Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.62.057

Скачать PDF ( ) Страницы: 11-13 Выпуск: № 08 (62) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Двинин Д. Ю. ОЦЕНКА СУЩЕСТВЕННОСТИ МАТЕРИАЛЬНОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ РЕГИОНОВ РОССИИ / Д. Ю. Двинин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 1. — С. 11—13. — URL: https://research-journal.org/economical/ocenka-sushhestvennosti-materialnoj-intensivnosti-elektroenergetiki-regionov-rossii/ (дата обращения: 19.04.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.62.057
Двинин Д. Ю. ОЦЕНКА СУЩЕСТВЕННОСТИ МАТЕРИАЛЬНОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ РЕГИОНОВ РОССИИ / Д. Ю. Двинин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 1. — С. 11—13. doi: 10.23670/IRJ.2017.62.057

Импортировать


ОЦЕНКА СУЩЕСТВЕННОСТИ МАТЕРИАЛЬНОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ РЕГИОНОВ РОССИИ

Двинин Д.Ю.

Кандидат экономических наук, Челябинский государственный университет

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 16-36-00060 мол_а

ОЦЕНКА СУЩЕСТВЕННОСТИ МАТЕРИАЛЬНОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ РЕГИОНОВ РОССИИ

Аннотация

В статье представлены результаты анализа положения в российских регионах с наибольшей и наименьшей ресурсоемкостью электроэнергетики. Оценка ресурсоемкости (материальной интенсивности) осуществлялась с помощью суммарных MI (Material Input) – чисел, антропогенное влияние определялось через оценку эмиссии парниковых газов. Определены элементы экосистем подверженные существенному антропогенному влиянию в регионах с наибольшей материальной интенсивностью производимой электроэнергии. Осуществлен сравнительный   анализ с целью выявления причин зависимости между эмиссией парниковых газов и удельным уровнем ресурсоемкости электроэнергетики, а также закономерностей обусловленных негативным антропогенным влиянием. Исследование позволило выявить причины существенной и несущественной материальной интенсивности электроэнергетики некоторых субъектов Российской Федерации.

Ключевые слова: антропогенное влияние, природная среда, ресурсопотребление, материальная интенсивность, электроэнергетика.

Dvinin D.Y.

PhD in Economics, Chelyabinsk State University

The reported study was funded by RFBR according to the research project No. 16-36-00060 мол_а

EVALUATION OF THE SIGNIFICANCE OF THE MATERIAL INTENSITIVITY OF THE ELECTRIC POWER ENGINEERING IN THE REGIONS OF RUSSIA

Abstract

The article presents the results of the analysis of the situation in the Russian regions with the largest and the smallest resource intensity of the electric power industry. The estimation of resource intensity (material intensity) was carried out with the help of the total MI (Material Input) numbers while anthropogenic influence was determined through the estimation of greenhouse gas emissions. Elements of ecosystems susceptible to significant anthropogenic influences are determined in regions with the greatest material intensity of electricity produced. Comparative analysis has been carried out to identify the causes of the relationship between the emission of greenhouse gases and the specific level of resource intensity of the electric power industry, as well as the patterns caused by negative anthropogenic influences. The study enabled identifying the reasons for the substantial and insignificant material intensity of the electric power industry of some constituent entities of the Russian Federation.

Keywords: anthropogenic impact, natural environment, resource consumption, material intensity, electric power industry.

Вопросы оценки ресурсоемкости в настоящее времени приобретают особое значение, поскольку избыточное использование ресурсов влияет на общую стоимость готовой продукции, существенно увеличивая издержки, и при этом оказывает дополнительное антропогенное влияние. Изменение существующих вещественно-энергетических потоков в экосистемах является определяющим фактором, влияющим на их общее состояние, именно их трансформация выводит экосистемы за пределы устойчивости [10]. Электроэнергетика является базовой отраслью экономики наиболее значительно оказывающей влияние на состояние природной среды, что связано как со сжиганием топлива теплоэлектростанциями, так и обуславливается процессами добычи и переработки топлива. В итоге, рациональное ресурсопотребление становится значимым условием позволяющим достичь устойчивого развития.

Природоохранное значение рационального ресурсопотребления заключается в том, что уменьшение общего уровня потребления сырьевых ресурсов ведет и к улучшению ситуации в экологической сфере, особое значение это имеет для такой базовой отрасли экономики как электроэнергетика, представленной практически во всех регионах России [6]. Кроме того, при наличии относительно невысоких ставок экологических платежей, уменьшение ресурсопотребления рассматривается и как некоторый экономический стимул для осуществления природоохранных мероприятий, поскольку ресурсы в большинстве своем имеют рыночную цену, что является достаточно существенным фактором. В настоящее время в качестве экологических нормативов вводятся наилучшие доступные технологии (НДТ). Для оценки НДТ может использоваться такой показатель как удельный уровень использования ресурсов на произведенную единицу продукта, для электроэнергетики это затраты на киловатт-час. Поскольку в электроэнергетике ресурсы представлены различной номенклатурой, государственным органам управления природопользованием и энергетическим компаниям необходим общий критерий, который позволял бы одновременно оценивать объем ресурсопотребления и негативного антропогенного влияния. Среди особенностей электроэнергетики необходимо отметить, что его природоохранную эффективность потребуется определять также через взаимосвязь удельной ресурсоемкости и выбросов парниковых газов, поскольку приняты различные международные и национальные планы действий по противодействию климатическим изменениям [8], [9]. В статье рассмотрены регионы России, имеющие наибольшие и наименьшие величины удельной материальной интенсивности при производстве электрической энергии, определена зависимость между выбросами парниковых газов и уровнем ресурсопотребления.

