SPECIFICS OF FUNCTIONING OF BODILY METAPHOR IN THE ENGLISH- AND RUSSIAN-LANGUAGE ECOLOGICAL DISCOURSE

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2023.136.25
Issue: № 10 (136), 2023
Suggested:
11.07.2023
Accepted:
29.09.2023
Published:
17.10.2023
391
3
XML
PDF

Abstract

The article is dedicated to identifying the specifics of implementing the functional potential of bodily metaphor in the English- and Russian-language ecological discourse in the comparative aspect. Corporeal metaphor is regarded as an integral part of the linguistic worldview and a means of representation of ecological knowledge and values, reflecting the state of ecological consciousness of the representatives of a particular language group. On the basis of the analysis of the texts of ecological topics, the distinctive features of the implementation of the functional potential of bodily metaphor in the English- and Russian-language ecological discourse are identified. It is noted that depending on the author's goals and objectives, the functions of bodily metaphor, realized in the text, can overlap, forming a complex and multidimensional structure of metaphorical expression.

1. Введение

В настоящее время исследования метафоры охватывают широкий спектр областей знания, таких как философия, психология, литературоведение, риторика, лингвистика. Метафора имеет не только многоуровневую структуру, но и глубинную природу, которая требует многоаспектного подхода.

В лингвистических исследованиях на протяжении долгого времени главенствующей была стилистическая теория метафоры. Данная теория восходит к идеям, изложенным в трудах Аристотеля. Так, Аристотель рассматривал метафору как риторическое средство, а перенос имени одного предмета на другой, который являлся основой метафоры, рассматривался главным образом как отклонение от нормы. В соответствии с этой теорией использование метафорического переноса рекомендовалось только в особых случаях, например, для украшения речи или заполнения лексических пробелов. Стилистическая теория метафоры, в основе которой лежит идея метафорического переноса, была доминирующей в течение долгого времени, начиная с классической эпохи и заканчивая ХХ веком. Однако, начиная с 70-х годов ХХ века, в лингвистике начали формироваться новые направления исследования метафоры, такие как когнитивное и прагматическое понимание метафоры. 

Так, Т. Дженсен и Л. Грэв, например, утверждают, что метафору не следует рассматривать ни как фигуру речи, ни как образ мысли. Скорее, метафора – это образ действия. В этом свете метафора затрагивает телесные, психологические, лингвистические и социокультурные аспекты. Метафора влияет на то, как мы поступаем, и на то, как мы думаем о том, как мы совершаем те или иные поступки

.

Современные исследователи, включая отечественных и зарубежных авторов, таких как М. Джонсон, Дж. Лакофф

, М. Блэк
, А. Ричардс
, Дж. Джейнс
, А.Н. Баранов
, Н.К. Арутюнова
, А.П. Чудинов
, рассматривают метафору как ключевой инструмент познания. Для них метафора представляет собой не только языковой элемент, но и когнитивный инструмент, который используется для структурирования, оценки и объяснения мира. В связи с этим можно рассматривать метафору как инструментарий, который позволяет более глубоко понимать и описывать окружающую нас действительность. 

Многообразие подходов к интерпретации метафоры свидетельствует о многомерности и многоаспектности данного явления, что не может не отражаться на методах и подходах к его исследованию. В настоящей статье мы предлагаем рассмотреть специфику функционирования телесной метафоры в русскоязычном и англоязычном экологическом дискурсе. В данном исследовании мы придерживаемся когнитивного подхода к интерпретации природы метафоры, ключевым элементом которого является понимание метафоры как инструмента познания и концептуализации окружающей действительности. Материалом исследования послужили тексты публицистических статей экологической тематики, опубликованные на интернет-порталах в 2021-2023 гг. Всего было проанализировано 423 случая реализации телесной метафоры (225 в статьях на английском языке и 198 в статьях на русском языке), отобранных методом сплошной выборки из 300 статей, опубликованных на новостных порталах, таких как «РИА Новости», «Мир Тесен», «Met Office», «Simply Commodities». 

