Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.110.8.037

Скачать PDF ( ) Страницы: 9-13 Выпуск: № 8 (110) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Куксова М. А. АДВЕНТИЗАЦИЯ ФЛОРЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТИ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ / М. А. Куксова, Н. В. Ледовская, В. В. Смольникова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 2. — С. 9—13. — URL: https://research-journal.org/biology/adventizaciya-flory-i-rastitelnosti-kak-proyavlenie-antropogennoj-transformacii-prirodnoj-sredy/ (дата обращения: 17.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.037
Куксова М. А. АДВЕНТИЗАЦИЯ ФЛОРЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТИ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ / М. А. Куксова, Н. В. Ледовская, В. В. Смольникова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 2. — С. 9—13. doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.037

Импортировать


АДВЕНТИЗАЦИЯ ФЛОРЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТИ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ

АДВЕНТИЗАЦИЯ ФЛОРЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТИ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ
АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ

Научная статья

Куксова М.А.1, *, Ледовская Н.В.2, Смольникова В.В.3

1 ORCID: 0000-0001-5949-6264;

1 Московский государственный педагогический университет, Москва, Россия;

2, 3 Северо-Кавказский медицинский колледж, Ставрополь, Россия

* Корреспондирующий автор (mkuksova[at]yandex.ru)

Аннотация

В работе представлены результаты изучения адвентивной флоры города Ставрополя, крупных очагов ее концентрации и распространения. В составе адвентивного компонента зарегистрировано 44 вида, причем значительной является группа американского происхождения – 25 видов (Abies balsamea, Amaranthus retroflexus, Ambrosia artemisiifolia, Asclepias syriaca, Сuscuta campestris, Cyclachaena xanthiifolia, Elaeagnus argentea, Fraxinus pensilvanica Galinsoga parviflora, Helianthus annuus, H. tuberosus, Lepidium densiflorum Lycopersicon esculentum, Solanum tuberosum, Tagetes patula, Zea mays, Qercus rubra, Picea pungens, Ribes aureum, Robinia pseudoacatia, Solanum rostratum, Solanum tuberosum, Solidago canadensis, Tagetes patula, Xanthoxalis stricta). Для оценки динамики адвентивного компонента требуются систематические наблюдения на выделенных ключевых объектах мониторинга. Необходим регулярный анализ характера распространения инвазионных видов и поиск эффективных способов защиты природных комплексов от дальнейшей экспансии.

Ключевые слова: адвентивный компонент флоры, трансформация флоры, урбанофлора.

THE INCREASE IN ADVENTIVE FLORA AND VEGETATION AS A MANIFESTATION
OF ANTHROPOGENIC TRANSFORMATION OF NATURAL ENVIRONMENT

Research article

Kuksova M.A.1, *, Ledovskaya N.V.2, Smolnikova V.V.3

1 ORCID: 0000-0001-5949-6264;

1 Moscow State Pedagogical University, Moscow, Russia;

2, 3 North Caucasus Medical College, Stavropol, Russia

* Corresponding author (mkuksova[at]yandex.ru)

Abstract

The current article presents the results of studying the adventive flora in the city of Stavropol, large foci of its concentration and distribution. The total amount of adventive species equals 44, but there is a significant group of 25 species of American origin (Abies balsamea, Amaranthus retroflexus, Ambrosia artemisiifolia, Asclepias syriaca, Сuscuta campestris, Cyclachaena xanthiifolia, Elaeagnus argentea, Fraxinus pensilvanica Galinsoga parviflora, Helianthus annuus and H. tuberosus, Lepidium densiflorum Lycopersicon esculentum, Solanum tuberosum, Tagetes patula, Zea mays, Qercus rubra, Picea pungens, Ribes aureum, Robinia pseudoacatia, Solanum rostratum, Solanum tuberosum, Solidago canadensis, Tagetes patula, Xanthoxalis stricta). The assessment of the dynamics of the adventive flora requires systematic observations at the selected key monitoring objects. It is necessary to regularly analyze the nature of the spread of invasive species and search for effective ways to protect natural complexes from further expansion.

