On the Vocabulary of Vindicatory Letters of the 16th Century

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2023.138.71
Issue: № 12 (138), 2023
Suggested:
08.11.2023
Accepted:
28.11.2023
Published:
18.12.2023
379
1
XML
PDF

Abstract

The vindicatory chapters are an interesting source for historical and linguistic research. They contain information on the history of the formation of judicial terminology, historical dialectology, historical grammar, historical ethnography, etymology, semasiology. The etymology of many lexical units can be traced in the course of analyses of the multi-temporal right literatures, as these documents functioned for several centuries and were the forerunners of modern documentation in court proceedings.

In the article we have examined their structure, which in the XVI century had already developed, and the lexical stratum of the analysed sources on the example of several right literatures. The vocabulary of literatures is quite rich: names of subjects and phenomena from various spheres of people's life are recorded.

1. Введение

Изучение деловой письменности периода ХIV-ХVII веков представляется чрезвычайно актуальным в истории русского языка. В это время формировалась основная терминология разножанровых деловых памятников, а также их архитектоника. Безусловно, правые грамоты (позднее «правые» трансформируется в однокоренное «правовые») – письменные памятники, представляющие важность не только для истории русского права и делопроизводства, но и лингвистики (как в диахронии, так и в синхронии). В качестве примеров в статье приводятся цитаты из московских и двинских правых грамот, представленных в «Дополнениях к Актам историческим». Изучение деловой письменности в ее развитии позволяет нам сделать вывод о том, что источники именно указанной территориальной отнесенности в собранных собраниях письменных документов в количественном отношении преобладают среди других памятников деловой письменности. Кроме того, данный пласт наиболее четко реконструирует, по нашему мнению, многие языковые процессы, отражающие складывание русской языковой картины мира.

В статье используется методика диахронического исследования и когнитивного подхода к языку правых грамот. Применяется также прагматический анализ исследуемых исторических документов.

2. Обсуждение

В судопроизводстве XV-XVI вв. в качестве основных документов фигурировали судные списки, докладные правые грамоты и правые грамоты. Правые грамоты в XVI веке, продолжавшие активно функционировать в качестве документов судебного делопроизводства, составлялись в тех случаях, когда решение по делу выносилось на месте, его не нужно было передавать на доклад. Для различия судного списка и правой грамоты основным является наличие доклада

.

А.А. Калашникова пришла к выводу, что в письменных памятниках прослеживается смешение как названий, так и функций данных судебных документов

. Исследователи пришли к выводу, что в XVI веке правые грамоты в качестве жанра судебной документации имели установленную структуру, которая включала судный список, где излагалась суть дела и приводились доказательства, и сам приговор
.

Изучение текста правых грамот свидетельствует в пользу следующей структуры этих документов:

1) зачин, начинавшийся с формулы «Сiй судъ судили…» (называние судей);

2) изложение сути дела с приведением имеющихся у стороны истца доказательств;

3) слово ответчика;

4) приговор;

5) концовка (называние того, кто писал грамоту).

Первые три пункта являлись судным списком, приговор и концовка писались уже для правой грамоты, которая выдавалась той стороне, которая выигрывала дело. Если в части доказательства приводились документы, то последние воспроизводились в тексте судного списка в полном объеме. Слова истца и ответчика часто строились в вопросно-ответной форме. В грамоте это описывалось как с помощью прямой, так и косвенной речи.

Отдельно обратим внимание на тщательность, скрупулезность в описании всех представленных сторонами документов в процессе: «А у списка печать казначеевъ Ивана Ивановича Третьякова да Θедора Ивановича Сукина. А подпись у списка Царя и Великого Князя дiяка Василья Григорьева»

.

Можно было бы предположить, что лексикон правых грамот достаточно однообразен, однако их изучение позволяет сделать вывод о богатой, насыщенной лексической составляющей этих письменных памятников. Связано это с тем, что в судах разбирались дела, связанные с различными сторонами жизни людей.

В связи с этим по текстам правых грамот можно изучать определенные тематические группы лексики

