The Europeanisms in the Russian version of R.G. Gamzatov's book "My Dagestan". Article 1

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.126.97
Issue: № 12 (126), 2022
Suggested:
06.12.2022
Accepted:
09.12.2022
Published:
16.12.2022
1185
1
XML
PDF

Abstract

The aim of the article is to describe the Europeanisms used in the Russian version of R.G. Gamzatov's book "My Dagestan", the knowledge of which is relevant in modern Dagestani polylingualism.

In this work, we observe the use of borrowings from many European languages. Most of the lexemes from Greek, Latin, French, German and other languages are registered. At the same time, the author of the translation rarely turned to words from English, which can be explained by the fact that in the middle of the 20th century there were fewer adapted Anglicisms in literary Russian than lexemes from other European languages.

Naturally, the book uses those Europeanisms that were popular and actively used in Russian at the time it was translated.

The translator uses not only individual words, but also many word combinations in which both words are foreign or one of the lexemes is considered native Russian. At the same time, the book mainly reflects various forms of nouns adapted to the laws of Russian.

Europeanisms, being a part of the international vocabulary, enrich the Dagestani speech culture, which is in demand in Dagestani mentality and educational system. Therefore, the research data can be applied in the educational process both when studying the stylistic features of the priceless book, and when teaching students in philological disciplines.

1. Введение

Целью настоящего исследования является определение перечня европеизмов, использованных в русскоязычном варианте книги Р.Г. Гамзатова «Мой Дагестан». Перевод с аварского языка на русский язык осуществил писатель В.А. Солоухин. Данное произведение насыщено многочисленными примерами европеизмов, которые представлены и популярны в различных языках, в том числе в дагестанских. Учитывая изложенную выше цель, в первой статье мы поставили перед собой ряд задач:

– найти в тексте все европейские заимствования;

– определить, из какого языка проникли данные слова в русский язык;

– указать частеречную принадлежность той или иной заимствованной лексемы;

– выяснить наиболее частотно употребляемые европеизмы;

– выявить примерное тематическое распределение использованных в книге заимствований.

Мы не поставили перед собой задачу описывать этимологию того или иного европейского слова, а лишь решили отметить, из какого языка, возможно, проникло то или иное слово в русский язык. Поэтому работа не является исключительно последней инстанцией объективности и правдивости. При этом оговоримся, что в статье не рассматриваются славянские лексемы.

Работа состоит из нескольких частей, которые мы назвали статьями. Это первый опыт такого описания, в котором отмечены лексемы из романских, германских и других европейских языков. Эти слова в основном выступают в роли интернациональной лексики. «Интернациональными признаются лексемы, сходные до степени идентичности с полностью или частично общей семантикой, выражающие понятия международного значения. При этом данные понятия должны сосуществовать в нескольких (не менее чем в трех) языках» [6, C. 95]. «Заимствование слов, главным образом, происходит из-за возникновения новых понятий, именно поэтому такие слова часто входят в употребление сразу в нескольких языках» [10, C.157]. Применение освещаемых в работе слов в дагестанских и русском языках является достаточным основанием считать эти слова интернациональными, международными.

Настоящее описание должно способствовать формированию всесторонне развитой языковой личности. Работа имеет практическую направленность, т.к. выделение из текста иноязычной лексики может помочь при усвоении филологического материала, а также при изучении стилистических особенностей книги в образовательной системе.

При определении, является ли слово исконным или заимствованным, мы пользовались содержанием нескольких словарей [3], [5], [11]. В некоторых случаях обращались к специалистам по европейским языкам.

В исследовании мы прежде всего опирались на описательный и статический методы, а также пользовались наблюдением, устным и письменным опросом при определении точности переложения текста с аварского языка на русский язык.

2. Основная часть

В 2021 г. касательно наличия в табасаранском языке европеизмов мы писали: «В художественной речи европеизмы используются реже» [2, C. 14]. Сегодня констатируем: «Во всех языках неуклонно растет фонд европеизмов, интернациональных терминов науки и культуры» [9, C. 158]. Поэтому естественно применение переводчиком интернациональной лексики, которая обогащает ментальную речевую культуру дагестанцев.

