Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 127-129 Выпуск: №12 (31) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Козловский В. Д. А. ЛАВИНСКИЙ В ВХУТЕМАСЕ / В. Д. Козловский // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №12 (31) Часть 2. — С. 127—129. — URL: https://research-journal.org/culture/a-lavinskij-v-vxutemase/ (дата обращения: 24.11.2020. ).
Козловский В. Д. А. ЛАВИНСКИЙ В ВХУТЕМАСЕ / В. Д. Козловский // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №12 (31) Часть 2. — С. 127—129.

Импортировать


А. ЛАВИНСКИЙ В ВХУТЕМАСЕ

Козловский В.Д.

Преподаватель,  кафедры «Дизайн», аспирант кафедры «Истории, истории культуры и музееведения» Московского Государственного Университета Культуры и Искусств

А. ЛАВИНСКИЙ В ВХУТЕМАСЕ

Аннотация

В статье рассматриваться творчество одного из представителей русского архитектурного авангарда Антона Лавинского в ВХУТЕМАСе. Описываются  историко-культурные и социальные предпосылки создания нового метода преподавания и его трансформации, в художественном образовании Советской России начала двадцатых годов.

Ключевые слова: А. Лавинский, ВХУТЕМАС, советская художественная культура 1917-1927.

Kozlovskiy V.D.

Lecturer, department of “Design”, graduate student of  history, cultural history and museum studies at Moscow State University of Culture and Art

A. LAVINSKY IN VHUTEMAS

Abstract

The article discusses the work of one of the representatives of the Russian avant-garde  in VHUTEMAS Anton Mikhailovich Lavinsky. It describes the historical, cultural and social prerequisites for the establishment of a new method of teaching and its transformation in art education of Soviet Russia in the early twenties.

Keywords: A.M. Lavinsky, VHUTEMAS, Soviet art culture of 1917-1927.

А. Лавинский родился в городе Сочи в 1893 году. Закончив сочинское начальное училище, поступил в среднее специальное учебное заведение в городе Баку на архитектурно-строительное отделение.  После успешного окончания училища, в 1913 году и короткой архитектурной практики А. Лавинский становится вольнослушателем в Академии художеств в Петербурге, где для обучения им был выбран  Скульптурный факультет.  Его обучение в Академии было прервано мобилизацией в армию и Февральской революцией. В 1918 году А. Лавинский возвращается в Академию художеств в мастерскую Л. Шервуда, а затем А. Матвеева.  Имея двойную специализацию, он успешно работал и как скульптор, и как архитектор.

После первой реформы художественного образования 1918 года А. Лавинского направляют преподавать скульптуру в Саратовские Государственные Свободные Мастерские.  За первой реформой последовала вторая.  На базе Первых и Вторых СГХМ (Свободных Государственный Художественных Мастерских) был создан ВХУТЕМАС (Высшее Художественно-Технические Мастерские), в который в 1920 году был приглашен А. Лавинский. Он совместно с Б. Королёвым возглавил мастерскую на Скульптурном факультете, где была сформирована методика преподавания скульптурной пропедевтики.

Разработки А. Лавинского и Б.Королёва легли в основу межфакультетской  пропедевтической дисциплины «Объем».  Основным методом преподавания был так называемый «объективный метод», который предусматривал изучение простых геометрических объемных форм  и их сочетания. В мемуарах Е. Семеновой можно найти описание занятий в мастерской  А. Лавинского и Б. Королёва: « …Студенты –«все футуристы» – создавали тогда странные произведения. Стоит например, в мастерской натурщица в обыкновенной юбке и блузе (одетая – потому что будущие монументы борцам революции не станешь делать обнаженными или в легких хитонах), а кругом высятся в натуральную величину сооружения, раздраконенные кубами, призмами, усеченными конусами, из которых то там, то тут неожиданно вылупляется реалистичнейшее, любовно отработанное обнаженное бедро с «фрагментом» живота. В других скульптурах и таких «фрагментов» не было – была одна геометрия…»[6,с.17]

Данный способ обучения был в последующем переосмыслен А. Лавинским, творческие поиски с формально-эстетических проблем были переориентированы на вопросы связи  искусства с потребностями и возможностями производства.   Решение этого вопроса  было основным вектором развития художественной культуры постреволюционной России.

Советская культура в целом  и художественная культура, как ее неотъемлемая часть  должна была отвечать потребностям пролетариата и идеям революции. В художественной практике шли поиски нового визуального языка, способного отразить революционную действительность. «…В первые годы Советской власти очень четко воспринимался социальный адрес доставшихся от прошлого вещей, знаковость их формы. Такое отношение к вещному окружению прошлого переносилось  на традиционные изделия, продолжавшие выпускаться, требовало от дизайнеров разработки принципиально новой предметной среды…»[2,с.173]

В это время можно выделить два течения: одно –  поиски в русле традиционного  реалистического творчества, другое, так называемое левое течение, искало новые формы. Определенная свобода творческих поисков подтверждалась и  на государственном уровне. В  1924 году А. Луначарский  в статье «Художественная политика Советского государства» пишет: «Нельзя провозглашать государственной  ни  школу реализма, ни школу футуризма.  Нельзя объявлять без воли самого пролетариата, пока не могущего произнести своего приговора, истинно пролетарским ни какой либо с иголочки новенький и сумбурный конструктивизм, ни равным образом, требующий всяческого присмотра, хотя бы народнический реализм»[1,с. 344]. Так или иначе эти поиски стремились к созданию нового искусства, отвечающего популярному в двадцатые годы лозунгу: «Искусство – в производство». [5,с.166]

С точки зрения художественного образования, положения о взаимосвязи искусства и производство были уже заложены на этапе первой реформы. Подтверждением может служить резолюция  Всероссийской конференции «учащих и учащихся» СГХМ, прошедшая в Москве летом 1920года: «…влить художественную культуру в производство…», «…создать производственное искусство…» [3,с.76]. Выступающие, среди которых были: В. Кандинский, Д. Штеренберг, А. Луначарский, говорили о необходимости детального изучения материалов и внедрения «объективного метода» в художественных школах, о принципе единой художественной культуры, изучении форм, материалов и конструктивных задач. Предполагалось создать «лаборатории», в которых изучались бы технологии и основы композиции в различных видах искусств. Это были первые шаги в построении художественной культуры, как части общей пролетарской, то есть культуры, ориентированной на рабочих и крестьян, живущих в Советском государстве.

