MYTHOPOETIC IMAGES IN YURI RYTKHEU'S SHORT STORY "KOGDA KITY UKHODYAT"

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.132
Issue: № 1 (115), 2022
Published:
2022/01/24
PDF

Abstract

This article discusses the work of the Chukchi writer Yuri Rytkheu and analyzes his work "Kogda kity ukhodyat" (When the Whales Leave), which combines elements of myth, parable and a story. The authors examine the main features characteristic of mythopoetic images, through which the writer colorfully displays the traditions and customs of the Primorye Chukchi people, their ideas about the world and everyday life. The mythopoetic images in the story under study are characterized by the originality and closeness of man to nature; however, Yu. Rytkheu shows that the new generations of inhabitants of the Shingle Spit are destroying family ties with nature, while the worldview is distorted. Seaside residents are beginning to question the veracity of myths and legends on which their ideas about the world around them were based, where the image of Great Love was given a key place. The main message of the study is to preserve the connection of "man with nature", because without preserving this connection, a person is doomed to death not only physically, but also spiritually.

МИФОПОЭТИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ В ПОВЕСТИ Ю. РЫТХЭУ «КОГДА КИТЫ УХОДЯТ»

Научная статья

Ковалевская С.А.1, Юдашкина В.В.2, *, Дюпина Ю.В.3, Лалетина Н.Д.4

2 ORCID: 0000-0003-2147-3053;

1, 2, 3, 4 Тюменский индустриальный университет, Тюмень, Россия

* Корреспондирующий автор (brentano[at]yandex.ru)

Аннотация:

Данная статья посвящена творчеству чукотского писателя Ю. Рытхэу. В статье проанализировано художественное произведение «Когда киты уходят», сочетающее в себе элементы мифа, притчи и повести. Авторы рассматривают основные черты, характерные для мифопоэтических образов, через которые писатель красочно отображает традиции и обычаи приморских чукчей, их представления об окружающем мире и быте. Мифопоэтические образы в исследуемой повести характеризуются самобытностью и близостью человека к природе, но Ю. Рытхэу показывает, что у новых поколений обитателей Галечной косы происходит разрушение родственных связей с природой и искажается мировоззрение. Приморские жители начинают подвергать сомнению правдивость мифов и легенд, на которых были основаны их представления об окружающем мире, где ключевое место отводилось образу Великой любви. Основной посыл исследования заключается в сохранении связи «человека с природой», поскольку без сохранения этой связи человек обречен на гибель не только физическую, но и духовную.

Ключевые слова: чукотская литература, миф и реальность, мифологическое мышление, мифопоэтика, мифопоэтические образы, малочисленные народы.

MYTHOPOETIC IMAGES IN YURI RYTKHEU'S SHORT STORY "KOGDA KITY UKHODYAT"

Research article

Kovalevskaya S.A.1, Yudashkina V.V.2, *, Dyupina Yu.V.3, Laletina N.D.4

2 ORCID: 0000-0003-2147-3053;

1, 2, 3, 4 Tyumen Industrial University, Tyumen, Russia

* Corresponding author (brentano[at]yandex.ru)

Abstract

This article discusses the work of the Chukchi writer Yuri Rytkheu and analyzes his work "Kogda kity ukhodyat" (When the Whales Leave), which combines elements of myth, parable and a story. The authors examine the main features characteristic of mythopoetic images, through which the writer colorfully displays the traditions and customs of the Primorye Chukchi people, their ideas about the world and everyday life. The mythopoetic images in the story under study are characterized by the originality and closeness of man to nature; however, Yu. Rytkheu shows that the new generations of inhabitants of the Shingle Spit are destroying family ties with nature, while the worldview is distorted. Seaside residents are beginning to question the veracity of myths and legends on which their ideas about the world around them were based, where the image of Great Love was given a key place. The main message of the study is to preserve the connection of "man with nature", because without preserving this connection, a person is doomed to death not only physically, but also spiritually.

