Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.59.088

Скачать PDF ( ) Страницы: 68-71 Выпуск: № 05 (59) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Мазур М. М. К 75-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ЮЛИИ ЛАЗАРЕВНЫ ВЕЙСБЕРГ-РИМСКОЙ-КОРСАКОВОЙ / М. М. Мазур // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 68—71. — URL: https://research-journal.org/art/k-75-letiyu-so-dnya-smerti-yulii-lazarevny-vejsberg-rimskoj-korsakovoj/ (дата обращения: 21.10.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.59.088
Мазур М. М. К 75-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ЮЛИИ ЛАЗАРЕВНЫ ВЕЙСБЕРГ-РИМСКОЙ-КОРСАКОВОЙ / М. М. Мазур // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 68—71. doi: 10.23670/IRJ.2017.59.088

Импортировать


К 75-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ЮЛИИ ЛАЗАРЕВНЫ ВЕЙСБЕРГ-РИМСКОЙ-КОРСАКОВОЙ

Мазур М.М.

ORCID6: 0000-0001-6936-7810, Кандидат искусствоведения, Санкт-Петербургский Университет Профсоюзов

К 75-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ЮЛИИ ЛАЗАРЕВНЫ ВЕЙСБЕРГ-РИМСКОЙ-КОРСАКОВОЙ

Аннотация

На основании архивных, источниковедческих и различных энциклопедических  материалов проведено автобиографическое исследование жизни и творчества композитора, музыковеда, музыкально-общественного деятеля Ю. Л. Вейсберг-Римской-Корсаковой. Реконструирована ее биография; восстановлены Список сочинений и Хронограф жизни и  творчества. Получены факсимиле и ксерокопии музыкальных произведений Ю. Л. Вейсберг-Римской-Корсаковой, по которым ее произведения могут исполнятся с концертной эстрады в России и за рубежом. Фигура Ю. Л. Вейсберг –Римской-Корсаковой вписана в контекст отечественной музыкальной культуры рубежа ХIХ-ХХ веков.

Ключевые слова: биография, музыкальное творчество, Вейсберг, Римский-Корсаков, публицистическая деятельность, исполнители.

Mazur M.M.

ORCID6: 0000-0001-6936-7810, PhD in Arts, Saint-Petersburg University of the Humanities and Social Sciences

TO THE 75TH ANNIVERSARY OF THE DEATH DAY OF YULIYA LAZAREVNA VEYSBERG-RIMSKAYA-KORSAKOVA

Abstract

The author carried out the autobiographical study of the life and works of the composer, musicologist, music and public figure Yu. L. Veysberg-Rimskaya-Korsakova based on archival, historiographic and other encyclopedic materials. Her biography was reconstructed; the list of works, life chronograph and creativity were restored as well. The facsimiles and photocopies of compositions by Yu. L. Veysberg-Rimskaya-Korsakova were received, due to these documents her music pieces can be performed at concert stages in Russia and abroad. The figure of Yu. L. Veysberg-Rimskaya-Korsakova is put in the context of Russian musical culture at the turn of the nineteenth and twentieth centuries.

Keywords: biography, musical creativity, Veysberg, Rimsky-Korsakov, publicistic activity, performers.

В эпоху переоценки советского этапа русской музыкальной культуры впервые появляются новые имена. Процесс критической ревизии показал, что множество имен и событий либо уменьшены в своем значении, либо замалчивались по идеологическим причинам. Поэтому, даже о недавно прошедшем мы часто вынуждены судить по разрозненным фактам и уцелевшим фрагментам, и оно порой нуждается в таком же воссоздании, как и далекое прошлое.

Среди отечественных композиторов, формирование личности которых происходило в бурной предреволюционной атмосфере, творческая жизнь пришлась на 10–40-е годы, а зрелость развернулась на историческом переломе 20–30-х годов привлекает внимание Юлия Лазаревна Вейсберг – Римская-Корсакова (1878–1942, Оренбург–Ленинград) — композитор, критик, публицист, музыкально-общественный деятель, ставшая членом семьи Римских-Корсаковых и преданная этой «музыкальной династии». При жизни она была фигурой заметной и влиятельной, а для многих современников – авторитетной, особенно в 20-е годы, в «золотой век» советского авангарда, когда принимала деятельное участие в строительстве новой, революционной культуры.

