Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 51-54 Выпуск: №4 (35) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Пульнов Д. К. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УРЕГУЛИРОВАНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ США И КИТАЯ В РАМКАХ ВТО / Д. К. Пульнов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №4 (35) Часть 2. — С. 51—54. — URL: https://research-journal.org/economical/osnovnye-problemy-v-uregulirovanii-mezhdunarodnyx-torgovyx-otnoshenij-ssha-i-kitaya-v-ramkax-vto/ (дата обращения: 02.07.2022. ).
Пульнов Д. К. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УРЕГУЛИРОВАНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ США И КИТАЯ В РАМКАХ ВТО / Д. К. Пульнов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №4 (35) Часть 2. — С. 51—54.

Импортировать


ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УРЕГУЛИРОВАНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ США И КИТАЯ В РАМКАХ ВТО

Пульнов Д.К.

Бакалавр экономики,

Финансовый университет при правительстве Российской Федерации

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УРЕГУЛИРОВАНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ США И КИТАЯ В РАМКАХ ВТО

Аннотация

Отношения Китая и США являются важнейшими двусторонними дипломатическими, политическими и экономическими отношениями в мире. Объем товарооборота между этими двумя державами занимает второе место в мире, достигнув в 2012 году 500 миллиардов долларов США. Также стоит отметить, что Китай – крупнейший держатель американского долга.

США тревожит сложившееся в мире впечатление, будто Китай вышел из экономического кризиса значительно укрепившимся, а Америка – сильно ослабевшей. США и Китаем активно используются механизмы в рамках ВТО для разрешения торговых противоречий, которые охватывают разные виды ограничений, связанные со сферами налогообложения, применения антидемпинговых и компенсационных пошлин, защиты прав интеллектуальной собственности и так далее. В то же время, стремление оспорить ограничения уравновешивается иными соображениями внешней политики, связанные с неторговыми вопросами и требующие  двустороннего взаимодействия.

Ключевые слова: торговые отношения, американско-китайское сотрудничество, проблемы, товарооборот.

Pulnov D.K.

Bachelor of Economics,

Financial University under the Government of the Russian Federation

THE MAIN PROBLEMS IN THE DISPUTE SETTLEMENT BETWEEN US AND CHINA IN WTO

Abstract

Relations between China and the US are the most important bilateral diplomatic, political and economic relations in the world. The volume of trade between the two powers is the second largest in the world, reaching in 2012,  500 billion dollars. Also worth noting is that China – the largest holder of US debt.

US concerned about prevailing in the world the impression that China has emerged from the economic crisis has significantly strengthened, and America – greatly weakened. US and China are widely used mechanisms within the WTO to resolve trade conflicts that cover different types of constraints related to the areas of taxation, the application of anti-dumping and countervailing duties, protection of intellectual property rights and so on. At the same time, the desire to challenge the restrictions balanced by other considerations of foreign policy related to non-trade issues and require bilateral cooperation.

Keywords: trade relations, US-Chinese cooperation, issues, commodity turnover.

Введение

Колин Пауэлл при вступлении в январе 2001 года в должность госсекретаря США, характеризуя своей видение внешней политики Соединенных Штатов, назвал КНР не противником, а конкурентом в регионе и торговым партнером: «Китай нам не враг, и мы должны удержать его в этом качестве». Как отмечает Кеннет Либерталь, с вступлением в Белый дом администрация Буша объявила Китай «стратегическим конкурентом».

Китай – один из самых быстрорастущих рынков для США, причем его значение с каждым годом увеличивается. Несмотря на то, что растет американсий торговый дефицит, в том числе в сфере торговли высокотехнологичными товарами, в долгосрочной перспективе развитие торгового и экономического сотрудничества с КНР положительно влияет на экономику США, даже учитывая краткосрочные негативные эффекты для отдельных отраслей [1].

Материалы и методы

В качестве методологической основы исследования выступил комплекс различных методов. Использован системный подход к исследованию торгово- экономических отношений США и Китая, использован традиционный структурно-функциональный анализ отдельных элементов данных отношений. Также использованы общенаучные методы – анализа, синтеза, дедукции, обобщения, аналогии, а также статистические методы исследования.