Keywords: adventive flora, transformation of flora, urban flora.

Введение

Одним из проявлений мощной антропогенной трансформации природной среды в XXI веке стала всеобщая адвентизация флоры [1]. В случае широкого понимания, в адвентивный компонент флоры включаются как антропохорные виды (виды, распространяемые при непроизвольном участии человека), так и асинантропные аллохтоны [2], [3], [4]. В работе представлены результаты изучения адвентивной флоры города Ставрополя, выявлены их крупные очаги концентрации и распространения. 

Характеристика объекта и методики исследований

В 2007- 2018 гг. нами была обследована территория г. Ставрополя. Изучены различные типы местообитаний адвентивных растений: железнодорожные станции, железнодорожные насыпи, привокзальные и городские пустыри, свалки, цветники, газоны, скверы, старинные усадебные парки, концентрирующие большинство заносимых адвентов. По ходу маршрутов составляли флористические списки, отмечали встречаемость и обилие адвентивных растений. В конспект включены адвентивные растения, зарегистрированные на территории города Ставрополя. В общей сложности конспект содержит сведения о 44 видах. Для всех адвентивных видов приведены некоторые общие характеристики: общая активность вида в современной флоре; степень натурализации адвентивных растений; активность вида на урбанизированных территориях на современном историческом этапе; жизненная форма. При анализе адвентивного компонента флоры была применена следующая схема:

  1. Время иммиграции;
  2. Способ иммиграции;
  3. Степень натурализации (ЭФ – эфемерофиты; КФ – колонофиты; ЭП – эпекофиты ; АГ- агриофиты).

Жизненные формы: Д – деревья; К – кустарники; Л – лианы; МТ – многолетние травы (П – ползучие, О – осевые, Д – дернистые, К -клубневые); Одн. – малолетние (1-2 летние). Приняты следующие условные обозначения общей активности: I- обилие очень низкое; II – нерегулярные находки в менее 50% квадратов; III – регулярные находки во многих квадратах, обилие различное; IV – виды встречаются в большинстве квадратов; V – обилие высокое. Активность на урбанизированных территориях: 1 – единичные находки, обилие вида очень низкое; 2 – нерегулярные находки в менее 50% квадратов, обилие вида обычно невысокое; 3 – регулярные находки во многих квадратах в разных типах урбанизированных типах местообитаний; 4 – обилие довольно высокое; 5 – вид встречается в разных типах урбанизированных местообитаний, обилие значительное. Типы ареалов: Б – бореальный; Ст- степной; ДСЗ-древнесредиземноморский; ВА – восточноазиатский; Сон – сонорский; ГК – гемикосмополитный; Культ – виды со значительным культигенным ареалом. Флорогеографические элементы: ЗЕ – западно- и среднеевропейский; BE -восточноевропейский; С – сибирский; СЗ – средиземноморский; ИТ – ирано-туранский (включая среднеазиатский); СА – североамериканский; ЮЦА – южно- и центральноамериканский; КП – виды, возникшие в культуре. После общей характеристики в конспекте приведены сведения об особенностях распространения вида.

Результаты исследований и их обсуждение

В составе адвентивной фракции флоры города Ставрополя зарегистрировано 44 вида высших растений:

Abies balsamea (L.). I, ЭФ, 1, Д, Б, СА. Отмечен среди декоративных древесных пород, которые использовали в усадебных парках с начала XIX в. Экземпляры этого вида в старинном парке. Cевероамериканский вид, который иногда культивировали в парках. Обнаружен также в ботанических коллекциях г. Ставрополя.

Aconitum napellus L. I, КФ, 1, МТ-О, Культ. ЗЕ. Вид отмечен на свалках и на отвалах вблизи дачных участков. В местах заноса удерживается не более двух-трех лет. Среднеевропейский горный вид. Нередко культивируется в садах. Изредка вырастает в рудеральных местообитаниях близ населенных пунктов.