Оценка ресурсопотребления осуществлялась через показатель суммарных MI (Material Input) – чисел [1], [3]. В отличии от традиционных [2],  суммарные MI–числа дают возможность оценить общее количество использованных ресурсов, которые требуются для изготовления различной продукции [4], в данном случае одного кВт/ч произведенного на электростанциях того или иного региона [7]. Необходимо отметить, что использование при анализе сразу всех категорий затрудняет принятие каких-либо управленческих решений в регионе [5]. Для исправления данной ситуации возможно объединение только материальных потоков обуславливающих дальнейшие выбросы парниковых газов, в результате становится возможным потребляемые природные ресурсы сводить к некоторой единой величине. Это дает возможность проводить совместно, проводить оценку ресурсопотребления и углеродной эффективности, в данной работе, суммарные MI-числа использовались как общий эколого-экономический показатель.

В соответствии с указанными методиками, в исследовании был осуществлен сравнительный анализ удельной ресурсоемкости и уровня осуществляемых выбросов парниковых газов, выявлены регионы, где электроэнергетика имеет наибольшую материальную интенсивность (более 1 кг/кВт.ч) и соответственно оказывает значительное антропогенное влияние.

Следует выделить закономерность, что наибольшая удельная ресурсоемкость отмечается в регионах с крупными ТЭС, работающими на буром угле: Приморский край, Забайкальский край, Красноярский край, Бурятия,  Омская область, Челябинская область, Рязанская область, и ряд других. Это обуславливает и достаточно большое воздействие на окружающую среду, о чем свидетельствует высокая эмиссия парниковых газов, в указанных регионах (за исключением Красноярского края, где еще широко представлена и гидроэнергетика) она выше 0,8 кг/кВт.ч СО2-экв. Использование угля ведет к воздействию на атмосферные, абиотические, биотические и почвенные ресурсы, таким образом производство электрической энергии оказывает наиболее значимое негативное антропогенное влияние.

Электроэнергетика регионов имеющих наименьшую материальную интенсивность (менее 0,5 кг/кВт.ч) соответственно оказывает минимальное антропогенное влияние. В результате проведенной работы выявлена закономерность, подтверждающая, что наименьшая ресурсоемкость связана с гидроэнергетикой и атомной энергетикой, а также ТЭС, работающими на природном газе. Незначительные величины (0 кг/кВт.ч) присутствуют в регионах относящихся к Северо-Кавказскому федеральному округу, где производство электричества представлено исключительно гидроэлектростанциями, в результате чего у них наблюдается и абсолютное отсутствие какой-либо эмиссии парниковых газов. Сюда относятся Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Ингушетия, Чеченская республика. Следует выделить, что высокий уровень присутствия гидроэлектроэнергетики приводит и к достаточно высокому негативному влиянию на экосистемы водоемов, что отражается в показателе MI-чисел для воды. В Курской, Смоленской, Саратовской, Мурманской и Ленинградской областях существенное влияние оказывает присутствие атомных электростанций. Они имеют относительно небольшие величины удельной эмиссии парниковых газов, в диапазоне от 0,02 кг/кВт.ч СО2-экв. до 0,3 кг/кВт.ч СО2-экв., и средние показатели материальной интенсивности, выражаемые суммарными MI-числами, от 0,24 кг/кВт.ч до 0,77 кг/кВт.ч. Данный факт объясняется существенным антропогенным влиянием, которое осуществляется при производстве топлива для атомной энергетики.

Проведенное исследование позволило выявить взаимосвязь ресурсоемкости с антропогенным влиянием, что отражается в существующем уровне выбросов парниковых газов. ТЭС, работающие на угле, значительно расходуют почвенные, биотические ресурсы, абиотические и атмосферные ресурсы. Суммарные MI-числа позволили выявить закономерность высокого антропогенного влияния при производстве ядерного топлива, при этом удельная эмиссия от атомной энергетики не значительна. MI-числа воды, выражающие удельное количество водных ресурсов, на которых оказывается воздействие, позволяют провести оценку антропогенного влияния гидроэлектроэнергетики. При сравнении с ГЭС расположенными в горной местности, выявлена закономерность существенного негативного воздействия малых и средних гидроэлектростанций, которые расположены на равнине. В итоге, осуществление анализа ресурсоемкости при производстве электрической энергии позволяет проводить оценку негативного антропогенного влияния.

