Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.92.2.022

Скачать PDF ( ) Страницы: 111-119 Выпуск: № 2 (92) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Стародымова Д. П. ЭЛЕМЕНТНЫЙ СОСТАВ РАССЕЯННОГО ОСАДОЧНОГО ВЕЩЕСТВА СНЕЖНОГО ПОКРОВА ПРИМОРСКОГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ В МАРТЕ 2019 Г. / Д. П. Стародымова, В. П. Шевченко, С. К. Белоруков и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 2 (92) Часть 1. — С. 111—119. — URL: https://research-journal.org/earth/elementnyj-sostav-rasseyannogo-osadochnogo-veshhestva-snezhnogo-pokrova-primorskogo-rajona-arxangelskoj-oblasti-v-marte-2019-g/ (дата обращения: 24.05.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.92.2.022
Стародымова Д. П. ЭЛЕМЕНТНЫЙ СОСТАВ РАССЕЯННОГО ОСАДОЧНОГО ВЕЩЕСТВА СНЕЖНОГО ПОКРОВА ПРИМОРСКОГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ В МАРТЕ 2019 Г. / Д. П. Стародымова, В. П. Шевченко, С. К. Белоруков и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 2 (92) Часть 1. — С. 111—119. doi: 10.23670/IRJ.2020.92.2.022

Импортировать


ЭЛЕМЕНТНЫЙ СОСТАВ РАССЕЯННОГО ОСАДОЧНОГО ВЕЩЕСТВА СНЕЖНОГО ПОКРОВА ПРИМОРСКОГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ В МАРТЕ 2019 Г.

ЭЛЕМЕНТНЫЙ СОСТАВ РАССЕЯННОГО ОСАДОЧНОГО ВЕЩЕСТВА СНЕЖНОГО ПОКРОВА ПРИМОРСКОГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ В МАРТЕ 2019 Г.

Научная статья

Стародымова Д.П.1, *, Шевченко В.П.2, Белоруков С.К.3, Лохов А.С.4, Яковлев А.Е.5

1 ORCID: 0000-0001-6983-1724;

 2 ORCID: 0000-0002-9045-297X;

1, 2, 3, 4, 5 Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (d.smokie[at]gmail.com)

Аннотация

Изучение химического состава нерастворимых частиц в снежном покрове дает возможность оценить выпадения из атмосферы в зимнее время. В работе рассмотрены особенности элементного состава нерастворимых частиц (рассеянного осадочного вещества) в снеге и озерном льду фоновых и импактных районов Архангельской области. Для проб, отобранных вблизи автодороги и в городе, характерны более высокие концентрации нерастворимых частиц. Рассеянное осадочное вещества в снеге и льду обогащено тяжелыми металлами (Ni, Cr, Pb, Cd). Наибольшее обогащение получено для среднего прослоя льда. В работе приведены оценки потоков тяжелых металлов на поверхность. Наибольшие содержания и потоки свинца получены для фоновой станции оз. Пикалево.

Ключевые слова: снег, атмосферный перенос, тяжелые металлы, загрязнение.

ELEMENTAL COMPOSITION OF THE DISSIPATED SEDIMENT OF THE SNOW COVER OF PRIMORSKY DISTRICT OF ARKHANGELSK REGION IN MARCH OF 2019

Research article

Starodymova D.P.1, *, Shevchenko V.P.2, Belorukov S.K.3, Lokhov A.S.4, Yakovlev A.E.5

1 ORCID: 0000-0001-6983-1724;

 2 ORCID: 0000-0002-9045-297X;

1, 2, 3, 4, 5 Shirshov Institute of Oceanology of Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia

* Correspondent author (d.smokie[at]gmail.com)

Abstract

The study of the chemical composition of insoluble particles in the snow cover enables the evaluation of atmospheric deposition in winter. The paper considers the features of the elemental composition of insoluble particles (dissipated sediment) in the snow and lake ice of the background and impact regions of the Arkhangelsk region. Samples taken near the highway and in the city are characterized by higher concentrations of insoluble particles. Dissipated sediment in snow and ice is high in content of heavy metals (Ni, Cr, Pb, Cd). The greatest enrichment was obtained for the middle layer of ice. The paper presents estimates of heavy metal flows to the surface. The highest contents and flows of lead were obtained for the background station of Lake Pikalevo.

