Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.85.7.018

Скачать PDF ( ) Страницы: 92-97 Выпуск: № 7 (85) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Черетаев И. В. ВЛИЯНИЕ 1-ГИДРОКСИ-1,1-ЭТИЛИДЕНДИФОСФОНОВОЙ КИСЛОТЫ И БИС(2-ПИРИДИЛ-1,2,4-ТРИАЗОЛИЛ-3)ПРОПАНА НА БОЛЕВУЮ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ САМОК КРЫС / И. В. Черетаев, Е. Н. Чуян, М. Ю. Раваева и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 7 (85) Часть 1. — С. 92—97. — URL: https://research-journal.org/biology/vliyanie-1-gidroksi-11-etilidendifosfonovoj-kisloty-i-bis2-piridil-124-triazolil-3propana-na-bolevuyu-chuvstvitelnost-samok-krys/ (дата обращения: 18.09.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2019.85.7.018
Черетаев И. В. ВЛИЯНИЕ 1-ГИДРОКСИ-1,1-ЭТИЛИДЕНДИФОСФОНОВОЙ КИСЛОТЫ И БИС(2-ПИРИДИЛ-1,2,4-ТРИАЗОЛИЛ-3)ПРОПАНА НА БОЛЕВУЮ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ САМОК КРЫС / И. В. Черетаев, Е. Н. Чуян, М. Ю. Раваева и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 7 (85) Часть 1. — С. 92—97. doi: 10.23670/IRJ.2019.85.7.018

Импортировать


ВЛИЯНИЕ 1-ГИДРОКСИ-1,1-ЭТИЛИДЕНДИФОСФОНОВОЙ КИСЛОТЫ И БИС(2-ПИРИДИЛ-1,2,4-ТРИАЗОЛИЛ-3)ПРОПАНА НА БОЛЕВУЮ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ САМОК КРЫС

ВЛИЯНИЕ 1-ГИДРОКСИ-1,1-ЭТИЛИДЕНДИФОСФОНОВОЙ КИСЛОТЫ И БИС(2-ПИРИДИЛ-1,2,4-ТРИАЗОЛИЛ-3)ПРОПАНА НА БОЛЕВУЮ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ САМОК КРЫС

Научная статья

Черетаев И.В.1, *, Чуян Е.Н.2, Раваева М.Ю.3, Шульгин В.Ф.4

1 ORCID: 0000-0003-1852-4323;

2 ORCID: 0000-0001-6240-2732;

3 ORCID: 0000-0001-9629-9726;

4 ORCID: 0000-0002-1750-3697;

1, 2, 3, 4 Таврическая академия (структурное подразделение) ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского», Симферополь, Россия

* Корреспондирующий автор (5612178[at]ukr.net)

Аннотация

В статье представлены результаты изучения влияния 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновой кислоты и бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропана в дозах 5, 50, 100 и 200 мг/кг на болевую чувствительность самок крыс. Эксперименты проведены на 100 крысах-самках линии Вистар в тест-моделях острой термической («tail-flick», «hot plate») и механической боли (тест Рэндалла-Селитто). Показано, что 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновая кислота обладает выраженным противоболевым эффектом при термическом воздействии в дозах 5 и 200 мг/кг, а при механическом болевом воздействии – в дозе 50 мг/кг; бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропан – в тесте «tail-flick» в дозах 5 и 50 мг/кг, в тесте «hot plate» – в дозе 50 мг/кг, в тесте Рэндалла-Селиттто – в дозе 50 мг/кг.

Ключевые слова: 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновая кислота, бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропан, крысы, боль.