Amaranthus retroflexus L.: I, ЭП, 2, Одн, ГК, СА. В 20-е гг. XX в. включен в список наиболее типичных сорняков, хотя встречался в этот период только на огородах. В настоящее время встречается на железных дорогах, городских свалках и пустырях, неоднократно указан для посевов в разных районах области, отмечен вдоль каналов. Весьма широко распространился на разнообразных синантропных местообитаниях.

Ambrosia artemisiifolia L.: I, ЭФ, 1, Одн, Ст, СА. Отмечен на ж.-д. полотне у ст. г. Ставрополь. Неоднократно наблюдали этот вид по ж.-д. насыпям, свалкам и отвалам вблизи ж.-д. полотна. В настоящее время попадается в разных районах г. Ставрополя на уличных пустырях, свалках и участках с нарушенным растительным покровом. На шоссейных магистралях встречается редко, как правило, угнетенные не цветущие экземпляры. Первый занос амброзии полыннолистной в Россию зафиксирован в 1918 г. вблизи г. Ставрополя. Североамериканский карантинный сорняк широко распространился на Кавказе и юге Украины.

Asparagus offlcinalis L.: I, КФ, 2, MT-O, ДСЗ, СЗ. В качестве одичавшего и заносного растения встречается на рудеральных местах, по откосам железных

дорог, на свалках, вдоль крупных шоссейных магистралей. Европейско-западносибирский вид, происходящий из Средиземноморья. Культивируется с конца XIX в. в качестве овощного растения, позднее чаще как декоративное. Иногда дичает.

Asclepias syriaca L. I, КФ, 2, МТ-Т, Б, СА. Встречен на дачных участках у юго-восточной окраины города Ставрополя. Культурное североамериканское растение. Видовое его название “сирийский” осталось, несмотря на ошибку в систематике. Как одичавшее встречается в лесостепных районах. Ваточник сирийский “агрессивен” и регулировать его численность легче, когда он растет один. Семенное возобновление растения затруднено (в нашем регионе), ибо завязавшиеся семена не всегда вызревают.

Avena sativa L.: I-II, ЭФ, 2-3, Одн, Культ, ИТ. Культивируется с XVI в. Достаточно популярная культура конца XIX в. Время спонтанного появления на сорных местах и вдоль дорог точно не зарегистрированы. Часто встречается на ж.-д. насыпях, по обочинам грунтовых и шоссейных дорог, реже на пустырях и свалках. Культивируется в России с VII-XIII вв. Регулярно заносится с семенным материалом в различные типы урбанизированных территорий, но не натурализуется и самостоятельно не распространяется.

Berberis vulgaris L.: I, КФ, 1, К, Культ. ВЕ. Культивировался в усадебных парках и помещичьих садах с первой половины XIX в. Мы находили В. vulgaris в окрестностях города Ставрополя на участках с нарушенным травяным покровом. Мы наблюдали этот вид в усадебных парках. Культивируется в России с конца XIX в. Иногда дичает.

Beta vulgaris L.: I, ЭФ, 1, Одн, Культ, СЗ. Популярная культура конца XIX в. Время спонтанного появления г на сорных местах и вдоль дорог точно не зарегистрированы. Неоднократно наблюдали В. vulgaris на свалках возле дачных участков, на отвалах у ж.-д. полотна. Вид не натурализуется, хотя регулярно попадается на различных сорных местах. Культивируется в России с XI-XIV вв., изредка вырастает на сорных местах и полях.

Calendula officinalis L.: I, ЭФ, 1, Одн, Культ, СЗ. Культивируется в крае по-видимому, со второй половины XIX в. Не натурализуется. Широко культивируется, единичные растения встречаются вне культуры в садах, на газонах, пустырях, ж.-д. насыпях. В этих местообитаниях вид появляется в результате регулярного заноса семян.

Caragana arborescens Lam.: I, КФ-ЭП, 2, К, Культ., С. Культивировался в усадебных парках области с первой половины XIX в. Его неоднократно отмечали вблизи заброшенных дачных участков, в окрестностях старинных усадебных парков, вблизи ж.-д. насыпей, в кюветах вдоль шоссейных дорог. В местах заноса вид удерживается в течении продолжительного времени, обнаружено семенное возобновление. Сибирский вид, культивируемый в Средней и Южной России с середины XVIII в. Первые случаи дичания отмечены во второй половине XIX в. Широкое распространение его в культуре определило частую встречаемость вдоль лесных тропинок и вблизи заброшенных поселений. Самосев отмечается только на ж.-д. насыпях и в местах прежних посадок.