Keywords: snow, atmospheric transport, heavy metals, pollution.

Введение

Снежный покров фиксирует выпадения аэрозольных частиц, поэтому может служить индикатором состояния атмосферы в зимний период. Исследования рассеянного осадочного вещества (нерастворимых частиц) в снеге перед снеготаянием помогает извлечь информацию о суммарных выпадениях из атмосферы за период, начиная со становления снежного покрова, что для северных регионов может составлять до полугода. Аэрозольные частицы в атмосфере могут переносится на значительные расстояния в зависимости от метеорологических условий и оказывают значительное влияние на теплообмен в атмосфере [6], [14]. Выпадая на поверхность снежного покрова, аэрозоли могут значительно снизить альбедо поверхности, что также приводит  к изменению теплового баланса приземной атмосферы [13]. Кроме того, аэрозоли, распространяющиеся от антропогенных источников, могут содержать токсичные вещества и попадая в окружающую среду оказывать негативное воздействие на биоту [4], [7], [10].

Изучение состава снежного покрова дает возможность вычислить потоки элементов, выпадающих на поверхность из атмосферы, что в свою очередь позволяет оценить вклад поступления аэрозольного материала в осадочные бассейны. Исследование рассеянного осадочного вещества с 2001 г. в снежном покрове отдельных районов водосборного бассейна Белого моря проводилось в рамках проекта «Система Белого моря» (руководитель – академик А.П. Лисицын) [16].

Материалы и методы

Материалы для данной работы были собраны в марте 2019 г. в Приморском районе Архангельской области (рис. 1). Снег был отобран с поверхности озер во избежание попадания частиц почвы. Точки пробоотбора включали в себя одну фоновую станцию (оз. Пикалево), станцию с повышенной антропогенной нагрузкой, находящейся на территории города Архангельска (точка 2, Соломбала), а также станции (точки 3–9, оз. Заднее), находящиеся на разном удалении от локального источника загрязнения (автодороги).

03-03-2020 18-11-08

Рис. 1 – Схема пробоотбора

 

Отбор снега производился с помощью пластиковой лопаты и предварительно отмытого пластикового контейнера. Отбор осуществлялся из фиксированного шурфа на всю глубину залегания снега. Кроме снега на станции 1 (оз. Пикалево) были отобраны керны озерного льда, а также подледная и придонная вода для изучения процессов трансформации осадочного вещества в толще воды. Пластиковые контейнеры с пробами были доставлены в лабораторию. В лаборатории пробы снега и льда были растоплены при комнатной температуре, конечный суммарный объем пробы фиксировался в журнале. Растопленные пробы были отфильтрованы под вакуумом, а пробы озерной воды были отфильтрованы сразу. Фильтрация проводилась через предварительно взвешенные на аналитических весах с точностью до 10-2 мг лавсановые ядерные мембранные фильтры (Объединенный институт ядерных исследований, Дубна) с диаметром пор 0,45 мкм. Каждая проба была профильтрована через три фильтра, для получения достоверных значений массовой концентрации взвеси. Объем профильтрованной воды фиксировался в журнале. После фильтрации фильтры были помещены в чашки Петри и высушены в сушильном шкафу при температуре 55оС. После высушивания фильтры были повторно взвешены.