Keywords: Chukchi literature, myth and reality, mythological thinking, mythopoetics, mythopoetic images, small peoples.

Введение

Творчество чукотского писателя Юрия Рытхэу (1930-2008 гг.) приходится на вторую половину XX века. Для этого времени характерен расцвет создания произведений северными авторами, представителями малочисленных народов. В дальнейшем это явление получило название «феномен «литературы народов Севера» и по сей день вызывает глубочайший интерес как у современных российских ученых, так и западных. Для творчества Ю. Рытхэу, так же как и для многих других писателей Севера характерна «большая близость» текстов «духовным ценностям и культурно-психологической системе создавших их народов» [3, С. 229], «к народным истокам, к мифопоэтическому творчеству, к фольклорно-мифологической традиции» [3, С. 229], поэтому о произведениях мастеров слова говорят «подлинно народны и национально самобытны» [3, С. 232].

Произведения Ю. Рытхэу посвящены жизни его родного народа – чукчей. Чукчами называют коренной малочисленный народ, проживающий на огромной территории северо-востока Азии. Название народа «чукчи» получили от русских, эвенов и якутов, которые адаптировали чукотское слово «чауучи» («богатый оленями»). Чукчи делятся в соответствии с их видом деятельности: «чукчи-оленеводы» («чаучи»), приморские чукчи «анкальын» («приморские, поморы» – от анкы («море»)» [7], которые были оседлыми охотниками и часто жили за счет вылова морских зверей, и иногда антропологи выделяют чукчей собаководов. Юрий Рытхэу родился в поселке Улэн, где жили приморские чукчи, поэтому в своих произведениях он чаще всего описывал их.

С первых публикаций писатель знакомит нас с «вековыми традициями чукотского народа» [1, С. 211], как они менялись, переоценивались и даже обесценивались с приходом советской власти. Рытхэу показывает, как постепенно менялось мировоззрение чукчей, как в их ярангах появлялись новые, до этого неизвестные предметы: радио, железные кровати, письменный стол, а затем и окно.

Ю. Рытхэу часто обращался к жанру роман, чтобы рассказать о нескольких поколениях чукотских семей, или раскрыть изменение внутреннего мира главного героя, который в стремлении к своей мечте учился, преодолевал много трудностей и не сдавался. Часто его «произведения автобиографичны» [8, С. 168].

Некоторые произведения Ю. Рытхэу обращены к мифам и сказаниям чукчей. Использование мифопоэтических элементов в творчестве придавало особый колорит произведениям писателя. Довольно часто он обращался к мифу-легенде о «Матери-прародительнице» [2] приморских чукчей, родившей их род от «морского гиганта-Кита» [2]. Стоит отметить, что данный миф-легенда характерен для многих народов. К примеру, «у части финноязычных саамов сохранились предания об олене-оборотне Мяндаше, который был сыном шаманки и оленя, мужем женщины, от которой произошли саамы. Прародитель саамов научил людей охотиться и стрелять из лука, за что его и почитали» [5, С. 5]. В Северной Америке «калифорнийские индейцы племени койотов (Прерийные волки) верили, что их предки были волками» [5, С. 5]. Изучив мифологию коренных малочисленных народов российского севера, авторы обнаружили, что такие народы, издавна живущие на территории Сибири, как например, ханты, манси, селькупы также сохраняли веру в то, что ведут «свое происхождение от медведя, зайца, гуся, кедровки, журавля, щуки или лягушки» [5, С. 6].

Художественные произведения Ю. Рытхэу наполнены своеобразными образами, особыми мироощущениями его народа. Для более красочной передачи представлений мировидения чукчей писатель обращался к мифам, легендам и сказаниям своего народа. Авторы считают, что, используя мотивы мифов и легенд чукотского народа, Ю. Рытхэу связывает прошлое и настоящее для более полного понимания последствий изменений, произошедших с момента создания мифов и легенд.

