Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.102.12.077

Скачать PDF ( ) Страницы: 41-45 Выпуск: № 12 (102) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Кулова М. Р. ФИНАНСОВЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ НАУЧНОГО ПОТЕНЦИАЛА РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ / М. Р. Кулова, Е. Ю. Иванова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 3. — С. 41—45. — URL: https://research-journal.org/economical/finansovye-aspekty-razvitiya-nauchnogo-potenciala-respubliki-severnaya-osetiya-alaniya/ (дата обращения: 25.01.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.077
Кулова М. Р. ФИНАНСОВЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ НАУЧНОГО ПОТЕНЦИАЛА РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ / М. Р. Кулова, Е. Ю. Иванова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 3. — С. 41—45. doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.077

Импортировать


ФИНАНСОВЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ НАУЧНОГО ПОТЕНЦИАЛА РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ

ФИНАНСОВЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ НАУЧНОГО ПОТЕНЦИАЛА
РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ

Научная статья

Кулова М.Р.1, *, Иванова Е.Ю.2

1 ORCID: 0000-0002-1681-037X;

1, 2 Владикавказский научный центр РАН, Владикавказ, Россия

* Корреспондирующий автор (kulova-m[at]inbox.ru)

Аннотация

Одним из главных факторов формирования и эффективного использования научного потенциала региона являются объемы и механизмы его финансирования. Цель нашего исследования состоит в изучении текущего финансового состояния научного потенциала Республики Северная Осетия –Алания и разработке предложений по финансовым аспектам развития научного потенциала региона. В ходе исследования применялись методы статистического и сравнительного анализа.

Достижение стратегических целей и формирование образовательно-технологического кластера требует большей господдержки науки органами власти РСО-Алания, реализации программы стимулирования внебюджетного финансирования науки на региональном уровне и активизации привлечения частного капитала в эндаумент-фонды. Увеличение доли внутренних затрат на исследования и разработки в республике, по нашим оценкам, до 0,6% ВРП вкупе с организационным обеспечением научно-технологического развития значительно активизирует научно-технический потенциал региона.

Ключевые слова: научный потенциал, финансирование, развитие, регион, Республика Северная Осетия-Алания.

FINANCIAL ASPECTS OF DEVELOPING THE SCIENTIFIC POTENTIAL
OF THE REPUBLIC OF NORTH OSSETIA-ALANIA

Research article

Kulova M.R.1, *, Ivanova E.Yu.2

1 ORCID: 0000-0002-1681-037X;

1, 2 Vladikavkaz Research Center of the Russian Academy of Sciences, Vladikavkaz, Russia

* Corresponding author (kulova-m[at]inbox.ru)

Abstract

One of the main factors in the formation and effective use of the scientific potential of a region is the volume and mechanisms of its financing. The purpose of this research is to study the current financial state of the scientific potential of the Republic of North Ossetia-Alania and to develop proposals on financial aspects of the development of the scientific potential of the region. The research utilizes the methods of statistical and comparative analysis.

The achievement of strategic goals and the formation of an educational and technological cluster requires greater state support of the scientific community by the authorities of the Republic of North Ossetia-Alania as well as the implementation of a program to stimulate extra-budgetary financing of scientific activities at the regional level, and the attraction of private capital for the endowment funds.  According to the estimations of the study, an increase in the share of domestic expenditures on research and development in the republic up to 0.6% of GRP along with organizational support for scientific and technological development would significantly activate the scientific and technical potential of the region.

Keywords: scientific potential, financing, development, region, Republic of North Ossetia-Alania.

Безусловным приоритетом развития экономики региона на современном этапе выступает активизация научного потенциала территории, заявленная одной из главных целей в стратегиях социально-экономического развития многих российских субъектов. В частности, Закон Республики Северная Осетия-Алания от 18.09.2019 №60 «О Стратегии социально-экономического развития РСО-Алания до 2030 г.» предусматривает в качестве стратегической цели реализацию инновационного потенциала республики в приоритетных направлениях социально-экономического развития на основе высокого качества фундаментальных и прикладных исследований.

 Одним из главных факторов формирования и эффективного использования научного потенциала региона являются объемы и механизмы его финансирования.

Цель нашего исследования состоит в изучении текущего финансового состояния научного потенциала Республики Северная Осетия –Алания и разработке предложений по финансовым аспектам развития научного потенциала региона. В ходе исследования применялись методы статистического и сравнительного анализа.

