NEW IN BURYAT LEXICOGRAPHY OF THE XXI CENTURY

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2023.137.7
Issue: № 11 (137), 2023
Suggested:
12.05.2023
Accepted:
19.10.2023
Published:
17.11.2023
410
4
XML
PDF

Abstract

The article examines the linguistic processes in modern Buryat lexicography. Compiling dictionaries of the Buryat language is an endeavour that requires meticulousness, impeccable knowledge of the subtleties of the native language, specifics of traditional life and culture of its people. The publication of 1 volume of the explanatory dictionary of the Buryat language "Буряад хэлэнэй тайлбари толи" (A – D) in 4 volumes (2022), the authors of which are E.V. Sundueva, Ts.Ts. Balzhinimimayeva, S.D. Babuev, and B.D. Tsyrenov, is of great value because it includes many words from the passive fund of the Buryat language that were banned in the 30s of the 20th century. Thus, it is a great contribution to the revitalization of the Buryat language and the enrichment of its vocabulary at the expense of internal resources.

1. Введение

В условиях глобализации общества, когда каждый этнос стремится к сохранению национальной идентичности, своеобразия собственной культуры, языка и литературы, обращение к созданию толковых словарей национальных языков, содержащих все богатство и красоту языка, является актуальным и своевременным.

Каждая новая эпоха, связанная со значительными общественно-политическими и экономическими изменениями, требует своих словарей, потому что созданные ранее не всегда соответствуют современному состоянию лексической системы. В конце XX – начале XXI века в России наблюдается бурное развитие практической русской лексикографии, но именно весь XX век был ознаменован небывалым подъемом словарного дела. «Различные фрагменты языковой картины мира, уровни языковой системы, разнообразные аспекты научного знания воплощаются в словарной форме. Современная отечественная лексикография предоставляет получателю словарной информации широкий круг самых разнообразных словарей»

.

В этом аспекте большим событием в научном сообществе является выход в свет 1 тома толкового словаря бурятского языка (сокр.: ТСБЯ) – Буряад хэлэнэй тайлбари толи (А – Д) в 4-х т. (2022), авторами которого являются Е.В. Сундуева, Ц.Ц. Бальжинимаева, С.Д. Бабуев, Б.Д. Цыренов.

2. Методы и принципы исследования

Следует отметить, что создание любых словарей – это дело кропотливое, долговременное, трудоемкое, особенно, создание толковых словарей, требующее скрупулезности, безупречного знания тонкостей родного языка, особенностей традиционного быта и культуры своего народа.

Выход ТСБЯ имеет свою богатую историю и предпосылки. Со дня основания Буручкома (ныне ИМБТ СО РАН) ученые-лингвисты одним из важных аспектов своей исследовательской работы видели в составлении словарей бурятского языка. В основу сложения бурятской лексикографии внесли свой вклад А.Н. Боржонова, Н.Н. Поппе, Ц.Б. Цыдендамбаев, К.М. Черемисов, Л.Д. Шагдаров, М.Н. Имехенов, Ц.Д. Цыбиков, Д.Ч. Чернинов, Н.А. Очиров, С.Д. Бабуев, Ц.Ц. Бальжинимаева, М.А. Очиров, Б.Д. Цыренов и др.

В 1960-е гг. Ц.Б. Цыдендамбаев выступил с инициативой по составлению ТСБЯ, таким образом, одним из направлений отдела языкознания БИОН БФ СО АН СССР в этот период стало составление толкового словаря бурятского языка. Прежде всего предстояла огромная работа по составлению картотеки для будущего словаря. Выборка лексических единиц производилась из произведений бурятских писателей, учебной, научно-популярной литературы, периодической печати. Эту работу в разное время выполняли сотрудники отдела языкознания С.Д. Бабуев, А.Р. Бадмаев, Л.Б. Бадмаева, С.С. Балагунова, Ц.Ц. Бальжинимаева, Б.Ж. Будаев, Д.Ш. Дамбаева, Ж.Д. Доржиева, Н.Б. Дугаров, Д.М. Махазагдаева, Н.М. Митупова, Д.Д. Санжина, А.Н. Содномов, В.Ш. Ускеева, Н.А. Хазуев, В.А. Халтаева, Ц.-Д. Ш. Цырендоржиева, Ю.Д. Бадмаева. Итогом стала словарная картотека объемом в 1,5 млн. лексических единиц. Настоящая картотека хранится в ЦВРК ИМБТ СО РАН.

