ONOMASTIC FIELD OF THE BASHKIR LANGUAGE

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2024.142.159
Issue: № 4 (142), 2024
Suggested:
26.02.2024
Accepted:
04.04.2024
Published:
19.04.2024
474
16
XML
PDF

Abstract

This article comprehensively analyses the onomastic space of the Bashkir language and examines the system of its names, describes the main sections of Bashkir onomastics, analyses the degree of study of its individual sections, and shows the prospects for the development of Bashkir onomastics as a science. At present, the main sections of onomastics have been studied in detail enough, but individual directions require their own research and systematization. The proposed paper, according to the authors, contributes to the discovery of new data on Bashkir onomastics, which may be of interest to researchers. As it is known, onomastics includes different branches for research. In Bashkir onomastics, such directions as toponymy and anthroponymy are studied in the most detail, while the problems of urbanonyms currently require scientific research.

1. Введение

Ономастическая лексика содержит в себе не только факты языка, но и несёт культурно-историческую информацию по другим сферам жизни общества. Поэтому ономастические единицы долгие годы не перестают быть в центре исследовательского интереса как лингвистов, так и историков, этнографов, географов и археологов. Этот интерес объясняется стремлением посредством наименований познать не только язык и его историю, но и историю народа, его этнокультурное развитие. Многие вопросы башкирской ономастики на сегодняшний день выяснены и детально описаны Т. Х. Кусимовой (2005), Ф. Г. Хисамитдиновой (2006), Р. А. Сулеймановой (2006), топонимики – А. А. Камалова (1994), Р. З. Шакурова (1986), М. Г. Усмановой (1994), Р. А. Сиражитдинова (2000). Но ономастика, как и вся наука, не стоит на месте, развивается; в процессе её развития возникают новые вопросы, которые ждут своего ответа, появляются насущные проблемы, требующие незамедлительного решения. Комплексный подход к исследованию ономастического пространства может дать ответ на многие вопросы и способствовать решению ключевых проблем в этой области лингвистики, выявить общие и специфические признаки ономастических единиц разного разряда. Так, на сегодняшний день не рассмотрены и не исследованы такие разряды башкирской ономастики, как космонимы, зоонимы, мифонимы, фитонимы, урбанонимы и прозвища, а также не выявлена роль ономастических единиц в создании башкирской языковой картины мира. Основная цель данной статьи – дать комплексное описание изучаемого объекта.

Для решения поставленной цели выдвигаются следующие задачи:

а) комплексное рассмотрение башкирской ономастики, выявление её специфики;

б) лексико-генетический и словообразовательный анализ башкирских личных имен и прозвищ;

в) анализ зоонимической лексики башкирского языка;

г) лексико-семантический анализ фитонимов;

д) лексико-семантическое описание урбанонимов;

е) выявление процесса трансонимизации в ономастической системе башкирского языка.

2. Методы и принципы исследования

Для системного изучения ономастического пространства башкирского языка в работе применялись описательный и исторический методы, а также использовались элементы анализа и синтеза. Описательный метод нами применялся при сборе и каталогизации, а также при систематизации языкового материала. При помощи данного метода ономастические единицы были разделены на отдельные виды. Исторический подход в исследовании ономастического пространства позволил выявить языковую принадлежность онимов, показать связь ономастических единиц с историей и культурой народа. Кроме этого, исторический метод позволил определить соотнесенность некоторых явлений башкирской ономастики с конкретным периодом жизни общества. При использовании метода анализа выявлены морфемная структура и словообразовательные особенности ономастических единиц, выяснены продуктивные словообразовательные форманты. Результаты работы могут способствовать разработке описательной лексикологии. Отдельные выводы могут быть использованы в исследовании исторической грамматики башкирского языка, этнографии башкир и лингвокультурологии. Практическая значимость данного исследования заключается в том, что результаты работы могут быть востребованы при подготовке общих и частных словарей, материалы статьи могут быть применены в исследовательских работах по ономастике и этнографии.

3. Основные результаты

3.1. Башкирская антропонимия

Несмотря на наличие исследований по различным направлениям башкирской ономастики, некоторые проблемы требуют углубленного и всестороннего изучения.

