Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Страницы: 94-96 Выпуск: 6 (6) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Отраднова О. А. Соотношение реального и нереального в современной культуре1 / О. А. Отраднова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — №6 (6). — С. 94—96. — URL: https://research-journal.org/culture/sootnoshenie-realnogo-i-nerealnogo-v-sovremennoj-kulture1/ (дата обращения: 04.07.2022. ).
Отраднова О. А. Соотношение реального и нереального в современной культуре1 / О. А. Отраднова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — №6 (6). — С. 94—96.

Импортировать


Соотношение реального и нереального в современной культуре1

Отраднова О.А.

кандидат философских наук, доцент кафедры философии

Астраханского государственного университета

Соотношение реального и нереального в современной культуре1

Аннотация

Статья посвящена исследованию понимания реального, выявлению сущности, особенностей и видов реальности, а также соотношению понятий реального и нереального. В качестве диалектического снятия противостояния реального и нереального автор предлагает рассматривать искусственную или виртуальную реальность, выделяя ее особенности и роль в современной культуре.

Ключевые слова: реальное, нереальное, понимание реальности, современное общество, искусственная реальность, виртуальная реальность, компьютерная виртуальная реальность.

Key words: real, unrealistic, understanding to realities, modern society, artificial reality, virtual reality, computer virtual reality.

Современный мир предлагает человеку множество реальностей, конкурирующих между собой и объективной реальностью. В условиях множащихся реальностей современный человек вынужден заниматься поиском собственной идентичности – культурной, этической, этно-национальной, гендерной и др., что чрезвычайно осложняется утерей стабильности, устойчивости бытия, аксиологической девальвацией, этическими трудностями в социальном, межличностном общении, понимании. В связи с этим особенно важным представляется выявление сущности и особенностей реального, его дефиниции и понимания, соотношения реального и нереального, проведения демаркационной линии между реальным и нереальным, а также их проявлений.

Реальность, наряду с такими понятиями как действительность, Dasein, бытие в современном обыденном понимании предполагает истинное, наличное существование каких-либо предметов, окружающего мира. Появление термина «реальность» относится к периоду схоластики и датируется XIII веком, оно связано с логикой ревеляционизма, где впервые в философский дискурс вводится проблема соотношения действительного как наличного, постигаемого разумом и «метадействительного» как апокрифического, истинного, постигаемого через откровение. В античную эпоху категория истины была тождественна объективной действительности, поэтому ее поиск сводился к поиску первоначала (архе). Это мы встречаем в творчестве Парменида, показывающего бытие как все сущее, Демокрита, сводящего действительность к атомам и пустоте, Платона, определяющего действительность как истинную идеальную природу вещей, Аристотеля, считающего действительной форму вещей, данную в материи. Средневековая эпоха предлагает альтернативное познание мира через веру, утверждая ограниченность возможностей человека, и создает интеллигибельную форму бытия – божественную – предшествующую сенсибильной действительности, для которой и применяется новый термин – реальность. Вопрос соотношения действительности и реальности совпадает с антиномией веры и разума, где вера предлагает истинную реальность – божественную эманацию, а разум настаивает на объективной действительности, осваиваемой эмпирически. Дальнейшее употребление «реальности» в философии выходит за пределы религиозной тематики, обогащается значениями и дискурсами и в ее понимании условно можно выделить несколько основных направлений:

– редукционизм, выводящий понимание реальности из конкретной онтологической субстанции:

а) идеализм, связывающий реальность с деятельностью сознания (Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц, Дж. Беркли, Д. Юм, Ф. Шиллер, Г. Гегель, Г. Фихте, И. Гербарт, Г. Спенсер, Дж. Мур, С. Франк и др.). Данное направление выводит реальность из понимания, восприятия, рефлексии или более глубинных основ личностного Я. Для Б. Спинозы реальность тождественна совершенству, т.е. Богу, а материальные предметы лишь вещи, ограниченные своим существованием [8, c.403]. С. Франк, определяет реальность как интуитивное проникновение человека в действительность и нахождение самого себя в ней, где происходит объединение субъекта и объекта, познающего и познаваемого [9].