Работы по освоению методики составления ТСБЯ, выработке технических требований, принципов отбора, способов семантизации, грамматической, стилистической инвентаризации проводились в БИОН (ныне ИМБТ). Ввиду значительно возросшего объема словаря было решено издать его в четырех томах.

В ноябре 2012 г. под руководством ведущего научного сотрудника отдела языкознания, к.ф.н. Л.Д. Бадмаевой запущен электронный Корпус бурятского языка

, объем которого составляет 2,8 млн словоупотреблений. Авторы ТСБЯ во введении отметили, что электронный Корпус бурятского языка значительно облегчил составление толкового словаря бурятского языка.

3. Основные результаты

Перемены во всех областях жизни, перестройка структур культурной, социально-экономической, политической жизни стали ключевыми в постсоветском пространстве. В этот период в современном бурятском языке происходят различные изменения, среди которых – процессы лексической деархаизации и возвращения в активный речевой оборот лексики из пассивного запаса языка: устаревших слов из лексики старописьменного монгольского языка, целого пласта забытой буддийской лексики, шаманистической терминологии. В результате сознательной языковой политики данный пласт лексики за годы воинствующего атеизма и запрета старомонгольской письменности был намеренно отодвинут на задний план в пассивный фонд языка.

Особая ценность данного словаря заключается в том, что в него вошли многие слова из пассивного фонда бурятского языка, попавшие под запрет в 30-е годы XX в. Это лексика из высокого стиля старописьменного монгольского языка

: ажарха – анхарха (обращать внимание, примечать) (с. 71), анжарха – һанаагаа табиха, анхарха, обёорхо (приметить, обратить внимание) (с. 125), бараалхаха – ехэ дээгүүр хүнтэй ушарха, хүндэтэйгөөр уулзаха (быть на приеме у высокопоставленного лица, получать аудиенцию) (с. 217), бара – древний боевой клич «ура» (с. 216), которым восхваляли меткого стрелка из лука при каждом его удачном попадании в мишень: «Бар-оо, бара! Хүйхэрэй мэргэн!». Бара проф. Даваадагба производит от слова бар ‘тигр’, т.е. восхваление может означать «Он тигр, поистине тигр! Самый меткий стрелок!» (Пер. наш – Л.Б.)
, бирман – безбородый (с. 250), даа – высший, старший, большой (с. 551), даржаг, дарсаг - флажок, вымпел, вывеска (с. 591), доншуур / дүншүүр – 100 миллионов (с. 612), дүймэн – глоссарий, толковый словарь тибетских слов (с. 665), дүшэнэг – десятина, площадь в 2400 кв. саженей, равная 1,09 гектара (с. 688), дэд – второй; заместитель, второй по должности (с. 695), дэдвон – предводитель торговой группы, идущей за море (с. 695), дэргэл үдэр / һара – 15 лунный день; полнолуние (с. 706), дэсрид – правитель Тибета (с. 708), дээһэн – мера длины для измерения полей, равная 60 м. (с. 714) и др.