Crataegus sanguinea Pall.: I, ЭП, 2, К, Культ, С. Вид зарегистрирован на пустырях, свалках, в придорожных кюветах, зарастающих отвалах вдоль запасных ж.-д. путей. Устойчив в старинных усадебных парках. Широко культивируется, единичные растения встречаются вне культуры в садах, на газонах, пустырях, ж.-д. насыпях. В этих местообитаниях вид появляется в результате регулярного заноса семян

Cyclachaena xanthiifolia (Nutt.) Fresen.: I, ЭФ, 1, Одн. Культ, СА. Встречается преимущественно по ж.-д. насыпям, свалкам и отвалам вблизи ж.-д. полотна. На свалке вблизи запасных ж.-д. путей у г.Ставрополя отмечены большие заросли, некоторые экземпляры достигали высоты до 1,5 м. В настоящее время спорадически попадается в разных районах г. Ставрополя на уличных пустырях, свалках и участках с нарушенным растительным покровом. На шоссейных магистралях встречается редко, как правило, угнетенные нецветущие экземпляры. Североамериканское сорное растение, активное распространение которого в Центральной и Южной России началось после Великой Отечественной войны.

Cuscuta campestris Yunck: I, ЭФ, 1, Одн. СА. Найден на свалке вблизи запасных ж.-д. путей. Североамериканский вид, активно расселяется по Европе.

Dianthus barbatus L.: I, КФ, 1, МТ-П, Культ. СЗ. Неоднократно отмечали вид в старинных усадебных парках, на опушках леса. В местах заноса растение удерживается продолжительное время, наблюдается вегетативное разрастание куртин. Однако семенное возобновление, по-видимому, отсутствует. Разводится в качестве декоративного растения и дичает в парках, на кладбищах и в палисадниках.

Fragaria x magna Thuill. (F. ananassa Duch.): I, ЭФ, 1, МТ-П, Культ, КП(ЮЦА). Неоднократно наблюдали этот вид на свалках, мусорных кучах вблизи дачных участков. Отмечен на территории детского сада № 5и № 48 г. Ставрополя. Одна из самых популярных ягодных культур.

Fraxinus pennsylvanica Marsh.: I-II, ЭП, 3, Культ., СА. Отмечен на ж.-д. насыпях, пустырях, свалках города. В местах заноса устойчив. Североамериканский вид. Интродуцирован. Широко распространился в культуре в середине XX в., хотя выращивать его стали еще в начале века. Отмечены случаи ускользания из культуры во многих областях Центральной и Южной России. Нередко встречается самосев на ж.-д. насыпях.

Galinsoga parviflora Cav.: I, ЭП, 1-2, Одн. Б, ЮЦА. В настоящее время вид известен в окрестностях многих небольших населенных пунктов, расположенных далеко от районных центров. Неоднократно отмечался на дачных участках, в окрестностях города Ставрополя. В пределах черты города регулярно встречается на свалках, пустырях, по газонам, на ж.-д. полотне. Популяции многочисленны и устойчивы. Американский вид, распространяющийся по территории Европы с начала XIX в. В настоящее время у него в Евразии сформировался обширный вторичный ареал. В 60-е гг. XX в. вид стал играть заметную роль в сложении рудеральных ценозов в разных районах России. В настоящее время – это достаточно обычный сорный вид. Занесен в список инвазивных растений Европейской России.

Helianthus annuus L.: I, ЭФ, 2, Одн, Культ., СА. В первой половине XIX в. вид начинают культивировать, но «он сеялся только в огородах и в садах как хороший цветок и довольно лакомый плод. Семена привозились из других губерний. В качестве адвентивного растения отмечен на пустырях, свалках, на ж.-д. полотне во многих районах города Ставрополя. Регулярно попадается на всех типах транспортных магистралей, на мусорных местах, свалках и участках с нарушенным травяным покровом, в населенных пунктах. Широко распространен в результате регулярного заноса семенного материала. Североамериканский вид, завезенный в Россию в конце XVII в. В начале XIX в. стал широко использоваться для получения масла. В настоящее время широко культивируется.