Сведения о Ю. Л. Вейсберг в справочных и энциклопедических изданиях беспорядочны и ошибочны; обширный личный архив рассредоточен в фондах России и Германии; информация о сочинениях  –  неполная.

Юлия Лазаревна Римская-Корсакова родилась в Оренбурге [1, С. 704]  в  семье  присяжного  поверенного, калежского асессора. Трагически  погибла  в Ленинграде  во  время  блокады [1, С. 704]. По окончании  Петербургской  Александровской  женской  гимназии  (1895 г.) поступила на  историко-филологический  факультет  Бестужевских  Женских  курсов. Согласно сведениям из справочников и  энциклопедических изданий она обучалась там до 1903 г.   Первые  навыки  по  композиции  были  получены  ею  от  И. И. Крыжановского еще  в  период  посещения  Женских  курсов. Тогда  же   брала  уроки  сольного  пения у Е. Ф. Цванцигер. Продолжением  музыкального  образования Ю. Вейсберг  явилось  обучение  на  композиторском  факультете  Петербургской  консерватории (1902-1906 гг.) в классе  обязательной  теории  композиции  профессора  Н. А. Римского-Корсакова (специальный  контрапункт, фуга, I практическое  сочинение),  в классе  специальной  инструментовки  А. К. Глазунова  и  в  классе   обязательного  фортепиано  старшего  преподавателя  А. А. Винклера [2, C. 196], [3, С. 204].  За  участие  в  революционных  событиях 1905 г.  и активное  содействие  постановке  оперы  Римского-Корсакова  «Кащей  бессмертный» была  исключена  из  Консерватории.  Почти  сразу после восстановления    по  семейным  обстоятельствам  она  уехала  в Германию   и смогла  завершить  образование  в  Консерватории   экстерном  лишь  по  возвращении  в  Россию в 1912 г. [1, С.704].

В Германии Ю. Вейсберг знали под фамилией Крейцер. Согласно документам, брак Ю. Вейсберг и Л. Крейцера длился с 27 мая (9 июня) 1907 года по февраль-март 1913 г. В те годы она продолжала  совершенствовать  свое  композиторское мастерство в  качестве  Meisterschuelerin  in  musikalische  Komposition  in  der  Hochschule  Koenigliche  Akademie  der  Kuenste  у  профессора  Э. Гумпердинка.  По  окончании    Hochschule  она  занималась  композицией  частным  образом  сперва  с  тем  же  Гумпердинком, а позднее – с  М. Регером. [1, С.704].

В «немецкий  период»  (с 1908 по  1912 гг.)  Ю. Вейсберг были  созданы, преимущественно, крупные  симфонические  сочинения  –  такие,  как   Симфония,  Фантазия  и  Драматическое  скерцо  для  большого  оркестра, «Раутенделейн» (3 песни  для голоса с оркестром) на текст из «Потонувшего  колокола» Г. Гауптмана, а  также    камерно-вокальные  опусы – песни  и романсы  на  стихи  разных  поэтов, «Лунная  сказка» для  голоса  в  сопровождении  струнного  квартета, флейты и арфы на  слова П. Дёмель.

Зрелый  период  творчества  Ю. Вейсберг  (со  второй половины 1910-х гг.)   отмечен  смещением «центра  тяжести» в сферу  вокального  творчества  и  детской музыки (песни  для детей  дошкольного  и   младшего школьного  возраста,  хоры,  сочинения  для «пионерского»  и  «клубного»   репертуара,  оперы);  симфонические  же   произведения   появляются, в основном, до 1915 г., а написанные  позднее  имеют  в  своей  партитуре  сольную  (хоровую)  вокальную  партию.