4. Обсуждение

В ТСБЯ

включены многие буддийские термины:

1) названия ученых степеней лам: арабжамба / рабжамба – одна из высших ученых степеней лам, постигших философию цанид (с. 130), баншан – второй иерарх после Далай-ламы у ламаистов (с. 216), дооромбо – одна из высших ученых степеней лам (с. 614), дүйрэмбэ – ученая степень лам-астрологов (с. 665);

2) названия лам по функциональным обязанностям: бойнзон - лама, ведающий благовониями, гэсхы – лама, который следит за правильностью исполнения обрядов и ритуалов (с. 542), донир – секретарь настоятеля монастыря (с. 612), дүбжэр – созерцатель, медитирующий (с. 663), дүбшэн – великий созерцатель (с. 663), дэмшэ – смотритель монастыря; помощник монастырского казначея (с. 703);

3) названия предметов дацанского быта лам: динваа – коврик для сидения лам (с. 602), бадан жалсан – вид украшения, выполненное из шелка 5 цветов, которое вывешивается перед алтарем (с. 195), добжоон – крыльцо дацана (с. 602);

4) названия видов одеяний лам: гаршаа – род мантии или плаща желтого и красного цвета у буддийских монахов (с. 443), догдон – вид украшения в одеянии лам (с. 604), додиг – безрукавка, элемент одеяния лам (с. 604), доёг – накидка, вид одеяния лам (с. 604), дутан – вид зимней одежды лам наподобие тулупа (с. 649);

5) названия предметов буддийской атрибутики: гуштаг – павлиньи перья для окропления аршаном жертвенных приношений (с. 498), дайса – тесьма, которой обвязывают обёрток буддийских ксилографов (с. 572), дүг – зонт, оберегающий от пламени несчастных случаев (с. 663);

6) названия буддийских музыкальных инструментов: дамаари – барабанчики, используемые при богослужении (с. 581), дуударма – ударный музыкальный инструмент, состоящий из четырехугольной рамы, на которой прикреплены 9-12 медных тарелочек разной величины, и ударной палочки (с. 653), дэншэг – буддийский музыкальный инструмент в виде а) медных тарелочек; б) медных колокольчиков (с. 705) и др.;

7) названия канонических книг, документов: гашаб – удостоверение о назначении на высокую должность (с. 449), гүнриг - молитвенник философского содержания (с. 513), дандар – тантра (с. 584), данжуур – один из двух крупнейших сводов буддийских сочинений, включающих художественные произведения, лексикографию, язык, философию, географию, искусство и т.д., всего 225 томов, содержащих 3427 произведений, догжод – дидактические притчи о соблюдении благонравного поведения лам (с. 604), дүдээ – свидетельство о принадлежности к буддийской сангхе, удостоверение о том, что этот человек действительно является буддийским монахом (с. 664), доо – сутра (с. 612), дуйраа – дуйра (краткий курс буддийской логики) (с. 632), дулба – одна из трех основных частей буддийского канона (с. 635), дүйиг – астрологический, гадательный справочник (с.664);

8) названия буддийских божеств: дара – Тара, женская энергия бодхисаттвы Авалокитешвары (с. 585), дуйнхор – грозное божество Калачакра (с. 632), Дүнжэнгарба – царь духов воды, гений-хранитель (с. 670), Дэмшэг – 1) Дэмчок - имя божества интуитивной мудрости; 2) высшее спокойствие (с. 703);

9) названия буддийских обрядов, ритуалов, богослужений: арамнай – обряд освящения (с. 132), догбо – обряд для устранения беды (с. 603), дой – обряд устранения нечистой силы (с. 605), дүгжүүбэ – обряд очищения от скверны, невежества людей, являющегося корнем всех страданий (с. 663), дүншэг – покаянная молитва, обращенная к Будде и 35 божествам (с. 670) и др.;

10) названия буддийских торжеств, игр: даншаг – богослужение, игры честь богдо Занабазара, проводимые ранее в конце лета в Монголии (с. 585), дом – торжество по поводу окончания буддийского философского факультета (с. 610), дүйсэн – день религиозного праздника (с. 665);

11) названия видов жертвоприношеий: аригам – священное жертвоприношение из 7 видов (с. 143), балин – жаренные в масле четырехугольные фигурки из теста, используемые в качестве жертвенных подношений божествам (с. 211), баранжай – вид балина (с. 220), догжуур – трехконечная пирамида из теста (с. 604), доншод – тысяча жертвоприношений (с. 612), дүгбэ – жертвенная еда, которую ставят перед божницей (с. 663), дүршэг – жертвенная человеческая фигурка из соломы или теста (с. 675);