Фильтры с максимальной навеской были проанализированы на микроэлементный состав. Для этого фильтр был помещен в савиллексовую (второпластовую) бюксу, к нему добавлены концентрированные азотная, плавиковая кислоты и перекись водорода. Затем бюксы были нагреты в ультразвуковой ванне, после чего фильтры были извлечены из бюкс, а остаточный раствор выпаривали на плитке. В ходе выпаривания в пробы два раза добавляли концентрированную соляную кислоту. После выпаривания объем пробы был доведено до 20 мл добавлением 0,1 н раствором азотной кислоты. Вместе с пробами по тому же протоколу были обработаны холостые пробы (пустой фильтр) и фильтр с навеской стандарта. В качестве стандарта использовался GSD 2 – стандарт аллювиальных отложений, который отвечает по составу терригенному веществу.

Измерение элементного состава проводилось методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой на приборе Agilent 7500a. Перед измерением в пробы были добавлены фиксированные аликвоты стандартного раствора индия для введения коррекции на дрейф прибора.

Результаты

Массовая концентрация нерастворимых частиц в снеге Архангельской области составила от 0,96 (на оз. Пикалево) до 5,04 (на оз. Заднее, вблизи шоссе) мг/л. По результатам исследования, выполненного в 2016 г. на тех же точках пробоотбора, концентрация взвеси в фоновых районах находится на близком уровне (1,1 и 0,96 мг/л в снеге оз. Пикалево в 2016 и 2019 г. соответственно). Концентрация взвеси в снеге озера Заднее в 2016 г. на точке вблизи шоссе составляла 27 мг/л [1], [9], что на полпорядка выше, чем  2019 г. Таким образом, разброс концентраций взвеси в снеге, измеренных в 2019 г., оказался существенно ниже, чем в 2016 г., что может быть связано с количеством осадков. При удалении от дороги на 300–500 м концентрация взвеси в снеге уменьшилась вдвое (рис. 2), тогда как в 2016 г. [1] наблюдалось уменьшение концентрации взвеси на порядок.

03-03-2020 18-11-22

Рис. 2 – Распределение массовой концентрации взвеси в снеге оз. Заднего в 2016 и в 2019 г.

 

Концентрации взвеси в снеге, воде и нижнем слое льда (рис. 3) близки между собой и составляют 0,96; 1 и 1,2 мг/л соответственно. Нижний слой льда образуется в результате намерзания подледной воды на уже устоявшийся ледовый покров, поэтому концентрация взвеси в этом слое соответствует концентрации взвеси в подледной воде. Верхний слой льда образуется в основном за счет намерзания атмосферной влаги. В среднем слое льда наиболее вероятно находится тот лед, который образовался первым во время первых заморозков, в этот слой оказывается внедрена взвесь поверхностного слоя воды, концентрация которой (в том числе за счет биологических процессов в поверхностном слое воды до того как водоем замерзнет) оказывается выше, чем в подледной воде. Поэтому концентрация взвеси в среднем слое льда оказывается максимальной в данной системе (3,95 мг/л) замерзания верхнего слоя воды, в то время как в верхних слоях льда большое влияние оказывает уплотненный снег.

 

03-03-2020 18-11-33

Рис. 3 – Распределение массовой концентрации взвеси в системе снег–лед–вода оз. Пикалево

 

Содержания элементов во взвеси придонного горизонта на 20–30 % ниже, чем во взвеси подледного горизонта воды. Исключение составляют Zn, Sr и U, содержание которых в обоих горизонтах на одном уровне, и Ba, содержание которого в придонном горизонте в 2 раза выше, чем в подледном. Это объясняется разбавлением материала взвеси биогенным веществом, поступающего во взвесь из верхнего слоя донных осадков (наилка), богатого органогенным материалом.

На рисунке 4 показаны содержания элементов во взвеси снега и льда, нормированные на содержания в поверхностном (подледном) слое воды. Взвесь снега озера Пикалево характеризуется более высоким содержанием Al, V, Cr, Ni, Cu, Zn, Sr, Th, U. Для среднего слоя льда характерно повышенное содержание Cd и Pb относительно всех остальных частей системы вода–лед–снег.