В оригинале поэт Р.Г. Гамзатов обращается к большому количеству европеизмов (в том числе к русизмам, которыми изобилует текст). Эти слова в настоящее время, бесспорно, являются частью международного словарного состава, без употребления которого невозможно выразить востребованные в современной действительности мысли. При этом переводчик некоторые европеизмы, использованные в оригинале, пропустил или сократил. Так, например, греческое слово «псевдоним» [12, C. 43] мы не находим в переводе. Нет в русскоязычном варианте и понятия «партийность» [12, C. 43], корень которого является заимствованием из французского языка.

Или: в переводе мы обнаружили употребление слова «блокнот» (из франц.яз.) три раза, а в оригинале же (в аварском варианте) оно использовано около 40 раз в форме Блокноталдасан [4, C. 8, 21, 26, 31], что буквально у В.А. Солоухина означает «из записной книжки». Слово «океан» (из греч.яз.) переводчиком представлено 11 раз, а в оригинале мы его находим 18 раз.

По нашим данным, в книге «Мой Дагестан» применено более одной тысячи слов из греческого (эпос, хор, характер, хамелеон и др.), латинского (эпоха, экстерьер, экспонат, экскурсия и др.), французского (эпизод, шофер, шинель, фрак и др.), немецкого (элеватор, экзамен, штык, штраф и др.), английского (чемпион, хулиган, фильм, турист и др.), голландского (шторм, бумазея, флажок, трос и др.), итальянского (штукатурка, фортепиано, фольклорист, фашистский и др.), испанского (концлагерь, парад, табак, кукуруза и др.) и из других языков. Эти лексемы распределены неравномерно: в тексте больше всего слов наличествует из греческого, латинского, немецкого, французского и других языков, но не из английского языка.

В книге использовано минимальное количество слов из английского языка. На наш взгляд, если бы взялся за перевод наш современник, переводчик начала 20-х годов XXI столетия, то он непременно употребил бы много англицизмов, которые заменяли бы не только слова из других европейских языков, но и русские лексемы. В этом мы убеждены – тенденция, к сожалению, такова. Многие исконно русские слова выпадают из языка, и их место занимают англицизмы.

Естественно, в книге приведены те европеизмы, которыми пользовались носители русского языка во времена написания книги и его перевода на русский язык (в середине прошлого столетия). Очевидно, поэтому писатель-переводчик В.А. Солоухин в своем переложении, опираясь на подстрочник, не дает современных англицизмов (американизмов).

При чтении текста мы наблюдаем ряды родственных, однокорневых слов, ср.: музыка, музыкант, музыкальный; мастер, мастерская, мастерски, мастерство, мастерить; партия, партийный, партиец; организм, организованный (неорганизованный), реорганизация, парторганизация, организовывать, организовать и др.

В некоторых фрагментах несколько раз использованы одни и те же европеизмы, ср.: «Не так давно у нас проводились всевозможные реорганизации. И сейчас мы нет-нет да что-нибудь реорганизуем. Я тоже заразился этим. Я реорганизую жанр, которым владею. Я собираю все жанры в одну книгу, осуществляю общее над ними руководство. В одном случае я сокращаю штаты, в другом увеличиваю. Меняю жанры местами, сливаю два в один, а один разделяю на два. Если очень много реорганизовывать, то одна какая-нибудь реорганизация, хотя бы случайно, получится удачной» [4, C.145]. Видимо, такое применение оправдано стилистически.

В тексте даны названия десяти месяцев, заимствованных из латинского языка, ср.: январь, февраль, март, май, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь. Лексема же «февраль» в одном предложении употреблено 4 раза: «Самый короткий месяц февраль, а какой важный, - говорил также Абуталиб, в феврале свергли царя, в феврале образовалась Красная Армия, в феврале Ленин принял делегацию горцев» [4, C. 286].

В следующем отрывке в трех предложениях подряд используется слово «конференция»: «Несколько лет тому назад в Бейруте состоялась конференция писателей стран Азии и Африки. Меня тоже послали на эту конференцию. Приходилось иногда выступать не только на конференции, но и в других местах, куда нас приглашали» [4, C. 284].