Современная башкирская антропонимия представлена такими онимами, как личные имена, фамилии, прозвища и псевдонимы. В башкирских именах представлены языковые материалы не только тюркской языковой семьи, но и семитской и индоевропейской семьи языков. Несмотря на широкое представление иноязычных лексем в башкирской антропонимии, основной фонд личных имен составляют, по мнению Т. Х. Кусимовой, исконно башкирские слова, которые связаны с древними обычаями наречения. Следы анимистического мировоззрения сохранились в именах, связанных с одухотворением явлений природы, небесных тел, с названиями животного мира и тотемов. Наиболее древними являются имена, отражающие внешние признаки ребенка. Например, детям родившимся в рубашке, давалось имя с компонентом йөҙ‘лицо’, ‘лик’: Йөҙлөбай – Юзлубай, Йөҙлөбикә – Юзлибика. Некоторые имена данной группы указывают на время рождения ребенка. Компонентами таких имен выступают слова көн ‘день’, төн ‘ночь’, ай ‘луна‘, ҡояш ‘солнце‘, таң ‘заря’. Например: Айгөл – Айгуль, Айтуған – Айтуган, Көнһылыу – Кунсулу. Во многих именах нашло своё отражение полукочевой образ жизни башкир. В составе таких сложных имен употребляются слова юл‘дорога’, ‘путь’, күсеү‘переселяться’: Юлдаш – Юлдаш, Юлдыбай – Юлдыбай, Юламан – Юламан, Күсем – Кучим, Күсәрбай – Кучербай. В системе башкирских имен встречаются имена-обереги. Древние башкиры верили в магическую силу слова и считали, что «предохранительные имена» являются одним из способов сохранения ребенка. Например: Торһон – Турсун, Торһонғужа – Турсунгужа, Үлмәҫбай – Ульмасбай, Үлмәҫбикә – Ульмасбика, Иҫәнбай – Исянбай, Иҫәнғол – Исянгул, где компонентами таких имен являются слова тор‘жить’, үлмәҫ‘не умрет’, иҫән‘благополучный’, ‘живой’.

Жизнь башкир тесно связана с природой, животным миром. Многие качества зверей и птиц мотивировали использование названий животных в наречении. Имена, представленные названиями животных, активно используются башкирами. Например: Арыҫланбай, Арыҫлан, Арыҫланбикә: арыҫлан‘лев’, Һандуғас: һандуғас‘соловей’, Ҡарлуғас: ҡарлуғас‘ласточка’, Бүребай: бүре‘волк’.

Вторую группу башкирских имен составляют слова, заимствованные из арабского, персидского, монгольского, русского, еврейского языков, а также из европейских языков. Как известно, в VII – X вв. в Средней Азии арабский язык активно используется в роли языка образованных и религиозных людей, а персидский язык в качестве литературного языка был принят в Сельджукском государстве и для большинства народов востока начинает служить как язык поэзии и прозы. В этот период арабский и персидский языки получают распространение и начинают контактировать с тюркским языком. В результате этого в состав тюркских языков начинают проникать слова из арабского и персидского языков. Как показывает анализ арабских имен, в первую очередь были заимствованы имена пророков. Например: Мөхәммәт – Мухаммет, Иҙрис – Идрис, Ильяс – Ильяс, Йосоп (Йософ) – Юсуп. Но нельзя объяснить обстоятельства проникновения арабских имен только влиянием ислама. Многие из заимствованных арабских имен относятся к сфере науки и образования, и проникли они в тюркские языки под их влиянием. Например: Ғәлим – Галим: ғилем‘наука’; Вәлиулла – Валиулла: вәли – уҡымышлы‘знатный’. Отдельная группа арабских имен восходит к словам, обозначающим разные качества человека: Рәфил – Рафиль; рәфил – ҡупшы‘аккуратный’, Рәхим – Рахим; рәхим – мәрхәмәтле‘добрый’,‘добродетельный’. В составе башкирских антропонимов распространены заимствования из монгольского языка. Т. Х. Кусимова считает, что имя Айрат образовано от монгольского этнонима ойрот – названия племени, Сыңғыҙ – Чингиз‘сильный, великий’, Ҡолғона – Кулгуна ‘мышь’

.

Еврейские слова, которые встречаются в башкирском языке, в основном, относятся к теонимам. Напимер: Ибраһим – Авраам, Муса – Моисей, Исхак – Исаак, Сөләймән –Соломон.

При анализе языковой принадлежности башкирских имен можно констатировать тот факт, что существует и обратное заимствование. Например, Н. А. Баскаков, анализируя этимологию русских имен, приходит к выводу, что фамилия Карамышев образован от тюркского слова горумус‘стражник’ или гарумус‘постарел’, а антропоним Кочубей состоит из сочетаний тюркских слов кесе бей‘младший бий’. Фамилия Татаринов восходит к тюркскому этнониму татарин, фамилии Шишкин и Шишков образованы от основы шеш‘опухоль’

.

