологии у испытуемых. При этом тестирования, выполненные в послеоперационный период, показали либо отсутствие сдвигов, либо наличие позитивных изменений Я-концепции, самооценки и самоотношения. Такие результаты позволили ученым сделать предположения о том, что коррекция внешнего облика, обеспечиваемая особыми медицинскими процедурами, способна оказать определенное (не обязательно благоприятное) воздействие на личностные структуры.
  3. Преодоление методологических ограничений, присутствующих в работах предыдущих поколений, за счет пересмотра теоретических основ и комбинации методов клинического интервью, наблюдения и тестирования (90-е годы ХХ века – начало XXI века). Данный подход предоставил исследователям возможность более комплексно подойти к проблеме оценки субъективной готовности к хирургическому вмешательству, измерению различных компонентов образа тела и Я-концепции, а также их изменений после исправления физических недостатков. Полученные к настоящему моменту результаты остаются достаточно противоречивыми, что удерживает нас от однозначного заявления об исключительно позитивных или предельно негативных последствиях реконструктивной и пластической хирургии для внутреннего мира обладателей видимых отличий.
  4. Детальное изучение проблемы образа тела и связанных с ним компонентов Я-концепции в контексте изменения внешности (начало XXI века – настоящее время). Популяризация данного конструкта привела к многообещающим изменениям в системе оказания медицинской помощи: анализ компонентов телесного образа стал обязательным пунктом в протоколе оценки состояния пациента в некоторых госпиталях США и Великобритании. Такой практико-ориентированный подход позволяет не только своевременно выявлять «трудных» пациентов с дисморфоманическими тенденциями или расстройствами пищевого поведения, но также получать ценные сведения относительно влияния послеоперационных изменений внешности на образ тела, отношение к себе и самооценку.

Таким образом, опыт зарубежных исследований показывает, что методологические противоречия могут быть преодолены за счет включения в фокус внимания категорий телесного образа, Я-концепции, самоотношения, самооценки собственной внешности и физической привлекательности, грамотного рассмотрения их взаимосвязи и взаимовлияния. Методические ограничения снимаются благодаря расширению комплекса применяемых методов и методик исследования, многие из которых переведены на русский язык и адаптированы. При этом весьма ощутим недостаток теоретических оснований и практических рекомендаций по организации и проведению клинико-психологических исследований динамики личностных структур при изменениях внешности.

Наиболее распространенным подходом стало сравнение значений исследуемых признаков до и после проведения хирургического вмешательства по усовершенствованию внешности. В зависимости от методологических посылок и выбранного психодиагностического инструментария, результаты демонстрировали как «положительную динамику» (улучшение показателей рассматривалось как свидетельство благоприятного влияния проведенных процедур на психологический статус пациентов), так и наличие «негативных последствий». Подобная стратегия не позволяет достоверно предсказать дальнейшие изменения в уровне выраженности «сигнальных» характеристик образа тела и Я-концепции. Разработка динамических моделей, обладающих необходимой прогностической силой, представляется возможной за счет комбинированного применения методов анализа множественных временных серий и построения соответствующих регрессионных зависимостей.

Выводы

Актуальность и непреходящая новизна клинико-психологических исследований когнитивных, эмоциональных и поведенческих реакций пациентов, прибегающим к процедурам реконструктивной и пластической хирургии, объясняются, прежде всего, тем, какое уникальное символическое значение принадлежит внешнему облику лица и тела человека. Связь внешности с внутренним миром субъекта доказана в многочисленных работах по социальной психологии, эволюционной и кросс-культурной психологии, психологии личности.

Оценка динамики личностных структур при прохождении серии реконструктивных хирургических вмешательств для исправления дефектов внешности требует разумно подобранной теоретико-методологической базы, адекватного выбора психодиагностического инструментария, включения в математико-статистический анализ множественных временных измерений, обязательного сопоставления экспериментальных и контрольных групп.

Литература

  1. Cash, T.F. Body Image and Plastic Surgery / D.B. Sarwer, T. Pruzinsky, T.F. Cash, R.M. Goldwyn, J.A. Persing, L.A. Whitaker // Psychological Aspects of Reconstructive and Cosmetic Plastic Surgery: Clinical, Empirical, and Ethical Perspectives. – Philadelphia: LWW, 2005. – 2005. – P. 37-59.
  2. Clarke, A. CBT for Appearance Anxiety. Psychosocial Interventions for Anxiety due to Visible Difference / Clarke, A., Thompson, A.R., Jenkinson, E., Rumsey, N., Newell, R. // Chichester, UK: John Wiley & Sons, Ltd., 2014. – 300 p.
  3. Ong, J. Does severity predict distress? The relationship between subjective and objective measures of appearance and psychological adjustment, during treatment for facial lipoatrophy / J. Ong, A. Clarke, P. White, M. Johnson, S. Withey, P. Butler // Body Image. 2007. № 4. P. 239-248.
  4. Pruzinsky, T., Edgerton, M.T. Body-Image Change in Cosmetic Plastic Surgery / T.F. Cash, T. Pruzinsky // Body Images. Development, Deviance, and Change. New York: Guilford Press, 1990. – 1990. – P. 217-234.
  5. Rumsey, N., Harcourt, D. Body image & disfigurement: issues and interventions // Body Image. 2004. № 1. P. 83-97.
  6. Sarwer, D.B., Crerand, C.E. Body image and cosmetic medical treatments // Body Image. 2004. № 1. P. 99-111.
  7. Sharp, G., Tiggemann, M., Mattiske, J. The role of media and peer influences in Australian women’s attitudes towards cosmetic surgery // Body Image. 2014. № 11. P. 482-487.
  8. Swami, V. Acceptance of cosmetic surgery: Personality and individual difference predictors / V. Swami, T. Chamorro-Premuzic, S. Bridges, A. Furnham // Body Image. 2009. № 6. P. 7-13.