WRITTEN SOURCES IN THE INTERPRETATION OF THE COLONIZATION PROCESS OF THE ASIAN BOSPORUS IN THE VII-V CENTURIES BC

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2023.127.55
Issue: № 1 (127), 2023
Suggested:
23.12.2022
Accepted:
29.12.2022
Published:
24.01.2023
96
0
XML PDF

Abstract

The article examines the role of written sources in relation to the problem of revealing the ethnic diversity of the population of the Asian Bosporus in the VI - first half of the V centuries BC. It is noted that the complex study of the narrative tradition and archaeological materials can contribute to clarifying the ethnic composition of the region colonists and understanding of the specific relations of Hellenes with the autochthonous population. As we know, the formation of the Bosporus kingdom was a complex and lengthy process of joining new polises and territories of certain barbarian tribes. The data of the narrative tradition shows that the ethnic composition of the colonizers and the autochthonous population of the region was characterized by its diversity. This is reflected in the specifics of the burial traditions recorded in the necropolises. The revealed changes in the burial rites as the most conservative phenomena indicate serious changes in the customary way of life of the society. This might also be due to interaction between different ethnic groups. The results of the complex analysis of the archaeological materials of 13 necropolises, confirmed by the narrative data, testify to multi-ethnicity of both colonizers and aboriginal population of the considered territory.

1. Введение

Привлечение письменных источников, включая эпиграфический материал, к интерпретации археологических артефактов может оказать весьма существенную помощь при исследовании различных исторических процессов, в том числе и при определении этнического состава населения Азиатского Боспора в архаический период. Как представляется, комплексное исследование погребальных обрядов региона, подкрепленное данными нарративной традиции, способно внести серьезный вклад в изучение процесса колонизации рассматриваемой территории.

2. Основная часть

Поскольку погребальный обряд весьма консервативен, выявление заимствований даже отдельных его особенностей у разных этнических групп предполагает их достаточно долгое совместное проживание. Именно поэтому археологический материал в сочетании с соответствующими упоминаниями в письменных источниках дает важную информацию о составе населения исследуемого региона и об особенностях его колонизации в VI – первой половине V вв. до н.э.

Вопреки мнению многих исследователей, Н.И. Сударев и А.В. Иванов в статье «Об автохтонном населении Тамани накануне колонизации», основываясь на данных археологии, опровергают мнение об отсутствии накануне колонизации местного населения на Тамани

. Следы варварского населения находят на Гермонассе, Патрее, «Волне 4а», на поселении «Балка Лисовицкого». Находки на этих археологических памятниках встречают аналогии на территории левобережной Кубани и в республике Адыгея. Вслед за Н.И. Сударевым, мы полагаем, что в период древнегреческой колонизации территория Азиатского Боспора была обитаема, что свидетельствует о возможности контактов древних греков с другими племенами и, соответственно, об их взаимовлиянии в сфере погребального обряда.

Античная письменная традиция позволяет считать территорию Азиатского Боспора эпохи архаики полиэтничной. В частности, древнейшим источником, где обнаруживается упоминание о киммерийцах на территории Азиатского Боспора, является «Одиссея» Гомера, который писал: «Закатилось солнце, и покрылись тьмою, а судно наше достигло пределов глубокого Океана. Там народ (δημος) и город (πολις) «людей киммерийских, окутанных мглою и тучами»

.

Важные сведения о скифах, с которыми могли контактировать местные племена и греческие колонисты на Азиатском Боспоре, содержатся в Истории Геродота, который сообщает в «Мельпомене», что «во всех названных странах зима столь сурова, что восемь месяцев там стоит невыносимая стужа. Море здесь и весь Боспор Киммерийский замерзают, так что скифы, живущие по эту сторону рва, выступают в поход по льду и на своих повозках переезжают на ту сторону до земли синдов»

.

Интересные сведения как о греческом, так и о варварском населении Азиатского Боспора дает труд Гекатея Милетского (550–490 гг. до н.э.) «Землеописание», где упоминаются дандарии и типаниссы, которых автор называет «народами у Кавказа»

. Гекатей уже знает такие греческие колонии, как Апатур (Фр.165), Фанагория (Фр.164) и Гермонасса (Фр.197). Он утверждал, что Гермонасса была основана выходцами из Ионии (Фр.197).