. Заметим, что среди подобной лексики можно встретить как редко использовавшиеся в письменных памятниках слова, так и те, которые были ограничены в употреблении территориально. Приведем некоторые примеры из правых грамот. Правые грамоты дают возможность исследователю изучать названия одежды: «На ОнисимкЂ платье сермяга бЂла Ржевская, да кофтан Есскои червленъ пушенъ крашениною сверху, да сагодакъ, да сабля, а на КуземкЂ, господине, платье однорядка синя да кофтанъ крашенинъ»
; названия лошадей по их окрасу и другим характеристикам: «А татбы взяли два коня, конь чалъ да конь карь /…/ два коня да два мерина, конь рыжъ да конь чалъ, меринъ соловъ да меринъ гнЂдъ»
; названия земельных участков и различных единиц измерения: «А пошни, государь, въ ней пять веревокъ, а въ сошномъ обжа безъ трети», «И двора, и дворища, и орамых земель, и поженъ, и съ притеребы и съ рыбными ловищи и со всЂми угодьи, гдЂ что ни есть изстарь потяглу къ тои деревни», «По описи отца своего, свой жеребей, по книги», «А пополонка полмЂры жита»
, «С пожни и всякiе угодья церковные Петра и Павла и Климента Святого, что въ НеноксЂ, усть Двины рЂки, островъ Ягорской, а по немъ боръ соснякъ, что было на немъ корабленое пристанище, вдоль четыре версты, а поперегъ д†версты, сЂна сто копенъ»
; «А своего жъ владЂнья, отъ Елизара шло пять вервей, а другая пять вервей шла отъ Онтона и отъ Ивана, отъ ихъ же сродчевъ, и язъ Елизаръ порядился на всю десять вервей; а сЂяти мнЂ на нихъ шесть пузовъ жита уркомъ»
; названия различных документов деловой письменности: даница, крЂпость, жалобница (в ХVII веке этот документ будет называться челобитной), отступная грамота, правая грамота, судный списокъ, купчая: «И судьи спросили ищеи Истомки: что у тобя на твою землю крЂпость есть ли, кое онъ вашу землю силнЂ пашетъ? Истомка такъ рекъ: восе, государь, у насъ на ту землю тое деревни отступные грамоты, передъ вами»
. Заметим, что в цитируемых выше примерах из памятника 1571 г. видно, что однокоренные наименования линейной единицы измерения вервь и веревка используются в качестве синонимов.

Бесспорно, правые грамоты являются источником для изучения терминологии по судопроизводству. Заметим, что в документах как московского происхождения, так и в севернорусских, двинских прослеживаются одни и те же термины, относящиеся к этой сфере. Обратимся к названиям должностей и лиц, участвовавших в судебном процессе: государь, господине, половина (одна из сторон на суде), ищея (ищеа), истецъ, исцы, праветчиковъ человЂкъ; отвЂтчикъ, послуси (послухи). Часто принимали участие в судебном производстве цоловалники, голова, приставъ, тiуны, казначеи, прикащикъ, недЂлщикъ, дворской, пошлинники, десятилники, заЂзщики, прикащики и другие должностные лица.

Обращение к судье в ходе судебного процесса фиксировалось чаще в звательной форме (государи, господине): «И Онисимко тако рекъ: язъ за собя и за брата за своего отвЂчаю, ни знаемъ, господине, ни вЂдаемъ, у Михайла есми по кабаламъ не служивали и покрадчи не бЂгивали, тЂмъ, господине, насъ клеплетъ»

. Обратим внимание, что слово судья использовалось писцом только в косвенной речи в процессе описания судебного заседания в тексте грамоты: «И выслушавъ даницы судьи вспросили Сенки Родiонова: по той еси даници полдвора въ монастырь далъ ли? И Сенка такъ рекъ: по той есми даницы, государи, полдвора въ монастырь далъ. И отвЂтчикъ Онисимко тако рекъ: язъ, господине, живу не въ Омосовскомъ дворЂ; язъ, господине, живу въ нижнемъ дворЂ»

Земской дiячекъ (или дiячекъ) – это обычно тот человек, который писал данную грамоту: «Грамоту писалъ правую земской дьячекъ Минька Поугородовъ, лЂта 7079 Генваря»

.

Лексика правых грамот была достаточно разнообразна: часто фиксируются слова татба, порука, на поруку дати, списокъ положилъ, отступитися, искупъ, закладъ, кабала, купля, оправить, мыто (пошлина) и многие другие термины, использовавшиеся в судопроизводстве. Лексические единицы, обслуживая данную сферу, могли подвергаться различного рода переосмыслениям. Так произошло, например, со словом ищея (ударение фиксируется многими словарями на последнем гласном в слове). Первоначально ищея – это «тот, кто что-либо ищет», потом – «истец», а затем обратное переосмысление – «тот, кто что-либо ищет»

. История лексемы представляет большой интерес в лингвистическом плане. Позднее появилось многозначное слово «ищейка», видимо, как уничижительное к «ищея». Кроме того, ищейка – «лягавая, гончая собака; или вообще которая ищет дичь»
. Отсюда по ассоциации происходит и разговорно-сниженное многозначное «лягавый (легавый)», известное со значениями:

1) «работник правоохранительных органов, сыщик (восходит также к корню иск-), шпион»;

2) «предатель, доносчик». Корень в слове «искать» во многих индоевропейских языках восходит к значению «желать», «требовать»

, что близко к значению «истец» для существительного ищея.

Однако определенная уничижительность в словах с данным корнем также прослеживается в некоторых индоевропейских языках: например, в польском iskać, iszczȩ «искать вшей», латышском iẽskât «искать вшей у кого-либо»

.

3. Заключение

Таким образом, правые грамоты ХVI века представляют интерес для ученых, изучающих как становление терминов русского судопроизводства, историков, так и, безусловно, для лингвистов, исследующих их лексико-грамматические особенности. В ходе анализа московских и двинских памятников этого периода мы пришли к выводу, что в своем общем виде судебная терминология уже в какой-то мере сложилась, так как в источниках разной территориальной отнесенности используются одни и те же термины, относящиеся к судебной сфере. Разнообразие наблюдается в употреблении территориальной лексики, имевшей отношение к другим сферам жизни общества. Речь идет о наименованиях одежды, мер, видов земельных участков и др.

Article metrics

Views:379
Downloads:1
Views
Total:
Views:379