Основные результаты

В качестве материала исследования было выбрано художественное произведение Ю. Рытхэу «Когда киты уходят» (1975), так как оно сочетает в себе такие жанры как «миф, причта и повесть» [1, С. 211]. Таким образом, писатель создал уникальный по своей форме и содержанию художественный текст. В анализируемом произведении ярко изображены традиции и обычаи приморских чукчей, их представления об окружающем мире, промысле и быте. Отметим, что мифологизированность мышления северных народов способствовала описанию особого мировидения его героев.

Целью данной статьи является выявление и исследование мифопоэтических образов в повести Ю. Рытхэу «Когда киты уходят».

Авторами были выявлены следующие мифопоэтические образы в анализируемом произведении: образ Нау (образ Матери-Прародительницы); образ кита Рэу (образ предка); образ Армагирина (некий разрушительный образ); образ Эну (шамана/целителя/прорицателя); образ Кляю (путешественника); образ Гиву (ученого); образ Великой любви.

Мифопоэтическое мышление предков чукчей, Ю. Рытхэу показал через создание традиционного космологического представления о мире. Такое первобытное представление об устройстве мира подчеркивается с помощью разделения повести «Когда киты уходят» на несколько частей. В первой части описывается то, что было «до начала» (т.е. до того, как появились первые люди на побережье). Вторая часть повести описывает гармонию между людьми и природой, в этой части люди любознательны, они бережно относятся к близким, появляются новые традиции. Например, для того чтобы подчеркнуть связь с предками-китами, несколько героев отправляются в путешествие, чтобы найти место, которое является домом китов. Третья часть повести ознаменована приходом героя, который начинает разрушать все старое, вселяет в людей уверенность в том, что они могут забрать у природы все, что захотят, и народ забывает, что такое «жить согласно совести» [4, С. 124]. Армагирин сосредотачивает в себе отрицание старых обычаев и вечное состязание за звание самого лучшего охотника, отвергает веру в «Великую любовь» к ближнему и природе вокруг, тем самым, он разделяет себя и природу, что приводит к смерти Матери-прародительницы народа Галечного берега, к тому, что все морские существа начинают обходить стороной Галечный берег.

Перейдем к более детальному рассмотрению образов, выявленных авторами в повести-притче «Когда киты уходят». Самый первый образ, который был выделен, это образ матери - Прародительницы, Ю. Рытхэу назвал ее в своей повести Нау. В первой части повести Нау не отделяет себя от природы, она «никогда не смотрела на себя со стороны и не задумывалась, чем отличается от жителей земных» [4, С. 4]. Рытхэу делает образ Нау многогранным, подчеркивая, что сначала она «была частью этого огромного мира, живого и мертвого» [4, С. 5]. Осознание того, что она «чем-то отлична от птиц и зверей» [4, С. 11], что она человек, происходит, когда Нау почувствовала «Великую Любовь» - «Нау чувствовала, как у нее в груди растет ее маленькое сердце, заполняя грудь» [4, С. 5].

«Великая любовь» приходит к Нау после того, как она встречает кита по имени Рэу, который может превращаться в человека. Для Нау «Великая любовь» раскрыла новые грани не только окружающего мира, но и внутреннего: «Неведомая, огромная, сравнимая только с солнцем, радость, <…> от мысли, что он рядом, тот, в котором слилось все» [4, С. 11].

Кит, который становится мужем Нау, называет себя Рэу. Образ кита – Рэу, представляет собой образ предка животного для народа Галечной косы. Если «Великая любовь» дала мудрость, радость Нау, то киту Рэу «Великая любовь» дала возможность стать человеком: «есть в мире такая сила, которая превращает кита в человека» [4, С. 17]. Рэу мог выбрать – оставаться китом или навсегда стать человеком и жить с Нау. Для него это был непростой выбор, так как китом он мог быть свободным, путешествовать, однако «Великая любовь» помогает ему понять, насколько дорога ему Нау. Он выбирает жизнь человека вместе с ней: «Нау, я пришел к тебе. Навсегда» [4, С. 17].