Как известно, существуют разные подходы к определению «научный потенциал». На наш взгляд, вполне релевантной можно признать трактовку научного потенциала как системы новых знаний, технологий и других результатов научно-исследовательских работ, а также системы образовательных организаций и научно-исследовательских институтов [1, С. 997]. Именно последнее, сеть научно-исследовательских и образовательных организаций, научные кадры, составляют неотъемлемую составляющую категории «научный потенциал», помимо, собственно, самих научно-технических достижений [2].

Один из наиболее важных статистических показателей финансирования науки — это показатель внутренних затрат на научные исследования и разработки [3, С. 61].

Рассмотрим динамику внутренних затрат на исследования и разработки в процентах к ВРП в регионах СКФО за 2010-2018 гг. (см. таблицу 1). Как видно из таблицы 1, доля внутренних затрат на исследования и разработки в различных субъектах Северного Кавказа в 2010 г. и 2018 г. отличается незначительными колебаниями, ростом расходов, например, в КЧР (с 0,62% до 0,67%), Ставропольском крае (с 0,27% до 0,29%), РИ (с 0,09% до 0,19%), и снижением доли расходов на НИР в РСО-А (с 0,31% до 0,26%) и др. субъектах. Если в Карачаево-Черкессии, наиболее благополучном регионе в СКФО по доле расходов на НИР (0,67%), объём расходов на науку в 2 раза ниже среднероссийского уровня (1,2-1,4% ВВП), то в Северной Осетии, занимающей, в общем-то, не худшие позиции в этом распределении, доля расходов на НИР в 4 раза ниже среднероссийского показателя. Очевидно, что по сравнению со средней долей внутренних затрат на НИР в российских регионах расходы на науку в СКФО в пределах 0,3% ВРП выглядят явно заниженными и во многом ограничивающими развитие современных наукоемких производств в макрорегионе. С учётом стратегической цели социально-экономического развития Северной Осетии, выраженной в реализации инновационного потенциала республики, необходим рост доли расходов на науку в ВРП хотя бы до уровня лидера в СКФО – Карачаево-Черкессии (0,6% ВРП).

 

Таблица 1 – Доля внутренних затрат на исследования и разработки в регионах СКФО

  2010 г. , в % к ВРП 2018 г. , в % к ВРП
РФ 1,39 1,21
РД 0,25 0,19
РИ 0,09 0,19
КБР 0,57 0,49
КЧР 0,62 0,67
РСО-Алания 0,31 0,26
ЧР 0,16 0,14
Ставропольский край 0,27 0,29

 

Распределение объёмов внутренних затрат на НИР в регионах СКФО (см. рисунок 1) достаточно сильно варьирует, например от максимальных значений в Ставропольском крае (1996,2 млн. руб. в 2019 г.) до минимальных значений в Ингушетии (108 млн. руб. в 2019 г.).

 

23-12-2020 17-03-08

Рис. 1 – Внутренние затраты на НИР по субъектам СКФО, млн. руб.

 

При растущих объёмах затрат на НИР в субъектах макрорегиона в течение 2010-2019 гг. в основном сохраняется их первоначальное распределение: на 1 месте-Ставропольский край, на 2 месте – РД, на 3 месте-КБР, на 4 месте-КЧР, на 5 месте – РСО-Алания, на 6 месте-ЧР, на 7 месте – РИ.

Распределение внутренних затрат на НИР в расчёте на 1 исследователя, например, за 2019 г. имеет несколько иной вид: на 1 месте – КЧР (1,27 млн. руб.), на 2 месте – ЧР (1,6 млн. руб.), на 3 месте-Ставропольский край (1,35 млн. руб.), на 4 месте – КБР (1,27млн. руб.), на месте РСО-Алания (1,21 млн. руб.), на 6 месте – РД (1,02 млн. руб.), на 7 месте – РИ (0,96 млн. руб.). Как видно из приведённых данных, величина внутренних затрат на 1 исследователя в регионах СКФО в сравнении со среднероссийским показателем внутренних затрат на НИР (3,259 млн. руб.) в 2-3 раза меньше.

Такой разрыв в финансировании науки в российских регионах, в целом, и в северокавказском макрорегионе, в частности, предопределяет более низкий уровень оплаты труда и материально-технической обеспеченности в научных организациях и их меньшую эффективность [4].

