Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.65.008

Скачать PDF ( ) Страницы: 159-162 Выпуск: № 11 (65) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Жуковская И. Ф. ЗДРАВООХРАНЕНИЕ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ УПРАВЛЕНИЯ УСЛУГАМИ ВАКЦИНАЦИИ) / И. Ф. Жуковская, С. Т. Каджаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 11 (65) Часть 4. — С. 159—162. — URL: https://research-journal.org/economical/zdravooxranenie-kak-faktor-razvitiya-chelovecheskogo-kapitala-regiona-na-primere-upravleniya-uslugami-vakcinacii/ (дата обращения: 21.01.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.65.008
Жуковская И. Ф. ЗДРАВООХРАНЕНИЕ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ УПРАВЛЕНИЯ УСЛУГАМИ ВАКЦИНАЦИИ) / И. Ф. Жуковская, С. Т. Каджаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 11 (65) Часть 4. — С. 159—162. doi: 10.23670/IRJ.2017.65.008

Импортировать


ЗДРАВООХРАНЕНИЕ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ УПРАВЛЕНИЯ УСЛУГАМИ ВАКЦИНАЦИИ)

Жуковская И.Ф.1, Каджаева С.Т.2

1ORCID: 0000-0002-2824-0247, доцент, кандидат экономических наук, 2аспирант, 1Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых, 2Владимирский институт бизнеса

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ УПРАВЛЕНИЯ УСЛУГАМИ ВАКЦИНАЦИИ)

Аннотация

В статье рассматривается изменение некоторых показателей здоровья народонаселения в зависимости от социального, экономического и культурного развития регионов России, проанализированы и выявлены специфические формы вакцинации граждан от клещевого вирусного энцефалита в различных областях Российской Федерации и выделены четыре группы регионов с типичными признаками – по количеству укусов и уровню вакцинации. Сделан вывод о необходимости использования дифференцированного подхода к структуре финансирования профилактики противоэпидемиологических и лечебных мероприятий.

Ключевые слова: здоровье, система здравоохранения, регион, человеческий капитал, вакцинация, клещевой вирусный энцефалит.

Zhukovskaya I.F.1, Kadzhaeva S.T.2

1ORCID: 0000-0002-2824-0247, Associate Professor, PhD in Economics, 2Postgraduate Student, 1Vladimir State University named after Aleksander Grigorievich and Nikolay Grigorievich Stoletov, 2Vladimir Institute of Business

HEALTHCARE AS A FACTOR OF THE HUMAN CAPITAL DEVELOPMENT IN THE REGION (ON THE EXAMPLE OF VACCINATION SERVICES MANAGEMENT)

Abstract

The article examines changes in some indicators of the public health depending on the social, economic and cultural development of the Russian regions. It analyzes and identifies specific forms of vaccination against tick-borne viral encephalitis in various regions of the Russian Federation and singles out four groups of regions with typical signs – by the number of bites and the level of vaccination. It was concluded that there is a need to use a differentiated approach to the structure of financing the prevention of anti-epidemic and therapeutic measures.

Keywords: health, health system, region, human capital, vaccination, tick-borne viral encephalitis.

Современная демографическая ситуация в различных развитых странах выдвигает на первый план приоритетными направлениями социальной политики государства сохранение и укрепление здоровья населения, увеличение продолжительности жизни, развитие инновационных форм здравоохранения [2, С. 63-125]. Важным компонентом человеческого капитала, во многом влияющим на устойчивость долгосрочных трендов потенциального развития, выступает качество здоровья народонаселения и качественный уровень системы здравоохранения как в целом по стране, так и непосредственно на местах [4, С. 18-24].

Здоровье человека, гражданина, является затратной экономической статьёй, как для него самого, так и для государства. Поскольку у большинства населения России трудоспособного возраста преобладают пограничные состояния здоровья, расходы на профилактику дают значительный экономический эффект. Поэтому сохранение здоровья нации, восстановление функциональных резервов человека, повышение устойчивости организма к неблагоприятным условиям внешней среды и определено в качестве одного из приоритетных направлений системы здравоохранения и развития российского общества [1, С. 3-6].

