Current Status and Prospects for the Application of Economic Mechanisms to Reduce Carbon Dioxide Emissions in Russia

Review article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2023.138.75
Issue: № 12 (138), 2023
Suggested:
11.11.2023
Accepted:
05.12.2023
Published:
18.12.2023
495
9
XML
PDF

Abstract

The current state of the system of regulation of carbon dioxide emissions in the Russian Federation is examined. The key measures to overcome the crisis in the implementation of administrative measures and mechanisms of greenhouse gas emissions regulation in Russia are analysed. The comparison of Russian and European policy in the field of greenhouse gas emission reduction in the conditions of sanctions pressure and economic ties rupture is made. The main objectives of the European climate position in the light of the introduction of political sanctions are studied. The main factors hindering the introduction of carbon pricing in the current environmental situation in the Russian Federation have been analysed. The prospects of implementation of measures to reduce greenhouse gas emissions in the territory of the Russian Federation are reviewed.

1. Введение

При анализе глобального влияния человечества на окружающую среду, определяющую роль как правило отводят проблематике изменения климата. Несмотря на наличие климатических скептиков даже среди известных ученых, большинство экспертов-климатологов сходятся во мнении, что одной из основных причин наблюдаемых климатических изменений, несомненно, является антропогенная деятельность

.

Решение данной проблемы, для большинства развитых стран, включая и Россию, обычно сводится к уменьшению эмиссии парниковых газов и в первую очередь углекислого (диоксида углерода).

Российская Федерация является стороной Рамочной конвенции

, Киотского протокола
и Парижского соглашения
и по-прежнему продолжает выполнять все взятые на себя обязательства.

Наиболее непримиримым приверженцем направления развития основанного на безальтернативном уменьшении антропогенных выбросов парниковых газов выступает Европейский Союз. При этом действия ЕС во многом имеют политическую мотивацию. Как нам видится, первопричина кроется в факте того, что более 70% Российского экспорта в Евросоюз приходится на так называемые «экологически грязные» товары, такие как нефть, газ, металл и уголь. В дальнейшей перспективе, на горизонте 2030-го года вероятнее всего будет реализовываться сценарий развития с ежегодной потерей не менее семи миллиардов долларов в год

. В связи с изменением геополитической обстановки последнего времени, ситуация только усугубилась. Таким образом, в условиях, разрыва экономических связей с Европейским союзом разрабатываемые Российским руководством и экспертами Банка России финансовые и законодательные инструменты для снижения неблагоприятных последствий введения европейской программы по сокращению выбросов должны быть пересмотрены.

2. Основная часть

На сегодняшний день в Российской Федерации в процессе разработки находится система верификации выбросов парниковых газов. Кроме того утверждена национальная методика учета объема выбросов газообразного углерода (здесь и далее под газообразным углеродом понимается углекислый газ) для предприятий, что пока ограниченно крупнотоннажным производством, вносящим наибольший вклад в процесс эмиссии СО2. Как и в любой новой отрасли регулирования, в начальный период запуска система не отработана и не может принять устойчивую конфигурацию, которая бы соответствовала запросам всех участников данной деятельности. Кроме того, проблема состоит в выборе из множества методологий регулирования, среди которых наиболее значимыми, несомненно, являются ценовой подход, в основе которого введения налога на выбросы и количественный подход, основанный на введения системы торговли разрешениями на выбросы

.

Использование только экологических налогов и схем торговли квотами на выбросы (СТКВ) в мировой практике, становится все более редким. Чаще используются гибридные формы регулирования выбросов парниковых газов. Они сочетают характеристики основных используемых системы налогообложения и торговли выбросами. Из-за невозможности точно предсказать количество выбросов ставка налога на них не может быть строго обоснована, в то время как основным недостатком СТКВ является неопределенность в отношении затрат на сокращение выбросов.

Реализуемое в РФ направление систем углеродного регулирования является значимым фактором, определяющим конкурентоспособность на рынках углеродоемкой продукции, несмотря на значительные геополитические изменения последнего времени. Корректировка планов по распространению механизмов регулирования на международную торговлю ведет к нарушению правил установленных Всемирной торговой организации и к фактической отмене Рамочной конвенции. Однако, несмотря на подобные изменения, значительное число транснациональных корпораций продолжают свое участие в различных инициативах, направленных на сокращение эмиссии парниковых газов, увеличение использования различных видов возобновляемой энергии, повышению энергетической эффективности и содействию устойчивому развитию

.

Эффективность регулирования того или иного механизма зачастую определяется проблемами и возможностями их использования в условиях конкретной экономической модели. Важным фактором эффективности применяемого экономического механизма регулирования может являться масштаб использования. К примеру, не высокая ставка может компенсироваться большим объемом регулируемых выбросов, таким образом, в данном случае необходимо определить приоритет: экономическая составляющая или природоохранный эффект. Как нам кажется, европейский курс по отношению к внешним партнерам в приоритет ставит финансовую эффективность, оставляя реальной природоохранной деятельности лишь роль отвлекающего постулата

.

