Negative Terrain Objects in Avar Toponymy

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.124.76
Issue: № 10 (124), 2022
Suggested:
30.09.2022
Accepted:
05.10.2022
Published:
17.10.2022
722
3
XML PDF

Abstract

Toponyms occupy a special place in the lexical system of the Avar language. It is difficult to overestimate the importance of the oral interpretation of toponyms of the Avar language for Dagestan as a whole. The structuring or vertical dimension of space in the landscape is expressed most vividly in oronymy and the naming of objects located on the heights and under them. It is mainly reflected in microtoponymy. The article analyzes orographic appellatives, their semantics, distribution and determines their role in the formation of micro-toponyms found in Avar toponymy. In the matters of historical development and interaction of hydronyms, oronymy of negative relief and oikonymy, it should be noted that at present there are no special scientific studies dedicated to the systematic analysis of the oronymy of negative terrain of a particular region.

1. Введение

В научной литературе представлено значительное количество трудов, которые обусловливают тот факт, что пространство – это категория реальности объективного мира. Окружающий нас мир существует только в пространстве и во времени. Поэтому каждый язык обладает определенным набором лексико-грамматических средств, выражающих семантику пространственной локализации. И в то же время, каждый язык обнаруживает определенную специфику языковых средств, выражающих семантику пространства [1, С. 57–60]. Выявление причин этой специфики, причин этого разнообразия непосредственно связано с вопросами глоттогенеза языка, и переоценить его значение трудно [2], [3, С. 152–154], [4, С. 186–191]. Различными проблемами топонимии в разное время занимались такие отечественные языковеды, как В. Даль, А. Суперанская, А. Селищев, В. Бондалетов, З. М. Магомедбекова, А. О. Магометов, Ш. И. Микаилов, М. М. Эльдарова, Я. Сулейманов, К. Ш. Микаилов, М. А. Магомедов, З. М. Оцомиева-Тагирова и др.

По мнению ученых А. Суперанской и В. Сталтмане территориальный аспект мотивировки собственных названий обнаруживается в топонимии, где на выбор названия влияют природные условия определенной местности [5, C. 21].

В свою очередь, Х. Ханмагомедов отмечает, что топонимы являются результатом выражения территориальности физико-географических, социально-экономических и политических факторов, которые отмечают связь «человек – территория», «человек – окружающая среда» [6, C. 32].

Однако длительные исследования в области топонимии аварского языка полностью не освещают спорных вопросов, связанных с изучением их устной интерпретации.

Целью исследования является описание отрицательного рельефа оронимического пространства на территории Гергебильского, Гумбетовского, Казбековского, Советского и Хунзахского районов Дагестана на современном этапе и выявление закономерностей использования в образовании топономинантов географических терминов и слов, указывающих на естественно-природные особенности местности, что определяет своеобразие колорита аварской топонимии, и описание функционирующих на территории данных районов ономастических компонентов.

Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи:

а) описать функционирующие на территории района ономастические комплексы, представляющие термины отрицательного рельефа в аварской топонимии в большинстве употребляемых формах и вариантах;

б) изучить факторы, определяющие выбор и использование различных форм и вариантов ономастических единиц в районах;

в) выявить те и иные аспекты, влияющие на специфику выбора тех или иных онимов

2. Методы и принципы исследования

В работе в качестве основных применяются: описательный метод, методы анализа и синтеза и ассоциативный метод, выявляющий и систематизирующий семантическое содержание географических названий.

Важным нам представляется использование принципа семантического соответствия, т.е. при определенной этноязыковой среде (в нашем случае, аварской), из которой происходит оним, смысловое наполнение названия географического объекта должно соответствовать его реальным характеристикам. В исполнении данного принципа автор сам собирал и проверял весь полевой топоматериал лично.

3. Основные результаты

В представленном исследовании топонимы мы рассматриваем как особый класс слов, формирующий свою собственную систему и в то же время являющийся неотъемлемой частью общеязыковой системы со своими принципами номинации, словообразовательными моделями. Особое внимание уделяется значению топонима и его внутренней форме, семантическим связям разных видов географических имен, организации топонимикона и др.

Наиболее значимым результатом исследований, проведенных на материале аварской топонимии, является вывод об использовании в образовании топономинантов географических терминов и слов, указывающих на естественно-природные особенности местности. Впоследствии к ним добавляются антропонимическая и отвлеченная лексика, имеющая социальную и эмоционально-эстетическую окраску. Другой важный результат исследований – выявление общих закономерностей формирования топонимической лексики для обозначения объектов отрицательного рельефа, свойственных как определенной территории – Гергебильского, Гумбетовского, Казбековского, Советского и Хунзахского районов Дагестана, так и конкретному языку – аварскому.