INFLUENCE OF 1-HYDROXY-1,1-ETHYLIDENDIPHOSPHONE ACID AND BIS (2-PYRIDYL-1,2,4-TRIAZOLYL-3) PROPANE ON PAIN SENSITIVITY OF RAT FEMALES

Research article

Cheretaev I.V.1, *, Chuyan E.N.2, Ravaeva M.Yu.3, Shulgin V.F.4

1 ORCID: 0000-0003-1852-4323;

2 ORCID: 0000-0001-6240-2732;

3 ORCID: 0000-0001-9629-9726;

4 ORCID: 0000-0002-1750-3697;

1, 2, 3, 4 Tavrida Academy (structural unit) FSAEI of HE, V.I. Vernadsky Crimean Federal University”, Simferopol, Russia

* Corresponding author (5612178[at]ukr.net)

Abstract

The paper presents the results of studying the effect of 1-hydroxy-1,1-ethylidene diphosphonic acid and bis(2-pyridyl-1,2,4-triazolyl-3) propane with doses of 5, 50, 100 and 200 mg/kg on the pain sensitivity of rat females. The experiments were conducted on 100 Wistar female rats on acute thermal (“tail-flick,” “hot plate”) and mechanical pain test models (Randall-Selitto test). It was found that 1-hydroxy-1,1-ethylidene diphosphonic acid has a clear analgesic effect with thermal effects in doses of 5 and 200 mg/kg, and mechanical pain effects with a dose of 50 mg/kg; bis (2-pyridyl-1,2,4-triazolyl-3) propane in the “tail-flick” test with doses of 5 and 50 mg/kg, in the “hot plate” test, with the dose of 50 mg/kg, in the Randall-Selittto test, with a dose of 50 mg/kg.

Keywords: 1-hydroxy-1,1-ethylidene diphosphonic acid, bis (2-pyridyl-1,2,4-triazolyl-3) propane, rats, pain.

Введение

Известно, что более 90 % всех патологических состояний и процессов сопровождается болью, а пятая часть людей на земном шаре испытывает симптомы хронических болевых синдромов [1, С. 5], поэтому поиск новых анальгетиков актуален для практической медицины.

Сейчас существует множество химических соединений, обладающих высоким потенциалом с точки зрения возможной противоболевой активности. К таким веществам относят бисфосфонаты и 1,2,4-триазолы. Так, 1-гидроксиэтилиден-1,1-дифосфоновая кислота существенно влияет на обмен кальция и снижает энергетический обмен в клетке, встраиваясь в молекулы аденозинтрифосфата (АТФ) и преобразуя её в негидролизуемые соединения. Это ингибирует АТФ-зависимые клеточные процессы, вызывая апоптоз остеокластов в костной ткани [2, С. 1255-1262], [3, С. 2201-2210]. Как известно, кальций и АТФ являются основными вторичными посредниками в нервных клетках [4, С. 659-797], [5, С. 1261-1296], [6, С. 644-651], поэтому влияние на их уровень теоретически способно существенно изменить функциональное состояние нейронов и синапсов, и, следовательно, болевую чувствительность. У некоторых перспективных производных 1,2,4-триазола известны анестезирующие, противовоспалительные, антипирогенные и психоактивные эффекты.

Несмотря на представленные выше сведения, непосредственные данные об анальгетических эффектах 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновой кислоты и бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропана отсутствуют.

Цель работы – изучить влияние 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновой кислоты и бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропана на болевую чувствительность самок крыс.

Методы и принципы исследования

Предварительно в тесте «открытое поле» [12, С. 175-192] было отобрано 100 лабораторных крыс-самок линии Вистар («ФГУП «Питомник лабораторных животных «Рапполово») одинакового возраста массой 180-200 г со средним уровнем двигательной активности и низким уровнем эмоциональности. Для этого использовали специализированную рабочую станцию размером 45 х 45 см с прозрачными полипропиленовыми стенками высотой 20 см, представляющую собой актиметр (IR Actimeter, Pan Lab Harvard Apparatus Испания) с двумя инфракрасными рамками, выполняющих роль датчиков движений. Для управления рабочей станцией и сбора данных использовали программное обеспечение Actitrack 2.0 (Pan Lab Harvard Apparatus, Испания).