Начав жить вместе, Нау и Рэу сначала строят жилище. Рэу добывает им пропитание с помощью охоты на морских зверей, а Нау в свою очередь обрабатывает шкуры, шьет одежду, создает уют в их доме. Нау и Рэу становятся первыми жителями Галечной косы. И Рэу предрекает: «Пройдет время, и рядом с нашей хижиной вырастут другие жилища, и род людей, который мы начали, распространится по морскому побережью» [4, С. 23].

Первенцы Нау и Рэу рождаются китами, поэтому Рэу создает лодку, чтобы иметь возможность охотиться и быть ближе к своим детям: «На этой лодке, - объяснил Рэу, - можно уходить далеко от берега» [4, С. 28]. «Теперь мы стали ближе к детям, - радостно сказала Нау» [4, С. 28]. После китов у Рэу и Нау рождались только дети. Они родили еще много детей и прожили немало лет вместе. Когда Рэу почувствовал, что ему пора умирать, то дает своим потомкам последнее напутствие: «Самое главное – никогда не забывайте, что у вас есть могущественные родичи в море. От них вы ведете свое происхождение, и каждый кит это ваш родственник, родной ваш брат. … Мы пришли на землю, потому что есть высшее проявление живого – Великая Любовь» [4, С. 40].

Образ Великой любви – один из центральных в повести. Через этот образ писатель показывает, как может преобразовываться все вокруг. А потеря веры в Великую любовь и ее обесценивание чревато потерей души. Мать Рэу рассказывала ему, что «… все, кто живет на побережье, произошли от китов, которых преобразила любовь…» [4, С. 32]. Образ Великой любви является основополагающим в произведении Ю. Рытхэу, любовь управляет всем, она изменила Нау и Рэу и создала их союз, через нее передаются знания и ощущения вокруг: «Тишина стояла в природе, будто все сущее, все живое затаило дыхание в удивлении и благоговении перед Великой Любовью» [4, С. 43]. В то же время, потомки Нау и Рэу пытались понять, что такое Великая любовь, откуда она появилась, зачем она нужна человечеству. Нау рассказывала своим потомкам, что Великую любовь надо уметь чувствовать, она толкает человеческий разум на размышление, она является неким топливом для мыслей: «Сама Великая Любовь была тайной. И тайна родила мысль» [4, С. 47]. Нау считала, что тайна помогает разуму оставаться деятельным, если человек не может найти ответы на свои вопросы, он не оставит попыток разгадать ее.

В противовес образов Нау и Рэу, любящих и уважающих людей и природу, Ю. Рытхэу вводит образ Армагирина, который был потомком Нау и Рэу, но он уже является неким разрушительным образом. Рождение Армагирина на Галечной косе обозначает наступление нового времени, когда уничтожаются и забываются старые традиции, люди перестают жить согласно совести, приходит жестокость по отношению к другим живым существам. Дедушка Армагирина шаман Гиву еще с его детства видел, что те отрицательные качества души, которые были скрыты в нем, открыто проявлялись в Армагирине «стремление властвовать над другими, сладкое удовлетворение от повиновения других…» [4, С. 111].

Жестокость Армагирина проявляется с самого детства, его забавляли страдания других живых существ, он «разорял мышиные норы» [4, С. 115]. «Если он заводил невод в лагуну, то старался бросить в котел все, до последнего малька» [4, С. 115].

Следуя за Армагирином, охотники истребляют все большее количество животных, это приводит к тому, что морские обитатели стали обходить стороной Галечную косу: «Вода … больше не кишела зверьем, как недавно, не торчали столбиками любопытные головки нерп, лахтаков, не резвились птицы и не купались в прибрежнем прибое моржи» [4, С. 136].