03-03-2020 18-11-57

Рис. 4 – Состав взвеси снега, льда и воды оз. Пикалево, нормированный на состав взвеси подледной воды

 

Среднее содержание Al во взвеси снега составило 4%, меняясь от 2,3% в снеге на оз. Заднее (наиболее удаленная от автодороги станция) до 5,5% на территории Архангельска в Соломбале. Исходя из среднего содержания Al в земной коре (8,15% [15]), можно оценить долю литогенного материала во взвеси снега, которая составляет от 28 до 67%.

На рисунке 5 представлены содержания элементов в снеге, нормированные на содержание во взвеси фоновой станции (оз. Пикалево). По сравнению со всем остальными станциями Пикалево характеризуется более высокими содержаниями Cu, Zn, Rb, Ba, Pb, Bi. Станция в Соломбале характеризуется повышенными содержаниями Al, V, Sr, Th, U во взвеси снега. Станция возле автодороги (оз. Заднее) характеризуется повышенными содержаниями Cr, Co, Ni (за счет разрушения стальных деталей автомобилей). Для проб, находящихся на удалении от автодороги характерно повышенное содержание Cd. Таким образом, фоновая станция характеризуется высокими содержаниями элементов, характерных для дальнего атмосферного переноса, станция, расположенная в городе, характеризуется более высокими содержаниями литогенных элементов, а станция, расположенная возле автодороги – повышенным содержанием элементов группы железа.

03-03-2020 18-12-18

Рис. 5 – Элементный состав взвеси снега, нормированный на состав взвеси снега оз. Пикалево

 

Для оценки отличия взвеси снега от литогенного вещества были вычислены коэффициенты обогащения (КО) по формуле:

03-03-2020 18-21-59

Где Эл/Al – это отношение содержания элемента к содержанию алюминия в пробе и в земной коре [15] соответственно. Значения КО в пределах 10 означают, что данный элемент имеет преимущественно литогенное происхождение. Для взвеси озерной воды (рис. 6) характерны высокие (более 10) значения КО для Mn, Zn и Cd, что возможно, связано с подледным биогенным веществом. КО для таких элементов как Zn, Pb, Cd и Bi повышены (близки или превышают 10) во всех пробах. Наибольшее обогащение Pb (а также Cd) получено для среднего прослоя озерного льда, что говорит о том, что первый лед улавливает наибольшее количество загрязняющих веществ за счет того, что в этот лед попадает наиболее загрязненный тонкий поверхностный слой озерной воды. Обогащение Cu характерно только для проб, отобранных на оз. Пикалево (и лед, и снег, и подледная вода). Кроме перечисленных элементов, которыми обогащены все пробы, проба, отобранная возле автодороги, также обогащена Ni и Cr.

03-03-2020 18-23-25

Рис. 6 – Коэффициенты обогащения относительно среднего состава земной коры для взвеси среднего слоя льда, поверхностного слоя воды, снега оз. Пикалево (1), Соломбалы (2), оз. Заднего (3)

 

Сопоставление данных 2019 г. с данными 2016 г. (табл. 1) показало, что концентрации взвешенной формы металлов в снеге фоновых районов близки  в разные годы, в то время как концентрации в импактных районах  подвержены значительной межгодовой изменчивости, что частично объясняется разным уровнем концентраций взвеси в снеге. Концентрации взвешенной формы металлов в снеге Архангельской области в основном на 1–1,5 порядка ниже, чем ранее измеренные концентрации в фоновых районах Мурманской и Ленинградской областей и Западной Сибири, что объясняется как региональным фоном, так и возможными различиями в концентрациях взвеси.

 

Таблица 1 – Концентрации взвешенной формы тяжелых металлов в снеге Архангельской области и других районов

03-03-2020 18-23-47

Исходя из средней концентрации взвеси, размера снежного шурфа и приблизительного срока залегания снега, были вычислены потоки нерастворимых частиц и некоторых элементов из атмосферы. Оценки потока нерастворимых частиц составили от 0,3 до 1,5 мг/м2/сут, что существенно ниже оценок потоков, полученных в 2016 г, когда поток нерастворимых частиц на поверхность составлял от 1,7 до 41 мг/м2/сут.

