On the Issue of Some Specifics of the Functioning of Forensic Terminology and Methods of Its Translation in the Modern English-Speaking "Documentary" Novel (on the Example of Capote's novel "In Cold Blood")

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.125.99
Issue: № 11 (125), 2022
Suggested:
23.10.2022
Accepted:
25.10.2022
Published:
17.11.2022
145
0
XML PDF

Abstract

This article is dedicated to a number of specifics of the functioning of English legal terminology (in particular, judicial terminology) and the ways of its translation in a modern "documentary" novel-investigation of Truman Capote "In Cold Blood". A brief description of the characteristics of the new literary genre of faction/non-fiction is presented. The main emphasis is placed on the analysis of translation techniques, adequacy and equivalence in the translation of legal terminology, most of them are illustrated by examples from the novel. The scientific novelty and significance of the work lies in the fact that this "mixed" genre has not previously been used as material for analysis by other researchers.

1. Введение

Во второй половине XX веке в отечественном и зарубежном литературоведении стало активно изучаться развитие новых литературных жанров. Традиционно вся литература подразделяется на документальную и художественную. Однако в это время появляется отдельный жанр «faction» (иногда оставляют вариант non-fiction), представляющих собой «блэнд» (слияние fact+fiction) из двух основных направлений. Произведения, написанные в жанре faction\non-fiction основаны на реальных фактах, событиях, историях, мемуарах, но представленных в виде художественного произведения с присущими ему средствами изложения сюжета – диалогами, описаниями, размышлениями, авторскими отступлениями, динамическим развитием сюжета [9].

Таким образом, присутствие художественных элементов в нехудожественном произведении дает возможность применить одинаковые подходы к изучению произведений с точки зрения стилистики, литературоведения, жанроведения, переводоведения и др.

Одним из ярких примеров повествования в жанре faction\non-fiction можно назвать произведение известного американского писателя Трумана Капоте «Хладнокровное убийство», это роман-расследование жестокого убийства семьи в 1959 году в штате Канзас, США. С точки зрения стилистики в данном произведении тесно переплетены и удачно взаимодействуют несколько регистров (художественных и нехудожественных): детальное описание последнего дня каждого члена убитой семьи, путевые заметки (travel dairy) преступников, подробный отчет о допросе арестованных, дневники убийц из камеры смертников, судебные экспертизы и выписки из судебных отчетов.

Материалы для своего романа Капоте собирал около шести лет, работая непосредственно с участниками событий: родственниками, свидетелями, детективами, полицейскими, судьями. По словам автора он хотел создать «журналистское повествование», которые можно было бы воспринимать как «невымышленную» историю с помощью использованных в тексте художественных средств [6, C. 6-7].

Первый фрагментарный перевод романа «In Cold Blood», сделанный В. Познером и В. Чемберджи появился в журнале «Иностранная литература» в 1966, полный вариант перевода появился лишь в 2001 году и был сделан одной из студенток Литинститута М. Гальпериной [4, С. 159]. Существует несколько альтернативных переводов отдельных частей произведения, но работа Гальпериной оказалась настолько удачной, что все последующие переиздания выходили в ее редакции.

Благодаря смешению жанров данное произведение представляет особый интерес для исследования особенностей перевода как «художественной», так и «документальной» его составляющих. Большую часть последней составляет газетный и юридический дискурс.

2. Основные результаты

В данной статье мы обратимся к анализу перевода юридической терминологии, в частности судебной терминологии, так как одна из глав (Глава 4 «Перекладина») посвящена подробному изложению хода суда над главными героями.

Наличие сложных терминов является основной отличительной чертой лексики юридического языка, который представляет собой четкую систему способов выражения для правового регулирования субъектов общественных положений [10]. Характерными особенностями юридического английского языка традиционно являются клишированность, стандартизированность фраз, насыщенность устойчивыми словосочетаниями и терминами, в большинстве своем заимствованными из французского и латинского языков, некоторые сохранили свои исконные формы, некоторые ассимилировались в языке. 

Судебная лексика в исследуемом материале представлена в следующих группах: названия учреждений и должностей, а также лексика, относящаяся непосредственно к досудебному (допросы, экспертизы) и судебному процессу. Среди основных способов перевода мы можем отметить транскрипцю/транслитерацию, подбор эквивалентов, калькирование, трансформационный или описательный перевод.

При переводе юридической терминологии необходимо обращать внимание на количество подходящих для перевода эквивалентов. При наличии лишь одного необходимо каждый раз проверять адекватность проводимой замены в переводимом предложении. При наличии нескольких, нужно выбрать наиболее адекватный для данного контекста вариант [3, С.56].

Если термин попадает в категорию безэквивалентной лексики, то переводчику приходится обратиться к калькированию, передаче «лексики исходного языка при помощи замены ее составных частей – морфем или слов (в случае устойчивых словосочетании) их прямыми лексическими соответствиями в языке перевода» [1, С. 99]. Однако, калькирование – это не обыкновенный механический процесс, очень часто приходится прибегать к дополнительным трансформациям: увеличению/уменьшению количества слов, их порядка, падежному изменению, смене морфологического или синтаксического статуса [5, С. 88].