Именно ненасытность как физическая, так и духовная сопровождает Армагирина, он концентрирует в себе все негативные качества своих предков, и доходит в своих мыслях до того, что люди «хозяева земли» и они могут брать все, что им вздумается: «Мы! - кричал Армагиргин. - Мы настоящие хозяева земли! Все, что нам надобно, мы будем брать, не благодаря и не спрашивая об этом никого!» [4, С. 116]. Он обретает уверенность в безнаказанности, так как обладает ловкостью и силой. Армагирин укрепляет в себе веру в то, что он «превыше всего на свете! Сила моя неодолима никем!» [4, С. 118].

Армагирин, высмеивая истории Нау о том, что киты их предки, считая ее ненормальной старухой, разрушает традиции возникновения своего рода. Сначала людям Галечной косе было стыдно, они скрывали, что согласны с ним в том, что они не могут иметь общего происхождения с китами. Для жителей Галечной косы слова Армагирина были понятнее и ближе, чем «странные утверждения старой Нау о родстве с китами» [4, С. 118].

Однажды Армагирин жестоко убивает лахтаку, и после этого на Галечную косу обрушиваются погодные ненастья, природа начинает мстить людям за их жестокое отношение к другим живым существам: «На побережье погода меняется быстро и неожиданно. Огненные стрелы прочерчивали небо, и дымовые отверстия яранг освещались синим зловещим светом» [4, С. 122]. Такого ответа от природы Армагирин не ожидал. Его вера в то, что старые обряды не нужны и это пережиток прошлого пошатнулась, испуг заставил его задуматься о последствиях своих поступков. Тем не менее, дальнейшие события и его поведение по отношению к ближним показывают, что уже практически нет надежды что-то исправить, так как он забыл наставления своего деда шамана: «Армагиргин сидел в своей яранге и пытался вспомнить слова песнопений, но на память приходили совсем другие слова, с которыми он привык обращаться к морю, к животным и даже к своим землякам» [4, С. 123]. Армагирин забыл добрые слова, слова любви, он разорвал связь между человеком и природой.

Испуг заставил Армагирина отправиться с вопросами к Нау: «Что это? Неужто в отместку за то, что я сделал с лахтаком? - Это только предостережение, - слабо произнесла Нау» [4, С. 123]. Для него совет Нау взглянуть на себя «со стороны и увидеть себя другими глазамиГлазами Великой Любви» [4, С. 123], прозвучал странно и непонятно. И на вопрос, что нужно делать Армагирину, чтобы увидеть себя глазами Великой Любви, Нау сказала: «Жить согласно совести. - А как это? - не понял Армагиргин» [4, С. 124].

Не сумев понять, что же такое жить, умея любить не только себя, но и других, тех, кто отличается от тебя и «жить согласно совести» Армагирин совершает последнее действие, которое уничтожает и Нау, и связь народа Галечной косы с природой, своими предками, братьями китами. Он убивает кита: «Гордый Армагиргин сидел на корме передней байдары и правил длинным веслом. На берегу охотников встретили радостными криками» [4, С. 141]. Однако на утро, когда охотники хотели разделать убитого кита, они обнаружили, что его нет: «Вместо него лежал человек. Он был мертв» [4, С. 142]. Не вняв совету Нау Армагирин и его народ в итоге получают «пустынное море» [4, С. 142], где «не было … ни единого признака жизни, ни одного китового фонтана. Киты ушли» [4, С. 142].

Таким образом, Ю. Рытхэу показал, что есть определенная черта, переступив которую уже нет пути назад. Убив в себе доброту, любовь к другим, Армагирин разорвал связь со своими предками и природой, что по мнению автора повести приведет к ужасающим последствиям не только для самого Армагирина, но и для всего народа Галечной косы.

Следующий образ, который можно выделить – это образ мудреца, который воплотился в шамане Эну (целителе и прорицателе). Шаман Эну, как и все жители Галечной косы, являлся потомком Нау и Рэу.