2. Теоретические основы исследования

В рамках антропоцентрической парадигмы тема телесности приобретает особую актуальность. Философы, психологи, культурологи, литературоведы, социологи, искусствоведы и лингвисты проявляют активный интерес к «человеку телесному». В частности, объектом многих лингвистических исследований являются принципы и способы метафорической проекции названий отдельных частей тела на окружающий мир. Можно говорить о том, что в данном случае сфера телесности выступает в качестве семиотического ресурса. Телесная метафора является важным средством языковой и культурной экспрессии, являясь «первичной основой концептуализации мира»

Термин «телесная метафора» был впервые введен в научный оборот исследователями когнитивного направления, М. Джонсоном и Дж. Лакоффом

. В связи с тем, что человеческое тело является первой сферой опыта, в сознании человека возникают образно-схематические представления, которые осознаются как знакомые структуры телесного опыта. Телесные метафоры достаточно устойчивы в повседневной речи, и носители языка зачастую перестают замечать их метафоричность. 

Выбор текстов экологического дискурса в качестве материала исследования неслучаен. Экологический дискурс, являясь отражением в языке взаимоотношений человека и природы, глубоко антропоцентричен по своей сути, поскольку окружающая среда как ценность фигурирует в нем не сама по себе, а по отношению именно к человеку. Обращение к телесному опыту – характерная черта процесса осмысления экологических проблем, ведь «телесность выполняет роль интерфейса, осуществляющего связь человека и окружающей его среды»

. Все это обусловливает высокую концентрацию случаев реализации телесной метафоры в экологическом дискурсе. Метафоры в текстах экологической тематики становятся средством репрезентации экологических знаний и ценностей, а анализ специфики функционирования телесной метафоры в экологическом дискурсе может пролить свет на состояние экологического сознания представителей того или иного языкового коллектива и на перспективы формирования экологической осознанности общества.

3. Основные результаты

Основой классификации функций телесной метафоры в настоящем исследовании стали идеи, изложенные в работах А.П. Чудинова

и И.А. Аржановой
. В результате анализа фактологического материала нами было выявлено четыре категории функций телесной метафоры в экологическом дискурсе: когнитивная функция, коммуникативная функция, прагматическая функция и эстетическая функция. При этом в трех первых категориях функций выделены подвиды. Так, когнитивная функция подразделяется на

1) номинативно-оценочную;

2) моделирующую;

3) инструментальную;

4) гипотетическую;

коммуникативная – на

1) эвфемистическую;

2) популяризаторскую;

а прагматическая – на

1) побудительную;

2) аргументативную;

3) эмотивную. 

Следует отметить, что в ходе анализа фактологического материала и выявления особенностей функционирования телесной метафоры в экологическом дискурсе нами был отмечен многоплановый характер реализации вышеназванных функций. В зависимости от авторских целей и установок функции телесной метафоры, реализуясь в тексте, могут накладываться друг на друга, образуя сложную и многоаспектную структуру метафорического выражения. Вместе с тем в каждом конкретном случае удается выявить ведущую функцию, которая выходит на передний план в процессе реализации коммуникативного намерения автора высказывания. 

Значимым результатом нашего исследования стало выявление существенных отличий в том, как реализуется функциональный потенциал телесной метафоры в англоязычном и русскоязычном экологическом дискурсе. Причем данные отличия касаются как частотности реализации той или иной функции, так и специфики сочетаний метафорических функций в текстах на двух языках. Проследим наиболее характерные из них. 

В англоязычном экологическом дискурсе наиболее частотным в нашей выборке оказалось употребление телесной метафоры в номинативно-оценочной функции (83 случая реализации – 37%), которая относится к разряду когнитивных. Номинативно-оценочная функция реализуется в целях именования объектов, явлений или абстрактных понятий посредством сравнения с компонентами иной понятийной сферы, в нашем случае – сферы телесных проявлений человека. Достаточно отчетливо данная функция определяется в следующем примере:

– No matter what you call it, corn sweat or corn breath or transpiration, remember that humidity is due, in part, to healthy plants

.