Список литературы / References

  1. Giljum S. A comprehensive set of resource use indicators from the micro to the macro Level // Resources, Conservation and Recycling. – 2011. – Vol. 55p. – Pp. 300–308.
  2. Schiller F. Linking material and energy flow analyses and social theory // Ecological – 2009. – 68. – Pp. 1676 –1686.
  3. Schmidt-Bleek F. Das MIPS-Konzept. Weniger Naturverbrauch, mehr Lebensqualitat durch Faktor 10. – Droemer Knaur, Munchen, 1998. – 320 p.
  4. Двинин Д.Ю. Использование MI (Material Input)-чисел при планировании ресурсосбережения в системах экологического менеджмента региона // Экономика природопользования. – 2014. – №4. – С. 38-48
  5. Двинин Д.Ю. Планирование в экологическом менеджменте с целью осуществления регионального ресурсосбережения // Вестник Челябинского государственного университета. – 2010. – №8. – С. 11-14
  6. Информационный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru (дата обращения 03.06.2017)
  7. Основы теории эко-эффективности / Под ред. О.И. Сергиенко, Х. Рона. – СПб: СПбГУНиПТ, 2004. – 223 с.
  8. Методология кадастра антропогенных выбросов парниковых газов для региона / Отчет подготовлен консорциумом во главе с IFC. – Брюссель: ТАСИС, 2009. – 89 с.
  9. Руководящие принципы национальных инвентаризаций парниковых газов МГЭИК, 2006 г. Том 2. Энергетика/ Под ред. С. Игглестона. – Хаяма, Япония: ИГЕС, 2006. – 321 с.
  10. Современные методологические подходы к междисциплинарным исследованиям территориальных социо-эколого-экономических систем / Отв. ред. В.Н. Белкин. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, ЧелГУ, 2014. – 133 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Giljum S. A comprehensive set of resource use indicators from the micro to the macro Level // Resources, Conservation and Recycling. – 2011. – Vol. 55p. – P. 300–308.
  2. Schiller F. Linking material and energy flow analyses and social theory // Ecological – 2009. – 68. – P. 1676 –1686.
  3. Schmidt-Bleek F. Das MIPS-Konzept. Weniger Naturverbrauch, mehr Lebensqualitat durch Faktor 10. – Droemer Knaur, Munchen, 1998. – 320 p.
  4. Dvinin D.Y. Ispolzovanie MI (Material Input)-chisel pri planirovanii resursosberezhenija v sistemah jekologicheskogo menedzhmenta [Using MI (Material Input) -numbers when planning resource systems of environmental management in the region] // Jekonomika prirodopolzovanija [Environmental Economics]. – 2014. – № 4. – P. 38-48. [in Russian]
  5. Dvinin D.Y. Planirovanie v ehkologicheskom menedzhmente s celyu osushchestvleniya regionalnogo resursosberezheniya [Planning in environmental management to implement regional resource] // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of the Chelyabinsk state University]. – 2010. – № 8. – P. 11-14. [in Russian]
  6. Informacionnyj sajt Federalnoj sluzhby gosudarstvennoj statistiki [Information site of the Federal Service of State Statistics], Available at: http://www.gks.ru, (accessed: 07.06.2016). [in Russian]
  7. Osnovy teorii jeko-jeffektivnosti [Fundamentals of the theory of eco-efficiency] / Pod red. O.I. Sergienko, H. Rona [Edited by O.I. Sergienko, H. Rhone]. – SPb: SPbGUNiPT, 2004. – 223 p. [in Russian]
  8. Metodologiya kadastra antropogennyh vybrosov parnikovyh gazov dlya regiona [The methodology of the inventory of anthropogenic emissions of greenhouse gases for the region] / Otchet podgotovlen konsorciumom vo glave s IFC [The report was prepared by consortium led by IFC]. – Brussels: TACIS, 2009. – 89 p. [in Russian]
  9. Rukovodjashhie principy nacionalnyh inventarizacij parnikovyh gazov MGJeIK, 2006 g. Tom 2. Jenergetika [Guidelines for National Greenhouse Gas Inventories of the IPCC, 2006 Volume 2. Energy] / Pod red. S. Igglestona [Edited by S. Eggleston]. – Hajama, Japonija: IGES, 2006. – 321 p. [in Russian]
  10. Belkin V.N. Sovremennye metodologicheskie podhody k mezhdisciplinarnym issledovaniyam territorialnyh socio-ehkologo-ehkonomicheskih sistem [Modern methodological approaches to interdisciplinary research of territorial socio-ecological-economic systems]. Ekaterinburg: Institut ehkonomiki UrO RAN [Institute of Economics, Ural Branch of Russian Academy of Science], 2014. – 133 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.