ORNITHOMORPHIC FLORONYMS IN SCIENTIFIC NOMENCLATURE

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.125.119
Issue: № 11 (125), 2022
Suggested:
03.11.2022
Accepted:
09.11.2022
Published:
17.11.2022
168
4
XML PDF

Abstract

The article examines the scientific names of plants which contain ornithological components, i.e. ornithomorphic floronyms. The ornithomorphic component appears both in the genus name and in the species adjective, due to the metaphorical transfer of morphological specifics of one or another bird to the morphological specifics of plants. As a nomenclatural unit, the floronym fulfills such important functions as nominative and cognitive ones: naming plants, the nomen simultaneously serves as a means of cognition of the surrounding world. The existence of ornithomorphic floronyms proves the deep knowledge of the natural world among people, who named floral representatives at different times. The importance of studying nomenclature units from ecolinguistic positions is also emphasized in order to extract valuable ecological information about the relationship and interaction of humans with the world of nature, necessary for launching harmonious scenarios.

1. Введение

В силу метафоричности человеческого мышления названия птиц (далее орнитонимы) в неизменном или модифицированном виде находят свое место в ботанической научной номенклатуре. Изучение эколингвистического потенциала самих орнитонимов (см., например, [6], [7]) подталкивает к исследованию орнитоморфных флоронимов (названий представителей флоры с орнитокомпонентами), являющихся неотъемлемой частью систематики растений.

Ботаническая номенклатура формировалась и развивалась независимо от зоологической, а ее формальным началом принято считать публикацию работы К. Линнея «Species plantarum» (1753) [4, С. 231]. Заслуга ученого состоит в том, что он одновременно заложил основы научной классификации растений и основы научной номенклатуры, дав каждому виду биноминальное латинское название, показывающее его родовую и видовую принадлежность [11, С. 10–11]. Так, например, согласно международной латинской номенклатуре, таксономическое название Chelidonium majus имеет родовое имя, выраженное существительным Chelidonium (чистотел), и видовой эпитет majus (большой), а род Chelidonium входит в семейство Papaveraceae (маковые). Латинский язык, как и прежде, исполняет роль lingua franca для научной номенклатуры любого другого национального языка.

Говоря о современной ботанической номенклатуре, следует отметить, что она регулирует названия водорослей, грибов и растений [4, С. 230–231], соответственно именно эти живые организмы при широком подходе попадают под понятие флороним как языковые номинации представителей флоры. Флора же понимается как «исторически сложившаяся совокупность таксонов растений, произрастающих или произраставших в прошлые геологические эпохи на данной территории» [1].

Любая номенклатурная единица (номен) призвана выполнять ряд определенных функций. Аналогично орнитонимам-номенам флоронимы-номены демонстрируют такие функции, как номинативную, классификационную, информативную и коммуникативную [5], [7, С. 17]. Представляется, что флоронимам, как и орнитонимам, свойственна когнитивная функция, обеспечивающая закрепление и сохранение познаний о мире живой природы с целью передачи важной экологической информации последующим поколениям.

С позиции эколингвистики, которая объединяет имеющиеся подходы к изучению языка и экологии, утрата знаний о природном мире и замена прямого взаимодействия с его представителями всевозможными симулякрами расценивается как негативный сценарий. Сказанное относится, в том числе, к флоре и фауне: незнание и непонимание значений названий растений и животных ведет к их исчезновению из речи носителей языка, тем самым, обедняя ее. Цель данной статьи видится в привлечении внимания к номенклатурным единицам, которые необходимы не только для описания и систематизации флоры, но и для извлечения ценной экологической информации о взаимосвязи и взаимодействии человека с окружающим миром, столь важной для запуска гармоничных, т.е. согласованных с природой, сценариев.

Материалом для исследования послужили английские, латинские, русские и французские словари, справочники-определители и энциклопедические издания разных лет [2], [8], [11], [13].