В структуре внутренних затрат на НИР (см. рисунок 2) в большинстве российских регионов основным источником финансирования остаются средства государства. Динамика внутренних затрат по источникам финансирования за 2010-2018 гг. наглядно показывает относительно небольшое сокращение средств государства в России в целом с 70,3% в 2010 г. до 67% в 2018г. Очень высокая доля средств государства в финансировании НИР в Северной Осетии также имеет тенденцию к сокращению от 97,8% в 2013 г. до 85% в 2018 г. Доля средств предпринимательского сектора варьирует в РФ от 25,5% в 2010 г. до 30% в 2017 г., в РСО-Алания- от 15% в 2011 г. до 1,4% в 2013 г. и 12% в 2017 г. Что касается доли средств вузов в затратах на НИР, то и в России в целом, и в Северной Осетии в частности эти расходы не играют существенной роли в общем объёме финансирования: 0,5%-1,2% в РФ, 0,5%-1,7% в РСО-Алания. Также незначительна и доля средств частных коммерческих организаций, в пределах 0,1%-0,3% в РФ и 0,3%-1% в РСО-Алания. Средства иностранных источников в РФ снизились от 4,3% в 2011 г. до 2,3% в 2018 г., в РСО-Алания их не было вообще.

Очевидно (см. рисунок 2), что более крутая ломаная динамики средств государства и предпринимательского сектора в Северной Осетии отражает менее устойчивый характер финансирования в регионе и зависимость от различных обстоятельств.

 

23-12-2020 17-03-35

Рис. 2 – Динамика внутренних затрат на НИР по источникам финансирования в России в целом и в РСО-Алания, %.

 

Таким образом, средства предпринимательского сектора, вузов и др. пока не стали очень весомыми источниками финансирования науки, в отличие от многих зарубежных стран со значительным преобладанием средств бизнеса над средствами государства, как, например, в Германии (в 4,9 раза), в Швейцарии (в 79 раз) [5, С.1207].

На наш взгляд, вопрос о том, является ли для России фундаментальной проблема соотношения бюджетных ассигнований и средств предпринимательского сектора в финансировании науки, должен решаться в контексте выбора той или иной стратегии развития государства. Тем не менее, следует согласиться с мнением о том, что рост частных расходов требует принятия законов, предусматривающих использование разнообразного инструментария для стимулирования бизнеса в этом направлении [6]. Иначе будет, как и сейчас, когда даже в Москве, где имеется высокая концентрация высококвалифицированных научных кадров и успешных научно-исследовательских организаций, удельный вес бюджетных средств превышает среднероссийский уровень. Неким примером в этом смысле может быть Калужская область, экономически развитый регион, в котором доля бюджетных средств с 2010 г. по 2019 г. существенно снизилась с 60,2% до 46,9%.

Северная Осетия, как и большинство регионов Северного Кавказа, сохраняет бюджетную зависимость финансирования НИР более, чем на 70%.

 

Таблица 2 – Удельный вес бюджетных средств во внутренних затратах на исследования и разработки в субъектах РФ

  2010, % 2014, % 2019, %
РФ 68,8 67.1 64,3
Москва 75,1 75,8 71,5
РД 73,9 77 69,5
РИ 100 100 63,7
КБР 83,5 65,7 87,3
КЧР 91,1 80,8 80,3
РСО-А 79,5 71.6 74,1
ЧР 93,9 54,5 85,7
Ставрополь. край 54,3 45,9 52
Калужская обл. 60,2 62,5 46,9

 

Реализация научного потенциала региона происходит в единой системе «наука-научная идея- производство» и опирается на социально-экономические условия инновационной деятельности территории [7, С.117].

В исследовании «Рейтинг инновационного развития субъектов РФ. Вып.6.2019» [8, С.32] по значению научно-технического потенциала, охватывающему финансирование НИР, кадры и результативность НИР, субъекты СКФО оказались в широком коридоре рейтинга от 42 места КЧР до 83 места РИ (см. таблицу 3). Северная Осетия заняла 59 место по научно-техническому потенциалу, включая 77 место по финансированию научных исследований, 59 место по кадрам науки и 18 по результативности НИР.

 

Таблица 3 – Рейтинг субъектов СКФО по научно-техническому потенциалу, 2018 (место в рейтинге)

  Ранг научно-технического потенциала Финансирование научных исследований Кадры науки Результативность научных исследований и разработок
Ставрополь. Край 48 61 13 56
КБР 67 76 21 59
КЧР 42 44 44 39
РСО-А 59 77 59 18
ЧР 68 63 42 70
РД 56 74 28 48
РИ 83 84 24 83

 

