Biblicalisms in Russian and English Linguoculture: Issues of Interpretation, Translation and Classification

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2024.141.71
Issue: № 3 (141), 2024
Suggested:
02.03.2024
Accepted:
04.03.2024
Published:
18.03.2024
182
4
XML
PDF

Abstract

The article explores the issues of origin, interpretation and significance of biblical phraseological expressions (biblicalisms) and imagery of the Holy Scripture in culture, the author offers various criteria for their classification, draws parallels between English- and Russian-language biblicalisms, comes to the conclusion that biblicalisms have a number of inherent traits, highlights the main principles of their interpretation. Being the most important monument of culture and literature, the Holy Scripture throughout the centuries remains a "living Book", a source of wisdom, deep images and linguistic development. Bible terms are not only actively used in ready-made form in mass media, political and public activities, but are constantly creatively reinterpreted.

1. Введение

Священное Писание является одним из наиболее значимых столпов современной цивилизации, ее скрепляющим звеном, фактически важнейшим дискурсом, мета- и гипер-текстом. Библия – одна из самых цитируемых книг, она также обладает «внутренним цитированием», гипертекстовостью – постоянными отсылками на разные ее части. Представляя собой одновременно источник религиозно-философского знания, важнейший исторический и литературный памятник, Библия – это также кладезь лингвистического материала, неисчерпаемый источник языковых единиц, связывающих и объединяющих представителей разных народов посредством общего христианского культурного фона. Как отмечает Э.А. Салихова, «Представляя собой устойчивые неделимые общеупотребительные словосочетания из текстов Священного Писания, библеизмы-фразеологизмы вошли в общенациональный язык в процессе исторического развития языка»

В связи с этим важно отметить, как конкретно реализуются межкультурные и межъязыковые связи посредством библеизмов на материале английского и русского языков, а также классифицировать библеизмы на основании различных критериев, рассмотреть некоторые стратегии их перевода.

2. Методы и принципы исследования

В процессе исследования использовались следующие методы: контент-анализ в рамках сплошной выборки библеизмов, сравнительно-лингвистический анализ (компаративность и взаимопроникновение языковых культур в сравнении библеизмов на русском и английском языках), переводческий анализ (выявление используемых трансформаций при переводе библеизмов), историко-культурный анализ (описание исторических, культурных и географических реалий, стоящих за значениями библеизмов).

Исследование основывается на анализе множества библеизмов, взятых непосредственно из текста Священного Писания, сопутствующей литературы – научной, богословской, художественной и публицистической.

3. Основные результаты

Перевод библейских текстов с древних оригинальных языков (а также латинского) на английский язык начал осуществляться еще в 14 веке (авторизованное издание King James Version относится к 1611 году

), однако своего пика достиг в 20 веке, когда в англоязычном пространстве в общей сложности было издано около 200 переводов, каждый из которых, в свою очередь, выдержал по несколько переизданий с дополнениями и комментариями. На это повлияли как межконфессиональность и разнообразие христианского пространства англоязычных стран, так и развитие теорий перевода – в частности, разработка динамическо-эквивалентной стратегии (такие издания, как New International Readers Version
, Revised English Bible
, New Living Translation
и другие). В рамках данной стратегии на первое место выходят вопросы интерпретации текста, «встроенные» непосредственно в перевод, передача культурных реалий через понятные аудитории-реципиенту образы, попытка глубже проникнуть в изначальный замысел авторов библейского текста для своих читателей.

Перевод с оригинальных языков на современный русский язык представлен, прежде всего Синодальным изданием (окончательно выпущенным в 1876 году

), а также еще несколькими переводами (Российского Библейского общества
и под редакцией М.П. Кулакова
, издание «Радостная Весть» под редакцией В.Н. Кузнецовой
). Если первое издание придерживается скорее формально-эквивалентного подхода, то последующие переводы более динамико-эквивалентны, что вызывает неоднозначную реакцию как в научном, так и религиозном сообществе. С одной стороны, текст Библии может представляться как формальный религиозный текст (здесь на первый план в переводческой стратегии выходит формальный эквивалент), с другой – объект интереса широкого круга читателей, часто испытывающих затруднение в понимании и нуждающихся в разъяснении реалий Священного Писания (динамический эквивалент). Однако сам процесс перевода с одного языка на другой при наличии устоявшихся и «авторизованных» (официальных) изданий Библии обычно не вызывает трудностей – перевод осуществляется однозначными эквивалентами в соответствии с устоявшейся переводческой традицией в каждом языке.

Очевидно, что так называемые «библеизмы» (устоявшиеся и общеупотребительные наименования, имена собственные, топонимы, фразы и цитаты из Священного Писания Ветхого и Нового Заветов, библейские фразеологизмы) из-за своей распространенности и разнородности в контекстах употребления могут постепенно «отрываться» от своего первоначального значения, как бы «живут своей жизнью», подчас радикально меняя свое современное значение, отличаясь от первоначального смысла. Так, часто употребляемая фраза «Вавилонское столпотворение» (Babel, the Tower of Babel – книга Бытие 11 глава) как образ толпы, шума и суеты на самом деле восходит к возведению башни и города с целью идолопоклонства, «творения столпа», что прогневало Бога. Известное высказывание «Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет» (выражающее патриотическое стремление защищать Родину от врагов) из фильма «Александр Невский» С.М. Эйзенштейна также является аллюзией на слова Иисуса Христа из Евангелия от Матфея 26:52, где значение прямо противоположно – «Ибо все, взявшие меч, мечом погибнут». Речь идет о непротивлении злу насилием (Иисус запрещает ученику защищать Его мечом от ареста).

