Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.55.115

Скачать PDF ( ) Страницы: 196-198 Выпуск: № 01 (55) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Жалсараева Б. Б. ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ КИТАЙСКИХ МИГРАНТОВ В РЕСПУБЛИКЕ БУРЯТИЯ / Б. Б. Жалсараева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 1. — С. 196—198. — URL: https://research-journal.org/culture/73728/ (дата обращения: 23.06.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.55.115
Жалсараева Б. Б. ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ КИТАЙСКИХ МИГРАНТОВ В РЕСПУБЛИКЕ БУРЯТИЯ / Б. Б. Жалсараева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 1. — С. 196—198. doi: 10.23670/IRJ.2017.55.115

Импортировать


ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ КИТАЙСКИХ МИГРАНТОВ В РЕСПУБЛИКЕ БУРЯТИЯ

Жалсараева Б.Б.

ORCID: 0000-0001-9346-731Х, аспирант, Восточно-Сибирский государственный институт культуры и искусств

ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ КИТАЙСКИХ МИГРАНТОВ В РЕСПУБЛИКЕ БУРЯТИЯ

Аннотация

В статье обобщаются результаты социологического исследования, проведенного с целью анализа процесса адаптации китайских мигрантов в России, в частности в Республике Бурятия. Автор рассматривает сохранение традиционных ценностей китайского общества у мигрантов в Республике Бурятия. Обобщая результаты, проведенного анкетирования, автор приходит к выводу, что китайцы, находясь за пределами Китая, не проявляют интереса к местным традициям и обычаям, религиям. Они сохраняют культурные особенности, чтут традиции и не видят возможным процесса ассимиляции. Но в тоже время, достаточно спокойно сосуществуют с местными жителями, т.е. успешно адаптируются в Республике Бурятия.

Ключевые слова: адаптация, китайские мигранты, Республика Бурятия, традиции, ценности.

Zhalsaraeva B.B.

ORCID: 0000-0001-9346-731Х, postgraduate student, East-Siberian State Institute of Culture and Arts

THE TRADITIONAL VALUES OF CHINESE MIGRANTS IN THE REPUBLIC OF BURYATIA

Abstract

The article summarizes the results of a sociological study conducted to analyze the process of adaptation of Chinese migrants in Russia, in particular in the Republic of Buryatia. The author considers the preservation of traditional values of the Chinese society of migrants in the Republic of Buryatia. Summarizing the results, the survey, the author comes to the conclusion that the Chinese, outside China, are not interested in local traditions, customs and religions. They retain cultural differences, honor traditions and do not see the possible process of assimilation. But at the same time, quite peacefully coexist with the locals, i.e., successfully adapt in the Republic of Buryatia.

Keywords: adaptation of Chinese migrants, Republic of Buryatia, traditions, values.

Китайская диаспора существует в России почти полтораста лет: с конца 50-х гг. XIX в. В частности, особое влияние китайцы оказали на Дальнем Востоке. Стоит отметить, что в Советский период под разными предлогами шла активная политика выселения с Дальнего Востока китайцев и корейцев. Новый этап миграции начался в 1990-х гг., в связи с изменившейся социально-экономической обстановкой в России. Здесь был и договор о безвизовом обмене, и его отмена. Августовский валютно-финансовый кризис 1998 г. сократил численность китайцев на территории России.

В целом по стране, в миграционном потоке доля приезжих из Китая не так уж и мала (наивысшая в 2004 г. – 20,4 %, самая низкая в 2010 г. – 11,4%, если считать по количеству зарегистрированных в ФМС трудовых мигрантов). При этом роль китайской общины в экономике России хотя и заметна, но невелика [2, с. 193]. Между тем В.Г. Гельбрас считает, что предпринимательская деятельность китайцев в России будет нарастать и становиться все более разнообразной: легальная и нелегальная скупка различных сырьевых ресурсов будет дополняться все более тщательным вниманием к научно-техническим достижениям. Также он отмечает, что китайские землячества накопили довольно солидный экономический потенциал [1].

Для Республики Бурятия на протяжении 1990-2000-х гг. Китай является одним из основных торговых партнеров, на его долю приходится 36% ее внешнеторгового оборота [7, с. 17], поэтому региональная экономика сильно зависит от сотрудничества с Китаем. Приток дешевой китайской продукции пользуется  большим спросом у жителей республики. Это объясняется тем, что Бурятия уступает большинству регионов по качеству и уровню жизни, также нужно учитывать географическую близость Республики Бурятия с Китаем.

На данный момент, как сообщили нам в УФМС по Республике Бурятия, нелегальная миграция из Китая исчезла, наметились качественные сдвиги, в частности, увеличилось число лиц с высшим образованием.

Китайские мигранты расселены по Республике Бурятия неравномерно. Отдельные небольшие группы расселены по районам республики, где преимущественно занимаются сельским хозяйством и заготовкой леса. Основная часть китайцев проживает в г. Улан-Удэ, в столице республики и экономическом центре региона [7, с. 8]. Если раньше, китайцы занимались преимущественно простой продажей дешевой одежды на рынках, то на данный момент, большинство китайцев занимается бизнесом, они открывают кафе, рестораны, занимаются оптовой скупкой леса, то есть инвестируют уже в более крупные проекты.