Обсуждение результатов

Китай и США являются главными экспортерами товаров. Как отмечает в своей работе И.С. Гладков, в период 2001-2013 произошла перегруппировка сил между лидирующими странами в экспорте. Первоначальным трендом стала смена первенствовавших ранее (также в 2001–2002 гг.) США новым главным поставщиком товаров на экспорт – Германией, которой удавалось занимать 1-е место в мире в течение 2003–2008 гг. Затем с 2009 г. самым крупным мировым экспортером товаров становится Китай. Новому лидеру удалось сначала приблизиться к традиционной тройке ведущих поставщиков товаров на мировые рынки – США, Германии, Японии, а позднее (с 2004 г.) вытеснить из нее многолетний «третий номер» – Японию [2].

Итак, в 2013 году впервые в своей истории Китай занял лидирующую позицию в мировой торговле. В прошлом году ему удалось импортировать и экспортировать товаров в сумме более чем на 4 трлн. долларов, что позволило обогнать даже такого крупного игрока как Соединенные Штаты Америки. Хотя перевес в сфере интеллекта остается все еще за США. США торгуют услугами на 1,08 трлн. долларов, в то время как Китай всего на 471 млрд. долларов. Экспорт китайских товаров в прошлом году превысил импорт на 0,26 трлн. долларов. Согласно данным, предоставленным Всемирным банком, вес КНР в глобальной торговле товарами за 13 последних лет вырос втрое, с 3 до 10 процентов.

На американский рынок поступают китайский шелк, текстильные товары, одежда, игрушки, фарфоровая посуда, изделия электроники и т.д.

В обратном направлении, из Америки в Китай, поступают грузовые и легковые машины, строительная техника, сложное технологическое оборудование, станки, системы связи и т.д.

Переговоры с Китаем о вопросе присоединения к Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ) и, затем, во Всемирную торговую организацию стартовали в 1986 году и длились в течение 15 лет [3]. За время переговоров официальными представителями КНР было заявлено, что КНР – развивающая страна и не должна ставиться жесткие условия на ее вступление в организацию. США настаивали, что КНР имеет право вступить в ВТО при условии, если она существенно либерализует свою торговлю. В результате, компромиссное решение было достигнуто: Китаем были взяты обязательства по снижению торговых тарифов и снятию инвестиционных барьеров, сохранению тарифов для определенных чувствительных экономических секторов. Членство Китая в ВТО одобрили на Министерской конференции ВТО в Дохе 10 ноября 2001 г. А 11 ноября 2001 г. КНР проинформировала ВТО о ратификации соглашения, так что 11 декабря 2001 г. – это формальная дата вступления Китая в ВТО. После того, как Китай вступил в ВТО, США в январе 2002 года был предоставлен Китаю режим постоянных нормальных торговых отношений [3].

США поддержали вступление Китая в ВТО, рассчитывая, что либерализация его внутреннего рынка позволит американским корпорациям проникнуть на китайский рынок и здесь начать торговое контрнаступление. Действительно, Китай выполнил большую часть условий и правил ВТО. Но американские корпорации, как и фирмы других развитых стран, получив возможности действовать на китайском внутреннем рынке, не смогли изменить ситуацию в пользу США (в части торговли). По-видимому, им сложно адаптироваться к китайскому рынку, на котором действует огромное число мелких и средних фирм, с характерной для них мобильностью, гибкостью маневра, в рыночной тактике, с низким уровнем затрат на заработную плату и инфраструктуру, что обеспечивает им высокую конкурентоспособность. В результате китайский поток товаров неудержимо накатывается на американские рынки, внушая определенное беспокойство конкурентам (но не потребителям), что получает отражение в умонастроениях правящих кругов страны.

Вопросы двусторонней американо-китайской торговли были предметом различных переговоров между представителями правительств двух стран в последние годы, но ощутимых результатов они не дали.