4. Обсуждение

В данной статье мы попытались дать анализ топонимов современного аварского языка и описание их структурирования или измерения отрицательного пространства на ландшафте. Сильной пересеченностью местности выделяется особенно территория, населенная аварцами, Гергебильского, Гумбетовского, Казбековского, Советского и Хунзахского районов Дагестана. Поэтому топонимия выражает как положительный, так и отрицательный рельеф.

В большинстве случаев орообъект получил название по особенностям его склонов. К отрицательным формам рельефа относятся г1ат1илъаби «долины» и их разновидности – к1к1алал «овраги», г1ат1идак1к1алал «балки» и жанилъаби // жаниблъаби // гъварилъаби // танкелал «котловины» [1, C. 57 – 60], [4, С. 186-191].

Г1ат1илъи «долина» – ровный, продолговатый топообъект, который понижается с уклоном в одном направлении, самая низкая, относительно ровная часть которого называется дном. Таким образом, долина представляет собой дно со склонами по бокам: Ниж Г1ат1илъиялде рахъана «Мы переселились в Долину». [7, C. 69–71], [8, C. 150], [9].

К1к1ал «овраг» – представляет собой короткое, но глубокое и узкое понижение в рельефе местности, с крутыми или обрывистыми склонами, с длиной от нескольких метров до нескольких километров, образующиеся в результате размывания водными потоками: Гъваридак1к1ал «Глубокое ущелье».

Жанилъи // жаниблъи // гъварилъи// танкел «котловина» – это замкнутое понижение местности со дном и склонами – боковыми покатостями, сходящиеся ко дну со всех сторон: Гьамщадерил жанилъи «Котловина амушинцев// Амушинская котловина» [10, C. 247–255].

К1к1ал «ущелье» в аварском языке представлено следующими онимами:

1. Гомог // расалъи «лог» // «заросший растительностью овраг»: Салиматил к1к1ал «Ущелье Салимат» (сады, с. Верхнее Инхо, Гумб. р.), Генул к1к1ал «Грушевое ущелье»; Г1абида к1к1ал «Ущелье в местности Абида»; Харик1к1алалъул гомог «Ложбина в ущелье с сеном» (с. Гадари, Гумб.р.); Мич1ч1ик1калахъ рохь «Лес в крапивном ущелье» (с. Данух, Гумб.р.), Хъархъик1к1ал «Ущелье кустарников» (с. Буртунай, Казб. р.), Гьорол риц1алабазул к1к1ал (с. Буртунай, Казб. р.).

2. Г1ат1идаб к1к1ал// «лог» // «балка, долина, овраг на равнине, выположенный, заросший растительностью, перешедший в фазу аккумуляции»: Г1ат1идак1к1ал // Г1ат1идаб к1к1ал «Широкий лог» (с. Амуши, Хунзахский р.), Лъадак1к1алахъ рохь «Лес в ущелье с водой»; Гважи ч1вараб к1к1ал «Ущелье, где убили собаку (сучку)» (с. Гадари, Гумб.р.), Гъада «ущелье (Гъадаро букв. в ущелье)» (с. Годобери, Ботлихский район) (Саидова Годоберинско-русский словарь, 2006: 408). По форме напоминает лощину, но отличается небольшим водосбором, обладает пологими склонами, плоским днищем.

3. Г1одорай дагьаб к1к1ал // г1одорай гьит1инаб к1к1ал «полог» – склон; ср.: пологий, отлогий, т.е. некрутой: Гъвангъоб к1к1ал, или от гъабургъараб «мутный», или тлесерухское гъагъиру мукратлинское гъвем рисибское гъвелму «белена черная»; «Ущелье с мутной водой» или «Ущелье, в котором растет белена черная» (с. Верхнее Инхо, Гумб. р.), Бакъул щобалъул к1к1ал «Ущелье Солнечного холма»; Добарахъалъул к1к1ал «Той стороны ущелье»; Когъда бак1алъул к1к1ал «Ущелье местности Коода»; Гох1икь хурзабазул к1к1ал «Ущелье полей под холмом» (с. Гадари, Гумб.р.); Щобда рохь «Лес на холме», Г1ачи хъолеб щоб (лес, с. Алмахъ, Казб.р.), Бигьари тала «Тополиная поляна» (лес, с. Гертма, Казб. р.), Нухлущоб «Холм у дороги» (дорога, с. Алмахъ, Казб.р.).