Среди причин прибытия в Республику Бурятия лидирующее положение занимает экономический фактор. Следует упомянуть, что китайцы в ходе беседы отмечают, что жизнь в целом в республике спокойная и размеренная, что их и  привлекает. А также сравнивая республику с другими регионами, замечают к себе толерантное отношение принимающей стороны. Объяснить это можно тем, что Бурятия является одним из полиэтнических регионов России, здесь проживают более ста национальностей, традиционно сохраняются толерантные настроения в обществе, вызванные опытом многовекового сосуществования различных этносов. В ходе бесед с респондентами, мы пришли к выводу, что в целом оценка, данная самими китайцами по отношению к ним принимающей стороны, верная. Так, основная масса местного населения довольно спокойно относится к китайцам. Но, стоит отметить, что некоторые респонденты, например, предприниматели, выражают недовольство по отношению к китайцам, аргументируя тем, что они занимают их нишу и являются для них конкурентами, также этого мнения, придерживаются некоторые студенты.

В Бурятии формирование китайской общины начинается с 1997 г., расцвет деятельности землячества приходиться на 2004 г. С этого времени можно говорить о сформировавшейся общине китайцев в Бурятии.

Для китайских мигрантов в Бурятии характерна такая форма консолидации как землячества. Они объединяются в отдельные землячества по месту прибытия из Китая, например, из одного района или провинции, поэтому в Республике Бурятия китайцы разрознены и обособленны между собой, следовательно, китайская диаспора в Бурятии полностью закрыта.

Поведение китайской диаспоры в Республике Бурятия, мы считаем, что можно соотнести с концепцией деятельностного опосредования групповой активности, предложенной психологом А.В. Петровским. Согласно этой концепции, коллективный объект выступает как иерархически организованная, многоуровневая система, состоящая из различных по степени опосредованности процессов совместной деятельности элементов. В качестве ведущего фактора становления и развития всех форм внутригрупповой активности выделяется социально значимая совместная деятельность [5, с. 151]. Для китайцев в республике как социально значимую совместную деятельность можно  выделить процесс адаптации в иноэтничной среде, а также нужно не забывать, что основная масса китайцев приезжает в Бурятию на заработки.

Среди высших китайских ценностей Р.Д. Льюис отмечает уважение иерархии [3, с. 372],  которое основывается на конфуцианских принципах и обеспечивает стабильность всего китайского общества.  Как показало исследование, иерархичность сохраняется и за пределами страны. Китайцы, живущие на территории Республики Бурятия, также сохраняют иерархические отношения между собой. Мы считаем, что это связано с патерналистической моделью отношений, где младший почитает старшего, а он свою очередь заботится и оберегает младшего. Традиционная обязанность взаимной выручки сплачивает китайскую диаспору. Так, при проведении анкетирования подтвердилось, что китайские мигранты в случае проблем обращаются за помощью к родственникам, либо к друзьям (китайцам). Благодаря этому китайцы достаточно успешно адаптируются в инокультурной среде.

На вопрос анкеты «Хотели бы остаться жить в Республике Бурятия?» большинство представителей китайской диаспоры отвечают отрицательно. Они приводят такие ответы как чувство патриотизма, желание быть с родственниками и т.д. Вообще, у китайцев чувство патриотизма является неоспоримой чертой национального характера. Китайский патриотизм опирается на многовековую историю страны, и всеобъемлющая любовь к государству стала нормой жизни китайцев.

Важным является отношение самих китайцев к эмиграции, они считают сам факт выезда из Китая вынужденной мерой и считают себя временными гостями. Отсюда следует, что сами китайцы негативно относятся к возможной ассимиляции, а диаспора, являясь одновременно, универсальной формой, позволяющей существование в иноэтничном окружении и в среде своего этноса, облегчает процесс адаптации, а также является сильнейшим фактором, противодействующим ассимиляции.

На такие вопросы анкеты как «Хорошо ли вы знаете историю, культуру Китая? Соблюдаете ли вы обряды, ритуалы, которые обязательны в Китае?» все респонденты отвечают положительно. Аргументируя тем, что Китай – это страна, где сохраняются и чтутся самобытные традиции и обычаи, а они являются неким фундаментом всей жизни.

Показательны также ответы на вопросы «Отмечаете ли вы китайские праздники в России? Отмечаете ли вы российские праздники?» Так, все респонденты ответили, что отмечают китайские праздники в России, а в ходе беседы, рассказали, что на значимые, большие праздники (например, Новый год по лунному календарю) стараются уехать в Китай к родным. Про российские же праздники, большинство респондентов ответили, что отмечают из любопытства или для времяпровождения. Надо сказать, что китайцы,  проживающие в Бурятии с рождения, с большим интересом относятся к российским праздникам и к местным обычаям, в отличие от тех, кто приехал в республику.