Как отмечают П.А. Аксенов и Л.Ф. Лебедева, к апрелю 2011 г. Соединенными Штатами было направлено одиннадуать жалоб против действий КНР в Комиссию ВТО по урегулированию споров, часть из которых была удовлетворена. Китаем также было направлено пять жалоб против Соединенных Штатов, касающихся применения антидемпинговых и компенсационных пошлин, ограничений на импорт мяса домашней птицы из КНР, а также защитных мер на импорт шин [3].

Приведем примеры.

  • 09.2010 г. Управлением торгового представителя США была объявлена подача жалобы против Китая о неправильном применении антидемпинговых и компенсационных пошлин на импорт плоского проката электротехнической стали их США.
  • 09.2010 г. Управлением торгового представителя США была направлена жалоба против дискриминации в отношении американских электронных платежных сервисов.
  • 06.2009 г. США был предъявлен иск в отношении экспортных ограничений КНР на сырьевые товары.
  • 12.2010 г. Управлением торгового представителя США была подана жалоба против государственной программы Китая, которая увеличивала субсидии производителям ветряных генераторов и оборудования, использующие компоненты и детали, которые произведены в Китае, взамен ввозимых из-за рубежа.
  • 12.2008 г. США была пожана жалоба против реализации КНР программы «Знаменитое китайское». США утверждали, что производителям предоставляют разного вида экспортные субсидии в виде денежных грантов, низкопроцентных займов, финансирование исследовательских работ и разработок новых товаров на государственном и местном уровнях для повышения узнаваемости китайских брендов за пределами страны. 18 декабря 2009 г. объявили, что о согласии Китаем свернуть данные инициативы.
  • 3 марта 2008 г. Управлением торгового представителя США был подан запрос в Комиссию ВТО по урегулированию споров на проведение консультаций с КНР по вопросам дискриминационной политики в отношении американских компаний, которые предоставляют финансово-информационные услуги в КНР.
  • 10 апреля 2007 г. США была направлена жалоба против несоблюдения Китаем соглашения ТРИПС.

Итак, отношения США и Китая характеризуются напряженностью. Также достаточно вспомнить спор о торговле аудиовиуальной продукцией. Как отмечает Н.В. Платонов, в 2009 г. третейская группа ВТО обнародовала свой многостраничный доклад по спору между США и Китаем в отношении применяемых китайцами ограничений прав торговли аудиовизуальной продукцией. Спор был инициирован США в 2007 г. Американцы обвинили Китай в применении мер, ограничивающих импорт фильмов, DVD, музыки, книг, журналов и других печатных изданий путем наделения правами импортеров данной продукции исключительно специально уполномоченных или контролируемых государством китайских компаний. Кроме того, иностранным фирмам препятствовалось оказывать услуги по распространению этих товаров, что, по мнению американцев, дискриминировало зарубежных дистрибуторов по сравнению с их китайскими конкурентами [4].

Также в конце 2010 г. увеличилась напряженность в отношениях между Китаем и США в валютной сфере. Многие средства массовой информации и официальные лица окрестили это противостояние «валютной войной». Основная претензия США и других развитых стран к Китаю состоит в том, что курс жэньминьби занижен, это дает конкурентные преимущества китайским экспортерам и ограничивает возможности иностранных импортеров [5].

Возможные причины опасения властей США по поводу укрепления китайской валюты:

  • торговые отношения Китая и США. Дешевые китайские товары, по мнению сенаторов, – основная причина дефицита в американо-китайских торговых отношениях, в прошлом году достигшего $ 237 млрд.;
  • внешнеторговое сальдо США. На долю китайских товаров, ввозимых в США, приходится около 60% всего дефицита внешнеторгового сальдо Америки;
  • сильный юань – угроза доллара. Сенатор-демократ Ч. Шумер, автор законопроекта о компенсационных пошлинах, уверен, что слабый юань буквально гробит американских производителей и делает американские товары неконкурентоспособными как на рынке США, так и на мировом рынке;
  • повышение конкурентоспособности товаров США. Сенатор Г. Рид подчеркивает, что компенсационные пошлины на китайские товары не только повысят конкурентоспособность американской продукции, но и создадут новые рабочие места в Америке, что является стратегическим вопросам для быстрейшего выхода национальной экономики из состояния рецессии.