Таким образом, в аварской топонимии  к1к1ал может обозначать «низкое место», «лощина»; «широкий овраг, балка»; «долина-широкий овраг», «широкий пологий овраг»: Жаниб лъарахъ «Во внутренней речке» (с. Верхнее Инхо, Гумб. р.); Рост1ал к1к1ал «Сельское ущелье» (с. Верхнее Инхо, Гумб. р.); Жумарил к1к1ал «Ущелье Жумария» (с. Гадари, Гумб.р.); Гьабик1к1алахъ «В мельничном ущелье // В ущелье, где есть мельницы» (сенокос, с. Данух, Гумб.р.), Г1емероб к1к1ал «Ущелье в местности Эмероб» (с. Верхнее Инхо, Гумб. р.); Иццуб к1к1ал «Ущелье в местности, где есть родник» (с. Верхнее Инхо, Гумб. р.). Номинативная модель: К1к1ал «Ущелье» (с. Верхнее Инхо, Гумб. р.); К1к1алахъ «В ущелье» (с. Верхнее Инхо, Гумб. р.), К1к1алани «В ущелье» – также показывает отношение к другому объекту.

4. Парсс «падь» – «пропасть», «глубокий крутой лог», «горная долина, не имеющая постоянного стока; горная ложбина, ущелье, глубокий овраг, пропасть, разлог, балка»: Квеша парасс «Крутое // Страшное ущелье». Малал к1к1алахъе нухасан «Дорогой в ущелье Мала» (с. Данух, Гумб.р.), Нахъа парси «В обрыве на задней стороне» (загон, с. Артлух, Казб. р.), Габурлъи нохъо «Пещера на перевале» (загон, с. Артлух, Казб. р.), Х1ариб // Х1аригабурлъи «Харибский перевал» (перевал, с. Артлух, Казб. р.), Парсибакъ «Солнце в ущелье // Ущелье на солнечной стороне» (загон, с. Артлух, Казб. р.). Если в пропасти // пади, овраге, как правило, течет ручей – название топообъекта отражает звуковое восприятие, звучание текущей воды: Чварчвале к1к1ал «Журчащее ущелье», Лъел парасс «Ущелье с ручьем», Лъелк1к1алахъ «В ущелье с водой» (сенокос, с. Данух, Гумб.р.); Иццуб к1к1ал «Ущелье в местности, где есть родник» (с. Верхнее Инхо, Гумб. р.). Номинативная модель имени представлена в следующих топонимах: Парсс // Пасс // Гьарсс // Гьарасс «Ущелье», Пассини // Гьарссини // Гьарсси «В ущелье». Сознание номинаторов выделяет как мотиватор звук журчащей воды, именуя отрицательный объект рельефа рядом с населённым пунктом – Чорчолеб к1к1ал // Чварчалеб к1к1ал // Чорчолеб парасс «Звенящее // журчащее ущелье/ пропасть».

5. Гванда // гвенд // гунт1 «яма» – «небольшая впадина микрорельефа» // «отрицательная форма микрорельефа», «ров», «впадина», «межевой знак». Семантическая модель: низкое место (гванда // гвенд // гунт1 «яма, впадина») – такие места появляются по местности, где течет лъар «речка» // г1ор «река». В даргинском языке кур «яма, углубление, (естественное)» // «зернохранилище, выкопанное в земле и облицованный ветками щила, для хранения зерна» с. Санчи Кайтагского района есть склоны Чихъла (субстантивированный) куре «Верхний склон», Гухъла куре (аллатив) «Нижний склон»; Айтула куре «Яма // склон Айтулы (имя собственное женское)». Здесь происходит семантический сдвиг значения семемы куре «яма» в сторону семемы «склон». Но куре в данном случае не соотносится с прямым значением «яма». Представляет из себя углубление в самом рельефе. По форме место кур «яма, ущелье» напоминает глубокое ущелье; а склон, который прежде полностью назывался кур «яма», напоминает «страшное, глубокое место», как описывают местные жители. Такое же значение имеют в даргинском чухъла, в кумыкском чонкъ «углубление // впадина».

Парадигматические отношения топосемем гомог // расалъи «лог» – парсс «падь» – гванда // гвенд // гунт1 «яма» – апеллятивы с общим значением «низкое место». Дифференциальные семы: гомог // расалъи «лог» – «заросший растительностью»; парсс «падь» – «глубокий, крутой»; гванда // гвенд // гунт1 «яма» – «небольшая по размеру, возможно, рукотворная».