Можно предположить, что разрушение связи между людьми и природой началось с шамана Эну, который одним из первых начинает сомневаться в правдивости рассказов Нау о том, что их народ произошел от китов. Эну начинает сомневаться в нормальности старой Нау, думает, что она придумывает или у нее уже путается сознание. С другой стороны, он одним из первых начинает задавать вопросы о мироздании, т.е. начинает задумываться, откуда что произошло, почему именно так, а не иначе. Он спрашивает у Нау, откуда появились боги. Но Нау утверждает, что богов придумали люди, а «Кит – не бог. Он просто наш предок и брат. Он просто живет рядом с нами, готовый прийти на помощь» [4, С. 32].

Однажды на охоте происходит несчастье. Эну со своими соплеменниками переворачивается в лодке и попадает в открытое море, у них практически нет шансов выжить, однако их спасают киты, после этого случая Эну начинает верить в то, что киты действительно их братья и они готовы помогать людям. Он придумывает новый танец: «Эну в сопровождении Кляу исполнял новый танец, названный им Танец Кита» [4, С. 62]. Спасенные китами люди придумывали священные песни и распевали «вознося хвалу морским братьям» [4, С. 62], эти новые священные песни «затаив свое шумное дыхание, слушали киты» [4, С. 62].

И жителям Галечной косы даже становилось стыдно, что они перестали верить в легенды Нау о их родстве с китами: «Священный Танец Кита возвестил о рождении нового обычая в жизни обитателей Галечной косы и укрепил веру в их необычное происхождение» [4, С. 63].

Не менее интересен образ путешественника, который тесно связан с образом ученого. В повести данный образ воплощен через героев Кляу и Эну. Выше мы уже упоминали, что Эну был шаманом. Оба они пережили бедствие на морской охоте и были спасены китами. Эну одним из первых стал задумываться о том, что мир не ограничен Галечной косой: «откормившиеся на летних пастбищах птичьи стаи, собираются вместе, чтобы отправиться в неведомые земли» [4, С. 53]. Обдумывая эту мысль, Эну предполагал, что где-то есть место, куда стремятся птицы и киты, возможно там постоянно тепло и море остается не замершим.

Рассуждая о том, куда улетают птицы, Эну приходит к мысли о смене сезонов, он находит связь между уменьшением обитающих рядом животных, птиц, замерзанием моря и наступлением холода.

Эну и Кляу заинтересованы вопросами об устройстве окружающего мира и вселенной: «Но почему мир не может быть так ясен …? Звездное небо тоже населено множеством существ» [4, С. 70].

Эну уверен, что «незнание разжигает любопытство и гонит человека в неизведанное» [4, С. 72]. Он долго обдумывает свой план о том, чтобы отправиться в дальнее путешествие и найти место, куда уходят киты. Об этом месте говорится в преданиях, которые им рассказывала Нау. Своей идеей он делится с другими: «Это не сказка, - говорил Эну, - я уверен, что есть такая земля, и мы с тобой ее найдем…» [4, С. 72]. Пережив чудесное спасение китами, Эну рассказывает Кляу, что именно тогда у него появилась идея о том, чтобы достичь теплых земель и увидеть, какие люди там живут, и возможно «сами киты вложили в меня это открытие…» [4, С. 72]. Идеи Эну разделяет Кляу, и они вместе решают отправиться в это далекое путешествие в теплые края.

Кляу, Эну и Комо отправились на поиски теплых земель, куда уходили киты. После их отбытия Нау говорит, что «это зов предков. Ибо киты — вечные странники, вечно путешествующие в огромных морях» [4, С. 76].

Все трое уходят в путешествие на долгие годы и возвращаются глубоко постаревшими. Путешественники рассказывают много нового и интересного своему народу: «А дорога китов шла еще дальше <…>. А у нас сил оставалось только на обратный путь, ибо понимали мы, что узнанное нами принадлежит не только нам, но и вам, потому что мы — часть одного целого, что называется приморским народом. Мы увидели многое и достигли края земли» [4, С. 81]. Возвратившись, Кляу «удалось сочинить и исполнить Танец Путешественника» [4, С. 83].