В следующих двух предложениям мы видим большое количество европеизмов: «Из разных заморских стран я навез в красивых разноцветных бутылках то ром, то коньяк, то джин, то виски, то кальвадос, то абсент, то вермут, то сливовицу, то венгерский уникум... И коньяки тоже были разных сортов: то мартини, то камю, то плиска» [4, C. 121].

Ряд сложных слов образовано путем соединения русского корня к иноязычному корню посредством соединительной гласной, ср.: машинописный, орденоносец и др.

Европеизмы мы находим не только в основном тексте. Такие заимствования также использованы в эпиграфах (талант, пистолет [4, C. 8], стихи [4, C. 13, 107], тема [4, C. 65] и др.) и в наименованиях глав (жанр [4, C. 93], стиль [4, C. 107], сюжет [4, C. 140] и др.).

Многие слова нами, дагестанцами, говорящими на русском языке как языке межнационального общения, уже не воспринимаются как европеизмы-интернационализмы. В результате коренизации сложно определить происхождение некоторых слов, ибо эти слова адаптировались к законам русского языка: они как бы стали частью живого русского языка, ср.: армия, поза, жест, машина, район, центр, комната, школа и др.

В тексте реализованы различные европеизмы как части речи.

Существительные – абсент, авария, август, авиация, аврора, тема, пьеса, реформа, республика, роман, результат и др.

Прилагательные – абрикосовый, автомобильный, адмиралтейский, адресный, машинописный, аккуратный и др.

Глаголы – демонстрироваться, интересоваться, командовать, критиковать, агонизировать и др.

Наречия – аккуратно, мастерски, физически, бесцеременно и др.

Большинство заимствованных слов являются существительными.

Исследователь Е.В. Маринова пишет о том, что «… обычно принадлежность заимствуемого слова к определенной части речи совпадает с частеречной принадлежностью его «оригинальной версии», но оформляется эта «принадлежность» средствами заимствующего языка» [8, C. 12]. Соглашаясь с данной мыслью, мы констатируем, что вопросом о частеречной принадлежности того или иного слова языка подлинника и языка перевода в данной работе не исследуем, а лишь пока указываем часть речи того или иного заимствованного слова в русском языке.

Словосочетания, в состав которых входят европеизмы, делим на две группы:

1) словосочетания, в которых оба слова являются иноязычными: музыкальный инструмент, национальный характер, типографский шрифт, партийная дисциплина, литературный институт, литературный альманах, поэтический талант, журнальный киоск, докторская диссертация, реорганизовать жанр, идеи революции и др. Перед нами полностью адаптированные к законам русского языка европейские заимствования в основном согласно способу согласования, реже – посредством управления;

2) один корень иноязычный, а второй – исконно русский, ср.: виртуозное проклятие, партийное взыскание, национальная рознь, маленькая история, общедагестанская литература, великая литература и др.

В ряде сложных слов один из корней является исконно русским или славянским, а другой - европейским, ср.: стихотворение, сорокаквартирный (дом), малогабаритный, многомиллионный, четырехкомнатная (квартира), первоклассный, многонациональный, машинописный самокритика, промкомбинат, канатоходец, двухтомник и др.

Среди аббревиатур также имеются две группы:

В первой группе части корня по происхождению иноязычные, ср.: литфонд, культбригада, райком и др.

Во второй группе аббревиатур часть слова является исконно славянской, а часть европейской – обком, горисполком, культпоход и др.

Использованная в книге аббревиатура может состоять из нескольких корней (ср.: Гослитиздат, Дагэлектромаш и др.), в которых наличествуют европейские и неевропейские корни.

В некоторых случаях пока затрудняемся определить исконность того или иного сложносокращенного слова, ср.: ликбез, колхоз, совхоз и др.

В тексте нашли отражение и составные сложные слова, ср.: мастер-деревообработчик [4, C. 88], мастер-кубачинец [4, C. 47], мастер-сапожник [4, C. 49], охотник-мастер [4, C. 142] и др.

В работе использовано минимальное количество несклоняемых существительных европейского происхождения, ср.: пальто, депо, кино, брюки-галифе, плато и др.