Helianthus tuberosus L.: I, КФ, 1, Культ., СА. Первые попытки культивирования были сделаны еще в конце XIX в. В послевоенный период возрос интерес к культуре. Вид стали выращивать в частных хозяйствах. В отличии от других видов рода Helianthus, H.tuberosus дичает реже и чаще приурочен к дачным участкам и окраинам огородов, а также расположенным на их территории мусорным местам и свалкам. Не цветет. Размножается вегетативным путем. В конце ХIХ-первой половине XX вв. Н. tuberosus стали культивировать как пищевое растение.

Hibiscus trionum L.: I, (ЭФ), 1, Одн, ГК, СЗ. Единичные цветущие экземпляры с зачатками плодов найдены в окрестностях города на свалке вблизи запасных ж/д. путей. Восточно-средиземноморский вид, встречающийся Европейской России как редкое заносное растение.

Elaeagnus argentea Pursh : I, ЭФ, 1, К, Культ., СА Этот вид иногда культивировали в некоторых усадебных парках с начала ХIХ в.. Вид собран на месте старинного парка – Павловой даче. Наблюдали этот вид на отвалах вблизи ж.-д. путей. E. argentea способен к вегетативному размножению. В местах посадок часто плодоносит. Североамериканский вид, который нередко используют в озеленении. В качестве дичающего растения указан в некоторых областях Центральной и Северо-Западной и Южной России.

Grossularia reclinata (L.) Mill: I, ЭП, 2, К, Культ. ЗЕ. Ускользание из культуры этого вида начинается во второй половине XIX в. Вид отмечали на ж.-д. полотне ж.-д. станций и в окрестностях г. Ставрополя на пустырях, в канавах и по обочинам дорог. Вид регистрировали на различных урбанизированных территориях, иногда на примыкающих к ним опушках лесных массивов. Культивируется по всей европейской части России и иногда дичает.

Lepidium densiflorum Schrad.: I-II, ЭП, 3, Одн. Ст, СА. Отмечен на многих ж.-д. станциях, в населенных пунктах, на пустырях. В настоящее время L. densiflorum – одно из наиболее широко распространенных адвентивных растений, которое нередко является массовым на различных местообитаниях с нарушенным растительным покровом. Североамериканское рудеральное растение, распространившееся в настоящее время практически по всей Европейской России.

Levisticum officinale.: I, ЭФ, 1, МТ-О, Культ., СЗ. Культивируется, по-видимому, с середины XIX в. Обнаружен в придорожном кювете. Европейско-средиземноморский вид. Разводится по садам и огородам в качестве пряно-ароматическое растение с первой половины XIX в. Иногда дичает.

Linum usitatissimum L.: I, ЭФ, 1, Одн, Культ, СЗ. Культивируется со второй половины первого тысячелетия нашей эры. В начале XIX в. был одной из наиболее распространенных культур. В конце XIX в. льноводство получает особое развитие. Время спонтанного появления одиночных экземпляров вдоль дорог, по краю полей точно не зарегистрировано. По-видимому, оно происходило уже на начальных этапах культуры вида. В 50-е гг. XX в. был важнейшей сельскохозяйственной культурой. Спорадически встречается по ж.-д. насыпям, вдоль дорог, на свалках и мусорных местах, на пустырях. Культивируется в России с X в. В последнее время довольно часто заносится по ж.д. и сорным местам.

Lycopersicon esculentum Mill.: I, ЭФ, 1-2, Одн, Культ, ЮЦА. Регулярно заносится на ж.-д. насыпи, вдоль шоссейных дорог, встречается на свалках и мусорных местах вблизи дачных участков. Семенное возобновление отсутствует. Широкое распространение вида на синантропных местообитаниях связано с регулярным заносом семян. Первые попытки выращивания вида предприняты в конце XIX в. В настоящее время культивируется очень широко. Часто вырастает из семян у дорог и на сорных местах.