С  конца 10-х гг. Ю. Л. Вейсберг – Римская-Корсакова (с 1913 г. она – супруга среднего сына Н.А. Римского-Корсакова –  А. Н. Римского-Корсакова) становится одним из  наиболее  часто  исполняемых  композиторов и  известным  музыкально-общественным  деятелем.

С возвращения Юлии Вейсберг в Петербург в 1912 году в ее жизни и деятельности начинается новый период — период восхождения. Так, в сезоне 1912/13 гг. она вошла в Музыкальный комитет Петербургского Общества еврейской народной музыки (11). Среди исполненных в концертах этого Общества произведений сочинения Вейсберг прозвучали только один раз. Но творческое общение с известными музыкантами и приобретенный тогда организационный опыт во многом способствовали ее энергичной музыкально-общественной деятельности в 20-е годы.

Стимулирующую роль в активизации творческой деятельности Вейсберг сыграл счастливый брак с А. Н. Римским-Корсаковым.

В этот период начинается ее публицистическая деятельностью. Она выступала со страниц прессы в качестве критика (в газете «Русская молва» в 1912–1913 гг.); публицистические очерки Вейсберг печатались в периодике (в «Красной вечерней газете», журналах «Рабочий и театр» и «Жизнь искусства»), в сборниках (Временник ассоциации современной музыки); ее имя встречаем среди сотрудников журнала «Музыкальная новь».

«Почерк» Вейсберг, ее индивидуальность проявлялись буквально во всем. В присущей ей склонности к рассуждениям более общим, не отвлеченным, а естественно «вытекающим» из обозначенной в названии статьи темы. В темпераменте, демонстрирующем повышенную заинтересованность и пристрастность автора. Благодаря этим качествам, рецензия в «прочтении» Вейсберг заметно меняет свой облик, сохраняя все же такие незыблемые родовые признаки жанра, как описание частностей исполнения или постановки спектакля.

В качестве подтверждения приведу критический отзыв Вейсберг на постановку оперы Р. Штрауса в Мариинском театре. Ее подробное описание (разумеется, в совокупности с анализом соответствующего музыкального материала) провоцирует автора на рассуждения о методе и стиле композитора, об особенностях эмоционального воздействия на слушателей его музыки: «все страсти и ужасы у Штрауса — чисто внешние, а подлинных трагических переживаний в его музыке просто не дано»; «в Штраусе нет животворящей любви и проникновения в душу изображенных им людей». Такая резкость суждений о творчестве Штрауса отличала уже первые высказывания Вейсберг о композиторе после знакомства с его музыкой и сохранялась на протяжении всей ее зрелой профессиональной (композиторской и критической) деятельности. Поэтому, негативно настроенная по отношению к его творчеству в целом, она не упускает случая упрекнуть композитора за «все звуковые неистовства и ухищрения гипертрофированного оркестра», оказывающиеся, «в конечном счете, „медью звенящей и кимвалом бряцающим“», за «вывихнутые» и «слащаво-тривиальные» гармонии. Соглашаясь с «прекрасной разученностью» оперы, вокальным и актерским мастерством исполнителей ее партий, автор рецензии, тем не менее, замечает, что развернувшаяся вокруг этой постановки «шумиха» все же не может скрыть «общей внутренней пустоты… музыки». Развенчивая таким образом «публичный» успех «Электры», она, мастерски владея индуктивным методом доказательства, приводит читателей к неутешительному (но закономерному для нее самой) выводу о даровании композитора: «Настоящего проникновенного таланта Штраусу не дано».

Наконец, читая «Музыкантов наших дней» и «Музыкантов прошлых дней» Ромена Роллана, мы должны были бы обратить внимание, что переводы этих книг с французского еще в 10-е годы были осуществлены Вейсберг –Римской-Корсаковой.