Животных, участвующих в эксперименте, содержали в стандартных условиях вивария (ГОСТ 33215-2014 «Руководство по содержанию и уходу за лабораторными животными. Правила оборудования помещений и организации процедур») с естественным 12-часовым свето-темновым циклом при температуре 18–22 оС на подстиле «Рехофикс МК 2000» со свободным доступом к воде и полноценному гранулированному корму ГОСТ Р-50258-92. Исследование проведено в соответствии с ГОСТ Р-53434-2009 «Принципы надлежащей лабораторной практики» и правилами Европейской конвенции по защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и иных научных целей. Экспериментальная часть работы выполнена в центре коллективного пользования научным оборудованием «Экспериментальная физиология и биофизика» кафедры физиологии человека и животных и биофизики Таврической академии (структурное подразделение ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского).

В эксперименте с каждым веществом принимали участие 50 самок крыс, которые были разделены на 5 групп по 10 особей. На момент начала эксперимента эстральный цикл самок был синхронизирован. Всего было проведено 2 экспериментальных серии с однократным внутрибрюшинным введением вещества. В каждой серии эксперимента самки одной группы являлись контрольными и получали внутрибрюшинно инъекции по 0,2 мл физиологического раствора и находились в cтандартных условиях вивария, остальные экспериментальные группы получали по 0,2 мл внутрибрюшинных инъекций тестируемого вещества в дозах 5, 50, 100 и 200 мг/кг соответственно. Тестирование параметров болевой чувствительности животных проводили через 1 час после инъекций в моделях острого болевого стресса «tail-flick», Рэндалла-Селитто («щипцы») и «hot plate». Перед проведением тестов «tail-flick» и Рэндалла-Селитто после инъекций животных помещали в прозрачные фиксаторы для крыс (AE1001-R0, НПК «Открытая Наука», Россия).

В тесте «tail-flick» оценивали перцептуальный компонент боли, основным показателем данного теста служил латентный период реакции отведения хвоста (ЛПРОХ) в ответ на свето-термальное раздражение, который определяли по времени (с) проявления реакции отдергивания хвоста. Измерения проводили на приборе LE7106 Tail-flick Meter (Pan Lab Panlab Harvard Apparatus, Испания). На хвост каждой крысы, сидящей в фиксаторе, осуществляли 3 предъявления свето-термального раздражителя с последующим расчетом среднего значения ЛПРОХ в секундах у каждого животного. Данный тест основан на спинальном флексорном рефлексе, возникающем в ответ на локальное воздействие на хвост высокой температуры и позволяет судить о болевой чувствительности животных преимущественно на спинальном уровне [12, С. 200-201].

В тесте Рэндалла-Селитто (экспериментальная установка BIO-RP-R Rodent pincher – analgesia meter, Bioseb, Франция) измеряли приложенную силу в граммах – болевой порог (БП) механической болевой чувствительности, при котором происходила ответная реакция животного на постепенно увеличивающееся по силе сдавливание хвоста щипцами [12, С. 203], [13, С. 409-419]. Осуществляли по 3 механических сжатия хвоста каждой крысы, помещённой в фиксатор, щипцами с последующим расчетом среднего значения БП в граммах у каждого животного.

В тесте «hot plate» (экспериментальная установка Cold and hot plate CHP, Bioseb, Франция) регистрировали ЛПБР животного, который определяли по значению времени (с) проявления реакции отдергивания и лизания конечностей и (или) вокализации. Тест позволяет судить о болевой чувствительности животных на супраспинальном уровне [12, С. 202], [14, С. 300-307], [15, С. 44-49].

Данные представлены в виде медианы и межквартильного диапазона (25 и 75 %), их статистический анализ и графическое представление выполнены в программном пакете Graph Pad Prism 7.0. Достоверность различий между группами определяли с помощью однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) c апостериорным тестом Тьюки и непараметрическим критерием множественных сравнений Данна [12, С. 903-906].

Основные результаты и обсуждение

Результаты проведённого анализа влияния 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновой кислоты на болевую чувствительность самок крыс (ГДК) представлены на рис. 1.

В тесте «tail-flick», являющимся термической моделью острой боли [12, С. 200-201] был выявлен анальгетический эффект ГДК в дозе 5 мг/кг (см. рис. 1, а), проявлявшийся у самок в достоверном увеличении ЛПРОХ на 21 % (р≤0.01), что свидетельствует об участии перцептуального компонента и спинального механизма в регуляции болевой чувствительности под влиянием указанной дозы ГДК. При этом у самок крыс в диапазоне доз от 5 до 200 мг/кг обнаружена обратно пропорциональная зависимость анальгетического эффекта ГДК от дозы с максимумом в дозе 5 мг/кг.