12) названия абстрактных буддийских терминов: догсом – три деяния (с. 604), донид – состояние пустоты, шуньяты, в котором снимаются противопоставления реальности и нереальности, бытия и небытия (с. 612);

13) термины, относящиеся к системе буддийских богослужений: дэг – порядок, распорядок (с. 692), даяан / дияан – созерцание, медитация (с. 600), диваажан – рай (с. 601), долиг – замена, откуп (с. 608), дүбжэр – созерцатель, медитирующий (с. 663), дүбшэн – великий созерцатель (с. 663), дэбжэд – газар лусын найман аймаг: лус, хаан, альбан, лама, мангас, шолмо, ягшас, сабдаг (восемь видов существ водной стихии: лешие, ханы, демоны, ламы, мангасы, черти, ягшасы, хозяева местностей) (с. 689);

14) глаголы: арамнайлха – проводить обряд освящения (с. 132), бисалгаха – созерцать, медитировать (с. 250), дэмшэлхэ – 1) надзирать, присматривать; 2) собирать подати (с. 703);

15) негативные сущности: дэрии – душа человека, превратившаяся после его смерти в черта (с. 706), дамсарай – отступник (с. 583), дүд – нечистая сила (с. 663).

Также включены лексические единицы из разных диалектов бурятского языка, которые могут быть использованы мастерами словесности для речевой характеристики своих персонажей – атаабай – (окин.) дед, атаабхи – (тунк.) медведь, аханай – (ольх.) старшая сестра, гаагай – (зап.-бур.) старшая сестра (с. 388), деэдеэ – (осин.) id, (байк.-куд.) дяадяа id., (бох.) – ребенок, малыш (с. 715), баабайшалха – (зап.-бур.) умереть, отправиться к праотцам (с.180), баагтар – (бох.) сторож при общественном амбаре, байрагаа – (сонг.) степенный (с. 233), биихэй – (кач.) кошка (с. 247), гаатай – (зап.-бур.) вредный, раздражительный человек (с. 389), гаргуут – (кяхт., бич.) беременная (439), гуйлга – (зап.-бур.) подарок, подношение (с. 481), гулидхаха – (зап.-бур.) собирать, созывать (с. 484), гүүлив – (кяхт.) картофель (с. 518), дайдай – (ольх.) тетушка (с. 569), доржоохой – (барг.) воробей (с. 616) и др.

Помимо буддийских лексем в ТСБЯ включены и некоторые шаманистические термины:

1) названия обрядов – билага – обряд пеленания ребенка (с. 247), дуһаалга – шаманский обряд капанья водкой в огонь или на тлеющие угольки можжевельника (с. 662), дуһаалгаха – просить осуществить шаманский обряд дуһаалга по какому-либо поводу (с. 662);

2) названия шаманских предметов: аранга – помост для захоронения шаманов (с. 132), дүнгэр – шаманский бубен, обтянутый кожей с одной стороны (с. 670);

3) названия жертвоприношений – даланга – жертвенное мясо (с. 575.), дамбарга – (хор.) жертвенное мясо (с. 582) и др.

Следует отметить, что многие лексемы из пассивного запаса языка, указанные в ТСБЯ, уже актуализированы в современном бурятском языке: это такие слова из буддийской лексики, как арамнай, арамнайлха, балин, ганжуур, и даяан, данжуур, дүгжүүбэ, дүйсэн, из шаманской лексики дуһаалга, дуһааха.