Не случайно значительное количество отечественных климатологов задолго до введения санкционных пакетов (то есть не зависимо от современной политической конъюнктуры) откровенно заняли позицию отрицания необходимости Киотского протокола, к примеру, академик РАН Ю. А. Израэль

. Среди экономистов о бесполезности Киотского протокола говорил советник президента РФ А.Н. Илларионов
.

Подобные мысли еще до случившегося политического кризиса высказывались и за рубежом. Среди наиболее авторитетных западных противников реализуемых мер, можно отметить Джеймса Хансена

, основная идея которого сводится к тому, что развитые страны не сокращают выбросы, а покупают квоты, фактически увеличивая эмиссию парниковых газов.

Как нам кажется, в настоящее время вся система сокращения выбросов представляет собой инструмент продвижения политических и экономических интересов под прикрытием зеленой повестки.

Для ЕС экономические инструменты сокращения антропогенной эмиссии парниковых газов являются традиционно основными. На сегодняшний момент экономические механизмы в ЕС представляют собой совокупность прямых и косвенных мер, постоянно развивающееся таким образом, чтобы в наибольшей степени поддерживать развитие чистых и энергоэффективных технологий. К сожалению, учет «экологической чистоты» и энергетической эффективности, зачастую проводится без учета специфических особенностей этих секторов, что в дальнейшем может приводить к значительному росту издержек на утилизацию специфических отходов, как в случае с отработанными аккумуляторами или ядерным топливом, когда при тиражировании технологии выясняется, что на вновь появляющиеся проблемы в начале использования, или не обращали внимания, или проблему просто замалчивали.

Тем не менее успехи ЕС в плане сокращения углеродного следа вполне очевидны. При этом как прямые, так и косвенные инструменты регулирования выбросов вполне справляются со своими задачами

.

Если рассматривать ситуацию складывающуюся в России, то в настоящее время, несмотря, на возникшие внешние осложнения, по-прежнему активно продолжается разработка комплексного механизма регулирования углеродных выбросов.

Основным основополагающим документом является Федеральный закон № 296-ФЗ «Об ограничении выбросов парниковых газов» от 2 июля 2021 года, который вступил в силу 30 декабря 2021 года

. Данный Закон определяет основы правового регулирования отношений в сфере хозяйственной и иной деятельности, которая сопровождается выбросами парниковых газов, предусматривает ведение государственного учета выбросов парниковых газов с созданием соответствующего реестра.

К деятельности, попадаемой под регулирование в РФ, подходят такие субъекты, которые осуществляют виды деятельности, сопровождаемые выбросами от 150 тыс. т углекислого газа в год и более за период до 1 января 2024 года или 50 тыс. т углекислого газа в год и более начиная с 1 января 2024 года.

Срок подачи отчетности о выбросах парниковых газов регулируемыми компаниями установлен на дату 1 июля 2023 года. Фигуранты экономической деятельности, не попавшие под регулирование, могут подать отчетность о выбросах парниковых газов в добровольном порядке. Полученная информация будет основой для создания системы государственной регистрации выбросов парниковых газов.

При анализе возможности введения цены на углерод в условиях современной Российской экономики выявляются ряд особенностей, которые на момент введения санкций были малопрогнозируемыми.

В силу того, что в настоящее время даже среди не специалистов в области охраны природы осталось весьма мало климатических скептиков, не понимающих необходимости сокращения влияния антропогенной деятельности на окружающую среду, при этом как говорилось ранее, значительный круг специалистов говорит о бесполезности или даже пагубности Киотского протокола для РФ. По этой причине необходимость охраны природы осознается практически всеми представителями бизнеса и промышленности нашей страны. Следствием чего является ситуация когда почти все бизнес круги на словах готовы сокращать выбросы, но как только дело касается издержек, то вспоминается цитата классика о том, что «при 300 процентах (прибыли) нет такого преступления, на которое он (капитал) не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы»

.

В этой связи надо осознавать, что цель всей климатической политики должна сводиться к сокращению выбросов, при этом в наименьшей степени ущемляя права бизнеса и граждан. В идеале сокращение антропогенной нагрузки должно сопровождаться ростом благосостояния. Как нам кажется, в этой связи целесообразно было бы вводить не штрафные санкции а оплату ущерба от загрязнения производимого выбросами. В сущности это и происходит, когда вводится цена за углерод. Таким образом, государству целесообразно объяснять природопользователям, что цена за углерод это компенсация того ущерба, который он приносит в глобальном масштабе. 

На этом пути возникает масса трудностей, среди которых особняком стоит опасение того, что отрасли охваченные регулированием значительно снизят свою международную конкурентоспособность. 

Согласно данным И.А. Степанова

, среди факторов мешающих применение цены на углерод в условиях Российской экономики можно отметить:

1. Слабую предсказуемость темпов экономического роста Российской экономики, что особенно актуально для современных условий в силу беспрецедентного санкционного давления. Следствием этого является невозможность установления оптимального уровня цены на выбросы (в случае использования налога) или потолка на выбросы (в случае использования СТВ), который с одной стороны был бы эффективен в качестве регуляторного механизма, а с другой, не приводил бы к неоправданно высоким тратам.