Также понятна позиция КНР, которая прямо указывает на то, что вопрос о недооцененном юане Вашингтон поднимает каждый раз, как только в американской экономике возникают проблемы. Представитель Центробанка Китая указал, что дисбаланс товарооборота между США и КНР имеет не одну причину – ослабленный юань, а несколько разноплановых. Попытка сенаторов не решит внутренних проблем Америки, но грозит развертыванием полномасштабной торговой войны между крупнейшей экономикой и крупнейшим экспортером мира.

Можно сказать, что стратегия  Вашингтона  в  отношении  Пекина  отличается двойственностью.  Проводится  курс,  который направлен на  то,  стимулирование  включения Китая  в  мировые процессы  и  одновременно  сдерживание  его  военной  мощи.  Для  США очень важно  показать  собственным гражданам и всему миру, особенно  Европе,  с  которой Китай  тоже  стремительно  улучшает свои торгоые  и  политические  отношения,  что  Америка  сохраняет  свои  лидирующие  позиции  в  мире,  несмотря  на  то,  что  позиции  США  и  в  экономике,  и  в  политике  более  уязвимы,  чем  у  КНР [6].

Первый аспект стратегии – эскалация. Не самая позитивная перспектива, акцентирующая внимание на сохранении конфронтационных алгоритмов «холодной войны» в регионе, на инертности американо-китайских отношений, что в обозримом будущем может привести к необходимости активизации сдерживания Америкой военно-политических амбиций Китая [7].

Второй – превентивное сотрудничество. Один из ведущих китайских исследователей Янь Сюэтун выдвигает концепцию, согласно которой в ближайшие пять лет конфигурация «одна сверхдержава – несколько сильных держав» трансформируется в более вероятный и актуальный аналог «две сверхдержавы – несколько сильных держав» [8, с. 93].

Соединенные  Штаты  для  Китая  –  это  огромный  рынок  для  сбыта  своей  продукции,  и  этот  рынок  очень  трудно  кем-либо  заменить, хотя КНР стремится продавать  свои  продукты и товары  на  разных  мировых  рынках –  в  Европе,  в  развивающихся  странах,  а  также  в  России.  Но  все-таки  американский  рынок  для  них  самый  главный  и  самый  выгодный.  Китай  в  торговле с США имеет огромный профицит, который  превращается  в  его  золотовалютные  запасы.  С  другой  стороны,  только  Соединенные  Штаты,  и  в  какой-то  степени  Европа,  обладают  высокими  и  современными  технологиями,  которые  необходимы  Китаю,  чтобы  стать  мировой  державой.

Очевидно, что сегодняшнее поведение Вашингтона – провозглашение политики «возвращения» в АТР – вполне понятно и обосновано со стратегической точки зрения. В то же время в отношении рассматриваемого региона можно говорить (как и во многих других случаях) о тезисе «миссии США» в истории человечества, идее американской исключительности и особого, «высшего» предназначения Америки (корни этой идеи уходят еще к середине XVII в.) [9]. Такой вывод можно сделать, проанализировав заявления Х. Клинтон о наступлении «тихоокеанского века для Америки» [10] и готовности Вашингтона принять на себя лидерство в АТР, идя навстречу пожеланиям партнеров и союзников в регионе.

Проще говоря, США в АТР начинают реализовывать уже опробованную на Российской Федерации и постсоветском пространстве схему «опоясывания» государства (в данном случае КНР) лояльными к американскому правительству странами. Однако подобная политика в рассматриваемом регионе имеет осложняющий элемент: Вашингтон налаживает связи и заключает договоры в том числе с теми государствами, которые вовлечены в территориальные споры с Китаем. Здесь можно привести пример подписания Манильской декларации, учитывая вновь разгоревшийся между Манилой и Пекином конфликт вокруг находящегося под филиппинской юрисдикцией рифа Скарборо. Еще один пример – визит в 2012 г. министра обороны США Л. Панетты во Вьетнам, который также является участником спора с Китаем относительно принадлежности островов в Южно-Китайском море [10].