Проиллюстрируем каждую из выделенных нами групп юридических (судебных) терминов наиболее яркими примерами.

В первую группу мы отнесли наименования институциональных учреждений, названия официальных должностей и участников следственных и судебных процессов.

В ходе анализа мы выявили использование таких способов перевода:

- транскрипция: Sheriff Earl Robinson, and the county coroner, Dr. Robert Fenton -  шериф Робинсон и коронер округа, доктор Роберт Фентон.

- калькирование: Kansas Bureau of Investigation -  Канзасского бюро расследований, Federal Court – федеральный суд, Special Agents of the Federal Bureau of Investigation - специальных агентов Федерального бюро расследований, laboratory technicians - лабораторные техники

- подбор эквивалентов: The Detective Division of the Las Vegas City Jail - Следственный отдел Лас‑Вегасской городской тюрьмы, witness – свидетель, judge – судья, prosecutor – прокурор, attorney – адвокат, сounsel – юрисконсульт, Kansas State Penitentiary - Канзасская исправительная колония.

- грамматическим трансформациям: «The prosecution’s most damaging witness proved to be Alvin Dewey» [2, C. 277] – «Самым весомым оказалось свидетельство Элвина Дьюи» [7, C. 343].

В следующем предложении при переводе обозначений непосредственных участников суда М. Гальперина выбирает наиболее близкие эквиваленты для российской юридической терминологии: «Informed by the defendants that they were without funds to hire legal counsel, the court, in the person of Judge Roland H. Tate, appointed as their representatives two local lawyers, Mr. Arthur Fleming and Mr. Harrison Smith» [2, C. 249]. – «Поскольку ответчики сообщили, что не имеют средств для того, чтобы нанять платного юриста, суд в лице судьи Роланда X. Тэйта назначил защитниками двоих местных адвокатов, мистера Артура Флеминга и мистера Гаррисона Смита» [7, C. 310].

Хотелось бы отметить то, как М. Гальперина делает выбор подходящих по контексту эквивалентов при переводе наиболее часто встречаемых юридических терминов. Например, jury в ее переводе это и присяжные (суд присяжных), и жюри.

Первый вариант чаще всего встречается в речи героев, следователей, судей, что говорит о частичной неформальности использования данного эквивалента, второй в ходе официальных отчетов:

1) «Nye said. "But you made two mistakes, Dick. One was, you left a witness. A living witness. Who’ll testify in court. Who’ll stand in the witness box and tell a jury how Richard Hickock and Perry Smith bound and gagged and slaughtered four helpless people"» [2, C. 216] – «Най сказал. — Но вы допустили две ошибки, Дик. И первая в том, что вы оставили свидетеля. Живого свидетеля, который будет давать показания в суде. Который будет стоять на свидетельском месте и расскажет присяжным о том, как Ричард Хикок и Перри Смит связали и убили четверых беспомощных людей» [7, C. 271].

2) «On Tuesday morning, March 22, the benches were occupied exclusively by the all-male venire of Finney County residents from which a jury was to be selected» [2, C. 254]. «Во вторник утром, 22 марта, все места были заняты исключительно мужчинами, пришедшими по вызову в суд в качестве присяжных, жителями округа Финней, из которых должно было быть сформировано жюри» [7, C. 271]. В этом примере термин venire переведен как присяжные.

Во вторую группу мы отнесли термины относящиеся непосредственно к судебному (досудебному процессу). Здесь основным способом перевода становится эквивалентный перевод, практически все термины имеют точный вариант в русском языке: «If the case goes before a jury, I will request the jury, upon finding them guilty, to sentence them to the death penalty. If the defendants waive right to jury trial and enter a plea of guilty before the judge, I will request the judge to set the death penalty» [2, C. 250]. «Если дело будет рассматривать суд присяжных, то после вынесения вердикта я буду требовать от жюри приговорить преступников к смертной казни. Если ответчики откажутся от права на суд присяжных и будут просить о снисхождении судью, я буду требовать, чтобы судья приговорил их к смертной казни» [7, C. 311].

Также мы можем отметить использование приемов конкретизации (1) и генерализации (2):

1) change of venue - изменения места судебных заседаний;  

2) during the voir dire examination -во время предварительной проверки (voir dire examination предварительная проверка допустимости лица в суд в качестве свидетеля или присяжного заседателя).

Каждый из выбранных способов перевода дает возможность переводчику сделать восприятие судебного процесса более понятным [8].

3. Заключение

Таким образом, мы можем сделать вывод, что в романе Т. Капоте «Хладнокровное убийство» юридическая (в нашем случае судебная) терминология занимает достаточный объём от всего произведения (одна из четырех глав), что это придает особую «документальность» новому жанру литературы faction/non-fiction. Согласно нашим исследованиям основным способом перевода юридической лексики становится замена исходных терминов их русскими эквивалентами, в отдельных случаях автор прибегает к переводу с использованием транскрипции, калькирования, трансформационных преобразований. Хотелось бы добавить, что в связи с ростом популярности данного жанра, переводчикам необходима дополнительная подготовка или сопроводительная консультация специалистов в юридической области, чтобы сохранить точность и адекватность перевода текстов новых смешанных жанров.

Article metrics

Views:145
Downloads:0
Views
Total:
Views:145