Ценные сведения дает и «Землеописание» Псевдо-Скимна (ΙΙΙ–ΙΙ вв. до н.э.). Он рассказывает о существовании городов Киммерида и Кепы, отмечая при этом, что первый получил свое название по племени киммерийцев, второй был основан милетянами

.

Наиболее полную информацию об этническом составе населения Азиатского Боспора нам сообщает более поздний источник – сочинение Страбона «География». Рассказывая о варварских племенах Боспора, Страбон упоминает дандариев, синдов, тореатов, керкетов, тарпетов, агров, досхов, абдиакенов и ситтакенов. Некоторые из этих племен, например, синды и дандарии называются и в более ранних письменных источниках. Страбон в этом сочинении называет Горгиппию «царской столицей синдов»

. Он упоминает о Милете, который «много славных деяний совершил, но величайшее из них – это множество основанных им колоний, потому что весь Эвксинский Понт, Пропонтида и многие другие места были колонизованы милетцами» (XIV.I.6).

Кроме того, Страбон называет столицей Азиатского Боспора Фанагорию, упоминает Корокондаму, Кепы, Гермонассу, а также святилище Апатур.

Информацию о местонахождении некоторых полисов Азиатского Боспора дает в своем «Землеописании» Дионисий Периэгет. В частности, он определяет местонахождение Фанагории и Гермонассы, указывая, что их население состоит из выходцев из ионийской земли

. Интересные сведения о названиях исследуемых в работе поселений дает Евстафий. Он пишет, что Гермонасса была названа по имени ойкиста Гермона точно так же, как Фанагория названа по имени Фанагора земли, ссылаясь в своем труде на слова Арриана
.

Помимо этого, имеются скудные упоминания некоторых античных авторов (Стефан Византийский – Пαντικαπαιον,) о наличии устных торговых договоренностей между греками и местными племенами

. Важную информацию о географии и расселении местных варварских племен в Северном Причерноморье содержит «Естественная история» Гая Плиния Секунда Старшего
.

Эпиграфика также дает важную информацию. Так, известны 28 надгробий, надписи на которых свидетельствуют о пополнении населения колоний выходцами из Малой Азии и Балканского полуострова

.

Как видим, письменные источники несут достаточно ценную информацию об этническом составе населения Азиатского Боспора архаического периода.

В археологических исследованиях региона есть ценный опыт обращения к нарративным сведениям при интерпретации археологического материала. Так, опираясь на письменные источники, В.Ф. Гайдукевич в монографии «Боспорское царство» смог определить, что «греческие колонии, основанные в Боспоре Киммерийском, оказались среди основных групп местного населения: с одной стороны – скифов, с другой – меотов, синдов и сарматов»

.

Письменные источники явно свидетельствуют о неоднородности состава греческих колонистов. В регион могли прибыть ионийцы из Теоса и Милета, эолийцы из Митилены. По свидетельству Страбона, в Восточном Приазовье могли быть и колонисты из Клазомен

. По мысли некоторых авторов, в состав колонизаторов могли войти и представители других этнических групп, степень участия которых в освоении территории не поддается оценке
,
.

Анализ письменных источников находит подтверждение в изучении погребальных традиций 13 архаических некрополей (469 захоронений) Азиатского Боспора которые были сопоставлены с обрядностью некрополей городов Ионийского додекаполиса синхронных и предшествующих колонизации. В частности, это некрополи архаического Милета (Hellige strasse и Kazar tepe)

; Теоса
; Фокеи; Клазомен (Ак-Пинар и Монастаркия); Эфеса; Смирны; Нотия
– всего более 500 погребений.

Кроме того, изучены погребальные обряды архаических некрополей милетских колоний в Причерноморье, Истрии

. В результате анализа, проведенного с использованием статистико-комбинаторных методов, были выявлены следующие особенности обряда, позволившие подтвердить присутствие в некрополях Восточного Приазовья присутствие как минимум двух групп переселенцев из Ионии: характер погребального сооружения; способ обращения с телом погребенного; поза погребенного; наличие и размещение в захоронениях сосудов для питья и кувшинов. При этом учитывались не отдельные черты погребального обряда, а весь комплекс особенностей, зафиксированный в некрополях. Авторы не отрицают присутствие в апойкиях Азиатского Боспора иных групп населения, упоминаемого в нарративной традиции.

В этой связи особенно близкой нам представляется позиция обозначенная в работах Г.А. Кошеленко, В.Д. Кузнецова и А.А. Завойкина

,
. Безусловно, в колонизации участвовали представители иных групп греческого населения. Однако абсолютное большинство исследователей Азиатского Боспора, едина во мнении о том, что ведущую роль в основании апойкий, в том числе наиболее ранних
,
, играли выходцы из Милета либо его колоний
.