Многими аналитиками оцениваются шансы США на реализацию новой тихоокеанской стратегии, направленной на изоляцию Китая, как довольно ограниченные. Уже упомянутое «Тихоокеанское партнерство» устанавливает достаточно высокие стандарты [7]. Таким образом, перспективы интеграции восточноазиатских государств в соответствии с данной программой весьма туманны. К тому же, активизации внешнеполитического курса Соединенных Штатов в отношении стран АТР могут препятствовать некоторые трудности: противоречия с Россией по европейской ПРО и по Сирии, потребность попрежнему активно участвовать в процессах переустройства Ближнего Востока, а также продолжающие обостряться противоречия с Пакистаном и их влияние на урегулирование ситуации в Афганистане [11].

Несмотря на приведенные факты, можно заметить, что Вашингтоном и Пекином по политическим и экономическим причинам прилагаются все силы для недопущения конфликта. Здесь следует обратить внимание на примирительный тон внешнеполитических заявлений американского руководства. При оценке атмосферы на состоявшемся в Сингапуре диалоге «Шангри-Ла» (июнь 2012 г.), китайские издания отмечают, что, вопреки ожиданиям, «деэскалация» была ключевым словом саммита, а вопрос споров в Южно-Китайском море не был ключевым звеном дискуссий [12].

Что касается торговых отношений США и Китая, то оба государства стремятся реализовать двусторонние проекты в сфере новейших технологий. Товарооборот Китая и США в 2013 году составил свыше 600 млрд. дол. Эта цифра является беспрецедентной в истории. Экспорт в экономике Китая составляет третью часть, при этом больше половины – это экспортная продукция из США.

Доля высокотехнологического импорта из КНР в США постоянно растет.

Таким образом, экономики двух стран становятся все более взаимозависимы. Но в то же время США глубоко обеспокоены относительно определенных аспектов в торговой политике Китая (например, установленных экспортных ограничений на сырье, субсидирования китайских компаний, которые работают на рынке Америки и т.п.).

Заключение

Торговые отношения США и Китая на сегодняшний день имеют  глобальное  значение. Размеры  экономик,  объемы  торговых  и  инвестиционных потоков,  генерируемые данными странами,  и  их  технологический  потенциал,  говорят  о  ключевой  роли  Соединенных Штатов и КНР для мировой экономики. Именно  эффективность их двустороннего  взаимодействия  и  решения  текущих  экономических  противоречий  определит стабильность  развития  мирохозяйственных связей.

Развитие торговли между США и Китаем могут привести даже к созданию зоны свободной торговли между этими двумя странами. Хотя специалисты считают, что зона свободной торговли ЕС – США – это как раз таки союз против Китая. Ведь Китай может стать соперником для Америки, вроде СССР в свое время, и это может привести даже к холодной войне, разница лишь в том, что Китай станет помимо политического еще и экономическим противником.