Оценки потоков элементов на поверхность за снежный сезон приведены в таблице 2. Максимальные потоки элементов получены для пробы, отобранной возле дороги. Значения этих потоков близки к оценкам, полученным для Соломбалы. Максимальный поток свинца наблюдается в фоновой пробе на оз. Пикалево. По остальным элементам потоки на поверхность оз. Пикалево близки к потокам на оз. Заднее на удалении от дороги. Сопоставление с ранее опубликованными данными (Таблица 2) показало, что потоки на поверхность Cr, Ni и Pb, оцененные для разных районов республики Коми [2], в 3–10 раз выше полученных нами. Эти различия, возможно определяются региональным фоном.

 

Таблица 2 – Потоки металлов на подстилающую поверхность (мкг/м2 за снежный сезон)

Мкг/м2 за снежный сезон Cr Ni Cu Zn As Cd Pb Bi U Источник
оз. Пикалево 8,3 3,0 7,4 26,5 0,27 0,06 9,7 0,08 0,05 Данная работа
Соломбала 13,3 10,8 10,3 64,1 0,96 0,18 8,0 0,08 0,31
Оз. Заднее возле дороги 188,2 55,1 13,7 62,1 1,31 0,14 6,2 0,10 0,37
оз. Заднее 500 м от дороги 4,5 3,0 4,1 14,4 0,43   2,9 0,02 0,15
респ. Коми южная тайга 70 46 8     0,035 33     [2]
респ. Коми Северная тайга 34,9 17,9 3,1     0,0033 15,9    

 

Заключение

Нерастворимые частицы в снеге Архангельской области формируются на 30–60% литогенным материалом. Лед, образующийся в начале снежного сезона, фиксирует наибольшее количество загрязняющих веществ (в том числе тяжелых металлов). Пробы, отобранные в импактных районах (вблизи автодороги, в городе), характеризуются повышенной пылевой нагрузкой. Нерастворимые частицы в снеге обогащены тяжелыми металлами (Ni, Cr, Pb, Cd). Наибольшее обогащение получено для среднего прослоя льда. Пробы, отобранные в импактных районах, характеризуются значительной межгодовой изменчивостью в концентрациях частиц и металлов в снеге и повышенными потоками тяжелых металлов. Наибольшие содержания и потоки свинца получены для фоновой станции оз. Пикалево.

Финансирование

Работа выполнена при поддержке РФФИ (проект №19-05-00938).

Funding

Work was financially supported by RFBR (project №19-05-00938).

Благодарности

Авторы благодарны академику А.П. Лисицыну и В.Б. Коробову за поддержку и ценные советы.

Acknowledgement

The authors are grateful to Academician A.P. Lisitsyn and V.B. Korobov for support and valuable advice