В сознании Эну и Кляу новые знания и открытия, сделанные ими во время путешествий, органично связались со старыми представлениями, сказаниями их племени. У них не было внутренних противоречий, они ощущали связь с природой, с предками, в том числе с Нау. Хотя они не полностью понимали Нау, но они абсолютно доверяли ее мудрости.

Однако внук Эну Гиву, обладающий не менее выдающимся умом, чем его дед, впервые задается вопросом смертна ли Нау, что будет, если ее попытаться убить. На вопрос Гиву бессмертна ли Нау, она говорит, что живет только «потому что существует Великая Любовь» [4, С. 85]. Такой ответ не удовлетворил любопытство Гиву, он становится заложником желания понять, почему Нау бессмертна и достичь такого же бессмертия: «единственная мысль билась, как пойманная в сеть птица: действительно ли она бессмертна?» [4, С. 87].

Через Гиву воплощается образ ученого, который одержим одной идей, выяснить действительно ли Нау бессмертна. Ю. Рытхэу показывает, как некоторые вопросы могут испортить душу, начать мучить самого человека, к которому они приходят, постепенно уничтожая Великую любовь и доброту внутри него.

В Гиву из-за постоянных сомнений развивается желание доказывать, что он мудрее и удачливее остальных. Таким образом, авторы предполагают, что образ Армагирина вобрал все негативные качества, которые проявлялись в его предках. Что в конечном итоге приводит к тому, что внук Гиву Армагирин первым убивает своего брата кита, тем самым разрушает все старое и не оставляет надежды на хорошее будущее для своего народа.

С помощью мифопоэтики Ю. Рытхэу создал уникальное художественное произведение, которое выразило его индивидуально творческое сознание. Он органично вписал мифы своего народа в структуру своей повести. Поднимая глубокие философские темы, автор подводит своего читателя к тому, что пришло время остановиться и задуматься, переосмыслить тот путь, который предложил Армагирин. Этот путь может привести к окончательному разрыву человека и природы, к потере «Великой любви».

Заключение

В заключение отметим, что мифопоэтика чукотской культуры помогла выстроить в исследуемом художественном произведении модели ярких национальных образов. Данные образы с одной стороны являются общеузнаваемыми в других культурах, но с другой стороны, благодаря Ю. Рытхэу приобрели отличительные, неповторимые черты именно чукотской культуры. Используя в своей повести мифопоэтические образы, Рытхэу хотел осмыслить и отобразить проблемы современности, и, прежде всего, своего родного чукотского народа. С помощью необычного сочетания притчи, мифа и повести передать предостережение, обратив внимание читателей на конкретные социальные, экологические проблемы. В своей повести «Когда киты уходят» Ю. Рытхэу оставил послание, завет своим читателям, что Великая любовь будет жить вечно, если мы будем уважать тех, кто живет с нами рядом и помогать им, несмотря на всю нашу непохожесть.

Конфликт интересов Не указан. Conflict of Interest None declared.