В последние годы наблюдается частое использование европейских имен в башкирской антропонимической системе. В эту группу можно отнести следующие имена: Альберт, Оливер, Оскар, Марсель, Марат, Луиза, Диана, София, Ильмира, Элеонора, Клара, Жанна. Есть факты наречения неполными формами заимствованных имен. Например: Маргарита – Рита, Эдуард – Эдик, Владислав – Владик

.

Таким образом, башкирская антропонимия развивается и обогащается за счет внутренних ресурсов, а также путем заимствования слов.

3.2. Башкирские фамилии

Как известно, у тюркских народов, в том числе и у башкир, фамилии не использовались. При необходимости вместо фамилий применялись прозвища или клички. Обычно людей именовали с помощью следующей схемы: имя + имя отца + термины родства ҡыҙы‘дочь’ или улы‘сын’. Например, Арыҫлан Бикмәт улы‘Арслан сын Бикмета’, Мәликә Солтанбай ҡыҙы ‘Малика дочь Султанбая’. В исторических документах XVII века башкиры указаны с фамилиями. Башкирские фамилии созданы по той же схеме, что и русские, и образовательными формантами служили такие же языковые средства, как и в русских. В функции фамилий выступали имена или прозвища, этнонимы и названия географических объектов. До общей паспортизации, по мнению Т. М. Гарипова, дети, особенно мальчики, вместо фамилий использовали имя отца. Например, Шәкир Кәримович Кәримов‘Шакир Каримович Каримов’, а сын Шакира, то есть внук Карима, Зәкир Шәкирович Шәкиров‘Закир Шакирович Шакиров’

. Таким образом, фамилии близких родственников не были одинаковыми, они менялись из поколения в поколение. Фамилия башкир в современном виде начинает складываться в XVII веке.

Основой для фамилий служат личные имена, и путем присоединения к личным именам, как правило, к мужским именам, суффиксов русского языка, образуются фамилии. В этом процессе активно выступают следующие суффиксы:

1) если имя заканчивается на согласную фонему, то присоединяется суффикс -ов (-ова): Сәлим – Сәлимов, Ғафар – Ғафаров, Таһир – Таһиров; если в конце имени фонема ф, при образовании фамилий ф чередуется с фонемой п, то есть в этом случае наблюдается морфонологическое явление: Йософ – Йосопов, Ғариф – Ғарипов, Зариф – Зарипов, Шәриф – Шәрипов, Латиф – Латипов

;

2) к именам, заканчивающимся на и, ый, ш, присоединяется суффикс -ев (-ева): Мәһәҙи – Мәһәҙиев, Нәби – Нәбиев, Барый – Барыев, Бикташ – Бикташев;

3) к основе, заканчивающейся на гласные звуки, присоединяется суффикс -ин (-ина):

– при образовании фамилий наблюдается выпадение фонемы, ә, е, ы в конце имени: Ғайса – Ғайсин, Туйсы – Туйсин, Ишкилде – Ишкилдин, Сафа – Сафин; 

– если в составе имени существует компонент -улла, то при образовании фамилий фонема а выпадает: Абдулла – Абдуллин, Хәмиҙулла – Хәмиҙуллин, Хәйбулла – Хәйбуллин.

Итак, в башкирском языке процесс образования фамилий происходит по определенному закону. В этом процессе подуктивными формантами выступают суффиксы русского языка

.

3.3. Башкирские прозвища

Как известно, прозвища выполняют функцию неофициальной имени человека. Человек, как и личное имя, не сам выбирает себе прозвище. Прозвища, как правило, существуют внутри одного микросоциума (трудовой или учебный коллектив, жители одной деревни, группа молодежи) и используются в языке представителей этой группы. Они, в отличие от личных имен, указывают на реальные свойства и качества человека, так как наиболее частым мотивом их появления служат яркие и индивидуальные признаки именуемого

.

Прозвища в башкирском языке по своим лексико-семантическим признакам, словообразовательным особенностям и лексико-генетическим источникам подразделяются на несколько групп.

Основываясь на фактические материалы, в башкирском языке можно выделить следующие лексико-семантические группы прозвищ:

1) орнитонимы: Тауыҡ‘Курица’, Турғай‘Воробей’, Торна‘Журавль’, Сепей‘Птенец’, Ҡарға‘Ворона’, Һайыҫҡан‘Сорока’;

2) названия зверей: Ҡуян‘Заяц’, Йомрандар‘Суслики’, Бесәй ‘Кошка’, Айыу‘Медведь’, Төлкө‘Лиса’;

3) названия домашних животных: Кәзә‘Коза’, Бәрәс‘Козленок’, Сусҡалар‘Свиньи’, Ишәк‘Осёл’;

4) названия других животных: Маймыл‘Обезьяна’, Баҡа‘Лягушка’, Дөйә‘Верблюд’;