Подобная трактовка реальности подчеркивает первичность мышления по отношению к объективной действительности;

б) материализм, объясняющий реальность из эмпирически воспринимаемой материи ( К. Маркс, Ф. Энгельс, К. Фогт, Л. Бюхнер, Дж. Серл и др.) Здесь реальность противостоит человеку как объективная данность и процесс ее понимания есть индивидуальный субъективный момент, обусловленный действительностью. В труде Л. Бюхнера «Сила и материя» со всей очевидностью высказана идея первичности материи и ее предшествованию всем когнитивным процессам, автор отрицает любые проявления человеческой субъективности в их самостоятельности и первичности, даже творческая активность иллюзорна: «Творческая сила, сама себя создающая или выходящая из ничего, являющаяся causa sui (собственной причиной), походит во всех отношениях на волосы барона Мюнхгаузена, вытаскивающего себя из болота за свой собственный чуб» [1, c.7]. Дж. Серл, исследующий проблему онтологического статуса сознания, трактует духовную активность, к которой причисляются и гносеологические акты (в частности – понимание), а также результаты такой деятельности как нейрофизиологически детерминированную ментальность [7]. Отсюда становится понятным, что материализм в данном контексте выводит понимание реальности из самой реальности как объективной действительности, детерминирующей сознание;

– эмерджентизм, признающий односторонность редукционистского онтологического толкования и использующий идею множественности в понимании реальности:

а) дуализм, определяющий реальность как бинарность объективного и субъективного (И. Кант, Ф. Брентано, Т. Нагель, А. Риль, Д.И. Дубровский, В.П. Руднев и др.) Важно подчеркнуть, что термин дуализм употребляется нами в гносеологическом аспекте, отличающемся от традиционного онтологического применения данного термина. Это накладывает определенную специфику на выявление представителей данного течения понимания реальности. И. Кант в своем творчестве осуществляет попытку гносеологического дуализма, предполагающего необходимость эмпирического и рассудочного познания для формирования целостной картины реальности. Отметим, что И.Кант в «Критике чистого разума» отвергает интеллектуальное созерцание как способ познания ввиду его ограниченности и неизбежности заблуждений, однако, априорные формы познания, наряду с чувственными являются необходимыми для освоения эмпирической действительности. Д. Дубровский сам причисляет себя к материалистическому направлению, в то время как в своей книге «Проблема идеального. Субъективная реальность» пишет следующее: «… «содержание» задано объективно реальными факторами и в этом смысле не зависимо от «Я». Но субъективный образ <…> присущ всегда конкретному человеку… Тем самым, мое «Я» необходимо причастно данному «содержанию», в той или иной степени придает ему свои особенности и оперирует им» [2, c.85]. Здесь реальность понимается в единстве объекта и субъекта, взаимной детерминации действительности и ее осмысления и предполагает многообразие физических и ментальных процессов для формирования полной картины реальности;

– плюрализм, предлагающий множественность реальностей – субъективная, объективная, виртуальная, обыденная, медийная, искусственная и др. (Н. Луман, Ж. Бодрийяр, Э. Тоффлер, Д.В. Иванов и др.). Здесь речь идет не о действительности и ее понимании, а о конструировании реальности, придании ей смысла, что и ложится в основу тезиса о множественности реальностей, их столкновении и взаимодействии. Так, Н. Луман в книге «Реальность массмедиа» понимает под реальностью коррелят системных операций, но не качество, присущее предметам познания. Он противопоставляет реальную и конструируемую (медийную, игровую, фиктивную, воображаемую) реальность [5]. Д.В. Иванов пишет о виртуальной реальности как о современном конструкте человеческой ментальности, благодаря которой индивид «воспринимает мир как игровую среду, сознавая ее условность, управляемость ее параметров и возможность выхода из нее» [3,c.41]. Данное направление переводит реальность из области понимания действительности в альтернативную сферу, где формируются ее новые семантические виды – не существующие в действительности, но предлагающие новые условия для бытия человека.

Предлагаемая историко-философская типология видов понимания реальности выявляет проблему установления дефиниции исследуемого термина, которая заключается в поливариантности подходов к его осмыслению и для решения этой задачи мы предлагаем вернуться к вопросу соотношения понятий реальность и действительность, что поможет более четко выстроить терминологический концепт понимания реальности. Действительность представляет собой акциденцию, ее императивом выступает действие, это нечто осуществленное, созданное, данное, причем как на материальном, так и идеальном уровне, т.е. можно говорить о действительности как фактическом наличии материальных объектов, так и результатах мыслительной деятельности человека (идеях, теориях, аксиомах и др.) В словарях мы находим определения действительности как наличного бытия, конкретной совокупности природных и общественных явлений [4], актуальности и подлинности [6]. Реальность же включает в себя совокупность акциденции и потенции, т.е. реальное есть сумма наличного и возможного, того, что может существовать и существует, объединяя всю полноту бытия. Отсюда реальное находится на стыке онтологии и гносеологии и объединяет категории объективного как существующего и субъективного как понимающего существующее и предполагающего возможное. Исходя из всего вышесказанного, мы можем определить реальность как онто-гносеологический конструкт, выстраиваемый познающим субъектом согласно логике действительности (в первую очередь это касается пространственно-временной координации). Среди видов реальности, можно выделить следующие:

– объективная реальность – неизменная аксиоматическая действительность, детерминированная эмпирической фактичностью и данная в сознании субъекта;

– субъективная реальность – действительность, трансформированная субъектом согласно его психологически-эмоциональным и интеллектуальным особенностям;

– социокультурная реальность – действительность, обусловленная парадигмальными особенностями эпохи, в рамках которой социализируется и самоидентифицируется индивид. Данный вид реальности внутри себя может разделяться на подвиды, соответствующие установкам конкретного времени. Так современная реальность представляет собой совокупность глобальной, технологической, массовой, информационной, нанореальности и др.;

– конструируемая (искусственная) реальность – не существующая, но значащая, семантическая реальность, выстроенная согласно логике «реальной реальности». Конструируемая реальность может иметь бесконечное множество модификаций, ограниченных лишь фантазией субъекта, современность обладает такими видами искусственной реальности, применяемыми повсеместно, как виртуальная, игровая, медийная реальность и др.

Наряду с пониманием реального как существующего или предполагаемого, формируется необходимость в осмыслении нереального, его терминологического анализа и теоретического наполнения.

Исходя из антиномичности терминов реальное и нереальное выявляется гносеологическая сущность нереального как отрицающего реальное и если мы определяем реальное как субъективное понимание того, что есть и предположение того, что может быть, соответственно, нереальное – есть понимание чего-либо как несуществующего и невозможного. Однако здесь обнаруживает себя эпистемологическая проблема текучести нереального как зависимой от определенной парадигмы мышления и эвристических допущений, которые позволяет данная парадигма, т.е. в рамках конкретной парадигмы, определяемой историко-культурными особенностями науки и мышления будет собственное понимание нереального как не существующего и невозможного. Так, например, средневековая эпоха допускает существование Бога и дьявола как реального, но не допускает возможность полета человека в космос, в то время как позитивистская научная парадигма наоборот, готова допустить возможность полета человека в космос как результата научного прогресса, в то время как отказывает в реальности Богу и дьяволу.

Мы видим, что нереальное как гносеологический конструкт внутренне нестабильно и детерминировано условиями рациональности и логики, в рамках которой он применяется.

Эксплицируя нереальное на онтологическую платформу, мы сталкиваемся с отрицанием реального как наличного, эмпирически проверяемого, т.е. категория нереального будет включать в себя всю сферу нематериального и не доступного верификации. В результате, онтологически реальное и нереальное находятся в прямо пропорциональной зависимости друг от друга, но подключение гносеологического контекста дает возможность диалектического снятия противоположностей, которой является конструируемая, искусственная или виртуальная реальность, выстраиваемая по логике реальности (в пространственно-временном контексте), но не существующая в эмпирическом мире, виртуальная реальность является неким консенсусом между реальным и нереальным – «нереальной реальностью»,выступающей в качестве параллели существующей реальности, объединяя принципы действительного мира и результаты человеческого творчества.

Современное информационное общество активно использует виртуальную реальность, что обусловлено целым рядом факторов, характеризующих наши дни:

– рост технологической оснащенности и информационно-технических возможностей современности, что позволяет усиливать действие искусственной реальности на человека, вызывая его эмоционально-поведенческий ответ, схожий с реакцией на материальный мир, т.е. сформированная реальность по своему воздействию на субъекта не отличается от реальной, более того, дальнейшее технологическое совершенствование искусственной реальности стремится вызывать чувство большей реальности, чем объективная реальность (например, виртуальный динозавр более реален, чем его останки в музее);

– увеличение плотности населения планеты наряду с ее ограниченными материальными ресурсами и фиксированной свободой реального пространства-времени. Факт ограниченности пространственно-временной реальности стимулирует человека к ее расширению, созданию альтернативных моделей и форм;

– плюрализм как один из ведущих принципов современного мышления постулирует свободу общения, передвижения, культурной идентичности, реализация которых упрощается благодаря размножающейся искусственной реальности, опосредующей связь человека и объективного мира, т.е. искусственная реальность становится той системой координат, которая объединяет людей для общения так часто, как им это кажется необходимым; делает доступным ощущение себя в той части света, которая становится наиболее интересной; позволяет «примерить» к своей индивидуальности физиологические, культурные или личностные особенности, кажущиеся привлекательными, за счет этого достигается эффект свободы как проявления плюрализма;

– утеря социальной стабильности, устойчивости ценностных экзистенциальных и культурных констант, «травматичность» современной объективной реальности провоцируют эскапизм в искусственные миры, что обеспечивает их популярность.