Литературное наследие Вейсберг включает в себя и стихотворения. Так, в нашем распоряжении имеются автографы ее стихотворений-пародий и басни, написанные в стихотворной форме послания к сестрам Савиным-Гнесиным. Кроме того, она — автор текстов/переводов (с немецкого, французского, молдавского и еврейского) своих/чужих [4, С. 3] романсов и песен. Интересно, что имя Ю. Вейсберг (или Ю. Римской-Корсаковой) как автора переводов на русский язык ряда стихотворных текстов ее собственных песен и романсов не всегда фигурировало на титульном листе изданного сочинения или указывалось в рукописи, но подразумевалось, так как в случае осуществления переводов кем-либо другим (иногда в одном вокальном сочинении требовался текст на нескольких языках) его фамилия всегда указывалась: к примеру, deutsch von J. v. Lagin, english by J. v. Lagin. Кроме того, многие либретто опер Вейсберг написаны в соавторстве с ней.

В 20-30-е гг. ее  сочинения  часто  звучали в различных   концертных  программах  в  Ленинграде, Москве, Берлине;  проводились творческие встречи с  композитором  Ю. Вейсберг.  Особым  признанием  пользовалась  тогда  ее  детская   музыка   (особенно  – песни  и  оперы):  оперы «Русалочка», «Гюльнара»,  «Сказка  о  мертвой  царевне  и  7  богатырях», «Гуси-лебеди», «Зайкин  дом». Исполнения  театральной  музыки  Вейсберг  в  те  сложные  времена  стали  возможными лишь  благодаря  огромному энтузиазму  и  титаническим  усилиям  учащихся  и  преподавателей  Государственного  музыкального  Техникума  им. Гнесина, различных  художественных   коллективов  Радиокомитета  и, конечно, артистов  театров.

Особая  ценность  детской  музыки  Вейсберг  состояла  в  демократичности и доступности  ее  музыкального  языка, понятности  музыкальных  образов, в выборе которых  она  опиралась  на  произведения  мировой  зарубежной  и  русской /  советской  литературы  (сказки  Андерсена,  «1000  и  одной  ночи», стихотворения  Маршака, тексты  Катаева  и  т.д.)

В  20-30-х  гг. Ю.Л. Римская-Корсакова,  как  уже  говорилось, обретает  известность и в качестве музыкально-общественного  деятеля.  Самым  первым  проявлением  общественного  темперамента  юной  Юлии  Вейсберг стала ее принадлежность к «Организационному комитету учащихся  Петербургской  Консерватории»; позднее, в Германии, эти  свойства   натуры  Вейсберг-Крейцер   сконцентрировались  вокруг   деятельности (совместно с  супругом – известным пианистом и дирижером Л. Д.  Крейцером), связанной  с пропагандой творчества русских  композиторов – Римского-Корсакова, Глазунова, Скрябина.  Сразу  по  возвращении  в  Россию  она  становится  (сезон  1912 -1913гг. до апреля 1914 г.) членом Музыкального  комитета  Петербургского Общества еврейской народной  музыки. [5, С. 52]. Наконец, в 1915-1917 гг. Ю. Вейсберг  участвует (совместно П.П. Сувчинским, В. Г. Каратыгиным, А. В. Оссовским, Ю. Д. Энгелем и другими) в издании  и редактировании  журнала «Музыкальный  современник», основанного А. Н. Римским-Корсаковым  (ее супругом). Возникший  при этом  журнале цикл  концертов, в программах  которого  исполнялись, по преимуществу,  сочинения  малоизвестных  современных  отечественных  авторов, возник  благодаря  ее инициативе  и энергии;  ей  же принадлежит  и   идея  организации  в  первые  послереволюцонные  годы концертно-лекционных  бригад, посылаемых в казармы  действующих  полков.

Временем  истинного  признания  Вейсберг   как   общественного  лидера  стал период  с середины  20-х  до  конца  30-х  годов.  Тогда  она  принимала  активное  участие  в  работе  сразу  нескольких  добровольных  музыкантских  сообществ: Ленинградской  Ассоциации  Современной  Музыки (в сезонах 1925-26 гг. – в качестве члена Правления, заместителя  председателя  Правления), Кружка Друзей Камерной Музыки (в сезонах 1926-28 гг. – в качестве  члена  Художественного  совета  и  Правления), Ленинградского Союза Советских  композиторов, Петроградского  отдела  Всероссийского  Профессионального  Союза  оркестрантов.