Тем не менее задачей данного исследования является не решение проблемы, а лишь ее постановка. Так, милетскую группу отличает почти полное отсутствие детских захоронений в крупных тарных сосудах; относительно редкие случаи вариации поз умерших; присутствие погребений по обряду кремации на стороне; преобладание или равная представленность кувшинов и «кубков» в инвентаре. Комплекс особенностей, позволивший идентифицировать переселенцев из Северной Ионии, характеризуется регулярным использованием крупных тарных сосудов для погребения детей. В случае кремации последняя совершалась на месте захоронения. Большое количество детских захоронений обусловило большую вариабельность поз погребенных. В наборе инвентаря отмечено преобладание «кубков» над кувшинами.

В группе некрополей, расположенных на юго-востоке Таманского полуострова, отмечается сочетание особенностей обряда, которое не фиксируется в некрополях греческого мира. В частности, это захоронения, совершенные в ямах с наброской/ обкладкой из необработанных камней. В этой группе захоронений вариации в позе погребенных характерны главным образом для зрелых индивидов. Единственным способом захоронения, характерным для данной группы погребений является ингумация. В инвентаре наряду с гончарной присутствует лепная керамика. Однако этот комплекс особенностей находит широкие аналогии в могильниках автохтонного населения соседствующего региона – полуострова Абрау, которое, согласно письменным источникам, отождествляется с архаическими синдами. В совместных работах Г.П. Гарбузова, Н.И. Сударева и Г.А. Поротова

,
,
приведено вполне убедительное описание механизма контактов аборигенного населения архаической Синдики и колонистов Азиатского Боспора. Согласно этим исследованиям, они могли осуществляться с использованием как водных путей, которые вероятно проходили через Кизилташский Лиман, так и сухопутных – по так называемой «Анапской пересыпи».

Инкорпорация отдельных представителей синдского населения в зону греческой колонизации косвенно подтверждается сведениями нарративной традиции с VI в. до н.э. Весьма примечательно, что уже в IV в. до н.э. наряду со скупыми сведениями письменных источников, достаточно красочное описание внешнего облика синдского аборигена отмечается в поэтическом произведении, приписываемом Фениксу Колофонскому

. При этом «синдские» особенности обряда, которые хорошо просматриваются в группе захоронений греческих некрополей юго-востока Таманского полуострова в период VI − первой половине V вв. до н.э. в IV в. до н.э. уже практически не заметны. Это противоречие, как представляется, может объясняться тем, что за рассматриваемый в данной статье период две группы разноэтничного населения стали настолько близки, что различия в погребальных практиках уже не прослеживались, при этом фактически они сохранялись.

3. Заключение

В целом исследование комплексов признаков погребальных традиций, представленных в них, позволило подразделить памятники на четыре базовые группы: некрополи Фанагории, Гермонассы, у м. Тузла, которая тяготеет к традициям Северной Ионии; некрополи Кеп, Синдской Гавани и у пос. Пересыпь, связываемая с милетскими погребальными традициями; некрополи Волна 1 и Артющенко 2, где, в том числе прослежен комплекс особенностей обрядов, который не находит аналогии в погребальных памятниках греческого мира; малоизученные некрополи Патрея, Берегового 4, Панагии, у пос. Ахтанизовской и у поселения Суворовский, которые с учетом этой особенности не могут быть отнесены к какой-либо из трех основных групп погребальных памятников.

Таким образом, погребальные практики также указывают на этнические различия греческих колонистов и подтверждают сведения нарративной традиции. Комплекс признаков погребального обряда сближает погребения первой группы с некрополями Северной Ионии, второй группы – с милетскими погребальными памятниками. Отсутствие аналогий с синхронными памятниками греческих метрополий на некрополях третьей группы дает возможность предположить их связь с погребальными обрядами аборигенного населения.

Анализ археологического материала, учитывающий данные письменных источников, позволяет отметить полиэтничность населения Азиатского Боспора во время его колонизации. Это касается и греков-колонистов, которые могли быть выходцами из разных метрополий, и аборигенных жителей (синдов, дандариев, иксибатов и скифов), о торговых контактах с которыми встречаются письменные упоминания.

Article metrics

Views:96
Downloads:0
Views
Total:
Views:96