5) названия профессий, ремесел: Агроном, Шағир‘Поэт’, Сәсән‘Сэсэн’;

6) военные термины: Комбат, Пехота, ПолковникҺалдат‘Солдат’, Эскадрон , 9-я рота, Танкист;

7) этнонимы: Еврей, Татар‘Татарин’, Сыуаш‘Чуваш’, Немец, Япон‘Японец’;

8) наименования разных персонажей: Чебурашка, Дед Мазай, Ҡамыр батыр, Шурик;

9) антропонимы: Шаляпин, Ленин бабай, Чапай, Гагарин;

10) названия продуктов питания: Ҡатыҡ‘Катык’, Бал‘Мед’, Билмән‘Пельмени’

11) краткая форма имен, их созвучие: Фәнтүк – Фаниль, Шәпүк – Шафкат, Әпүк – Альфинур, Әпис – Рафис, Әүес – Рауф, Хәйбуш – Хайбулла, Таска – Таскира;

12) подражательные и эмоционально-экспрессивные слова: Мыр-мыр – Ильмир, Уф – Рауф, Хи-хи – Хисаметдин;

13) аббревиатуры: ДПС, ЧП, АҠШ ‘США’;

14) мифонимы: Бапаҡ‘Бука’, Бәрей‘Черт’, Шайтан.

В некоторых случаях мотивом появления прозвищ является личное отношение к свойствам именуемого, то есть наблюдается модальность. Модальность может выражаться разными грамматическими средствами. Например, в прозвищах Зөпөк, Әүес, Фәнтүк, Шәпүк модальность передается формантами, которые присущи к простонаречию -пөк, -үес, -пүк. Кроме этого, модальность может выражаться и в семантике самого слова, которая служит прозвищем. Данное положение ярко выражается в следующих примерах: Орсоҡ‘ Веретено’ – Розалия, Бурҙай ‘Собака’ – Минлигуль, Тыртайған ‘Дутый, обиженный’ – Динара, Тарамыш ‘Худой’ – Анур, Таҙ ‘Паршивый’ – Рамиль. Как показывют фактические материалы, во многих прозвищах выражены эмоциональные отношения, то есть восторг, насмешка и ирония к свойствам носителя прозвища.

Таким образом, прозвища занимают особое место в антропонимической системе башкирского языка. Особенность данных онимов выражается в следующем:

прозвище, как правило, связано с одним человеком;

– выполняют функцию неофициального имени;

слова, входящие в данный раздел антропонимии, по лексическому составу неоднородны, в их составе существуют диалектизмы, жаргоны и лексемы, относящиеся к разным стилистическим группам;

прозвища имеют некоторое отношение и к фольклору, так как они являются результатом словотворчества местного населения

.

3.4. Псевдонимы

Псевдоним – вымышленное имя людей, как правило, занимающихся творческой деятельностью – писателей, артистов, журналистов, а в некоторых случаях, политических деятелей. В отличие от других антропонимических единиц, псевдоним выбирается самим автором и по его желанию. Еще одно отличие псевдонимов от прозвищ – это их официальный статус. Башкирские писатели и ученые издавна присоединяли к своим именам или фамилиям названия племени, родов, национальностей и использовали их в качестве псевдонимов. Например, Ғәбдрәхим Усман әл-Болғари,Тажетдин Ялсығол әл-Башҡорди.В отдельных случаях псевдонимы указывают на место рождения или проживания его носителя: Төхвәт Йәнәби, Муса Ғәли, Сәйфи Уфалы. В качестве псевдонима может использоваться личное имя: Ғ. Сәләм (Галимов Салям), М. Хәй (Мухамедьяров Хай); фольклорный герой: Кирәй Мәргән (Ахнаф Киреев); сокращенное имя: Али Карнай (Гали Зулькарнаев).

В некоторых случаях прозвище, данное окружающими, начинает постепенно выполнять функцию псевдонима. Например: Аҡмулла (Мифтахетдин Камалетдинов), Йәрми Сәйете (Саит Исмагилов), Байыҡ Айҙар (Бикмухамет). Писатели часто используют несколько псевдонимов: Мәжит Ғафури – Шәмғун, Ласин; Шәйехзада Бабич – Шөпшә, Ҡаяу; Булат Ишемғол – Булат, Таң, Ҡәләм, Серекәй. Современные писатели используют в качестве псевдонимов сокращенный тип фамилий: Әхиәр Хәким – Әхиәр Хәкимов, Нәжип Иҙелбай – Нәжип Иҙелбаев

.

Итак, псевдонимы в башкирском языке часто используются представителями творческих профессий.