В тесте Рэндалла-Селитто (см. рис. 1, б), служащем для определения порогов механической болевой чувствительности [12, С. 203], обнаружен анальгетический эффект ГДК только в дозе 50 мг/кг, проявлявшийся у самок в достоверном увеличении БП в ответ на механическое сжатие хвоста щипцами на 33,3 % (р≤0.001). Остальные дозы в диапазоне от 5 до 200 мг/кг оказались не эффективны в данном тесте.

29-07-2019 22-21-32

Рис. 1 – Влияние 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновой кислоты на пороги болевой чувствительности самок крыс в тестах «tail-flick», Рэндалла-Селитто и «hot plate»:

а – латентный период отведения хвоста в тесте «tail-flick»,

б – латентный период болевой реакции крыс в тесте Рэндалла-Селитто,

в – болевой порог крыс в тесте «hot plate»

Примечание: * – p≤0.05; ** – p≤0.01 – достоверность отличий показателя по сравнению с контролем

(принят за 100 %)

 

В тесте «hot plate» (см. рис. 1, в) у самок крыс обнаружен анальгетический эффект в дозах 5 и 200 мг/кг, поскольку повышался ЛПБР на 43.1 (р≤0.01, n=10) и 35.6 % (р≤0.01, n=10), что согласно классической интерпретации теста [12, С. 202] свидетельствует об участии супраспинальных механизмов в регуляции болевой чувствительности тестируемой кислотой в указанных дозах. При этом в диапазоне доз от 5 до 200 мг/кг установлена U-образная зависимость анальгетического эффекта ГДК от дозы с максимумами в дозах 5 и 200 мг/кг.

Таким образом, по данным различных моделей острой боли ГДК проявляет анальгезирующее действие, при этом при термическом воздействии наиболее выраженным противоболевым эффектом обладают дозы 5 и 200 мг/кг, а при механическом болевом воздействии – 50 мг/кг.

Данные по оценке влияния бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропана (БТП) на болевую чувствительность самок крыс представлены на рис. 2.

 

29-07-2019 22-23-11

Рис. 2 – Влияние бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропана на пороги болевой чувствительности крыс-самцов в тестах «tail-flick», Рэндалла-Селитто и «hot plate»:

а – латентный период отведения хвоста в тесте «tail-flick»,

б – латентный период болевой реакции крыс в тесте Рэндалла-Селитто,

в – болевой порог крыс в тесте «hot plate»;

Примечание: * – p≤0.05; ** – p≤0.01; *** – p≤0.001 – достоверность отличий показателя по сравнению с контролем

(принят за 100 %)

 

В тесте «tail-flick» (см. рис. 2, а) выявлен анальгетический эффект БТП в дозах 5 и 50 мг, выражавшийся в достоверном увеличении ЛПРОХ у самок крыс на 38.5 (р≤0.05, n=10) и 32.9 % (р≤0.01, n=10) соответственно. Выраженная эффективность в данном тесте свидетельствует об участии перцептуального компонента ноцицепции и спинального механизма регуляции болевой чувствительности под влиянием указанных доз БТП.

В тесте Рэндалла-Селитто (см. рис. 2, б) обнаружен анальгетический эффект БТП у самок крыс в дозах 5 и 50 мг/кг, который проявлялся в достоверном увеличении БП на 31.7 (р≤0.01, n=10) и 41.6 % (р≤0.001, n=10) соответственно в ответ на механическое сжатие хвоста щипцами. При этом зависимость «доза-эффект» приобретала куполообразный вид, а максимум эффекта наблюдался в дозе 50 мг/кг.

В тесте «hot plate» анальгетический эффект у самок крыс БТП был обнаружен в только дозе 50 мг/кг (см. рис 2, в), который проявлялся в увеличении ЛПБР на 51.1 % (р≤0.001, n=10). Это свидетельствует об участии супраспинальных механизмов в регуляции болевой чувствительности данной дозой БТП.