Понимание проблемы влияния социальных и экономических факторов на здоровье населения какого-либо субъекта РФ требует комплексного подхода рассмотрения ее в связи с характеристикой социально-политической ситуации в стране в целом. Так, различные общественные преобразования в России в девяностые годы прошлого столетия изменили, в значительной мере, образ жизни людей, заставляя их адаптироваться к возникающим новым условиям и переменам в обществе.

Отражением процессов, названных социологами «социально-психологический стресс» [[9, С. 64-65], [10, С. 191], [11, C. 75-76]], стало сокращение к середине девяностых годов ожидаемой продолжительности жизни. Относительно показателей 1986 г. продолжительность жизни у мужчин сократилась на 7,3 года, у женщин – на 4,3. Динамика рождаемости и смертности достаточно явно фиксирует прямую аналогию показателей высокой смертности с наиболее трудными годами проводимых реформ (1992-1994, 1998-1999, 2002-2004 гг.).

Тем не менее выполнение мероприятий национальных проектов начиная с 2006 г. способствовало системной модернизации не только систем здравоохранения, образования, жилищной сферы и агропромышленного комплекса, но социально-экономической системы страны в целом, что и нашло свое отражение в росте показателей качества жизни населения. В частности, в 2013 г. общероссийский уровень рождаемости впервые с начала кризисного периода 1990-х гг. превысил уровень смертности и составил 13,2 на 1000 населения [3], в 2015 г. – показатель превышения составил 13,3. Однако, в 2016 г. рождаемость опять начала снижаться. Показатель смертности в 2015 г. составил 13,0 на 1000 человек, а в 2016 г. – 12,8 [8, C. 83].

Следует отметить, что среди причин смерти прослеживаются определенные закономерности. В целом, исследования демонстрируют схожесть причин и в отдельных регионах, и по стране в целом. В частности, темп прироста заболеваемости с 2003 г. по 2016 г. в России составил 15,0%, наибольшее число смертных исходов приходится на болезни органов системы кровообращения, второе место занимают внешние причины (несчастные случаи, отравление алкоголем и травмы), третье – новообразования.

Анализ статистических данных показывает, что разное качество здоровья населения напрямую обусловлено специфическим состоянием социально-экономического положения субъектов Российской Федерации.

Согласно рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, минимально необходимый объём финансирования системы здравоохранения должен быть не ниже 5% от ВВП. В России государственные расходы существенно меньше не только этой границы, но стран Европейского Союза. Например, расходы на здравоохранение в Венгрии, Чехии и Польше составляют 6% от ВВП, в Германии – 11%. А переход российского здравоохранения на одноканальное финансирование (т.е. исключительно через Фонд обязательного медицинского страхования) способствовал снижению этих расходов в 1,5 раза (в номинальном исчислении). Фактически ответственность за обеспечение Программы государственных гарантий была возложена на бюджеты регионов, систему обязательного медицинского страхования и население.

Однако большая часть региональных бюджетов из года в год формируется с дефицитом. Например, в начале 2016 г. в 14 регионах объём государственного долга превышал сумму доходов бюджета, а самую низкую долговую нагрузку имела Тюменская область (0,9 %).

Тем не менее даже ограниченные средства используются региональными органами государственного управления не всегда эффективно. Так, по результатам аудиторской проверки Счетной палаты РФ, которая выборочно проводилась в нескольких регионах в 2015 г. (Ярославская, Вологодская, Астраханская, Ростовская, Самарская, Пензенская, Челябинская области, Республика Башкортостан, Забайкальский край) было отмечено, что «по сравнению с 2014 г. установлен рост дефицита средств территориальных программ за счет консолидированного бюджета региона. В 2014 г. дефицит был выявлен в 59 регионах в размере 102 млрд. рублей, а в 2015 г. – в 62 регионах в размере 127 млрд рублей, в том числе по 5 регионам, не являющимися дотационными» [7].