В отличие от КЧР с её сбалансированными показателями научно-технического потенциала научных исследований, в РСО-А эксперты фиксируют значительный разрыв между относительно низким уровнем финансирования НИР и высокими научными результатами, хорошей публикационной и патентной активностью. Дисбаланс между лучшими оценочными показателями научных кадров и худшей результативностью НИР, присущий субъектам СКФО, за исключением КЧР и РСО-А, в определённой степени отражает недостаточную эффективность научных кадров. Хотя необходимо уточнить, что на улучшение показателей по кадрам науки в регионах СКФО влияет достаточно быстрый рост исследователей с ученой степенью, что не всегда связано с качеством исследований. Не случайно в работе академика В.Л. Макарова и др. такая характеристика интеллектуального капитала, как число исследователей с ученой степенью, в модели производственного потенциала по данным 2011 г. уже не рассматривалась в качестве значимой с точки зрения влияния на ВРП [9, С.14]. С другой стороны, рост численности докторов и кандидатов наук в регионах Северного Кавказа в постсоветский период обусловлен появлением новых научных школ, прежде всего в сфере гуманитарных и общественных наук, новых образовательных учреждений и т.д. [10].

Что касается Северной Осетии, то её релевантные показатели показывают, в общем-то, довольно высокую эффективность научных кадров, которая может вырасти при соответствующем увеличении объемов финансирования, как доли затрат на НИР в % к ВРП, так и затрат на 1 исследователя.