Список литературы / References

  1. Жулева А.С. Мифопоэтика пространства в романах Юрия Рытхэу / А.С. Жулева // Studia Litterarum: Лит. исследования. Москва. - 2018. - Т. 3. -№ 3. - С. 208-231.
  2. Котельникова С.А. Юрий Сергеевич Рытхэу [Электронный ресурс] / С.А. Котельникова. - URL: http://www.hrono.ru/biograf/bio_r/rytheu_juri.php (дата обращения: 09.09.2021).
  3. Пошатаева А.В. Литература и фольклор (к проблеме взаимодействия) / А.В. Пошатаева // Взаимодействие литератур народов Сибири и Дальнего Востока. - Новосибирск: Наука. - 1983. - С. 226-238.
  4. Рытхэу Ю. Полярный круг: повести и рассказы / Ю. Рытхэу. - Ленинград: Советский писатель. - 1977. - 336 с.
  5. Соколова З.П. Культ животных в религиях / З.П. Соколова. - Москва: Наука. - 1972. - 216 с.
  6. Токарева Г.А. Мифопоэтика У. Блейка. Миф и мифопоэтика [Электронный ресурс] / Г.А. Токарева. - URL: http://lit-prosv.niv.ru/lit-prosv/tokareva-mifopoetika-blejka/mif-i-mifopoetika.htm (дата обращения: 11.09.2021).
  7. Тураев В.А. Чукчи. Народы и религии мира [Электронный ресурс] / В.А. Тураев. - URL: http://www.hrono.ru/etnosy/etnos_ch/chukchi.php (дата обращения: 07.09.2021).
  8. Хайрулин Р.З. Мифопоэтика повестей Ю. Рытхэу «Когда киты уходят» И Ч. Айтматова «Белый Пароход»: общее и особенное / Р.З. Хайрулин // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. - 2017. - № 2 (42). - С. 168-176.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Zhuleva A.S. Mifopojetika prostranstva v romanah Jurija Rythjeu [The Mythopoetics of space in the novels of Yuri Rytheu] / A.S. Zhuleva // Studia Litterarum: Lit. issledovanija [Studia Litterarum]. Moskva. - 2018. - Vol. 3. - № 3. - 208-231. [in Russian]
  2. Kotel'nikova S.A. Jurij Sergeevich Rythjeu [Yuri Sergeyevich Rytheu] [Electronic resource] / S.A. Kotel'nikova. - URL: http://www.hrono.ru/biograf/bio_r/rytheu_juri.php (accessed: 09.09.2021). [in Russian]
  3. Poshataeva A.V. Literatura i fol'klor (k probleme vzaimodejstvija) [Literature and folklore (on the problem of interaction)] / A.V. Poshataeva // Vzaimodejstvie literatur narodov Sibiri i Dal'nego Vostoka. - Novosibirsk: Nauka. - 1983. - pp. 226-238. [in Russian]
  4. Rythjeu Ju. Poljarnyj krug: povesti i rasskazy [The Arctic Circle: novellas and short stories] / Ju. Rythjeu. - Leningrad: Sovetskij pisatel'. - 1977. - 336 p. [in Russian]
  5. Sokolova Z.P. Kul't zhivotnyh v religijah [Animal worship in religions] / Z.P. Sokolova. - Moskva: Nauka. - 1972. - 216 p. [in Russian]
  6. Tokareva G.A. Mifopojetika U. Blejka. Mif i mifopojetika [The mythopoetics of W. Blake. Myth and mythopoetics] [Electronic resource] / G.A. Tokareva. - URL: http://lit-prosv.niv.ru/lit-prosv/tokareva-mifopoetika-blejka/mif-i-mifopoetika.htm (accessed: 11.09.2021). [in Russian]
  7. Turaev V.A. Chukchi. Narody i religii mira [Chukchi. Peoples and religions of the world] [Electronic resource] / A. Turaev. - URL: http://www.hrono.ru/etnosy/etnos_ch/chukchi.php (accessed: 07.09.2021). [in Russian]
  8. Hajrulin R.Z. Mifopojetika povestej Ju. Rythjeu «Kogda kity uhodjat» I Ch. Ajtmatova «Belyj Parohod»: obshhee i osobennoe [Mythopoetics of the novels of Yu. Rytheu "When the whales leave" And Ch. Aitmatov "White Steamboat": general and special] / R.Z. Hajrulin // Vestnik NII gumanitarnyh nauk pri Pravitel'stve Respubliki Mordovija [Bulletin of the Research Institute of Humanities under the Government of the Republic of Mordovia]. - 2017. - № 2 (42). - pp. 168-176. [in Russian]