Снижение финансирования системы здравоохранения приводит не только к росту заболеваемости среди населения, но и экономическим потерям общества. В частности, в докладе Роспотребнадзора «О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2016 году» говорится о том, что в России в 2016 г. было отмечено 34,88 миллионов случаев инфекционных и паразитарных заболеваний, что на 5,83% выше, чем в 2015 г., а экономический ущерб от них составил 604,3 млрд руб. [5, C. 88-89].

В этих условиях возрастает роль профилактики заболеваний среди населения, в том числе и с помощью вакцинации.

По профилактике инфекционных заболеваний, иммунизации населения Минздравом России совместно с органами исполнительной власти было разработано и утверждено Постановление Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2012 г. № 1458 «О внесении изменений в Правила использования бюджетных ассигнований федерального бюджета, предоставленных на закупку медицинских иммунобиологических препаратов в рамках национального календаря профилактических прививок», издан приказ Минздрава России от 21 мая 2013 г. № 195н «О формах заявок на поставку медицинских иммунобиологических препаратов, закупленных в рамках Национального календаря профилактических прививок, и отчетов об использовании медицинских иммунобиологических препаратов, закупленных в рамках Национального календаря профилактических прививок». Это привело к тому, что, например, за последние пять лет охват населения прививками против гриппа возрос в 1,6 раза (44,9 млн человек или 31,3% населения).

Несмотря на предпринятые меры, проблема недостаточного бюджетного финансирования способствовала развитию коммерческой вакцинации. Сегодня каждый житель может приобрести вакцину самостоятельно в аптечной сети, где вместе с вакциной ему дают сопроводительный лист, в котором отмечены дата продажи, время и условия хранения. Но такая активная поддержка частного рынка – это скорее исключение из правил. В большинстве регионов продажа вакцин в аптеках запрещена или не популярна в связи с риском несоблюдения холодовой цепи. Коммерческая вакцинация населения может проводиться как в государственных, так и частных лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) и коммерческих медицинских организациях, имеющих лицензию на данный вид деятельности. Частные ЛПУ, как правило, самостоятельно производят закупку препаратов для вакцинопрофилактики.

Рассмотрим процесс вакцинопрофилактики в регионах России на примере борьбы с клещевым вирусным энцефалитом.

Клещевой вирусный энцефалит (далее – КВЭ) является природно-очаговой острой вирусной инфекционной болезнью с трансмиссивным механизмом передачи возбудителя, который поражает преимущественно центральную нервную систему, приводит к быстрому развитию полиморфизма клинических проявлений, что определяет высокую тяжесть течения. Варианты последствия заболевания разные – от полного выздоровления до нарушений здоровья, приводящих к инвалидности и смерти. Очаги КВЭ широко распространены в умеренном климате Евразии – от Дальнего Востока до Западной Европы. Ареал вируса клещевого энцефалита совпадает с ареалом переносчиков инфекции – иксодовых клещей (Ixodespersulcatus, Ixodesricinus), обитающих в лесных и лесостепных биотопах.

Единственным пока надёжным и научно-обоснованным способом профилактики клещевого энцефалита является вакцинация. По оценке экспертов, население регионов сегодня достаточно хорошо информировано о процессе вакцинации, комплексе мер, необходимых для защиты от заболевания и о том, что делать в случае укуса клеща. Тем не менее, ежегодно перед весенне-летним сезоном в эндемичных регионах проводится активная информационная работа с населением посредством СМИ. Но в регионах с невысокими показателями заболеваемости активность населения в области вакцинопрофилактики достаточно низкая (особенно, если вакцинация платная). Поэтому иммунная прослойка населения, сформированная за счёт вакцинации и ревакцинации в 2013-2015 гг. практически не меняется и остаётся на уровне 6% от всего населения.

Общий анализ ситуации с вакцинированием против КВЭ позволил выделить в России 4 основные группы регионов (таблица 1).