В книге употреблены и слова-европеизмы, которые в русском языке имеют только форму мн.ч., ср.: бакенбарды, кулисы, брюки, каникулы

Пожалуй, в художественном произведении нет страницы, где не представлена иноязычная лексика (в том числе ориентализмы и регионализмы, которые станут предметом наших дальнейших исследований). Но на некоторых немногочисленных страницах [4, C. 58, 59, 60, 227, 257, 277, 342, 362], по нашим данным, нет европеизмов.

Использованные европеизмы тематически можно разделить на слова образовательной, политической, филологической (языковедческой и литературоведческой), исторической, военной, музыкальной, культурной и других сфер. Отмечаем некоторые из них.

Образовательная сфера: школа, школьник, институт, студент, педагогический, педучилище, лекция, лектор и др.

Политическая сфера: политический, партия, коммунист, парторганизация, комсомольская организация, конституция, митинг и др.

Музыкальная сфера: композитор, консерватория, нота, аккорд, пианино, фортепиано, симфония и др.

Культурная сфера: театр, балерина, канатоходец, киносценарий, культурный, портрет и др.

Научная сфера: цитаты, академия, докторская диссертация, академик, конференция и др.

Историческая сфера: античный, император, контрреволюционер, нарком, Октябрь, период и др.

Военная сфера: солдат, артиллерист, армия, генерал, капитан, командир, дивизия, китель, кадетский и др.

Многие интернационализмы, приведенные в книге, несомненно, входят в филологическую терминологию. Поэтому, естественно, в настоящем художественном произведении мы наблюдаем применение большого количества лингвистических и литературоведческих терминов, ср.: стих, стихосложение, стихотворение, стихотворец, строфа, сатирик, рифма, транскрипция, алфавит, фонетика, фольклорист и др.

Литературоведческие термины в книге являются наиболее частотными. Укажем ряд слов, которые активно используются в тексте и являются неотъемлемой частью профессиональной лексики поэтов, ср.: греческий корень «стих» (с родственными словами) приведен больше 350 раз, греческий корень «поэт» – около 300 раз, греческий корень «талант» – около 90 раз, латинская лексема «тема» – больше 60 раз, латинское слово «редактор» с родственными словами – около 60 раз, слова «литература» и «литературный» латинского происхождения – больше 50 раз, латинское слово «поэзия» – 50 раз, греческий корень «критик» - около 30 р. и др.

Спорадически употреблены такие лексемы, как рекорд и рекордсмен [4, C. 261], рентген [4, C. 101], флюгер [4, C. 211], перл [4, C. 368] и др.

Частое или редкое употребление того или иного европеизма зависит от того, о чем или о ком конкретно идет речь на той или иной странице. Вот почему мы в тексте часто находим такие тематические слова, как поэт, поэзия, стихи, жанр, тема, талант, стиль и др.

3. Заключение

Итак, в первой статье мы дали фиксацию использованных в русскоязычном варианте европеизмов. В книге употреблены заимствования из греческого, латинского, французского, немецкого и других языков.

В специальном источнике отмечено: «В настоящее время языковое образование играет ведущую роль в расширении образовательного кругозора обучаемых, поскольку готовит их к жизни в условиях многонационального, многоязычного мира» [7, C. 213]. Это означает, что знание иноязычных слов и всех их прямых и переносных значений, реализованных в книге Р.Г. Гамзатова «Мой Дагестан», существенно в дагестанском поликультурном социуме.

Подчеркиваем, что «…обучению заимствованной лексике следует уделять внимание не только в иностранной аудитории, но и при работе со студентами-билингвами, может быть, даже в первую очередь с ними (так как знание русского языка, часто на бытовом уровне, полученное в семье, создает иллюзию полного понимания прочитанного текста с заимствованной лексикой)» [1, C. 102]. К сожалению, это далеко не соответствует действительности.

Нам думается, что мы достигли цели исследования и выполнили поставленные задачи. Не обсужденные в работе различные аспекты заимствований в указанных произведениях будут в перспективе отражены в других наших исследованиях.

Article metrics

Views:1185
Downloads:1
Views
Total:
Views:1185