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Булохов А.В. Рассеянное осадочное вещество в снежном покрове водосбора Двинского залива Белого моря / Булохов А.В., Шевченко В.П., Боев А.Г. и др. // Комплексные исследования Мирового океана. Материалы II Всероссийской научной конференции молодых ученых. – 2017. – С. 451–454.
  2. Василевич М.И. Накопление растворимых и малорастворимых форм металлов в снежном покрове таежной зоны европейского северо-востока России / Василевич М.И., Безносиков В.А., Кондратёнок Б.М. // Геоэкология. Инженерная геология. Гидрогеология. Геокриология. – 2015. – № 2. – C. 111-118.
  3. Виноградова А.А. Металлы в снежном покрове на территории Мурманской области / Виноградова А.А., Котова Е.И. // Экологическая химия. – 2017. – Т. 26. – № 1. – С. 34–40.
  4. Голохваст К.С. Атмосферная взвесь небольшого арктического города (на примере Салехарда и Лабытнанги) / Голохваст К.С., Ефимова Н.В., Елфимова Т.А. и др. // Бюллетень физиологии и патологии дыхания. – 2015. – № 58. – С. 71–76.
  5. Ермолов Ю.В. Фоновые концентрации химических элементов в снежном покрове центрального сектора Западной Сибири / Ермолов Ю.В., Махатков И.Д., Худяев С.А. // Оптика атмосферы и океана. – 2014. – Т. 27. – № 9. – C. 790-800.
  6. Кондратьев К.Я. Свойства, процессы образования и последствия воздействий атмосферного аэрозоля: от нано- до глобальных масштабов. / Кондратьев К.Я., Ивлев Л.С., Крапивин В.Ф. – СПб.: ВВМ, 2007. – 860 с.
  7. Котова Е.И. Особенности формирования ионного состава снежного покрова в прибрежной зоне западного сектора Арктических морей России. [Электронный ресурс] / Котова Е.И., Коробов В.Б., Шевченко В.П. // Современные проблемы науки и образования. 2012. № 6. URL: www.science-education.ru/106-7843. (дата обращения: 20.11.2019)
  8. Митяев М.В. Нерастворимая фракция аэрозолей и тяжёлых металлов в свежевыпавшем снеге на северо-западе Кольского полуострова в 2018 г. / Митяев М.В., Герасимова М.В., Рыжик И.В., Ишкулова Т.Г. // Лёд и снег. – 2019. – Т. 59. – № 3. – С. 307–318.
  9. Стародымова Д.П. Геохимия рассеянного осадочного вещества снега в Приморском районе Архангельской области. / Стародымова Д.П., Шевченко В.П., Белоруков С.К. и др. // Успехи современного естествознания. – 2018. – № 2. – С. 140–145.
  10. Таловская А.В. Исследование состава пылевого аэрозоля на фоновой и городской станциях наблюдения в Томском регионе зимой 2012/13 г. / Таловская А.В., Симоненков Д.В., Филимоненко Е.А. и др.// Оптика атмосферы и океана. – 2014. – Т. 27, № 11. – С. 999–1005.
  11. Шевченко В.П. Распределение и состав нерастворимых частиц в снеге Арктики. / Шевченко В.П., Лисицын А.П., Штайн Р. и др. // Проблемы Арктики и Антарктики. № 75. Результаты исследований высокоширотной Арктики в преддверии Международного полярного года. – Санкт-Петербург: ААНИИ, 2007. – С. 106–118.
  12. Яхнин Э.Я. Сравнительный анализ данных о составе атмосферных осадков и снежного покрова на территории Ленинградской области и юго-восточной Финляндии и уточнение параметров выпадения тяжелых металлов. / Яхнин Э.Я., Томилина О.В., Чекушин В.А., Салминен Р. // Экологическая химия. – 2003. – Т. 12. – № 1. – С. 1–12.
  13. Evangeliou N. Origin of elemental carbon in snow from western Siberia and northwestern European Russia during winter–spring 2014, 2015 and 2016 / Evangeliou N., Shevchenko V.P., Yttri K.E. et al. // Atmospheric Chemistry and Physics. – 2018. – V. 18. – P. 963–977.
  14. Lisitzin A.P. Arid sedimentation in the oceans and atmospheric particulate matter // Russian Geology and Geophysics. – 2011. – V. 52. – P. 1100–1133.