Группа 1: регионы с уже реализуемыми программами по вакцинации и, следовательно, достаточной долей иммунной прослойки, которая соответствует показателю «укусы к населению». Это, в первую очередь, Урал и в меньшей степени Дальний Восток. Данная группа имеет достаточно высокий процент «укусы к населению», и самую высокую долю иммунной прослойки. Однако, необходимо улучшение показателей путем актуализации проблемы среди населения и увеличения финансированиz вакцинации. В эту категорию попадают Курганская и Челябинская области, Приморский край.

 

Таблица 1 – Показатели рисков заболеваемости КВЭ и вакцинации в 2014-2015 гг. в федеральных округах РФ

Федеральный округ ВРП на душу населения Укусы клещей (тыс ед.) Заболеваемость, % Объем вакцинации, абс.
2014 г. 2015 г. 2014 г. 2015 г. 2014 г. 2015 г. 2014 г. 2015 г.
ЦФО 535,4 581,9 66,1 97,2 0,1 0,16 36611 31258
СЗФО 427,9 490,3 49,2 71,7 1,83 2,17 212014 218464
ПФО 308,5 333,9 87,6 101,3 0,99 1,48 335662 348099
УФО 652,9 730,6 88,2 63,3 2,24 1,75 1024306 1025760
СФО 316,3 349,5 107,9 142,2 3,99 5,47 911452 1015706
ДФО 518,2 572,2 15,4 21,5 0,4 0,55 223446 210864
Всего по РФ 403,1   438,5 536,7 1,15 1,45 2835240 2957043

 

Группа 2: регионы с достаточно большим процентом укусов населения», но с недостаточным уровнем иммунной прослойки (Сибирский ФО). Проблема КВЭ в этих регионах уже достаточно актуальна, но не получила должного финансирования для вакцинации. Необходимо выделить дополнительные средства на вакцинацию. Необходимо так же привлечение внимания руководителей к эндемичности их регионов по КВЭ, низкому уровню защиты населения от инфицирования, трудовым и финансовым потерям региона из-за отсутствия должного уровня вакцинопрофилактики. В эту категорию попадают Красноярский край, Республика Алтай, Республика Хакассия, Новосибирская, Томская и Иркутская области.

Группа 3: регионы с достаточно большим процентом «укусы к населению», но низким уровнем иммунной прослойки (Северо-Западный ФО и Поволжский ФО). Поэтому для повышения уровня иммунной прослойки рекомендуется разработать и реализовать программу информирования населения о заболевании КВЭ через СМИ, чтобы привлечь внимание к проблеме вакцинации. Основной целью такой кампании должно стать информирование населения о последствиях отказа от вакцинации. В эту категорию попадает Ленинградская область.

Группа 4: Центральный ФО – низкий процент «укусы к населению». В данных регионах проблема КВЭ не актуальна в силу низкой эндемичности и заболеваемости. Как следствие, эти регионы имеют низкую потребность в специфической вакцинопрофилактике КВЭ.

Таким образом, проблема клещевого вирусного энцефалита наиболее актуальна в четырех федеральных округах РФ – Сибирском, Уральском, Северо-Западном и Приволжском, где заболеваемость клещевым энцефалитом выше среднего показателя по стране. В данных регионах наблюдается недостаточное финансирование, вакцинация зачастую либо частично бесплатная, либо полностью платная. Уровень вакцинации пока не достигает планового, что сказывается на росте заболеваемости населения.

Однако мы видим, что изменяющиеся климатические условия на планете способствуют миграции клещей в Центральную Россию (например, в ЦФО), что выражается в повышении их активности и увеличении числа обращений граждан за медицинской помощью после укусов. Данный регион является пока не готовым к КВЭ с точки зрения работы с населением, повышения уровня информированности о проблеме КВЭ, а также финансирования вакцинации.

В сложившейся ситуации необходимо помнить, что следствием любого заболевания являются экономические потери общества, государства и отдельных его субъектов, определяемые в денежном выражении и связанные с необходимостью проведения профилактики и лечения болезни. Последняя отражается в виде производственных потерь в результате временной или стойкой нетрудоспособности работников, преждевременной смертности, с болью и страданиями заболевших и членов их семей. По оценкам экспертов, расчетное экономическое бремя, обусловленное заболеваемостью КВЭ в России за один календарный год (при среднегодовой численности больных 3123 человека), составляет 1,26 млрд руб.; при этом КВЭ приводит к потере 4 177 лет трудоспособной жизни из-за смертности [6, C. 54], при этом затраты на вакцинацию в 170 раз ниже экономических потерь от лечения одного случая заболевания клещевым энцефалитом.