5. Заключение

Подводя итоги, следует отметить состав производного слова [1, C. 57 – 60], [10, C. 247–255]:

1. Вертикаль представлена в названиях топосемемами мег1ер – гванда «гора – яма // впадина». Ядерную группу поля т1ад – гъоркь «верх – низ» составляют топосемемы: гох1 «холм», мег1ер «гора». Среди названий, обозначающих т1ад «верх», доминируют топосемемы мег1ер «гора», гох1 «холм». А среди названий, обозначающих гъоркь «низ», доминирует топосемема к1к1ал «ущелье». Это говорит о том, что сама территория проживания дагестанцев, в основном, гористая.

2. Выбор ориентира на ландшафте для места проживания предполагает взгляд со стороны, оценку рельефа. Поэтому, выделяющими признаками для называния топообъекта могли быть:

1) цвет почвы: баг1араб «красный», г1урччинаб «зеленый» – определяется цветом глинистых пород, или окружающей местности: баг1ар х1ат1 «красная глина», хъах1ракь «белая земля // глина», хъах1ил ракь «голубая земля // глина». Структурно модели оформлены адъективными цветовыми конкретизаторами баг1араб «красный», г1урччинаб «зеленый» и др.: Баг1ара гох1 «Красный // Красивый холм»; Г1урччина гох1т1а «На зеленом холме».

2) место: Гох1ихъ – «Место у холма // У холма», Рохьикь «Под лесом // У леса», Ахикь «В саду».

3) отношение // конкретную «привязку» к месту: Х1апссатил гох1 «Холм Хапсат», Байтимирил к1к1ал «Ущелье Байтимира».

3. В оронимии отрицательного рельефа региона представлено лишь несколько названий балок от адъектива къвак1араб // щулияб «крепкий // твердый»: Болъодухъ // Къвак1араб Болъодухъ (на границе с Ингиши в местности Ц1ц1инабал1), где добывали мягкий, но с водой вперемешку твердеющий как цементный раствор) «У лестницы // У твердой лестницы» (местность, с. Мехельта, Гумбетовский р.), Шулалъуда («обороняемый», «крепко стоящий»), Шулатаб гох1 «Крепкая // Укрепленная горка» (укрепление, находящееся к югу от села Инхо Гумбетовского района). Их непродуктивность в регионе проживания аварцев определена преобладанием легко поддающихся размыву и разрушению известняков и песчаников. Именно поэтому в топоназваниях представлены оронимы, отражающие динамику эрозионного процесса, который сопровождается размыванием, оползанием, обвалом составляющих склоны оврага пород: Ччук1улек1к1ал образован от апеллятива ччук1улеб «рассыпающийся // рассыпная», апеллятивом ччук1ел «россыпь», который указывает на наличие способности легко крошиться у пород склонов орообъекта.

4. В оронимии региона зафиксирован и отвесный характер склонов, которые нависают над размытым дном: Далара раг1ал «Висячая // Зависшая балка».

5. Топоназвание Гургина гох1 «Круглый холм» свидетельствует о сглаженности склонов орообъекта, имеющий не прямые, а плавные, пологие линии спуска.

6. Продуктивна модель номинации топообразований от причастия эххебараб «крутой», который используется, при обозначении, с почти вертикальными спусками, в овраг: эххебараб нух «крутая // опасная дорога» [1, С. 57–60], [10, C. 247–255].

Каждый язык обладает определенным набором лексико-грамматических средств, выражающих семантику пространственной локализации [11, C. 79 – 85], [12]. И в то же время, каждый язык обнаруживает определенную специфику языковых средств, выражающих семантику пространства. Эта информация выражена в составе производного слова или адъективным компонентом в составе двухсловного наименования [10, C. 247–255].

Орографические апеллятивы, встречающиеся в аварской топонимии, отражают особенности рельефа местности, на которой они функционируют и представляют собой ценный источник для выявления семантики географических терминов и объяснения некоторых исторических явлений в языке. На основании анализа топонимов-конверсивов, мотивированных географической лексикой, можно судить о большом значении местных географических терминов и номенов в топонимообразовании территория Гергебильского, Гумбетовского, Казбековского, Советского и Хунзахского районов Дагестана.

Article metrics

Views:722
Downloads:3
Views
Total:
Views:722