Литература

  1. Аксенов П.А. современные тенденции в торговле товарами и услугами между США и Китаем // Россия и Америка в XXI веке. 2013. № 3. С. 9.
  2. Гладков И.С. Международная товарная торговля в 2001-2013 гг.: тренды в группе лидеров // Власть. 2014. № 5. С. 15-18.
  3. Аксенов П.А., Лебедева Л.Ф. Торгово-экономические противоречия США и Китая в рамках всемирной торговой организации // Россия и Америка в XXI веке. 2012. № 1. С. 11-12.
  4. Платонов Н.В. о решении ВТО по спору об ограничении Китаем прав торговли аудиовизуальной продукцией // Российский внешнеэкономический вестник. 2010. № 3. С. 3-11.
  5. Харитонова Ю.А., Тактуева А.Г. Противостояние Китая и США: Валютная «война» или конкурентная борьба // Вестник Уральского института экономики, управления и права. 2011. № 1. С. 32-37.
  6. Дында А.В., Жередий Ю.С. Особенности экономических отношений США и КНР // Экономика и современный менеджмент: теория и практика. 2013. № 31. С. 75-79.
  7. Мамонов М.В. Возможна ли война между Америкой и Китаем // Международные процессы, 2012. № 2 (29).
  8. Мамонов М.В. Потенциал конфликтности китайско-американских отношений // Обозреватель-Observer. 2012. № 11. С. 88–96.
  9. Стегареску М.Н., Арсентьева И.И. Китайский вектор внешнеполитической стратегии США // Россия и Китай: проблемы стратегического взаимодействия: сборник Восточного центра. 2012. № 11. С. 20-23.
  10. Clinton H. America’s Pacific Century // Foreign Policy. – November 2011. [Электронный ресурс]: Журнал Зарубежная политика. URL: https://bit.ly/2LrGZTH (дата обращения: 17.01.2015)
  11. Ковбасюк А.Р. Китайский фактор во внешней политике США: возможна ли война двух держав? // Актуальные проблемы современных международных отношений. 2013. № 2. С. 38-42.
  12. De-escalating “key word” at Summit // China Daily. – June 04, 2012.

References

  1. Aksenov P.A. sovremennye tendencii v torgovle tovarami i uslugami mezhdu SShA i Kitaem // Rossija i Amerika v XXI veke. 2013. № 3. S. 9.
  2. Gladkov I.S. Mezhdunarodnaja tovarnaja torgovlja v 2001-2013 gg.: trendy v gruppe liderov // Vlast’. 2014. № 5. S. 15-18.
  3. Aksenov P.A., Lebedeva L.F. Torgovo-jekonomicheskie protivorechija SShA i Kitaja v ramkah vsemirnoj torgovoj organizacii // Rossija i Amerika v XXI veke. 2012. № 1. S. 11-12.
  4. Platonov N.V. o reshenii VTO po sporu ob ogranichenii Kitaem prav torgovli audiovizual’noj produkciej // Rossijskij vneshnejekonomicheskij vestnik. 2010. № 3. S. 3-11.
  5. Haritonova Ju.A., Taktueva A.G. Protivostojanie Kitaja i SShA: Valjutnaja «vojna» ili konkurentnaja bor’ba // Vestnik Ural’skogo instituta jekonomiki, upravlenija i prava. 2011. № 1. S. 32-37.
  6. Dynda A.V., Zheredij Ju.S. Osobennosti jekonomicheskih otnoshenij SShA i KNR // Jekonomika i sovremennyj menedzhment: teorija i praktika. 2013. № 31. S. 75-79.
  7. Mamonov M.V. Vozmozhna li vojna mezhdu Amerikoj i Kitaem // Mezhdunarodnye processy, 2012. № 2 (29).
  8. Mamonov M.V. Potencial konfliktnosti kitajsko-amerikanskih otnoshenij // Obozrevatel’-Observer. 2012. № 11. S. 88 – 96.
  9. Stegaresku M.N., Arsent’eva I.I. Kitajskij vektor vneshnepoliticheskoj strategii SShA // Rossija i Kitaj: problemy strategicheskogo vzaimodejstvija: sbornik Vostochnogo centra. 2012. № 11. S. 20-23.
  10. Clinton H. America’s Pacific Century // Foreign Policy. – November 2011. [Jelektronnyj resurs]: Zhurnal Zarubezhnaja politika. URL: https://bit.ly/2LrGZTH (data obrashhenija: 17.01.2015)
  11. Kovbasjuk A.R. Kitajskij faktor vo vneshnej politike SShA: vozmozhna li vojna dvuh derzhav? // Aktual’nye problemy sovremennyh mezhdunarodnyh otnoshenij. 2013. № 2. S. 38-42.
  12. De-escalating “key word” at Summit // China Daily. – June 04, 2012.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.