Таким образом, по данным всех проведённых тестов, анальгетическое действие БТП проявляется в дозах 5 и 50 мг/кг, а максимально выраженный эффект этого соединения наблюдается в дозе 50 мг/кг.

В целом, по результатам проведённой работы можно сказать, что ГДК и БТП обладают анальгетическими эффектами в различных дозах, повышая пороги болевой чувствительности в моделях острой термической и механической боли, оказывая влияние на перцептуальный и механический компоненты боли, спинальный и супраспинальный механизмы её регуляции.

Заключение

Обнаружено, что 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновая кислота и бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропан в диапазоне доз от 5 до 200 мг/кг существенно изменяют болевую чувствительность самок крыс, повышая её пороги, оказывая анальгетический эффект с участием различных механизмов регуляции боли:

  1. 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновая кислота в дозе 5 мг/кг проявляет анальгетический эффект с участием перцептуального компонента и спинального механизма боли, повышая латентный период отведения хвоста на 21 % (p≤0.05) в тесте «tail-flick». Также данная кислота проявляет анальгетический эффект в дозе 50 мг/кг, повышая болевой порог относительно контроля в тесте Рэндалла-Селитто, отражающем механическую болевую чувствительность, на 33,3 % (р≤0.001). В тесте «hot plate» 1-гидрокси-1,1-этилидендифосфоновая кислота в дозах 5 и 200 мг/кг проявляет анальгетический эффект с участием супраспинального механизма регуляции боли, повышая относительно контроля латентный период болевой реакции на 43,1 (р≤0.05) и 35,6 % (р≤0.05) соответственно.
  2. Бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропан в тесте «tail-flick» проявляет противоболевую активность в дозах 5 и 50 мг/кг с участием перцептуального компонента и спинального механизма боли, увеличая латентный период отведения хвоста на 38,5 (р≤0.05) и 32,9 % (р≤0.01). Это вещество также проявляет анальгетический эффект в дозах 5 и 50 мг/кг, повышая болевой порог механической болевой чувствительности относительно контроля в тесте Рэндалла-Селитто на 31,7 (р≤0.01) и 41,6 % (р≤0.001). В тесте «hot plate», показывающем участие супраспинальных механизмов в регуляции боли, бис(2-пиридил-1,2,4-триазолил-3)пропан проявлял анальгетический эффект только в дозе 50 мг/кг, увеличивая латентный период болевой реакции на 51.1 % (р≤0.05). 
Финансирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РНФ в рамках научного проекта No 18-13-00024.