Morus alba L. I, КФ, 1, Д, Культ, ВА. Разводится как декоративное или в качестве живой колючей изгороди. Вид зарегистрирован на территории старинного парка – Павловой даче. Родина Китай.

Picea pungens E: I, ЭФ, 1, Д, Б, СА. Вид отмечен в парковой культуре города Ставрополя. Эта одна из наиболее декоративных пород хвойных деревьев имеет ярусную архитектуру кроны, которая пирамидально возвышается на 20 и более метров. В Ставрополе голубые ели высажены на площади Ленина, на бульваре, на улице Советской и других. На улице М. Морозова между домами 55 и 57 находятся самые великовозрастные деревья этого вида. Эти ели были привезены геологом с Аляски и посажены в усадьбе купца Митина, находившейся на месте нынешней улицы М. Морозова. Сейчас ель колючая широко используется в декоративных целях у мемориалов, в скверах и на площадях многих городов и поселков края. Североамериканский вид.

Quercus rubra L.: I, ЭФ, 1, Д, Б, СА. Североамериканский вид, который в последнее время стали использовать в зеленом строительстве. Отмечен нами на территории старинного парка – Павловой даче.

Ribes aureum Pursh: I, КФ, 1, К, Культ, СА. Культивируется в парках с первой половины XIX в. Отмечен на ж.-д. полотне, ж.-д. насыпях, в придорожных кюветах и на пустырях. Североамериканский вид, интродуцированный еще в XIX в.

Robinia pseudoacacia L. I, КФ, 1, Д, Б, СА. Применяется в зеленом строительстве, в декоративных насаждениях и лесополосах. Иногда дичает. Североамериканский вид.

Secale cereale L.: I-II, ЭФ, 2-3, Одн, Культ. ИТ. Выращивается со второй половины первого тысячелетия нашей эры. Широкое распространение рожь получила в XVI в. В начале XIX в. – важнейшая яровая культура, которая занимала значительную часть всех посевов. Отмечено широкое распространение на ж.-д. путях и мусорных местах, вдоль шоссейных и грунтовых дорог, встречается по краю полей. Культивируется в России с XI-XII в. Возделывается на полях и часто попадается занесенной на дорогах, около селений.

Sedum aizoon L. (Aizopsis aizoon (L.) Grulich.): I, ЭФ, 1, Одн, Культ. С. Отмечен на Павловой даче. Сибирский вид. Изредка культивируется в садах и парках. Широко используется в озеленении в Западной Европе, где местами натурализуется.

Solatium tuberosum L.: I, ЭФ, 2, МТ-П, Культ, ЮЦА. Культивируется с XVIII в. В середине XIX в. культура получила широкую известность. В настоящее время регулярно встречается в придорожных кюветах, на свалках, пустырях и мусорных местах. Не натурализуется, но регулярно заносится на различные синантропные местообитания. Широко культивируемое растение, вырастает нередко из клубней на железных дорогах, свалках, сорных местах. Родина – Южная и Центральная Америка.

Spiraea salicifolia L.: I, ЭП-АГ, 2, К, Культ, С. Разные виды рода культивировали на территории края с первой половины XIX в. В старинных усадебных парках отмечен самосев и сеянцы, высотой до 0,7 м. Возможно также вегетативное возобновление. Широко распространенный евразиатский вид с дизъюнкцией в Восточной Европе. Родина его – Сибирь и Дальний Восток. В России культивируется с 1789 г. [5]. Долго удерживается в местах старых посадок. Случаи дичания отмечены уже во второй половине XIX в.

Solidago canadensis L. (incl. S. altissima L.): II, КФ-ЭП, 3, МТ-П, Культ, СА. Крупная колония S. canadensis отмечена на центральной свалке г.Ставрополя. Встречается на пустырях, свалках, обочинах дорог, вблизи населенных пунктов. Популяции устойчивы, наблюдается активное вегетативное разрастание. Североамериканский вид. Культивируется в садах и парках, иногда дичает.

