GENRE SPECIFICITY OF POETIC TALE IN THE WORKS OF I.D. VINOKUROV-CHAGYLGAN

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2023.127.73
Issue: № 1 (127), 2023
Suggested:
08.12.2022
Accepted:
21.12.2022
Published:
24.01.2023
57
0
XML PDF

Abstract

This article is dedicated to the study of the formation of specificity of the author's poetry tale as an independent genre form in the works of I. D. Vinokurov-Chagylgan in terms of narrative plot structure, imaginative sphere. The relationship between individual author and traditional principles in poetic tales with reference to folklore sources, their reflection in the literary text are defined, the main functional role of poetic tales for children (aesthetic) is highlighted. The results of the research may be relevant for the development of a number of issues concerning the history of genre evolution of Yakut poetry. The conclusions can be used in lecture courses, special courses on Yakut literature, and in workshops on the analysis of the poetic text.

1. Введение

Обращение к якутской стихотворной сказке 1930-х гг. обусловлено тем, что на современном этапе развития литературоведения возникла насущная необходимость осмысления эволюции якутской литературной сказки, а именно в 1930-е гг., когда в качестве важных истоков формирования актуализируются фольклорные параллели в их сочетании с собственно литературной спецификой как стиховая форма. Актуальность исследования обусловлена также недостаточной изученностью привлекаемого текстологического материала.

В рамках историко-литературного, сравнительно-типологического, текстового и нарративного методов анализа, которые необходимы для решения поставленных задач, мы ориентируемся на литературоведческие работы по исследованию русской литературной сказки. Анализ текстологического материала условно будет проводиться по основным аспектам поэтики стихотворной сказки, исходя из типологической характеристики: сюжетно-композиционного построения, художественно-образной структуры, стиховой формы.

Выявленные нами научные результаты могут иметь важное значение для изучения жанровой динамики якутской поэзии в целом, так и для понимания индивидуального творчества одного конкретного автора. Результаты исследования могут иметь значение для дальнейшей разработки ряда вопросов, касающихся эволюции и жанровой типологии якутской поэзии, а также проблем жанрового взаимодействия. Основные выводы работы могут быть использованы в лекционных, специальных курсах по истории якутской литературы в целом, при организации практикумов по анализу поэтического текста в высших и средних учебных заведениях.

2. Основная часть

Поэтические сказки якутского поэта И. Д. Винокурова – Чагылгана 1930-х гг. «Туллуктай» (1938), «Могус и птичка» (1938) изначально ориентированы на фольклорные сказочные традиции, но, сталкиваясь с творческой волей, отражают авторскую картину мира, его идеи и замысел. В отличие от повествовательной фактуры фольклорной сказки в авторской поэтической сказке форма изложения содержания, сюжетная и образно-мотивная структура изначально диктуется и подстраивается под используемый стихотворный ритм. Основной идеей при переработке сказочных мотивов у Чагылгана является адресованность детям, что предполагает рассмотрение его произведений преимущественно как детские. В сказке детей привлекает наличие фантастического, чудесного. Как жанровую форму сказки авторские тексты определяют используемые мотивы, характерные для волшебной сказки – мотив сватовства, чудесного ребенка, мотив дома и дороги, волшебного помощника – говорящего коня, говорящей птички, злодея Могуса и т.д., которые организуют сюжетное развитие произведения, аналогичное фольклорному ее варианту. Выявлено, что формально-содержательные параметры традиционной фольклорной сказки обретают новое качество в зависимости от эстетической рефлексии автора. Сюжетная и образно-мотивная структура изначально диктуется и подстраивается под используемый стихотворный ритм, слог и рифму. Создается совершенно другое, самобытное авторское произведение с установкой на ритмичность, созвучность строк в стихе, с использованием поэтических приемов (эпитетов, повторов, сравнений, гипербол) в художественном пространстве текста (в описании внешности, настроения персонажей).

В поэтической сказке И. Чагылгана «Туллуктай» идет переход с прозаической речи, характерной для текста фольклорной сказки «Старуха Бэйбэрикээн с пятью коровами», на стиховую организацию, построенную в ритме якутского песенного стиха – семисложника в комплексе с анафорической аллитерацией. Для подражания фольклорной сказке автором применяются те же принципы ее сюжетного построения: та же сказочная обстановка, те же образы главных героев, говорящий конь, девка абаасы. Однако авторская рефлексия направлена на стремление к большей детализации героев, созданию ярких персонажей, с помощью описания их внешности, характеров, наделению личностных качеств, психологизма. Это достигается с использованием поэтических приемов (эпитетов, повторов, сравнений, гипербол) во всем пространстве текста. В фольклорной сказке о старухе Бэйбэрикээн образы героев в большей степени типизированы, в авторской интерпретации они индивидуализированы, наделены иными именами собственными. Если в народной сказке главная героиня – Безымянная девушка, то по авторской интенции сюжет поэтической сказки дополняется тем, что старуха наделяет свою обретенную дочь нежным именем Туллуктай. В поэтической сказке наблюдается модификация, направленная на внесение нового смысла во вторичный текст сказки. Например: в эпизод, повествующий об обнаружении девочки, авторское, индивидуальное прослеживается во внесении в описание дополнительных художественных деталей: старушка изначально находит златокудрого младенца («Кɵмүс куудара баттахтаах // Күндү айыы оҕото»), который постепенно, буквально по дням, вырастает в красивую девушку. В исходной сказке старуха Бэйбэрикээн сразу с порога обнаруживает прекрасную девушку.