Funding

The study was financially supported by the Russian Science Foundation as the scientific project No. 18-13-00024.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Шостак Н. А. Боль как междисциплинарная проблема / Н. А. Шостак, Н. Г. Правдюк // Клиницист. – 2012. – № 2. – С. 5–8.
  2. Lehenkari P. P. Further insight into mechanism of action of clodronate: inhibition of mitochondrial ADP/ATP translocase by a nonhydrolyzable, adenine-containing metabolite / P. P. Lehenkari, M. Kellinsalmi, J. P. Näpänkangas and others. // Mol. Pharm. – 2002. – V. 61, No 5. – P. 1255–1262. doi: 10.1124/mol.61.5.1255
  3. Frith J. The molecular mechanism of action of the antiresorptive and antiinflammatory drug clodronate: evidence for the formation in vivo of a metabolite that inhibits bone resorption and causes osteoclast and macrophage apoptosis / J. Frith, J. Monkkonen, S. Auriola and others. // Arthritis Rheum. – 2001. – V. 44, No 9. – P. 2201–2210.
  4. Burnstock G. Physiology and pathophysiology of purinergic neurotransmission / G. Burnstock // Physiol. Rev. – 2007. – V. 87, No 2. – P. 659–797. doi: 10.1152/physrev.00043.2006.
  5. Berridge M. G. The Inositol Trisphosphate/Calcium Signaling Pathway in Health and Disease / M. G. Berridge // Physiol. Rev. – 2016. – Vol. 96, No 4. – Р. 1261–1296. doi: 10.1152/physrev.00006.2016
  6. Cheretaev I. V. ATP-Dependent and Calcium Mechanisms of the Effects of Salicylates on Electrical Potentials in Neurons in the Mollusk Helix Albescens / I. V. Cheretaev, I. I. Korenyuk, D. R. Khusainov and others. // Neuroscience and Behavioral Physiology. – 2016. – V. 46, No 6. – P. 644–651. doi: 10.1007/s11055-016-0291-0
  7. Almasirad A. Synthesis, analgesic and anti-inflammatory activities of new methyl-imidazolyl-1,3,4-oxadiazoles and 1,2,4-triazoles / A. Almasirad, Z. Mousavi, M. Tajik // Journal of Pharmaceutical Sciences. – 2014. – V. 22, No 22. – P. 22–29. doi: 10.1186/2008-2231-22-22
  8. Plech T. Studies on the anticonvulsant activity of 4-alkyl-1,2,4-triazole-3-thiones and their effect on GABAergic system / T. Plech, B. Kaprona, J. J. Łuszczki and others. // European Journal of Medicinal Chemistry. – 2014. – V. 86С. – P. 690–699. doi: 10.1016/j.ejmech.2014.09.034
  9. Sarigol D. Novel thiazolo[3,2-b]-1,2,4-triazoles derived from naproxen with analgesic/anti-inflammatory properties: Synthesis, biological evaluation and molecular modeling studies / D. Sarigol, A. Uzgoren-Baran, B. C. Tel and others. // Bioorg. Med. Chem. – 2015. – V. 23, No 10. – P. 2518–2528. doi: 10.1016/j.bmc.2015.03.049
  10. Thakur A. 1,2,4-Triazole Scafolds: Recent Advances and Pharmacological Applications / A. Thakur, P. S. Gupta, P. K. Shukla // Int. J. Curr. Res. Aca. Rev. – 2016. – V. 4, No 2. – P. 277–296. doi: 10.2174/1871524915666150209100533
  11. Буреш Я. Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения / Я. Буреш, О. Бурешова, Д. Хьюстон. – М. : Высшая школа, 1991. – 399 c.
  12. Миронов А. Н. Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств / А. Н. Миронов, Н. Д. Бунатян, А. Н. Васильев и др. – Ч. 1. – М. : Гриф и К, 2012. – 944 с.
  13. Randall L. O. A method for measurement of analgesic activity on infl amed tissue / L. O. Randall, J. J. Selitto // Arch. Int. Pharmacodyn. Ther. – 1957. – V. 111, No 4. – P. 409–419.
  14. Woolfe G. The evaluation of the analgesic action of pethidine hydrocholoride (Demerol) / G. Woolfe, A. D. Macdonald // J. Pharmacol. Exp. Ther. – 1944. – Vol. 80, No 3. – P. 300–307.
  15. Северьянова Л. А. Влияние L-аргинина на электрокожную и температурную болевую чувствительность у крыс / Л. А. Северьянова, И. И. Бобынцева, Н. А. Кирьянова и др. // Курский научно-практический вестник «Человек и его здоровье». – 2005. – № 2. – С. 44–49.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Shostak N. A. Bol kak mezhdisciplinarnaja problema [Pain as an interdisciplinary problem] / N. A. Shostak, N. G. Pravdyuk // Klinicist [Сlinician]. – 2012. – № 2. – С. 5–8. [in Russian]