В данном примере мы можем проследить реализацию номинативно-оценочной функции телесных метафор corn sweat и corn breath. Метафоры используются для образного описания процесса эвапотранспирации, при котором растения кукурузы выделяют влагу в атмосферу во время жаркого летнего периода. Такая метафора может быть использована для создания образного представления о том, как культивирование данного злакового растения влияет на гидрологический цикл в атмосфере нашей планеты. 

Следует отметить, что на второй план в данном случае выходит моделирующая функция метафорического выражения. Моделирующая функция помогает сделать абстрактные и сложные концепции более понятными и доступными, иллюстрируя их через конкретные образы

. Метафоры corn sweat и corn breath используются для создания аналогии между процессом выделения влаги растением и физиологическими процессами человека – потоотделение в первом и дыхание во втором случае. Посредством реализации телесной метафоры автор стремится описать сложный процесс в более понятной и доступной форме, используя знакомую аналогию. Необходимо подчеркнуть, что сочетание номинативно-оценочной и моделирующей функций метафор является наиболее частотным в англоязычном экологическом дискурсе. Проиллюстрируем данное утверждение аналогичным примером:

– It’s understood that blood rain occurs when relatively high concentrations of red coloured dust or particles get mixed into rain, giving it a red appearance as it falls

Сочетание номинативно-оценочной и моделирующей функции телесной метафоры blood rain в данном случае способствует созданию образной модели природного явления, соотнося его с понятным телесным образом, что позволяет более четко выразить сущность данного явления.

Совершенно иная картина наблюдается в русскоязычном экологическом дискурсе. При том, что реализация номинативно-оценочной и моделирующей функций не является редкостью, для русскоязычного экологического дискурса более характерна реализация телесной метафоры в эмотивной функции (39 случаев реализации – 20%), относящейся к разряду прагматических, основное предназначение которой – «оказание эмоционально-волевого воздействия на реципиента»

, формирование определенного отношения целевой аудитории к рассматриваемым фактам или явлениям. Следующие примеры наглядно иллюстрируют эмоциональный накал, с которым ведется обсуждение вопросов, связанных с экологией окружающей среды в русскоязычном экологическом дискурсе:

– В этом году весь континент просто задыхается от жары и кондиционеры гоняют на полную

.

 Вообще, уже вся природа плачет кровавыми слезами, но это дерево показывает нам нашу жестокость наглядно – истекая кровью, они демонстрируют свои глубокие раны, нанесенные людьми

.

В первом примере реализация телесной метафоры задыхается от жары призвана вызвать эмоциональную реакцию у реципиента, передать ощущение экстремальной жары и физического дискомфорта посредством телесного образа. Во втором примере внимание сфокусировано на масштабе негативных последствий деятельности человека для окружающей среды, а телесные метафоры – плачет кровавыми слезами, истекая кровью, глубокие раны, реализуя эмотивную функцию, служат усилению эмоционального воздействия на читателя, являясь средством создания визуальной и сенсорной образности.

4. Заключение

Рассмотренные примеры и выявленная частотность реализации определенных функций телесной метафоры в англоязычном и русскоязычном экологическом дискурсе свидетельствуют о том, что потенциал телесной метафоры используется в двух языках по-разному. Для англоязычного экологического дискурса наиболее характерным является употребление телесной метафоры в номинативно-оценочной функции, которая относится к разряду когнитивных, в то время как для русскоязычного – в эмотивной функции, относящейся к разряду прагматических. Реализация номинативно-оценочной функции телесной метафоры в статьях экологической тематики на английском языке способствует созданию образной модели природного явления, соотнося его с понятным и доступным телесным образом, что способствует более глубокому пониманию сущности описываемого явления. В статьях экологической тематики на русском языке эмотивная функция телесной метафоры реализуется в целях оказания эмоционального воздействия на реципиента, что позволяет сформировать определенное отношение к фактам окружающей действительности.

Article metrics

Views:391
Downloads:3
Views
Total:
Views:391