Жанровая природа произведения И. Д. Винокурова – Чагылгана «Могус и птичка», написанного по мотивам фольклорной сказки, в большей степени определяется традицией, которая в литературном тексте подстраивается под авторское видение, приобретает тип авторской позиции. В основе сюжета фольклорной сказки лежит история двух соседей – злодея-великана Могуса, живущего обособленно на опушке леса, который, обладая определенным мифологическим потенциалом в народе, традиционно употребляется с эпитетами «Ала» («Алаа») (косоглазый) или «Аҥа» («Аҥаа») (большой) и маленькой беззащитной птички. Оба героя изначально наделены одной отличительной чертой, которая обыгрывается в сюжете сказки. Образы Пташки и Могуса понятны якутским детям, и дают представление об уме и глупости, о добре и зле, прожорливости и бескорыстности. В произведении «Могус и птичка» в результате сознательной установки на создание стихотворного текста, И. Чагылган модифицировал, дополнял сюжет и композицию, сохраняя народный характер содержания. Зачин поэтической сказки начинается с указания точной локации нахождения героев, где окружение приближено к реальности в отличие от фольклорного источника, в котором место события не определяется. В фольклорной сказке завязка сюжета организована прежде всего при помощи кумулятивного мотива в виде диалога главных героев, где присутствует иронический, насмешливый тон. В авторской сказке вместо кумулятивного диалога в завязке сюжета сильнее выражена изобразительность: более подробно описаны характерные особенности Могуса с использованием эпитетов, гипербол для усиления выразительности. Кульминация сказки – прожорливый Мангыс проглатывает маленькую пташку, но она чудесным образом воскрешает в виде стаи таких же маленьких птичек. В стихотворной сказке кульминационный момент растянут: развернут диалог персонажей и событийный ряд. Диалог между героями сказки дополняется неким психологизмом персонажей – передачей переживаний героев. В тексте поэтической сказки сильнее выражена изобразительность. Например, более подробно описаны характерные особенности Могуса, которые передаются при помощи традиционных формул с использованием гиперболы для усиления выразительности («Урууларга отут тоҕус // Тууччах аhылыктаах»,

(«На свадьбах съедал // по тридцать девять нельм») (Пер. досл. наш), эпитетов: «сиэмэх күтүр», («хищное чудовище»), «топпот куолай» («ненасытное горло»), метонимий: «сыам куотта» («жир убежал»), «куудумдьулаах маҕалайдаах» («ненасытная утроба»). По замыслу автора морально-эстетическая характеристика главного персонажа Могуса не нарушается, он олицетворяет собой ненасытность, обжорство, а на образ птички, воплощающей в себе народный дух, стойкость, выносливость, накладывается идея мученичества. Авторская оценка по отношению к Пташке передается также при помощи эпитетов: «ымыы муҥнаах» («птичка мученица»), «ɵлбɵт үɵстээх» («живучий»), метонимии: «кɵҕүс кыараата»(«сжалась спина») и др. Таким образом, авторская сказка И. Чагылгана располагает своими художественными особенностями и приемами, поэтика определяется прежде всего творческой манерой автора. Вследствие чего наблюдается наибольшая живость и эмоциональность языка, в отличие от традиционной сказки с более-менее ограниченным набором изобразительно-выразительных средств.

3. Заключение

В результате обобщения полученных результатов можно вывести следующее обоснование, в творчестве И. Д. Винокурова – Чагылгана поэтическая сказка как отдельная жанровая форма обуславливается следующими признаками:

- Генетически восходит к народной сказке, но обладает ярко выраженным авторским началом, поэтика определяется его творческой манерой. Является субъективной обработкой фольклорного сюжета, с сознательной установкой на создание совершенно другого, самобытного авторского стихотворного произведения с установкой на ритмичность, созвучность строк в стихе.

- Отличается направленностью в основном на детскую аудиторию с функцией эстетического воздействия в сочетании с воспитательной и развлекательной задачами. В сказке детей привлекает установка на вымысел, являющийся одним из отличительных признаков жанра сказки. Наличие фантастического, чудесного в поэтической сказке определяют используемые прототипические образы и мотивы, существующие в сознании маленького читателя, характерные для волшебной сказки.

- Текст стихотворной сказки располагает своими художественными особенностями и авторскими приемами: (эпитеты, сравнения, метонимии, гиперболы) в описании внешности, настроения персонажей. Авторская рефлексия направлена на стремление к большей детализации героев, созданию ярких персонажей, с помощью описания их внешности, характеров, наделению личностных качеств, психологизма.

- Наблюдается развернутость событийного ряда и диалога персонажей, отмеченная большей эмоциональностью, живостью языка. Диалог между героями сказки дополняется неким психологизмом персонажей – передачей переживаний героев.

Поэтические, стихотворные сказки «Туллуктай», «Могус и птичка» И. Чагылгана в результате сознательной установки автора на создание стихотворного текста, можно обосновать как произведения оригинальные, авторские, отличающееся от исходников содержанием, формой и слогом и поэтическим языком. Чагылган на основе содержания народной сказки создал свое творение, стихотворную сказку как отдельный жанр, где форма ритмичная, равносложная и имеет рифму.

Article metrics

Views:57
Downloads:0
Views
Total:
Views:57