Solanum rostratum Dun. II, ЭФ, 2, О , ЮЦА. Отмечен на пустырях, сорных местах, свалках города, огородах. Североамериканский вид.

Tagetes patula L.: I, ЭФ, 1, Одн, Культ, ЮЦА. Отмечен на свалке в окрестностях г. Ставрополя, как сорное в цветниках. Не натурализуется. Мексиканский вид, который часто культивируется как декоративное растение. Отмечен на антропогенных местообитаниях, но не натурализуется.

Telekia speciosa (Schreb.) Baumg.: I, КФ, 1, МТ-О, Культ, СЗ. В качестве одичавшего растения указан для парка. Вид прочно удерживается на территории бывшей усадьбы и в настоящее время. Размножается семенным путем, активно распространяется по территории парка и окрестностям. Культивировался в усадебных парках с XVIII в.

Ulmus pumila L.: I, ЭФ, 1, Д, Культ., ЮА. Единичные экземпляры в стадии вегетации отмечены в окрестностях г. Ставрополя и на ж.-д. насыпи. Вид найден нами у ограды автостоянки в г. Ставрополе. Южносибирско-дальневосточный вид, который культивируется в некоторых областях средней полосы европейской части РФ.

Xanthium strumarium L.: I, ЭФ, 1, Одн., ДСЗ, ИТ. Американский рудеральный вид, широко распространенный в южных районах России, Западной Европе, Малой и Средней Азии и Северной Америке [6]. С середины XX в. отмечена тенденция к сокращению числа местонахождений и исчезновению вида [7]. Вид встречен на небольшой свалке в основании ж.-д. насыпи, вместе с другими сорными растениями, на отвалах у пункта разгрузки и промывки вагонов.

Xanthoxalis stricta (L.) Small): I, ЭФ, 1, Одн, Б, СА. Наблюдали этот вид на территории старого парка, где он был найден под вязами и вдоль грунтовой дороги, в окрестностях разных усадебных парков, на пустырях, на свалках. Встречается также на ж.-д. насыпях. Североамериканский вид.

Zea mays L.: I, ЭФ, 1, Одн, Культ, ЮЦА. Появление вида вдоль транспортных магистралей и на рудеральных местообитаниях не связано с его культурой и является результатом регулярной транспортировки семенного материала. Единичные экземпляры в вегетативном состоянии нередко встречаются на ж/д. разного направления. Семенное возобновление отсутствует, а широкое распространение связано с заносом семенного материала. Спорадически заносится с семенным материалом по транспортным магистралям.