Обобщая вышеизложенное, следует отметить, что достижение стратегических целей и формирование образовательно-технологического кластера как приоритетной республиканской программы требует большей господдержки науки органами власти РСО-Алания. Увеличение доли внутренних затрат на исследования и разработки в республике если не до среднероссийского уровня 1,3%, то, по нашим оценкам, до 0,6% ВРП вкупе с организационным обеспечением научно-технологического развития может активизировать научно-технический потенциал и значительно повысить уровень инновационной активности региона. И одним из реальных направлений решения этой сложной проблемы как на региональном, так и на федеральном уровне является стимулирование формирование и развитие фондов целевого капитала (эндаумент-фондов), реализация которых предусмотрена действующим законодательством РФ, но которые в силу объективных причин до настоящего времени получили весьма ограниченное развитие. Среди таких причин основной является недостаточное стимулирование частного капитала со стороны федеральных и региональных органов власти в формировании фондов целевого капитала хотя бы посредством предоставления налоговых льгот. На наш взгляд, расширение республиканскими органами управления РСО-Алания мер по разработке и реализации программы стимулирования внебюджетного финансирования науки на региональном уровне, с одной стороны, и активизации привлечения частного капитала в эндаумент-фонды, могут способствовать существенному увеличению средств, выделяемых на научные исследования. Это позволит решить вопросы, связанные не только с расширением финансирования науки, но и привлечь частный капитал в те направления, разработка которых создает предпосылки для формирования действенной программы инновационного развития РСО-Алания и эффективного использования имеющегося научно-технического потенциала региона.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Нестеренко Т.В. Научный потенциал как фактор развития инновационной среды региона / Т.В. Нестеренко, Ю.И. Гущина, В.В. Рекеда // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 6. – С. 997–1000.
  2. Белова Н.А. Методика оценки научного потенциала региона / Н.А. Белова // Управление экономическими системами. – 2013. – №3. – С. 97–100.
  3. Ефимова М.Р. Статистический анализ внутренних затрат на научные исследования и разработки в регионах Российской Федерации / М.Р. Ефимова, Е. А. Долгих // Вестник Государственного университета управления. – 2019. – №7. – С.61-68.
  4. Кулов А.Р. Нищета науки или наука нищеты: низкий уровень оплаты труда научных работников не может быть основой модернизации и инновационного развития экономики России. / А.Р. Кулов //Агропродовольственная политика России. –2012. –№ 3. –С. 39-42.
  5. Егоров Н.Е. Сравнительный анализ финансовых затрат стран мира и России на исследования и разработки / Н.Е. Егоров // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – Том 9. – № 4. – С. 1205-1214.
  6. Завгородняя В.В. Бюджетное финансирование научных исследований в России: проблемы и пути их решения / В.В. Завгородняя // Инновационная наука. – 2016. – №10–1. – С. 48-51.
  7. Ермашкевич Н.И., Щеликова Н.Ю. Развитие научно-инновационного потенциала региона / Н.И. Ермашкевич, Н.Ю. Щеликова // Вестник Брянского государственного универсистета. – 2012. – №3– 1. – С. 117-122.
  8. Рейтинг инновационного развития субъектов Российской Федерации. Выпуск 6 / Г. И. Абдрахманова, С. В. Артемов, П. Д. Бахтин и др.; под ред. Л. М. Гохберга; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: НИУ ВШЭ, 2020. – 264 с.
  9. Макаров В.Л. Оценка эффективности регионов РФ с учетом интеллектуального капитала, характеристик готовности к инновациям, уровня благосостояния и качества жизни населения / В.Л. Макаров, С.А. Айвазян, М.Ю. Афанасьев, А.Р. Бахтизин, А.М. Нанавян // Экономика региона. – 2014.– №4.– С.9-30.
  10. Розин М.Д. Научный комплекс Северного Кавказа / М.Д. Розин. – Ростов- на- Дону: Издательство СКНЦ ВШ, 2000. –196 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Nesterenko T.V. Nauchnyj potencial kak faktor razvitiya innovacionnoj sredy regiona [Scientific potential as a factor in the development of the region’s innovation environment] / T.V. Nesterenko, Ju.I. Gushhina, V.V. Rekeda // Fundamental’nye issledovaniya [Fundamental study]. – 2014. – № 6. – P. 997–1000. [in Russian]
  2. Belova N.A. Metodika ocenki nauchnogo potenciala regiona [Methodology for assessing the region scientific potential] / N.A. Belova // Upravlenie ekonomicheskimi sistemami [Managing economic systems]. – 2013. – №3. – P. 97–100. [in Russian]
  3. Efimova M.R. Statisticheskiĭ analiz vnutrennih zatrat na nauchnye issledovaniya i razrabotki v regionah Rossiĭskoĭ Federacii [Statistical analysis of internal expenditures on research and development in the regions of the Russian Federation] / M.R. Efimova, E. A. Dolgih // Vestnik Gosudarstvennogo universiteta upravleniya [Bulletin of the State University of Management]. – 2019. – №7. – P.61-68. [in Russian]
  4. Kulov A.R. Nishcheta nauki ili nauka nishchety: nizkij uroven’ oplaty truda nauchnyh rabotnikov ne mozhet byt’ osnovoj modernizacii i innovacionnogo razvitiya ekonomiki Rossii [Poverty of science or the science of poverty: low wages for researchers cannot be the basis for modernization and innovative development of the Russian economy] . / A.R. Kulov // Agroprodovol’stvennaya politika Rossii [Agri-food policy of Russia]. –2012. –№ 3. –P. 39-42 [in Russian].
  5. Egorov N.E. Sravnitel’nyj analiz finansovyh zatrat stran mira i Rossii na issledovaniya i razrabotki [Comparative analysis of financial expenditures of the world and Russia on research and development] / N.E. Egorov // Voprosy innovacionnoj ekonomiki [Issues of innovative economy]. – 2019. – Vol. 9. – № 4. – P. 1205-1214 [in Russian].
  6. Zavgorodnyaya V.V. Byudzhetnoe finansirovanie nauchnyh issledovanij v Rossii: problemy i puti ih resheniya [Budget financing of scientific researches in Russia: problems and ways of their solution] / V.V. Zavgorodnjaja // Innovacionnaya nauka [Innovative science]. – 2016. – № 10–1. – P. 48-51 [in Russian].
  7. Ermashkevich N.I. Byudzhetnoe finansirovanie nauchnyh issledovanij v Rossii: problemy i puti ih resheniya [Development of scientific and innovative potential of the region] / N.I. Ermashkevich, N.Ju. Shhelikova // Vestnik Bryanskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of the Bryansk state University]. – 2012. – №3– 1. – P. 117-122 [in Russian].
  8. Rejting innovacionnogo razvitiya sub”ektov Rossijskoj Federacii. Vypusk 6 [Rating of innovative development of subjects of the Russian Federation. Issue 6] / G. I. Abdrahmanova, S. V. Artemov, P. D. Bahtin et al.; ed. by L. M. Gohberga; Nac. issled. un-t «Vysshaya shkola ekonomiki. — M.: NIU VShE, 2020 . – 264p. [in Russian]
  9. Makarov V.L. Ocenka effektivnosti regionov RF s uchetom intellektual’nogo kapitala, harakteristik gotovnosti k innovaciyam, urovnya blagosostoyaniya i kachestva zhizni naseleniya [Evaluating the effectiveness of Russian regions based on intellectual capital, characteristics of readiness for innovation, level of well-being and the population life quality] / V.L. Makarov, S.A. Ajvazjan, M.Ju. Afanas’ev, A.R. Bahtizin, A.M. Nanavjan // Ekonomika regiona [Regional economy]. – 2014.– №4.– P.9-30 [in Russian].
  10. Rozin M.D. Nauchnyj kompleks Severnogo Kavkaza [Scientific complex of the North Caucasus] / M.D. Rozin. – Rostov- na- Donu: Publishing house SKNC VSh, 2000. –196 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.