2. Основные результаты

В первую очередь необходимо представить те орнитоморфные флоронимы-номены, в которых орнитокомпонент связан с недифференцированной птицей: чаще всего такой компонент выступает в роли видового эпитета (avium – птичий, avicularis -is -e – птичий, поедаемый птицами) или входит в состав сложного родового имени (ornitho- подобный птице). Видовой эпитет птичий отмечает те растения, которые охотно поедаются птицами в виде семян или плодов, например, Polygonum aviculare (горец птичий, renouée des oiseaux); mouron des oiseaux (Stellaria media); sorbier des oiseaux / des oiseleurs (Sorbus aucuparia), где aucuparius -a -um – птицеловный: с одной стороны птицы любят лакомиться плодами рябины, с другой стороны,  плоды рябины служили приманкой для ловли птиц.

Птицы часто становятся распространителями клейких плодов или семян, и с этой особенностью связан флороним Ornithogalum (птицемлечник, ornithogale).

Целый ряд флоронимов-номенов попадает в разряд орнитоморфных благодаря компоненту, связанному с тем или иным атрибутом недифференцированной птицы: это могут быть глаза, гребень (хохолок), зоб, клюв, крылья, лапы и т.п. Метафорический перенос по сходству частей растения с указанными орнитоатрибутами проявляет себя с разной частотой в обоих элементах таксономического названия. Рассмотрим некоторые примеры орнитоморфных видовых эпитетов и родовых имен:

1) по сходству с глазами птицы: birds eye primrose (Primula farinosa);

2) по сходству с гребнем (хохолком) птицы: cristatus -a -um; pectinatus -a -um; clavaire à crêtes (Clavaria coralloides); Eulophia; гребенник обыкновенный (Cynosurus cristatus); хохлатка полая (Corydalis cava);

3) по сходству с птичьим зобом: strumarius -a -um, strumosus -a -um; strumi-; дурнишник зобовидный;

4) по сходству с птичьим клювом: ornithorhynchus -a -um; rostri-, rostris -is -e, rostrus -a -um; Rhynchanthus; Rhynchosia;

5) по сходству с крыльями птицы (допустимо сходство с крыльями других летающих существ):

а) наличие крыловидных частей у растения: alaris -is -e; alatus -a -um, alato-; -pterus -a -um; -pterygius -a -um; с крылаткой, крылатый, winged, ailé; Caryopteris; Pterocephalus; белокрыльник болотный;

б) различное количество так называемых «крыльев»: bialatus -a -um; diptero-, dipterus -a -um (двукрылый); Dipteronia (двукрыльник); pentapterus -a -um (с пятью крыльями);

в) отсутствие «крыльев»: apterus -a -um, бескрылый; Aptenia;

6) по сходству с птичьими лапами: ornithopodioides, ornithopodus -a -um, pedifidus -a -um; birds foot deervetch (Lotus corniculatus); Ornithopus perpusillus (птиценожка маленькая, ornithope délicat);

7) по сходству с птичьими перьями (пухом): plumarius -a -um, plumatus -a -um; plumosus -a -um; ptilo-; plumeus -a -um; Pteris (греч. название папоротника); цистоптерис и любые виды папоротников (от папоротки – крылья); Gnaphalium (от греч. названия растения с мягкими «пуховыми» листьями);

8) по сходству с птичьими шпорами: plectro-, plectrus -a -um; Plectranthus  (шпороцвет);

9) по внешнему сходству с птичьим гнездом: nidi-, nidus; Neottia nidus-avis (гнездовка настоящая, bird's-nest orchid, néottie nid d'oiseau);

10) по сходству с овальной формой яйца: ovali-, ovalis -is -e; ovati-, ovatus -a -um.

Значительное число исследуемых флоронимов связано с конкретным представителем авифауны. Эта связь прослеживается как в родовом имени, так и в видовом прилагательном. Прежде всего, компоненты-орнитонимы указывают на морфологическое сходство частей растений с атрибутами хорошо известных в народе птиц (в том числе домашних).