Заключение

Адвентивный компонент флоры города Ставрополя представлен 44 видами высших растений. Значительное влияние на её формирование оказал случайный занос. Для оценки динамики адвентивного компонента необходимы регулярный мониторинг выделенных ключевых объектов [8]. Целесообразен регулярный анализ особенностей распространения чужеродных видов флоры и поиск надежных способов защиты естественных экосистем от дальнейшего внедрения адвентивного компонента. Нуждаются в охране редкие парковые виды растений, необходима последующая оценка перспектив их использования с целью создания комфортной и безопасной среды.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Горчаковский, П. Л. Тенденции антропогенных изменений растительного покрова Земли / П. Л. Горчаковский // Ботанический журнал. – 1979. – Т. 64, № 12. – С. 1697–1714.
  2. Бармин Н.А. Пути и способы иммиграции адвентивных видов флоры в историческом аспекте / Н.А. Бармин // Проблемы изучения адвентивной и синантропной флоры в регионах СНГ: Материалы науч. конф. – М.: Изд-во Бот. сада МГУ; Тула: Гриф и К0,2003. С. 19-20.
  3. Виноградова Ю. К. Черная книга флоры Средней России: чужеродные виды растений в экосистемах Средней России / Ю. К. Виноградова, С. Р. Майоров, Л. В. Хорун ; под ред. Ю. Ю Дгебуадзе. – Москва : ГЕОС, 2010. – 512 с
  4. Толмачев, А.И. Введение в географию растений / А.И.Толмачев.- Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1974. -244с.
  5. Полякова, Г.А. Основы ведения зеленого хозяйства в парках-памятниках садово-паркового искусства / Г.А. Полякова. – М.: Прима. – М, 2003. 115 с.
  6. Туганаев, В.В. Агрофитоценозы современного земледелия и их история / В.В. Туганаев М: Наука. 1984.
  7. Хорун, Л.В. Натурализация адвентивных видов растений и роль этого процесса в антропогенной трансформации флоры Тульской области / Л.В. Хорун //Формирование растительного покрова на урбанизированных территориях: Материалы междунар. науч. конф. Великий Новгород: Изд-во Нов ГУ, 1999. С. 31-32.
  8. Куксова М.А. Роль адвентивного компонента в составе урбанофлор и урбанизированных территорий города Ставрополя / М.А. Куксова // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2010. Т. 12.№1-8. С. 1983-1985.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gorchakovskij P.L. Tendencii antropogennyh izmenenij rastitel’nogo pokrova Zemli [Trends of anthropogenous changes of a vegetable earth’s cover] / P.L. Gorchakovskij // Botanicheskij zhurnal [Botanical journal]. – 1979. – Vol. 64, № 12. –P. 1697–1714. [in Russian]
  2. Barmin N.A. Puti i sposoby immigracii adventivnyh vidov flory v istoricheskom aspekte [Ways and methods of immigration of adventive flora species in the historical aspect] / N. A. Barmin // Problemy izuchenija adventivnoj i sinantropnoj flory v regionah SNG: Materialy nauch. konf. [Problems of studying adventive and synanthropic flora in the regions of the CIS: Materials of scientific. conf.]. – M.: Publishing house Bot. garden MGU; Tula: Grif i K0,2003. P. 19-20. [in Russian]
  3. Vinogradova Ju. K. Chernaja kniga flory Srednej Rossii: chuzherodnye vidy rastenij v jekosistemah Srednej Rossii[Black book of flora of Central Russia: alien plant species in ecosystems of Central Russia ] / Ju. K. Vinogradova, S. R. Majorov, L. V. Horun ; ed. Ju. Ju Dgebuadze.// – Moskow : GEOS, 2010. – 512 p. [in Russian]
  4. Tolmachev A.I. Vvedenie v geografiju rasteni [Introduction to plant geography] / A.I.Tolmachev.- L .: Publishing house Leningrad. University, 1974. – 244р [in Russian]
  5. Poljakova G.A. Osnovy vedenija zelenogo hozjajstva v parkah-pamjatnikah sadovo-parkovogo iskusstva [Fundamentals of green management in parks-monuments of landscape gardening art] / G.A. Poljakova.- M.: Prima-M, 2003. 115 p. [in Russian]
  6. Tuganaev V.V. Agrofitocenozy sovremennogo zemledelija i ih istorija [Agrophytocenoses of modern agriculture and their history] / V.V. Tuganaev M: Nauka. 1984 [in Russian]
  7. Horun L.V. Naturalizacija adventivnyh vidov rastenij i rol’ jetogo processa v antropogennoj transformacii flory Tul’skoj oblasti [Naturalization of adventive plant species and the role of this process in anthropogenic transformation of the flora of the Tula region] / L.V. Horun // Formirovanie rastitel’nogo pokrova na urbanizirovannyh territorijah: Materialy mezhdunar. nauch. konf. [Formation of vegetation cover in urbanized areas: Proceedings of the Intern. scientific. conf] Velikij Novgorod: Publishing house NovGU, 1999. P. 31-32. [in Russian]
  8. Kuksova M.A. Rol’ adventivnogo komponenta v sostave urbanoflor i urbanizirovannyh territorij goroda Stavropolja [The role of the adventive component in the urban flora and urban areas of the city of Stavropol] / М.А.Kuksova // Izvestija Samarskogo nauchnogo centra Rossijskoj akademii nauk [Bulletin of the Samara Scientific Center of the Russian Academy of Sciences]. 2010. Vol. 12. № 1-8. P. 1983-1985. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.