  15. Rudnick R.L. Composition of the Continental Crust / Rudnick R.L., Gao S. // Treatise on Geochemistry. H.D. Holland, K.K. Turekian (Eds.). – Elsevier, 2003. – V.3. – P. 1–63.
  16. Shevchenko V.P. Dispersed sedimentary matter of the atmosphere / Shevchenko V.P., Lisitsyn A.P., Vinogradova A.A. et al. // Biogeochemistry of the Atmosphere, Ice and Water of the White Sea: The White Sea Environment. Part I. / A.P. Lisitsyn, V.V. Gordeev (eds.). The Handbook on Environmental Chemistry. – V. 81. – Springer Nature, 2018. – P. 9–46.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bulohov A.V. Rassejannoe osadochnoe veshhestvo v snezhnom pokrove vodosbora Dvinskogo zaliva Belogo morja [Dispersed sedimentary matter in the snow cover of the Dvina Bay catchment of the White Sea] / Bulohov A.V., Shevchenko V.P., Boev A.G., Korobov V.B., Jakovlev A.E. // Kompleksnye issledovanija Mirovogo okeana. Materialy II Vserossijskoj nauchnoj konferencii molodyh uchenyh. [Integrated research of the World Ocean. Materials of the II All-Russian Scientific Conference of Young Scientists.] – 2017. – P. 451–454. [in Russian].
  2. Vasilevich M.I. Nakoplenie rastvorimyh i malorastvorimyh form metallov v snezhnom pokrove taezhnoj zony evropejskogo severo-vostoka Rossii [Accumulation of soluble and slightly soluble forms of metals in the snow cover of the taiga zone of the European North-East of Russia] / Vasilevich M.I., Beznosikov V.A., Kondratjonok B.M. // Geojekologija. Inzhenernaja geologija. Gidrogeologija. Geokriologija. [Geoecology. Engineering geology. Hydrogeology. Geocryology.] – 2015. – № 2. – P. 111-118. [in Russian].
  3. Vinogradova A.A. Metally v snezhnom pokrove na territorii Murmanskoj oblasti [Metals in the snow cover in the territory of the Murmansk region] / Vinogradova A.A., Kotova E.I. // Ekologicheskaja himija. [Ecological chemistry.] – 2017. – V. 26. – № 1. – P. 34–40. [in Russian].
  4. Golohvast K.S. Atmosfernaja vzves’ nebol’shogo arkticheskogo goroda (na primere Saleharda i Labytnangi) [Atmospheric suspension of a small Arctic city (on the example of Salekhard and Labytnangi)] / Golohvast K.S., Efimova N.V., Elfimova T.A. and others // Bjulleten’ fiziologii i patologii dyhanija. [Bulletin of physiology and pathology of respiration.] – 2015. – № 58. – P. 71–76. [in Russian].
  5. Ermolov Ju.V. Fonovye koncentracii himicheskih jelementov v snezhnom pokrove central’nogo sektora Zapadnoj Sibiri [Background concentrations of chemical elements in the snow cover of the central sector of Western Siberia] / Ermolov Ju.V., Mahatkov I.D., Hudjaev S.A. // Optika atmosfery i okeana. [Atmospheric and oceanic optics] – 2014. – V. 27. – № 9. – P. 790-800. [in Russian].
  6. Kondrat’ev K.Ja. Svojstva, processy obrazovanija i posledstvija vozdejstvij atmosfernogo ajerozolja: ot nano- do global’nyh masshtabov. [Properties, formation processes and consequences of atmospheric aerosol impacts: from nano to global scales.] / Kondrat’ev K.Ja., Ivlev L.S., Krapivin V.F. – SPb.: VVM, 2007. – 860 p. [in Russian].
  7. Kotova E.I. Osobennosti formirovanija ionnogo sostava snezhnogo pokrova v pribrezhnoj zone zapadnogo sektora Arkticheskih morej Rossii. [Features of the formation of ionic composition of snow cover in the coastal zone of the western sector of the Arctic seas of Russia] [Electronic resource] / Kotova E.I., Korobov V.B., Shevchenko V.P. // Sovremennye problemy nauki i obrazovanija. [Contemporary problems of science and education] – 2012. – № 6. – URL: www.science-education.ru/106-7843. (accessed: 20.11.2019) [in Russian].