3.5. Башкирская зоонимия

Зоонимия – малоизученный пласт башкирской ономастики. Некоторые вопросы башкирской зоонимии были освещены в работах ученых Т. Г. Баишева (Баишев, 1952), Э. Ф. Ишбердина (Ишбердин, 1986), З. Г. Ураксина (Ураксин,1976).

В башкирском языке наиболее распространенными являются клички лошадей. Это объясняется тем, что лошадь был и есть надежным спутником башкира на протяжении всей его жизни. Ни одно событие не обходится без участия лошадей: хозяйственно-бытовые мероприятия, праздники и веселья, а до недавнего времени и войны.

З. Г. Ураксин, проанализировав клички лошадей, приходит к следующему выводу

.

Многие клички непосредственно связаны с признаками животных:

– с мастью лошади: Ерән ‘Рыжий’, Саптар ‘Игреневый’, Шағыр ‘Белесый’;

– клички, обозначающие характер лошадей: Йылғыр‘Быстрый’, Сығынсы ‘Норовистый’, Юртаҡ ‘Рысистый’, Юрға ‘Иноходец’, Ялҡау ‘Ленивый’;

– клички могут указать на месяц рождения: Март, Апрель;

– обозначают внешние признаки: Аҡбәкәл ‘Белая бабка’, Аҡморон ‘Белая морда’, Аҡъял ‘Белая грива’, Бөҙрә ял ‘Кудрявая грива’;

– клички, обозначающие родовую принадлежность лошади: Ерән айғыр ‘Рыжий жеребец’, Ҡола бейә ‘Саврасая кобыла’.

Функцию кличек выполняют нарицательные существительные разной лексико-семантической группы. Их можно разделить на следующие группы:

– наименования птиц: Бөркөт ‘Беркут’, Аҡҡош ‘Лебедь’, Күгәрсен ‘Голубь’, Ҡарлуғас ‘Ласточка’, Ҡарсыға ‘Ястреб’, Ҡарға ‘Ворона’, Торна ‘Журавль’;

– зоонимы: Айыу ‘Медведь’, Ишәк ‘Осёл’, Йәтсә ‘Ласка’, Йылан ‘Змея’, Ҡуян ‘Заяц’;

– фитонимы: Алма ‘Яблоко’, Ҡарбуз ‘Арбуз’, Күрән ‘Осока’;

– космонимы: Йондоҙ ‘Звезда’, Сулпан ‘Венера’;

– топонимы: Байкал, Дим, Урал, Иран;

– антропонимы: Ахун, Гөлбикә, Райхан, Салауат;

– этнонимы: Сыуаш ‘Чуваш’, Үзбәк ‘Узбек’;

– клички, образованные от разных лексических групп: Алмас ‘Алмаз’, Осҡон ‘Искра’, Ялҡын ‘Пламя’, Мендәр ‘Подушка’.

Наибольшую часть башкирских зоонимов составляют исконно башкирские слова тюркского происхождения. Отдельные группы названий животных можно встретить в древнетюркских письменных памятниках

. Большая часть этих наименований не подвергались большим преобразованиям. Изменения произошли в фонемной структуре слова, а корни остались неизменными. Обратим внимание на следующие примеры:

а) öküz ađaqï bolγïnča buzaγu başï bolsa jeg (өкүз аҙаҡы болғынча бузaғу башы болса йег) – үгеҙ аяғы булғансы, быҙау башы булһаң яҡшыраҡ‘чем быть головой теленка, лучше быть ногой быка’

,
;

б) аlïn arsla ntutar küčin sïčγan tutmas (алын арслан тутар күчин сычған тутмас) – алдаҡсы арыҫлан тотор, көслө сысҡан да тотмаҫ‘обманщик (хитрый) может ловить льва, сильный и мыша не поймает’

;

в) jarïda böri ulïsa evdä ït baγrï tartïšur (йарыда бөри улыса эвдә ыт бағры тартышур) – яланда бүре олоһа, өйҙә эт бауыры тартышыр‘если в степи воет волк, то в доме собака испугается’

.

Как показывают указанные выше материалы, зоонимы, которые функционируют в современном башкирском языке (өкүз – үгеҙ‘бык’, бузағу – быҙау‘теленок’, арслан – арыҫлан‘лев’, сычған – сысҡан‘мышь’, бөри – бүре‘волк’, ыт – эт‘собака’), остались неизменными, а преобразования наблюдаются лишь в фонемном строе данных лексем.