Доминирующие традиционные ценности китайского общества, определяющие поведение китайцев, сохраняются на территории республики. Для китайцев в повседневном и деловом общении в Бурятии важным остается принцип «сохранения лица». На этот принцип ссылаются при заключении сделок, при решении конфликтных ситуаций.

Также одной из главных ценностей для китайцев с древнейших времен является семья. Это сохраняется и на данный момент, так по данным К.М. Тертицкого, современная китайская семья до сих пор устойчивее, чем семья на Западе [6, с. 189]. Значимым является то, что мигранты не пренебрегают этой ценностью. Практически все китайцы считают первостепенным долгом помогать родителям и родственникам, оставшимся в Китае.

Общеизвестным фактором сохранения этнической идентичности является использование родного языка. Для Китая язык стал основной базовой ценностью, который позволил сохранить уникальность и самобытность китайской цивилизации. Язык изолировал китайцев от других людей и создал огромные различия между Китаем и всем остальным миром. Иероглифы в некотором смысле защищают Китай от вторжения чужой культуры и навязывания зарубежных традиций. Так, по результатам анкетирования стало известно, что китайцы, находясь за пределами Китая, постоянно общаются с соотечественниками и в подавляющем большинстве на китайском языке.

Важным является также то, что китайцы, живущие в Бурятии, не меняют своей религиозной принадлежности и не проявляют интереса к местным религиям. Но старожилы-китайцы, например, копируют ритуал подношения духам местности, проезжая опасные участки дороги.

Таким образом, можно сделать вывод, что китайцы успешно адаптируются  во всем мире, в том числе и в Республике Бурятия. Высокая конкурентоспособность, их предпринимательский талант помогают китайцам гармонично сосуществовать с местными жителями в любой иноэтничной среде. Но, в то же время, китайские мигранты не видят для себя возможным процесса ассимиляции и всячески стараются отгородится от чужой культуры, они сохраняют свои культурные особенности, традиционные ценности, связь со своей этнической родиной.

Список литературы / References

  1. Гельбрас В.Г. Российско-китайские отношения и проблемы глобализации. [Электронный ресурс] / Альманах «Восток», вып. № 1 (42), июнь 2007 г. URL: www. situation.ru (дата обращения 25.11.2016 г.)
  2. Ларин А.Г. Китай в мировой и региональной политике. История и современность. Вып. XVIII: ежегодное издание / сост., отв. ред. Е.И. Софронова. М.: ИДВ РАН. 2013. с. 193-222.
  3. Льюис Р.Д. Деловые культуры в международном бизнесе. От столкновения к взаимопониманию: Пер. с англ. – М.: Дело, 1999. – с. 372.
  4. Платонов Ю.П. Психология национального характера. – М.: Издательский центр «Академия», 2007. – с. 151.
  5. Современный Китай: Социально-экономическое развитие, национальная политика, этнопсихология / Отв. ред. Д.В. Буяров. М.: КРАСАНД, 2011. – с. 189.
  6. Шармашкеева Н.Ж. Социокультурная адаптация китайских мигрантов в Бурятии: Автореф. дис… канд. истор. наук. М., 2007. – с. 24.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gelbras V.G. Rossiysko-kitayskiye otnosheniya i problemy globalizatsii [Russian-Chinese Relations and Challenges of Globalization.] [Electronic resource] / Almanac “Vostok,” issue No. 1 (42), June 2007. URL: www. situation.ru (reference date 25.11.2016) [In Russian]
  2. Larin A.G. Kitay v mirovoy i regionalnoy politike. Istoriya i Vyp. XVIII: ezhegodnoye izdaniye [China in World and Regional Politics. History and Modernity. Issue XVIII: Annual Publication] / Author, Responsible Editor E.I. Sofronova. M.: IFE RAS. 2013. p. 193-222. [In Russian]
  3. Louis R.D. Delovye kultury v mezhdunarodnom biznese. Ot stolknoveniya k vzaimoponimaniyu: [Business Culture in International Business. From Collision to Mutual Understanding] Translated from English. – M.: Delo, 1999. – p. 372. [In Russian]
  4. Platonov Y.P. Psikhologiya natsionalnogo kharaktera. [Psychology of National Character.] – M.: Publishing Centre “Akademiya,” 2007. – p. 151. [In Russian]
  5. Sovremmennyi Kitay: Sotsialno-ekinimicheskoye razvitiye, natsionalnaya politika, etnopsikhologiya [Modern China: Socio-Economic Development, National Policies, Ethnopsychology] / Responsible editor D.V. Buyarov. M.: KRASAND, 2011. – p. 189. [In Russian]
  6. Sharmashkeeva N.Z. Sotsiokulturnaya adaptatsiya kitayskikh migrantov v Buriatii [Socio-Cultural Adaptation of Chinese Migrants in Buryatia]: Dissertation Abstract of С of Historical Sciences. M., 2007. – p. 24. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.