  8. Mitjaev M.V. Nerastvorimaja frakcija ajerozolej i tjazhjolyh metallov v svezhevypavshem snege na severo-zapade Kol’skogo poluostrova v 2018 g. [Insoluble fraction of aerosols and heavy metals in fresh snow in the northwest of the Kola Peninsula in 2018] / Mitjaev M.V., Gerasimova M.V., Ryzhik I.V., Ishkulova T.G. // Ljod i sneg. [Ice and snow] – 2019. – V. 59. – № 3. – 307–318. [in Russian].
  9. Starodymova D.P. Geohimija rassejannogo osadochnogo veshhestva snega v Primorskom rajone Arhangel’skoj oblasti. [Geochemistry of dispersed sedimentary matter of snow in the Primorsky district of the Arkhangelsk region] / Starodymova D.P., Shevchenko V.P., Belorukov S.K. and other. // Uspehi sovremennogo estestvoznanija [Successes of modern science]. – 2018. – № 2. – P. 140–145. [in Russian].
  10. Talovskaja A.V. Issledovanie sostava pylevogo ajerozolja na fonovoj i gorodskoj stancijah nabljudenija v Tomskom regione zimoj 2012/13 g. [A study of the composition of dust aerosol at the background and city observation stations in the Tomsk region in winter 2012/13] / Talovskaja A.V., Simonenkov D.V., Filimonenko E.A. et al .// Optika atmosfery i okeana [Atmospheric and oceanic optics]. – 2014. – V. 27, № 11. – P. 999–1005. [in Russian].
  11. Shevchenko V.P. Raspredelenie i sostav nerastvorimyh chastic v snege Arktiki [Distribution and composition of insoluble particles in the snow of the Arctic]. / Shevchenko V.P., Lisicyn A.P., Stein R. and other // Problemy Arktiki i Antarktiki. № 75. Rezul’taty issledovanij vysokoshirotnoj Arktiki v preddverii Mezhdunarodnogo poljarnogo goda. [Problems of the Arctic and Antarctic. No. 75. Results of studies of the high-latitude Arctic on the eve of the International Polar Year]. – Sankt-Peterburg: AASRI, 2007. – P. 106–118. [in Russian].
  12. Jahnin Je.Ja. Sravnitel’nyj analiz dannyh o sostave atmosfernyh osadkov i snezhnogo pokrova na territorii Leningradskoj oblasti i jugo-vostochnoj Finljandii i utochnenie parametrov vypadenija tjazhelyh metallov [Comparative analysis of data on the composition of atmospheric precipitation and snow cover in the Leningrad Region and southeastern Finland and the refinement of heavy metal deposition parameters] / Jahnin Je.Ja., Tomilina O.V., Chekushin V.A., Salminen R. // Jekologicheskaja himija. [Ecological chemistry] – 2003. – V. 12. – № 1. – P. 1–12.
  13. Evangeliou N. Origin of elemental carbon in snow from western Siberia and northwestern European Russia during winter–spring 2014, 2015 and 2016 / Evangeliou N., Shevchenko V.P., Yttri K.E., Eckhardt S., Sollum E., Pokrovsky O.S., Kobelev V.O., Korobov V.B., Lobanov A.A., Starodymova D.P., Vorobiev S.N., Thompson R., Stohl A. // Atmospheric Chemistry and Physics. – 2018. – V. 18. – P. 963–977. [in Russian].
  14. Lisitzin A.P. Arid sedimentation in the oceans and atmospheric particulate matter // Russian Geology and Geophysics. – 2011. – V. 52. – P. 1100–1133.
  15. Rudnick R.L. Composition of the Continental Crust / Rudnick R.L., Gao S. // Treatise on Geochemistry. H.D. Holland, K.K. Turekian (Eds.). – Elsevier, 2003. – V.3. – P. 1–63.
  16. Shevchenko V.P. Dispersed sedimentary matter of the atmosphere / Shevchenko V.P., Lisitsyn A.P., Vinogradova A.A., Starodymova D.P., Korobov V.B., Novigatsky A.N., Kokryatskaya N.M., Pokrovsky O.S. // Biogeochemistry of the Atmosphere, Ice and Water of the White Sea: The White Sea Environment. Part I. / A.P. Lisitsyn, V.V. Gordeev (eds.). The Handbook on Environmental Chemistry. – V. 81. – Springer Nature, 2018. – P. 9–46.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.