Территория Башкортостана является пространством обитания около трёхсот птиц. Мотивом для наименования птиц послужили их признаки по цвету, голосу, характеру, росту, а также по месту их обитания. Многие существующие наименования птиц не вошли в состав башкирского литературного языка, и не все орнитонимы отражены в лексикографических работах. В словаре Т. Г. Баишева по терминам зоологии отражены около 150 названий птиц. Многие из них являются кальками из русского языка

.

Э. Ф. Ишбердин выделяет следующие типы возникновения наименований птиц

.

1. Окраска оперения: аҡҡош, аҡ сарлаҡ, аҡ ала таштурғай, буҙ тумыртҡа, йәшелғош, күк күгәрсен, ҡара ҡаҙ. Компонентами данных наименований выступают лексемы аҡ‘белый’, буҙ‘светло-серый’, йәшел‘зеленый’, күк‘синий’, ҡара‘черный’, ҡыҙыл‘красный’, сыбар‘полосатый’, һоро‘коричневый’.

2. Место обитания птицы (река, море, деревня, болото, лес, степь, берег): ауыл ҡарлуғасы, баҫыу көйгәнәге, диңгеҙ бөркөтө, йорт турғайы, йылға безелдәге, йылға сарлағы, ҡала ҡарлуғасы, ҡамыш тауығы и др.

3. Названия, образованные путем уподобления частей тела птиц другим предметам: балғабаш, беҙсуҡыш, берғаҙан, бүрекле тебейек, бүрекле һабан турғайы, бөҙрә аҡҡош.

4. Наименования, указывающие на особенности питания: ала себен турғайы, балыҡсы турғай, ҡор ҡарсығаһы, ҡуян ябалағы, мышар барҡылдағы, мышар турғайы.

5. Названия птиц, обозначающие образ жизни, способ движения: балыҡсы турғай, баян ҡош, бейеүсе таштурғай, буран турғайы, борғандаҡ, кесерткән турғайы.

6. Орнитонимы, указывающие на размер птицы: ваҡ ала тумыртҡа, ваҡ ҡарабаш сарлаҡ, ваҡ ҡарсыға, ваҡ мөншөгөр, ваҡ сарлаҡ, ваҡ себен турғайы, ваҡ сәпсәү.

7. Наименования птиц, выражающие характер звуков, издаваемые птицами: барҡылдаҡ, безелдәк, зарҡыуыт, керелдәк сарлаҡ, керелдәк сөрәгәй, көгөрләүек, кәкүк.

Таким образом, мотивационные признаки названий птиц разнообразны. В качестве продуктивных признаков выступили такие признаки, как цвет оперения, место обитания, характер звуков, издаваемые птицами.

3.6. Башкирская урбанонимия

Несмотря на обилие исследовательских работ в отечественной ономастике башкирская урбанонимия как целостная система изучена явно недостаточно. Башкирской урбанонимии характерны общие черты урбанонимов, но вместе с тем следует отметить национально-культурные свойства башкирских наименований городских объектов. Национальное своебразие в урбанонимии проявляется в использовании в качестве наименований лексических единиц языка коренного населения, в отражении урбанонимах национальной истории, этнографии и достижений культуры. Для урбанонимов характерны динамичность и обновляемость, сочетание старого и нового. Самыми устойчивыми наименованиями являются, по нашему мнению, названия городских улиц. Анализ языковых фактов показывает, что смена общественно-политического строя не так уж ярко отразилась на названиях улиц.

В качестве урбанонимического материала нами были выбраны названия улиц, а точнее, годонимы города Стерлитамак, так как данные наименования городских объектов отражают большинство качеств урбанонимов, и они образуются по единым принципам номинации

.

В результате лексико-семантической классификации годонимов города Стерлитамак были выделены следующие группы:

1. Отражение в годонимах мира растений и особенностей ландшафта. В данной лексико-семантической группе названия улиц можно распределить по следующим критериям:

а) годонимы с гидрографическими терминами: Йылға урамы ‘улица Речная’, Шишмә урамы ‘улица Родниковая’;

в) годонимы, связанные с объектами природы: Урман урамы ‘улица Лесная’, Болон урамы ‘улица Луговая’, Баҫыу урамы‘улица Полевая’;

г) отражение в годонимах естественных признаков:

– признаки по цвету: Йәшел урам ‘улица Зеленая’, Ҡыҙыл урам ‘улица Красная’;

– признаки рельефа: Ситке урам ‘улица Крайняя’, Текә урам ‘улица Крутая’, Түбәнге урам ‘улица Низовая’;

признаки по свету: Аяҙ урам‘улица Ясная’, Ҡояшлы урам ‘улица Солнечная’, Аяҙ тыҡрыҡ ‘переулок Ясный’, Яҡты урам ‘улица Светлая’;

признаки по месту расположения: Урау урам ‘улица Объездная’, Күсеү урамы ‘улица Переездная’, Арҡыры сығыу урамы ‘улица Переходная’;

признаки по звуку: Тымыҡ урам‘улица Спокойная’, Тыныс урам‘улица Тихая’;

– отражение других признаков: Тупик урамы ‘улица Тупиковая’, Үҙәк урам ‘улица Центральная’, Яңы урам ‘улица Новая’, Яғымлы урам ‘улица Приветливая’.