Многие другие библеизмы сохраняют свое смысловое ядро, при этом их изначальное значение подчас требует пространного комментария. К примеру, словосочетание writing on the wall (дурной знак, зловещее предзнаменование) восходит к пиру царя Валтасара (книга пророка Даниила, пятая глава) и толкованию надписи на стене, говорящей о его скорой смерти («ты взвешен на весах и найден легким»). A leopard can’t change its spots («горбатого могила исправит», невозможно изменить человеческую природу) отсылает читателя к Божьему призыву из книги пророка Иеремии: «Может ли Ефиоплянин переменить кожу свою и барс — пятна свои? так и вы можете ли делать доброе, привыкнув делать злое?» (Иер. 13:23), когда речь идет об отступлении Израиля от Бога и невозможности измениться самостоятельно. Voice in the Wilderness («глас вопиющего в пустыне») – пророческое указание на проповедующего в Иудейской пустыне Иоана Крестителя, предвозвестившего пришествия Христа. В настоящее время – образ единственного человека, говорящего правду и не встречающего понимания окружающих.

К третьей группе можно отнести библейские фразеологизмы, смысл которых вполне ясно «читается», несмотря на культурные и языковые различия. Так, фраза to separate wheat from chaff («отделять зерна от плевел», истинное от ложного, главное от второстепенного) восходит к притче Иисуса Христа из 13-й главы Евангелия от Матфея. Wash your hands off the matter («умывать руки» – отстраняться от выполнения задачи) относится к Пилату, сделавшему характерный жест и не желающему брать на себя ответственность за смерть Христа. Выражение There is nothing new under the sun («нет ничего нового под солнцем») взято из книги Экклесиаста.

Другая классификация библеизмов может строиться на основании их лексической структуры. Следует выделить отдельные слова (scapegoat – козел отпущения), словосочетания (forbidden fruit – запретный плод, prodigal son – блудный сын, Holy of holies – Святое святых), целые предложения, «максимы», пословицы и поговорки. К примеру, фраза He who sows the wind shall reap the whirlwind («сеющий ветер – пожнет бурю») восходит к книге пророка Осии 8:7. Отдельная группа библеизмов – это имена собственные (Judas – Иуда, предатель, Herod – Ирод, мучитель и изверг, Ruth – Руфь как образ доброты и сострадательности, англ. ruthless – безжалостный; Solomon – Соломон – символ мудрости и находчивости; doubting Thomas – Фома неверующий). Среди библеизмов-топонимов можно выделить Sodom and Gomorrah (Содом и Гоморра – два древних города, разрушенных за свое нечестие), Promised Land – Земля Обетованная, образ Израиля и исполнения долгожданного обещания.

Библеизмы могут быть как устоявшимися, широко используемыми в культуре, применяемыми в журналистике, политическом дискурсе или публичных выступлениях, так и авторскими, окказиональными, ситуативными. К примеру, предложение his remark was as sacrilegious as Moses` argument with God отсылает читателя к спору Моисея с Богом на горе Синай, а подобное сравнение относится к категории авторских. Широкое распространение авторские библеизмы получили в художественной литературу – многие великие литературные произведения содержат либо аллюзии, либо прямые отсылки к текстам Священного Писания.

4. Заключение

На основании вышеприведенных примеров можно сделать вывод, что библеизмы обладают следующими неотъемлемыми и уникальными свойствами: нормативностью (изначально являются частью религиозного текста, поэтому сохраняют свои семантические и лексические свойства), компактностью (позволяют кратко и емко выразить глубокие смыслы), транс-культурностью (выходят за границы какой-то одной языковой культуры), моральным посылом (обычно выражают определенные нравственные установки), мета-религиозностью (часто употребляются вне религиозного контекста, вне зависимости от вероисповедания коммуниканта), творческим потенциалом (в некоторых случаях библеизмы могут переосмысливаться).

Таким образом, библеизмы часто применяются как интертекстуальное средство, включающее автора и аудиторию-риципиента в диалог культур. Фразеологизмы Священного Писания представляют собой важный элемент книжной и разговорной форм литературного языка, неотъемлемую часть национальной культуры. По мысли Е.А. Боллигер, «Большая образность библеизмов, их экспрессивность, а также устойчивое содержание, закрепившееся за фрагментами Библии и позволяющее добиться значительной экономии текстовых средств, обуславливают употребление данных прецедентных феноменов как средства аргументации в дискурсе, в том числе и институциональном»

. Особый интерес представляет изучение библеизмов именно в сравнительно-переводческом аспекте, при этом основной переводческий прием сводится к применению однозначных эквивалентов на основании общепринятых изданий Священного Писания.

Article metrics

Views:182
Downloads:4
Views
Total:
Views:182