1) Сходство частей растений с шеей и клювом птицы: а) шея, форма головы и клюва аиста: ciconius -a -um; Erodium cicutarium, от греч. ερωδιος – цапля или аист – в названии изначально заложена двойственность (аистник цикутный, heronbill, érodium commun) эти птицы схожи, если брать во внимание длину клюва, поэтому в разных языках орнитокомпонент взаимозаменяем; б) шея и клюв журавля: cranberry, клюква (Vaccinium macrocarpum); Geranium (герань, cranesbill); в) шея лебедя: Cycnoches (цикнóхес, swan orchid, cycnoque); г) клюв воробья: Thymelaea passerine (тимелея воробьиная, thymélée passerine, sparrow-wort). 

2) Сходство частей растений с гребнем (головой) петуха: cockscomb, amarante crête de coq (Celosia cristata); Rhinanthus crista galli (петушиный гребешок, cockscomb rattleweed, rhinanthe crȇte de coq).

3) Сходство частей растений с перьями / крыльями птицы: страусник / страусопер обыкновенный (Matteuccia struthiopteris); Pteridium aquilinum (орляк обыкновенный, fougère aigle).

4) Сходство частей растений с лапами, когтями, шпорами птицы: а) лапы гуся: Chenopodium album (anserina, ansérine blanche / chénopode blanc); Potentilla anserina (лапчатка гусиная, potentille des oies); б) лапка голубя: Geranium columbinum (герань голубиная, géranium colombin / géranium des colombes); dovefoot geranium (Geranium molle); в) шпора (нога) петуха: Echinochloa crus-galli (cockspur, echinochloa pied-de-coq); г) шпора (лапа) жаворонка: forking larkspur, pied d’alouette des champs (Delphinium consolida); д) когти орла: Aquilegia vulgaris.

5) Сходство цвета частей растения с цветом глаз птицы: а) глаз вороны: вороний глаз четырехлистный (Paris quadrifolia); б) глаз фазана: pheasant’s eye (Adonis vernalis.); pheasant’s-eye adonis (Adonis automnalis).

6) Сходство цвета частей растений с цветом оперения птицы: а) цвет оперения ворона или вороны: coracinus -a -um; воронец колосовидный (Actaea spicata); вороника черная (Empetrum nigrum); б) цвет оперения голубя или вяхиря: palumbinus -a -um; colombinus -a -um, Tricholoma columbetta (рядовка голубиная, dove-coloured tricholoma, tricholome colombette; в) цвет оперения канарейки: canarinus -a -um, canarius -a -um; г) цвет оперения павлина: Tigridia pavonia (тигридия павлинья, peacock flower); д) цвет петушиного гребня: common corncockle (Lychnis githago); coquelicot / cocolico / coricoco (Papaver rhoeas); е) цвет оперения попугая: psittacinus -a -um; psittacorum. В большинстве своем метафорический перенос по цвету отражен видовыми эпитетами.

Компоненты-орнитонимы в составе флоронимов могут указывать на тот факт, что данные растения являются излюбленным кормом определенных птиц, в том числе домашних, как например, chickpea (Cicer arietinum), chickweed (Stellaria media); Potentilla anserina (лапчатка гусиная, potentille des oies); duckweed (Lemna minor); Phalaris canariensis (canary grass, канареечник канарский); pigeonpea (Cajanus cajan).

Встречаются и флоронимы с указанием на нежелательный для домашних птиц корм, как например, henbane / black henbane (Hyoscyamus niger). Для сравнения: в русской народной номенклатуре белена черная зовется куриной слепотой, а народное французское название – mort aux poules (куриная смерть), т.к. семена растения способны отравить птиц.

Некоторые флоронимы содержат орнитокомпонент, указывающий на начало цветения растения с прилетом конкретного представителя авифауны. Так, например, видовой эпитет hirundinarius -a -um в составе флоронима Vincetoxicum hirundinaria (ластовень ласточкин) указывает на взаимосвязь между цветением и прилетом ласточек; Chelidonium majus (great celandine / swallowwort, grand chélidoine) – согласно Плинию, это растение зацветает к прилету ласточек, а увядает с их отлетом. Видовой эпитет cuculi или flos-cuculi, составляющий флороним Lychnis flos-cuculi (кукушкин цвет обыкновенный) / (лихнис кукушкин цвет, lychnis fleur de coucou), отражает представление о том, что данное растение зацветает к прилету кукушек.

