The Problems of Studying the Ethnogenesis of the Peoples of the Western Volga Region in the Middle Ages

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.126.39
Issue: № 12 (126), 2022
Suggested:
24.10.2022
Accepted:
18.11.2022
Published:
16.12.2022
258
0
XML PDF

Abstract

The article reviews the debatable issues of studying the ethnogenesis of the peoples of the Western Volga region in the Middle Ages according to archaeological sources. The aim of the article is to consider the main tendencies in the study of the origin of the Volga peoples. It is noted, that during the Soviet period the given processes were studied basically from the positions of autochthonism, the researchers recognized only those migrations, which were reflected in the written sources. The problem of participation of the Volga Bulgars in the formation of the medieval Chuvash was most debatable. Researchers also downplayed the importance of Turkic migrations in the Golden Horde period. These tendencies were overcome only in the post-Soviet period, when researchers were freed from the ideological pressure.

1. Введение

В отечественной науке исследования по этногенезу ведутся в русле трех основных направлений: примордиализм, конструктивизм, инструментализм. Однако в российской археологической науке проблемы этногенеза в основном рассматривают с примордиалистских эволюционно-исторических позиций, поскольку другие подходы более пригодны для анализа не исторической, а сегодняшней реальности.

2. Основные результаты

Интерес к изучению этногенеза на археологических материалах сформировался в послевоенные годы, когда основная масса нарративных источников была уже введена в научный оборот и неоднократно проанализирована. К этому же времени было накоплено значительное количество археологических источников, изучение которых позволило существенно расширить знания по ранним периодам истории поволжских народов. В 1950-1960-х годах практически во всех поволжских республиках состоялись конгрессы по этногенезу «титульных» этносов, на которых достаточно широко были представлены и концепции, разработанные на археологических материалах. В столицах автономных республик прошли сессии по этногенезу татар (Казань, 1946), чуваш (Чебоксары, 1950, 1956), мордвы (Саранск, 1964). На них собрались представители разных научных дисциплин (археологии, истории, языкознания, антропологии, этнографии) из центральных и местных научных учреждений, которые пытались реализовать комплексный подход в изучении истории. Изданные материалы конгрессов по этногенезу красноречиво свидетельствуют о бурных дискуссиях и поиске точек соприкосновения для определения реальных путей формирования того или иного народа. Наиболее оживленные споры касались средневекового периода, где, по мнению большинства, и зарождались современные народы Поволжья.

Так, при обсуждении проблем средневековой истории татар большинство ученых (археологи А.П. Смирнов и Н.Ф. Калинин, историки Б.Д. Греков и М.Н. Тихомиров, антрополог Т.А. Трофимова, языковед Н.К. Дмитриев, этнограф Н.И. Воробьев и другие) пришли к выводу, что предками казанских татар было население Волжской Булгарии [1]. При этом одни считали предками татар только булгар, другие – настаивали на многокомпонентности корней, включая сюда местное не булгарское население и кыпчаков. Помимо этого, были обсуждены вопросы, относящиеся к датировке археологических памятников, контактов с населением других территорий. В последующие годы археологи уделяли особое внимание выявлению и изучению памятников раннебулгарского времени.

Следующим шагом стали научные сессии по чувашам 1950, 1956 годов, где разгорелась самая настоящая борьба за булгарское наследство. Археолог –  П.Н. Третьяков, этнограф –  Н.И. Воробьев, антрополог –  Т.А. Трофимова высказались в пользу автохтонной теории происхождения чуваш, связывая их корни с местным финно-угорским населением, на территорию которого в начале I тыс. н.э. пришли тюркские племена. Н.И. Ашмарина высказалась за булгаро-сувазскую (суварскую) теорию происхождения чуваш, которая на этой сессии не получила признания [2]. Однако на второй сессии большинство местных исследователей поддержали булгаро-сувазскую концепцию. А.П. Смирнов, который ранее придерживался автохтонной теории, также вынужден был согласиться с возможностью прихода сувар в Среднее Поволжье после монгольского нашествия [3]. В.Ф. Каховский впоследствии открыл на территории проживания чуваш большую группу булгарских археологических поселений, часть которых он датировал домонгольским временем [4], с чем категорически оказались не согласны казанские археологи [5].

На сессии по этногенезу мордвы (Саранск, 1964) большинство её участников высказалось за концепцию возникновения единой культуры мордвы, которая в ходе своего развития разделилась на две группы. Истоки мордвы, по мнению П.Н. Третьякова, были связаны с городецкой культурой, а затем на ее формирование оказали сильное влияние Волжская Булгария и Древняя Русь. Помимо этого, обсуждалась проблема буртас и их связи с мордвой. Особое внимание при этом уделялось поиску археологических подтверждений историческим построениям [6]. Впоследствии П.Д.  Степановым [7] и М.Р. Полесских были выдвинута идея о раздельных истоках формирования мордвы-мокши и мордвы-эрзи [8].