На наш взгляд виртуальная реальность не является продуктом современности, она имеет более глубокие исторические корни, поскольку под виртуальностью можно понимать не только и не столько компьютерную симуляцию, но вымышленный, эфемерный мир, который выстроен согласно логике предметной реальности с небольшими изменениями в социальном устройстве (утопия, антиутопия), этико-аксиологическом содержании (любовная лирика), индивидуальных особенностях человека (мечты, фантазии) и др. Мы видим, что компьютерная виртуальная реальность является результатом не только развития информационных технологий, но и социальной необходимостью, это социокультурный феномен, выходящий за рамки современности и компьютерных технологий, который позволяет человеку разнообразить повседневность в соответствии со своими желаниями.

Рассматривая компьютерную реальность как один из видов искусственной реальности, мы можем отметить такую ее важную особенность, как интерактивность, непосредственное участие потребителя в информационно-компьютерном континууме, благодаря чему она предстает как форма массового творчества, результаты которого более реальны, чем результаты воображения, это своеобразный перформанс, участником которого может стать любой желающий. Однако, в отличие от истинного творчества, виртуальный продукт не является результатом творческого усилия, он связан с моментом выбора из предложенных вариантов, ограниченных рамками компьютерных программ и стандартов. Человеку становится доступным «управление» новыми искусственными формами пространства и времени, которые становятся альтернативным полем его коммуникации и творчества, успешно конкурирующим с предметной действительностью, не требуя личного присутствия, отличаясь в пользу мобильности, создавая иллюзию пространственно-временной безграничности человеческих возможностей, используя образы, легко воспринимаемые потребителем, привлекая его простотой и доступностью, оно дает полный спектр эмоций и аффектов.

Компьютерную виртуальную реальность конструируют компьютерные игры, Интернет-сообщества (например, Second life), а также «комнаты виртуальной реальности», сопровождаемые проекционным 3-D изображением, виртуальным шлемом и перчатками. Функционально виртуальная реальность используется для обучения (симуляторы для подготовки пилотов), духовного обогащения (посещение национальных музеев в виртуальном формате), научных исследований (в медицине, криминалистике и т.д.), однако наибольшее распространение она получает в сфере развлечений, предлагая пользователю сражение с монстрами, полет на луну, смену пола и другие захватывающие формы времяпрепровождения, которые становятся более привлекательными, нежели объективная реальность, вызывая, тем самым, компьютерную зависимость.

Исходя из сформулированных нами предпосылок формирования искусственной реальности и выявления особенностей компьютерной виртуальной реальности, можно рассматривать данный конструкт как симптоматичный для информационной эпохи с ее технологическим размахом, ресурсным дефицитом, бифуркационностью и поиском негэнтропии, однако, несмотря на успешность, доступность и полезность компьютерной виртуальной реальности, необходимо отметить опасность предпочтения виртуального компьютерного как нереального, противостоящего материальной бытийности, истинной объективной реальности.

Литература

  1. Бюхнер, Л. Сила и материя. [Текст] / Л. Бюхнер. СПб., 1907.

  2. Дубровский, Д.И. Проблема идеального. Субъективная реальность. [Текст] / Д.И. Дубровский. М.: Канон+. 2002. – 368с.

  3. Иванов, Д.В. Виртуализация общества. [Текст] / Иванов Д.В. СПб.: Петербургское Востоковедение. 2002. – 324 c.

  4. Ильенков, Э. Действительность//Философская Энциклопедия. В 5-х т. [Текст] / Э. Ильенков.Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. М.: Мысль . 1960—1970. – 422с.

  5. Луман, Н. Реальность массмедиа. [Текст] / Н. Луман М.: “Логос”. 2005. – 280 с.

  6. Новая философская энциклопедия: В 4 тт. [Текст] / М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001. – 605 с.

  7. Серл, Дж. Открывая сознание заново. [Текст] / Дж Серл. М.: Идея-Пресс. 2002. – 256 с.

  8. Спиноза, Б. Этика// Избранные произведения в 2х т. [Текст] / Б. Спиноза. М.: Наука. 1957. Т. 1. – 768 с.

  9. Франк С.Л. Реальность и человек. [Текст] / С.Л. Франк. М: Республика. 2007. 1997. – 478 c.

1 Статья выполнена при поддержке гранта РГНФ № 12-33-01257

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.