  2. Lehenkari P. P. Further insight into mechanism of action of clodronate: inhibition of mitochondrial ADP/ATP translocase by a nonhydrolyzable, adenine-containing metabolite / P. P. Lehenkari, M. Kellinsalmi, J. P. Näpänkangas and others. // Mol. Pharm. – 2002. – V. 61, No 5. – P. 1255–1262. doi: 10.1124/mol.61.5.1255
  3. Frith J. The molecular mechanism of action of the antiresorptive and antiinflammatory drug clodronate: evidence for the formation in vivo of a metabolite that inhibits bone resorption and causes osteoclast and macrophage apoptosis / J. Frith, J. Monkkonen, S. Auriola and others. // Arthritis Rheum. – 2001. – V. 44, No 9. – P. 2201–2210.
  4. Burnstock G. Physiology and pathophysiology of purinergic neurotransmission / G. Burnstock // Physiol. Rev. – 2007. – V. 87, No 2. – P. 659–797. doi: 10.1152/physrev.00043.2006.
  5. Berridge M. G. The Inositol Trisphosphate/Calcium Signaling Pathway in Health and Disease / M. G. Berridge // Physiol. Rev. – 2016. – V. 96, No 4. – Р. 1261–1296. doi: 10.1152/physrev.00006.2016
  6. Cheretaev I. V. ATP-Dependent and Calcium Mechanisms of the Effects of Salicylates on Electrical Potentials in Neurons in the Mollusk Helix Albescens / I. V. Cheretaev, I. I. Korenyuk, D. R. Khusainov and others. // Neuroscience and Behavioral Physiology. – 2016. – V. 46, No 6. – P. 644–651. doi: 10.1007/s11055-016-0291-0
  7. Almasirad A. Synthesis, analgesic and anti-inflammatory activities of new methyl-imidazolyl-1,3,4-oxadiazoles and 1,2,4-triazoles / A. Almasirad, Z. Mousavi, M. Tajik // Journal of Pharmaceutical Sciences. – 2014. – V. 22, No 22. – P. 22–29. doi: 10.1186/2008-2231-22-22
  8. Plech T. Studies on the anticonvulsant activity of 4-alkyl-1,2,4-triazole-3-thiones and their effect on GABAergic system / T. Plech, B. Kaprona, J. J. Łuszczki [et al.]. // European Journal of Medicinal Chemistry. – 2014. – V. 86С. – P. 690–699. doi: 10.1016/j.ejmech.2014.09.034
  9. Sarigol D. Novel thiazolo[3,2-b]-1,2,4-triazoles derived from naproxen with analgesic/anti-inflammatory properties: Synthesis, biological evaluation and molecular modeling studies / D. Sarigol, A. Uzgoren-Baran, B. C. Tel and others. // Bioorg. Med. Chem. – 2015. – V. 23, No 10. – P. 2518–2528. doi: 10.1016/j.bmc.2015.03.049
  10. Thakur A. 1,2,4-Triazole Scafolds: Recent Advances and Pharmacological Applications / A. Thakur, P. S. Gupta, P. K. Shukla // Int. J. Curr. Res. Aca. – 2016. – V. 4, No 2. – P. 277–296. doi: 10.2174/1871524915666150209100533
  11. Buresh Ja. Metodiki i osnovnye jeksperimenty po izucheniju mozga i povedenija [Methods and basic experiments in the study of brain and behavior] / Ja. Buresh, O. Bureshova, D. Hjuston. – M. : Vysshaja shkola, 1991. – 399 p.
  12. Mironov A. N. Rukovodstvo po provedeniju doklinicheskih issledovanij lekarstvennyh sredstv [Guidelines for pre-clinical trials of medicines] / A. N. Mironov, N. D. Bunatjan, A. N. Vasil’ev and others. – Ch. 1. – M. : Grif i K, 2012. – 944 p.
  13. Randall L. O. A method for measurement of analgesic activity on inflamed tissue / L. O. Randall, J. J. Selitto // Arch. Int. Pharmacodyn. Ther. – 1957. – V. 111, No 4. – P. 409–419.
  14. Woolfe G. The evaluation of the analgesic action of pethidine hydrocholoride (Demerol) / G. Woolfe, A. D. Macdonald // J. Pharmacol. Exp. Ther. – 1944. – Vol. 80, No 3. – P. 300–307.
  15. Severjanova L. A. Vlijanie L-arginina na jelektrokozhnuju i temperaturnuju bolevuju chuvstvitel’nost’ u krys [The effect of L-arginine on thermal and electrocutaneous pain sensitivity in rats] / L. A. Severjanova, I. I. Bobynceva, N. A. Kir’janova [i dr.]. // Kurskij nauchno-prakticheskij vestnik «Chelovek i ego zdorov’e» [Kursk scientific and practical Bulletin «Man and his health»]. – 2005. – № 2. – С. 44–49.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.