В 1965 году на сессии по этногенезу марийского народа её участники пришли к выводу пришли к выводу о многокомпонентности формирования древнемарийской культуры. Было отмечено, что марийский язык и одежда очень схожи с мордовскими, а жилье с удмуртскими традициями, а антропологический тип марийцев имеет общую основу с мордвой, удмуртами и чувашами [9].

В 1960-1970-х годах в Западном Поволжье были открыты и исследованы ключевые археологические памятники, материалы которых послужили основой для разработок проблем этногенеза. Среди них Большетарханский могильник (раскопки В.Ф. Генинга, А.Х. Халикова), городище «Хулаш» (раскопки А.П. Смирнова, В.Ф. Каховскиого), Золотаревское городище (раскопки М.Р. Полесских), Муромский городок и Новинковские курганы (раскопки Г.И. Матвеевой).

В это период еще не были изжиты тенденции автохтонизма, закрепившиеся в советской археологии в довоенное время, поэтому исследователи были нацелены на поиски местных корней для большинства поволжских народов. Основу происхождения волжских финнов ученые видели в городецкой и дьяковской культурах, корни тюркоязычных народов связывали с населением Волжской Болгарии. В 1970-е годы М.Р. Полесских и А.Х. Халиковым были выдвинуты предположения об участии в сложении мордвы камских финнов, но они были подвергнуты критике В.Ф. Генингом и В.И. Вихляевым. В Казани имела место тенденция, связанная с приуменьшением роли золотоордынского влияния на этногенез поволжских татар. По сути, теории, основанные на представлениях об обязательном непрерывном развитии местных археологических культур, были преодолены в полной мере только в постсоветское время, когда исследователи получили свободу от идеологических установок [10].

3. Обсуждение

На современном этапе в исследованиях этногенеза народов Западного Поволжья по археологическим материалам, в период сложения раннегосударственных образований, существует ряд нерешенных проблем. По-прежнему актуальным является введение в научный оборот материалов раскопок. Поскольку, в отличие от более ранних эпох, значительная часть памятников развитого и позднего средневековья, исследованных на протяжении ХХ века, опубликована крайне фрагментарно, либо не издана совсем. Из могильников, раскопанных достаточно большими площадями, на которых представлены погребения XIV вв. полностью издан только Стародевиченский и частично Кельгининский могильник. Например, значительная часть материалов из мордовских памятников этого времени не вошла в коллективную монографию «Хронология могильников населения I-XIV вв. западной части Среднего Поволжья». В результате чего материалы позднего средневековья отнесены к одной стадии, а развитого – слабо дифференцированы, и хронология их, основанная на единичных аналогиях, проработана недостаточно, что существенно затрудняет выяснение динамики процессов социально-экономического развития. Для ряда памятников не установлено пережили ли их насельники начало монгольского нашествия. Только приблизительно определена хронология поселений, возникших в результате насильственного переселения мордвы завоевателями. Также весьма слабо изучены материалы сельских поселений золотоордынского времени. Не полностью атрибутированы нумизматические материалы. По-прежнему не решен вопрос дифференциации мордвы на эрзю и мокшу, не определено время их выделения из единой древнемордовской культуры. Нет ясности чем обусловлено отсутствие погребальных памятников у верхнесурского населения в XI–XIII вв.  В культурном слое местных селищ и городищ продолжают встречаться типично мордовские украшения и застежки-сюльгамы, но не известно ни одного достоверного погребения XI – XII вв. Только в самых общих чертах раскрыт характер взаимоотношения средневековой морды с золотоордынской администрацией. В Чувашии после исследований этногенеза В.Ф. Каховский в 1960-1970-х на археологических материалах никто этой темой не занимался. Крайне скупо период XI–XIV вв. представлен и в обобщающих изданиях. В академическом издании «Финно-угры и балты в эпоху средневековья» мордовские и марийские древности этого периода рассмотрены суммарно вместе с более ранними материалами всего в двух-трех абзацах. Более подробно культура средневековых марийцев прописана Т.Б. Никитиной в коллективной монографии «Финно-угры Поволжья и Приуралья в среднее века», но в разделе по мордве (авторы В.И. Вихляем и И.М. Петербургский) данный период раскрыт в основном с опорой на письменные и этнографические источники, анализ археологических материалов XII-XIV в нем не представлен. Заметным событием стало издание монографии Ю.А. Зеленеева «Очерки этнокультурной истории Поволжья XIII–XV вв..», но в ней рассмотрено только лесостепное Поволжье и нет археологической систематизации материалов мордовских могильников.

4. Заключение

Таким образом, в изучении средневекового периода этногенеза народов Западного Поволжья остается масса нерешенных проблем, решения которых требует использование комплексного системного подхода с опорой на междисциплинарные исследования.

Article metrics

Views:258
Downloads:0
Views
Total:
Views:258