В заключение хотелось бы отметить, что сохранение и укрепление здоровья населения может обеспечить только совместная работа центра с субъектами РФ и согласованное взаимодействие всех уровней власти в области определения величины и направленности средств, вкладываемых в профилактические противоэпидемиологические и лечебные мероприятия путём применения дифференцированного подхода с учётом региональных особенностей, а также активизации первичной медицинской помощи, разработки и внедрения инновационных методов диагностики и лечения, системы управления качеством оказываемой помощи.

Список литературы / References

  1. Бобков В.Н. Методологические подходы к разработке системы социальной стандартизации и опыт ее реализации в Российской Федерации // Уровень жизни населения регионов России. – 2013. – № 4 (182). – С. 3-6.
  2. Бушуев В.В. Воспроизводимый капитал и качество жизни – 2009: мир и субъекты Российской Федерации / В.В. Бушуев, В.С. Голубев, А.В. Косьяненко, А.М. Тарко // Уровень жизни населения регионов России. – 2013. – № 4 (182). – С. 63-125
  3. Доклад о состоянии здоровья населения и организации здравоохранения по итогам деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации за 2013 год [Электронный ресурс] URL: http://zdrav.spb.ru/media/komzdrav/documents/document/file/sostoyanie_zdoroviya_naseleniya.pdf (дата обращения 10.10.2017)
  4. Мотрич Е.Л. Уровень жизни населения и потенциал социальной сферы в регионах Дальнего Востока России / Е.Л. Мотрич, С.Н. Найден // Уровень жизни населения регионов России. – 2013. – № 1 (179). – С. 18-24.
  5. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2016 году. Государственный доклад [Электронный ресурс]. URL: http://www.rospotrebnadzor.ru/upload/iblock/0b3/gosudarstvennyy-doklad-2016.pdf (дата обращения 11.10.2017)
  6. Платонов А.Е., Социально-экономическое бремя пяти природно-очаговых инфекций в Российской Федерации / А.Е. Платонов, Н.А. Авксентьев, М.В. Авксентьева, Е.В. Деркач, О.В. Платонова, А.В. Титков, Н.М. Колясникова // Фармакоэкономика. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология. – 2015. – Т. 8. – № 1. – С. 47-56.
  7. Реформа системы здравоохранения оказалась неэффективной. 14.04.2015. Пресс центр Счетной палаты РФ [Электронный ресурс]. URL: http://www.ach.gov.ru/press_center/publications-in-mass-media/21349 (дата обращения 01.10.2017)
  8. Россия в цифрах. 2017: Крат.стат.сб. / Росстат. – M., 2017. – 511 с.
  9. Симонян Р.Х. Российские экономические реформы 1990-х годов: психологические аспекты / Р.Х. Симонян // Психологический журнал. – 2013. – № 3. – Т. 34. – С. 60-71.
  10. Штемберг А.С. Социальный стресс и психологическое состояние населения России / А.С. Штемберг // Пространство и время. – 2014. – № 1 (15). – С. 187-195.
  11. Kaplan H. Reciprocal relationships between life events and psychological distress / H. Kaplan, K.R. Damphous // Stress medicine. – 1997. – Vol. 13. – P. 75-90.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bobkov V.N. Metodologicheskie podhody k razrabotke sistemy sotsialnoi stsndartizatsii i opyt eyo realizatsii v Rossiiskoi Federatsii/ [Methodological approaches to development of the system of social standardization and experience of her realization in the Russian Federation] // Uroven jizni naselenia regionov Rossii [Standard of living of the population of regions of Russia]. – 2013. – № 4 (182). – P. 3-6. [in Russian]