2. Недостаточная зрелость основных экономических институтов рыночного управления и низкая конкуренция в большинстве значимых для эмиссии углерода отраслей

.

В этих условиях введение цены за углерод не будет эффективно влиять на эмиссию, из-за недостаточного стимулирующего эффекта по созданию и развитию чистых технологий способствующих сокращению выбросов. Помимо этого в условиях недостаточного развития рыночных механизмов высок риск уклонения от уплаты налогов. Выходом в подобных условиях является создание максимально простой и прозрачной системы управления выбросами.

3. Слабое социально-экономическое развитие страны

и высокий уровень неравенства
. Введение цены на углерод может быть причиной усугубления проблем неравенства.

4. Высокой зависимостью экономики от ископаемого топлива. В РФ на сектора добычи и использования углеводородов приходится 25% ВВП и 39% поступлений в федеральный бюджет, 60% экспортных доходов и почти четверть совокупных инвестиций в основной капитал в России

. Подобные показатели являются одни из наиболее высоких, среди всех стран.

Сравнение Российского опыты с европейским, показывает, что для ЕС характерно не просто стремление на курс отказа от выбросов диоксида углерода, а наличие взаимосвязанной климатической политики. В частности одним из основ такой политики является Европейский зеленый курс (the European Green Deal)

, который учитывает нехватку собственных энергоресурсов и нацелен на улучшение благосостояния населения и всяческую поддержку возобновляемых источников энергии. Помимо общеизвестных направлений деятельности, предполагается развитие водородной энергетики
, вводятся меры по нулевому выбросу от городского транспорта к 2030 году
.

Одним из последних событий стало состоявшееся 10 марта 2023 года согласование ЕС более строгих правила для повышения энергоэффективности

.

Потеря торгово-финансовых связей с Западом отодвигает работы по введению подобного опыта в нашей стране на второстепенные роли. Связано это как с отсутствием средств на подобные дорогостоящие мероприятия и с отсутствием необходимости у отечественного бизнеса поддерживать имидж «зеленой» повестки в силу отсутствия выхода на западные рынки.

Как нам кажется в данной ситуации значительную роль могли бы сыграть мероприятия дающие финансовый эффект в кратко и средне срочной перспективе, среди которых в качестве примере можно привести повышение энергоэффективности экономики. 

Несмотря на то, что традиционно введение цены за выбросы углерода предполагает получение выгод как за счет непосредственно финансового потока, так и за счет сокращения неблагоприятных последствий от загрязнения окружающей среды, в нашей стране в настоящее время введение такого инструмента представляется маловероятным и малоэффективным.

В сегодняшней глобальной экономике компании не могут позволить себе не участвовать в международных цепочках поставок – напротив, для компаний важно поддерживать их. Для компаний, желающих остаться на международных финансовых рынках, будь то Гонконг или Лондон, реализация этих проектов по-прежнему актуальна и прибыльна

.

В настоящее время у Российских компаний нет серьезной заинтересованности в сокращении выбросов. Это во многом связано с отсутствием сформированных требований или ограничений в отношении климатической ответственности. Наличие требований и ограничений явилось бы весомым стимулом к покупке углеродных единиц или введению других мер по сокращению эмиссии парниковых газов. Помимо этого отсутствует четкое понимание того, как эти углеродные единицы будут учитываться на национальном и международном уровнях.

Как и в случае мирового опыта регулирования выбросов парниковых газов наблюдается тенденция к усилению роли добровольных решений принимаемых компаниями в этой сфере. Таким образом, несмотря на санкционное давление и попытки изоляции Российской экономики, дальнейшее развитие углеродного регулирования будет по-прежнему осуществляться в рамках общемировых трендов.

3. Заключение

Влияние различных факторов на разработку механизмов сокращения выбросов парниковых газов в ЕС и мире важно для формирования внешнеэкономической политики России, поскольку введение трансграничного налога на выбросы парниковых газов ведет к значительным финансовым потерям для экономики РФ. В изменившихся политических условиях данные вопросы можно решать, используя в качестве опоры рынки отличные от европейских.

Тем не менее необходимо понимать, что Европейский союз определил реализуемые в настоящее время механизмы регулирования антропогенных выбросов газообразного углерода в виде углекислого газа, не только в государствах-членах ЕС, но и в остальном мире. Следствием этого является необходимость использования накопленного ЕС опыта в данной сфере.

Как в мировой практике, так и в условиях современной Российской ситуации все более важное значение, при реализации мер по сокращению выбросов, играет добровольно регулирование и реализация долгосрочных климатических проектов и инициатив.

В настоящее время реализация климатических планов Российскими компаниями осуществляется в первую очередь для подтверждения приверженности декларируемым ранее зеленым (экологическим) принципам.

В современных условиях для экономики РФ сокращение выбросов парниковых газов по-прежнему сдерживается отсутствием обоснованной методологической базы.

Article metrics

Views:495
Downloads:9
Views
Total:
Views:495