Как показывают примеры, годонимы Стерлитамака указывают на разные признаки объектов.

2. Отражение в годонимах наименований этнических групп, социальных слоев, названий профессий и ремесел. В названиях улиц города Стерлитамак отражены разные сферы человеческого бытия. В эту группу вошли следующие годонимы:

а) наименования, отражающие этнические группы: Башҡорт урамы ‘улица Башкирская’, Белорус урамы ‘улица Белорусская’, Славян урамы ‘улица Славянская’.

б) названия, указывающие на профессии, род занятий: Космонавтар урамы ‘улица Космонавтов’, Таусылар урамы ‘улица Горняков’;

в) годонимы, отражающие социальные группы: Халыҡ урамы‘улица Народная’, Йәштәр урамы ‘улица Молодежная’, Пионер урамы ‘улица Пионерская’.

3. Годонимы, образованные от антропонимов. Данная группа годонимов составляет наибольшую часть урбанонимов Стерлитамака. Большинство антропонимов, выполняющих функцию годонимов, являются именами известных и знаменитых личностей, которые прославились в тех или иных сферах общественной и государственной жизни. Отантропонимические названия улиц составляют следующие подгруппы:

а) годонимы, связанные с именами деятелей дооктябрьского периода: Айвазовский урамы ‘улица Айвазовского’ (Иван Константинович, 1817 – 1900; знаменитый русский художник, маринист, баталист, коллекционер); Аҡмулла урамы ‘улица Акмуллы’ (Камалетдинов Мифтахитдин Камалетдинович, 1831–1895; башкирский поэт, поэт-просветитель);

б) годонимы, связанные с именами октябрьских событий 1917 года: Блюхер урамы ‘улица Блюхера’ (Василий Константинович Блюхер, 1890 – 1938; государственный и военный деятель, маршал Советского Союза); Зәки Вәлиди урамы ‘улица Заки Валиди’ (Валидов Ахметзаки Ахметшах, 1890 – 1970; лидер национально-освободительного движения, тюрколог, доктор философии, почетный доктор Манчестерского университета).

Годонимы, образованные в результате трансонимизации антропонимов составляют основной фонд названий улиц Стерлитамака. Данная группа названий улиц, связанных с именами выдающихся людей, отражает историю, этнический состав населения и культурные достижения страны и региона.

4. Годонимы, связанные с промышленностью и другими областями хозяйственной жизни: Механизация урамы ‘улица Механизации’, Транспорт урамы ‘улица Транспортная’, Диспетчер урамы ‘улица Диспетчерская’.

5. Годонимы, образованные от макротопонимов и гидронимов. В наименованиях улиц данной группы отражены названия крупных географических и водных объектов:

а) гидронимы, подверженные трансонимизации: Ашҡаҙар урамы ‘улица Ашкадарская’, Амур урамы ‘улица Амурская’;

б) ойконимы, перешедшие в годонимы: Бәләбәй урамы ‘улица Белебейская’, Белорет урамы ‘улица Белорецкая’, Брест урамы ‘улица Брестская’.

3.7. Башкирская фитонимия

Данный пласт ономастических единиц по словообразовательному и морфемному признакам можно разделить на следующие группы:

– непроизводные фитонимы: андыҙ ‘девясил высокий’, балан ‘калина’, бойҙай ‘пщеница’, ҡурай ‘курай’, мүк ‘мох’;

– простые производные фитонимы: һөтлөгән ‘молочай’, һырлан ‘липучка’, күксин ‘сирень’;

– сложные фитонимы: алтынбаш‘золотарник обыкновенный’, боланут ‘иван-чай’, көнбағыш ‘подсолнух’, ҡуянтубыҡ ‘бутень’, тилебәрән ‘белена’.

В образовании сложных фитонимов участвуют следующие ономастические единицы:

– зоонимы: дөйә һеңере ‘астрагал’ (дөйә ‘верблюд)’, бесәй табаны ‘кошачьи лапки’, күгәрсен күҙе ‘незабудка’ (күгәрсен ‘голубь)’ ҡарға күҙе ‘вороний глаз’;

– топонимы: америка сағаны ‘клен американский’, себер шыршыһы ‘ель сибирская’, урал аҡтамыры ‘пырей уральский’;

– мифонимы: шайтан таяғы ‘чертополох’;

– термины родства: кейәү үләне ‘чабрец’ (кейәү‘зять’), үгәй инә үләне ‘мать-и-мачеха’.