Вторая реформа художественного образования, как мы уже упоминали, закончилась созданием Высших Художественно-Технических Мастерских (ВХУТЕМАС). Целью нового учебного заведения была подготовка  художников-мастеров высшей квалификации для промышленности, преподавателей и руководителей в области художественного проектирования, отвечающих требованиям новой культуры [3,c.70]. Интересно отметить, что слияние мастерских в единый ВУЗ и  слово «технические», в названия учебного заведения появилось не только с идеологической точки зрения, а так же в связи с постановлением СНК от 4 июля и 13 августа 1920 года о добавочных пайках для технических учебных заведений [4,с.244].

Преподаватели пропедевтических дисциплин, в числе которых был А. Лавинский, следуя идеям производственного искусства, были не довольны ролью преподавателей, только лишь на начальных этапах обучения студентов.  А.Веснин, А.М. Лавинский, Л. Попова и А.Родчено в феврале 1923 года подали правлению ВХУТЕМАСа докладную, в которой содержался план создания единой экспериментальной мастерской.  Однако эта идея не получила поддержки у руководства ВХУТЕМАСа, в частности В.Фаворского.

Различие между преподавателями основного отделения и преподавателями производственных факультетов, заключалась в разносторонности первых и узкой специализации вторых.  Безусловно это влияло на трудности в общении и порождало конфликты.  Творческое согласие А. Лавинского и Б. Королева в их работе на скульптурном факультете вылилась в взаимное творческое неприятие.  А. Лавинский отрицал станковизм в скульптуре и вообще стал сомневаться в этом виде искусства, как в перспективном.  А. Лавинский все больше склонялся к конструктивным композициям, архитектуре и зарождавшемуся дизайну.  С начала 1922 года его стали отстранять от преподавания на скульптурном факультете, а в сентябре 1923 году он был переведен на Древообделочный факультет. Студентами мастерской обсуждался вопрос приглашения в качестве преподавателей А. Веснина и А.Лавинского. 22 марта 1924 года вопрос о приглашении А. Лавинского был решен отрицательно Стоит отметить, что А.Веснин отказался преподавать без А.Лавинского.

А. Лавинский проделал путь от скульптора –кубиста до ортодоксального конструктивиста. В его деятельности шел постоянный творческий поиск, где процесс был не менее важен чем результат. Преподаватели пропедевтических дисциплин и А. Лавинский, создавая объекты искусства, наполняли их новой, для того времени духовностью. Она рассматривалась, как  синоним сознательного и слияние индивидуального с массовым. Теоретический и практический опыт А.М. Лавинского, как творца авангарда, признан и широко используется сегодня  в педагогической и производственной практике.

Литература

  1. История русской культуры IX-XX вв.: пособие для вузов/ В.С. Шульгин [и др.] Москва: Дрофа, 2004. 480 с.
  2. Калиничева М.М, Жердев Е.В, Новиков А.И. Научная школа эргодизайна ВНИИТЭ: предпосылки, истоки, тенденции становления. Монография. Москва: ВНИИТЭ, Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2009. 368 с.
  3. Лаврентьев, А.Н. ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН. Аналитический опыт композиции // Строгановская школа композиции / главный редактор О.Л. Голубева. Москва: МГХПУ им. С.Г. Строганова, 2005. 352 с.
  4. Рунге, В.Ф. История дизайна науки и техники: учебное пособие: в 2-х кн. Москва: Архитектура-С, 2006.- Кн.1. 368 с.
  5. Турчин, В.С. По лабиринтам авангарда .Москва: МГУ, 1993. 248 с.
  6. Хан-Магомедов, С.О. Антон Лавинский. Москва: Фонд Русский авангард, 2007.108 с .

References

  1. Istoriya russkoj kul’tury IX-XX vv.: posobie dlya vuzov/ V.S. SHul’gin [i dr.] Moskva: Drofa, 2004. 480 s.
  2. Kalinicheva M.M, ZHerdev E.V, Novikov A.I. Nauchnaya shkola ehrgodizajna VNIITEH: predposylki, istoki, tendencii stanovleniya. Monografiya. Moskva: VNIITEH, Orenburg: IPK GOU OGU, 2009. 368 s.
  3. Lavrent’ev, A.N. VHUTEMAS-VHUTEIN. Analiticheskij opyt kompozicii // Stroganovskaya shkola kompozicii / glavnyj redaktor O.L. Golubeva. Moskva: MGHPU im. S.G. Stroganova, 2005. 352 s.
  4. Runge, V.F. Istoriya dizajna nauki i tekhniki: uchebnoe posobie: v 2-h kn. Moskva: Arhitektura-S, 2006.- Kn.1. 368 s.
  5. Turchin, V.S. Po labirintam avangarda .Moskva: MGU, 1993. 248 s.
  6. Han-Magomedov, S.O. Anton Lavinskij. Moskva: Fond Russkij avangard, 2007.108 s.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.