На фоне потребности образования новых общественно-политических терминов в современном бурятском языке весьма закономерно появление слов через процесс деархаизации из фонда устаревшей лексики. В словарь включены такие слова:

1) названия политических институтов: амбан – амбань, сановник, китайско-маньчжурский наместник (с. 111) от него произошел термин амбан захирагша – губернатор, гадаадын – внешний, иностранный, заграничный (с. 393), дотоодын – внутренний, отечественный (с. 624);

2) названия администраивно-территориальных устройств: аймаг – район (с. ), газарайхин – жители данной местности, провинциалы (с. 400), анги – класс (с. 122);

3) названия должностей, профессий: аргашан – доктор, врач (с. 139), гулваа, гулбаа – глава поселения, района, республики в Бурятии (с. 482);

4) общественно-политическая лексика: амяарлалга – изоляция (с. 119), айладхал – доклад, рапорт (с. 74), аралжаанай – коммерческий (с. 132), аргалхы– лечебный (с. 138), баталамжа, – утверждение (с. 238), болбосорол – просвещение, образование (с. 259), газаргүй – безземельные (с. 400), гуйлта – просьба, прошение (с. 481), гэгээрэл – просвещение (с. 522), даадхал – страхование (с. 553), дамжал – приеемственность (с. 582), данса – книга учета, регистрации (с. 584), дурадхалга – внесение предложений (с. 641), дуудалга – призыв, повестка (с. 652), дүгнэлтэ – вывод, заключение, итог (с. 663) и др.

Этнокультурная лексика занимает особое место в мировоззренческой философии народа, устоявшиеся традиции поколений, материальные и экономические условия, языковые контакты этноса с другими народами сформированы через влияние этой лексики. Поэтому неизбежно в словаре представлены слова, отражающие материальную или духовную культуру народа:

1) термины родства: бүлѳѳлин – двоюродные сёстры и братья по материнской линии (с. 342);

2) рода деятельности людей: абарга – абсолютный чемпион (с. 41), абьяас – талант, одарённость (с. 49), баряашан – костоправ, массажист (с. 235), гуа – прекрасный, очаровательный (с. 447), гуай – вежливое обращение на Вы, особенно к уважаемым людям старшего возраста (с. 477), далашан – гадальшик на бараньей лопатке (с. 575), дангина – красавица, фея (с. 584);

2) названия предметов из домашнего быта: абдар – сундук (с. 45), бааһабша – подгузник (с. 184), барайгар – рис (с. 220), бүлүүр – деревянная мутовка для пахтания масла; насос (с. 343), бэжүүнхэ – плотничий топор (с. 370), галшуур – ящичек, шкатулка для швейных принадлежностей (с. 415), гарьха – кольцо, кружок (с. 443), даам – шашки (с. 554), дагды – массивный панцирь (с. 566), далбаа, далбага – парус (с. 576), дамжуур, дамжуурга – мостик, перекладина, приставная лестница, ступень (с. 583), даруулга – коралловый венок, надеваемый женщинами на волосы (с. 593), дээбэри – войлочная крыша юрты (с. 708) и др.;

3) названия органов брюшной полости, болезней: бадаган – катар желудка (с. 194), дабсаг – мочевой пузырь (с. 560).

5. Заключение

Таким образом, полагаем, что появление уникального словаря в бурятской лексикографии является большим событием в мировом монголоведении. Обозрение лексического массива нового словаря свидетельствует о языковой динамике, происходящей в бурятской лексикографии XXI в., а именно о возвращении из пассивного запаса в активный устаревшей (бараалхаха, бара), общественно-политической (аймаг, амбан захирагша, гулбаа / гулваа, данса), этнокультурной (гуай, дангина, даруулга) и целого пласта буддийской (ганжуур, данжуур, дамаари, дооромбо и др.), шаманистической лексики (бөө, дуһааха, дуһаалга). Кроме этого, возникли неологизмы на основе исконных основ: амяарлалга «изоляция (во время пандемии)» < амяарлаха «отделять», бааһабша «подгузник» < бааһан «говно, испражнения», абарга «абсолютный чемпион» < абарга «огромный, исполинский», даадхал «страхование» < даадхаха. Создание толкового словаря бурятского языка (2022) – это большой вклад в дело ревитализации бурятского языка и обогащения его словарного фонда за счет внутренних ресурсов.

Article metrics

Views:410
Downloads:4
Views
Total:
Views:410