Основой для наименования могут служить цвет растения: аҡ ‘белый’: аҡ ерек‘белая ольха’, аҡ томбойоҡ ‘белая лилия’, аҡ әрем ‘полынь белая’; күк ‘синий’: күк умырзая ‘сон-трава; ҡара ‘черный’: ҡара борос ‘черный перец’, ҡара бөрлөгән ‘ежевика’, ҡара ҡарағат ‘черная смородина’; ҡыҙыл красная’: ҡыҙыл бөрлөгән ‘костяника’, ҡыҙыл ҡарағат ‘красная смородина’; һары ‘желтый’: һарыгүҙ ‘золототысячник обыкновенный’, һарығат ‘облепиха’ һары мәтрүш ‘зверобой’, һарысай ‘желтянка’, һары умырзая ‘адонис весенний’.

В некоторых случаях фитонимы выполняют роль основы для образования новых единиц ономастики. В результате трансонимизации они переходят в состав антропонимов: Например: Зәйтүнә – Зайтуна ‘оливки’, Ләлә – Ляля ‘лилия’, Миләүшә – Миляуша ‘фиалка’, Нәркәс – Наркас ‘нарцисс’ Әнисә – Аниса‘анис’.

В языке есть факты перехода названий растений в топонимические единицы: Ерек – Ерек‘ольха’, Ҡамыш – Камыш ‘камыш’, Ҡурай – Курай‘ реброполодник уральский’ (гидронимы), Ҡарағай – Карагаево‘сосна’ (ойконим).

Таким образом, фитонимической лексике характерны такие же признаки, как и для других единиц ономастики.

4. Обсуждение

В современный период в башкирском языкознании имеется целый ряд научных работ, посвященных проблемам ономастики. Отдельные выводы и положения, полученные в этих работах, послужили нам теоретической основой в ходе исследования.

В результате комплексного исследования ономастического пространства башкирского языка нами получены результаты следующего характера:

1) исследовательский интерес к явлениям ономастики представителей ряда гуманитарных дисциплин объясняется стремлением посредством лексических единиц познать не только язык и его историю, но и историю народа, его этнокультурное развитие;

2) в башкирской ономастике на сегодняшний день в научном плане не рассмотрены и не исследованы такие разряды, как космонимы, зоонимы, мифонимы, фитонимы, урбанонимы и прозвища, а также не выявлена роль ономастических единиц в создании башкирской языковой картины мира;

3) основной лексический фонд башкирской ономастики составляют исконно башкирские слова тюркского происхождения. Кроме этого, она представлена лексемами, заимствованными из других языков;

4) с точки зрения исторического подхода, самими древними личными именами являются имена, указывающие на внешний признак ребенка;

5) башкиры до XVI века не использовали фамилии. Башкирские фамилии образовались по схеме русских;

6) функцию прозвищ в башкирском языке выполняют слова разной лексико-семантической группы;

7) наибольшую часть урбанонимов составляют отантропонимические годонимы;

8) в башкирской ономастике наблюдается переход онимов с одного разряда на другой. При трансонимизации лексические единицы в формальном отношении не подвергаются изменениям.

5. Заключение

Башкирская ономастика многообразна и многоаспектна по составляющему ее материальному фонду, по семантической организации, по происхождению, по взаимоотношениям литературного языка и диалектов. Изучение башкирской ономастики, будучи теснейшим образом связанном с историей и бытом народа, имеет ценность в плане отражения динамики развития жизни, эволюции сознания и новаций быта. В процессе комплексного изучения башкирской ономастики выявлены следующие факты: основной фонд башкирской антропонимии составляют исконно башкирские слова, в личных именах отражены мировоззрение башкир, их отношение к природе; башкирская урбанонимия развивается по общим принципам номинации; зоонимическая лексика представлена единицами общетюркского происхождения.

Таким образом, в рамках данной статьи нами рассмотрены основные разделы башкирской ономастики. Тем не менее остались открытыми некоторые вопросы, касающиеся данного раздела башкирской лингвистики. В перспективе нами предполагается дальнейшее углубленное исследование таких единиц ономастики, как зоонимия, космонимия, фитонимия и мифонимия. Лингвистический анализ данных онимов, по нашему мнению, способствует выяснению некоторых явлений как в области башкирской ономастики, так и в сфере этнокультурного развития народа. 

Article metrics

Views:474
Downloads:16
Views
Total:
Views:474