  2. Bushuev V.V. Vosproizvodimyi capital I katchestvo jizni – mir i subekty Rossiiskoi Federatsyi [The reproduced capital and quality of life – 2009: world and territorial subjects of the Russian Federation] / V.V. Bushuev, V.S. Golubev, A.V. Kosyanenko, A.M. Tarko // Uroven jizni naseleniia regionov Rossii [Standard of living of the population of regions of Russia]. – 2013. – № 4 (182). – P. 63-125. [in Russian]
  3. Doklad o sostoyanii zdorovya nasejenya I organizatsii zdravoohranenia ro itogam deyatelnosti organov ispolnitelnoi vlasty subektov Rossiiskoi Federatsyi za 2013 god [Electronic resource] – URL: http://zdrav.spb.ru/media/komzdrav/documents/document/file/sostoyanie_zdoroviya_naseleniya.pdf (accessed 10.10.2017). [in Russian]
  4. Motrich E.L. Uroven jizni naselenia i potentsial sotsialnoi sphery v regionah Dalnego Vostoka Rossii [The standard of living of the population and capacity of the social sphere in regions of the Far East of Russia] / E.L.Motrich, S.N.Naiden Uroven jizni naselenia regionov Rossii / [Standard of living of the population of regions of Russia]. – 2013. – № 1 (179). – P. 18-24. [in Russian]
  5. Osostoianii sanitarno-epidemiologicheskogo blagopoluchia nasejenia v Rossiiskoi Federatsyi v 2016 godu/ Gosudarstvennii doklad. [About a condition of sanitary and epidemiologic wellbeing of the population in the Russian Federation in 2016. State report] [Electronic resource] – URL: http://www.rospotrebnadzor.ru/upload/iblock/0b3/gosudarstvennyy-doklad-2016.pdf (accessed 11.10.2017) [in Russian]
  6. Platonov A.E. Sotsialno-ekonomitcheskoe bremya pyati prirodno-otchagovyh infektsyi v Rossiiskoi Federatsyi [Social and Economic Burden of Five Natural Focal Infections in the Russian Federaition] / A.E. Platonov, N.A. Avksentyev, M.V. Avksentyeva, E.V. Derkach, O.V. Platonova, A.V. Titkov, N.M. Kolyasnikova // Farmaeconomica. Sovremennaia farmakoeconomica i farmakoepidemiologiya [Pharmaeconomics. Modern pharmacoeconomics and pharmacoepidemiology]. – 2015. – Vol. 8. – № 1. P. 47-56. DOI: 10.17749/2070-4909.2015.8.1.047-056 [in Russian]
  7. Reforma sistemy zdravoohranenia okazalas neeffektivnoi. 14.04.2015. Press centr Schetnoi palaty Rossijskoi Federatsii [The Reform of a health care system was inefficient. 4/14/2015. Press center of Audit Chamber of the Russian Federation] [Electronic resource] – URL: http://www.ach.gov.ru/press_center/publications-in-mass-media/21349 (accessed 01.10.2017) [in Russian]
  8. Rossia v cifrah. 2017: Kratkii stat. Sbornik / Rosstat [Russia in figures. 2017: Short statistical collection] – M., 2017. – 511 p.
  9. Simonyan R.H. Rossiiskie ekonomicheskie reformy 1990-h godov: psihologicheskie aspekty [Russian economic reforms of the 1990th years: psychological aspects] / R.H. Simonyan // Psyhologicheskii jurnal [Psychological Journal]. – 2013. – № 3. – Vol. 34. – P. 60-71. [in Russian]
  10. Shtemberg A.S. Socialnyi stress i psihologicheskoe sostyanie naselenia Rossii [The Social stress and psychological state of the population of Russia] / A.S. Shtemberg // Prostranstvo i vremya [Space and Time]. – 2014. – № 1 (15). – P. 187-195. [in Russian]
  11. Kaplan H. Reciprocal relationships between life events and psychological distress / H. Kaplan, K.R. Damphous // Stress medicine. – 1997. – Vol. 13. – P. 75-90.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.