Существуют флоронимы, закрепившие орнитоморфный признак опосредованно через поверья или бытующую символику. Их этимология в меньшей степени понятна современному человеку, однако именно такие названия прочно базируются на архетипическом представлении единства человека и природы. Вышеприведенный пример флоронимов, номинирующих растение рода Chelidonium с орнитокомпонентом ласточка истолковывается Плинием также с опорой на поверье о том, что птицы возвращают зрение своим птенцам соком этих растений. Аналогичным образом устанавливается ассоциативная связь между флоронимом Hieracium pilosella (ястребинка волосистая, mouse ear hawkweed, epervière piloselle) и поверьем о том, что ястребы используют сок растения для поддержания остроты зрения.

Такие морфологические признаки растений, как цвет, формируя родовое имя орнитоморфного флоронима, могут нести в себе черты глубоко укоренившейся в культуре символики, связанной с делением птиц на чистых (святых) и нечистых (дьявольских). Примерами служат русские флоронимы  вороний глаз четырехлистный и воронец колосовидный, ядовитые ягоды которых по цвету схожи с представителями «черного» семейства нечистых врановых птиц: черный нечистый ядовитый (несущий смерть).

Нельзя не отметить существование так называемых псевдоорнитоморфных флоронимов, которые получили орнитокомпонент в результате искажения этимологической основы и созвучия с имеющимися орнитонимами. Например, современный флороним gooseberry (Ribes grossularia) – в буквальном переводе гусиная ягода – возник в результате искажения старофранцузского groise (волосатый).

3. Заключение

Подводя итоги, важно подчеркнуть следующее:

1) метафоризация растительного мира, происходящая с опорой на  существующие номинации представителей орнитофауны, обеспечивает появление и вхождение в ботаническую номенклатуру орнитоморфных флоронимов, т.е. названий растений, содержащих орнитокомпоненты как в составе родового имени (аистник обыкновенный), так и в видовом прилагательном (géranium colombin);

2) орнитоморфные номенклатурные номинации представителей флоры выполняют ряд важных функций (номинативная, классификационная, информативная, коммуникативная, когнитивная), причем роль когнитивной функции весьма значительна, т.к. она обеспечивает аккумуляцию и трансляцию экологических знаний будущим поколениям. Вне всякого сомнения, любая систематика – это  «сгущенный опыт много-сот-летней истории человеческой мысли, уплотненное созерцание природы, и, конечно, есть главное достояние соответствующих областей знания, наиболее бесспорное, наиболее долговечное» [9, С. 190];

3) фактом своего существования орнитоморфные флоронимы доказывают наличие глубокого знания и понимания мира природы в широком смысле этого слова у людей, именовавших в разное время представителей флоры;

4) номенклатурные названия с орнитокомпонентом формируются, в первую очередь, на основе сближения морфологических характеристик растений с морфологическими особенностями той или иной птицы; также маркируются пищевые предпочтения представителей авифауны;

5) ряд орнитоморфных флоронимов имеет тесную связь с культурными символами и поверьями, свидетельствующими на архетипическом уровне о бытовавшем единстве человека и природы, которое в наше время можно возродить, донося до сознания экологически-гармоничную информацию о толковании научных номинаций;

6) между научными названиями растений и народными названиями существует тонкая грань, поэтому у каждого флоронима-номена имеется целый ряд синонимичных «народнономенклатурных» названий, а многие научные названия растений сами пришли из так называемой «народной» номенклатуры, в которой орнитоморфных флоронимов оказывается гораздо больше, однако это тема для отдельного исследования.

Article metrics

Views:168
Downloads:4
Views
Total:
Views:168