Однако, ее личность и творчество вызывали и неприятие современников, среди которых были Б. Л. Яворский, С. С. Прокофьев,  И. Ф. Стравинский, В. М. Богданов-Березовский и другие.

Являясь  членом  семейства  Римских-Корсаковых   и   будучи – в то же время –  отвергнутой  ими, она продолжала  до последних  дней  все  же  следовать  их  традициям и идеалам, заветам  своего  учителя, всей  своей  творческой  жизнедеятельностью   подтверждая  это.

Как  представитель  школы Н.А. Римского-Корсакова, Вейсберг-Крейцер-Римская-Корсакова принадлежит и к Петербургской-Ленинградской композиторской  традиции.  Известно, что  история  отечественного  музыкального  искусства  практически  создается   заново  и   многое,   прежде  неизвестное  или  находящееся  долгое  время  под  идеологическим  запретом,  становится, наконец, общественным  достоянием. Особое место  среди   таких  вновь открываемых  материалов  по  праву занимает творчество   представителей   композиторской  школы Петрограда–Ленинграда.  Имя  Ю. Вейсберг  –  одно  из них.  Вся  ее  деятельность как  композитора и музыкально-общественного  деятеля, признанного  при  жизни,  достойна  подлинно    научного  исследования.  Музыка  Ю. Вейсберг  сегодня с полным правом  может   быть исполнена   в  самых  разнообразных  концертных  программах, ибо  имеет  все  основания  для  того, чтобы  быть востребованной  большой  слушательской  аудиторией и, в  том  числе,  что особенно  важно, –  детьми.

В целом, жизнь, творчество и судьба Ю. Л. Вейсберг могут послужить выразительной иллюстрацией к истории женщины-творца в Советской России, вознесенной на вершины культурной жизни эпохой авангарда и низвергнутой в эпоху социалистического реализма.

Как композитор Ю. Л. Вейсберг стала одной из тех, кому велением времени было предназначено пронести традиции русской музыкальной культуры ХIХ века, во многом связанные с именем Римского-Корсакова сквозь символистские 900-е и продлить их жизнь в искусстве новой эры.

Список литературы / References

  1. Бялик М.Г. Ю. Вейсберг [Текст] / Музыкальная энциклопедия. Т.1. – М.: Композитор, 1973. 504 с.
  2. Друскин М. Исследования. Воспоминания [Текст] / Исследования. Воспоминания [Текст] / М. Друскин. – Ленинград ; Москва : Сов. композитор. Ленингр. отд-ние, 1977. – 269 с
  3. Ковнацкая Л. «Что Вам пишут из СССР? Мне – мало …» [Текст] / Л. Ковнацкая: Переписка С. Прокофьева и М. Друскина [вступит. ст., комментарии и заключение] //  Музыкальная академия. –  М., 2000. № 2. С. 203–216
  4. Векерлен Ж. Б. Пасторали: Романсы и песни XVIIIвека: для голоса и  фортепиано. [Ноты] / Пер. на русск. яз. Ю. Римской-Корсаковой. –  М.: Музсектор Госиздата, 1924. – 49 с.
  5. Копытова Г.В. Общество еврейской народной музыки в Петербурге-Петрограде [Текст] / Г. В. Копытова. – СПб.: Композитор, 1997. 72 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Byalik M.G. Yu. Veisberg [Yu. Veysberg] [Text] / Musical encyclopedia. V.1. – M.: Composer, 1973. 504 p. [in Russian]
  2. Druskin M. Issledovaniya. Vospominaniya [Research. Memories] [Text] / Issledovaniya. Vospominaniya [Research. Memories] [Text] / M. Druskin. – Leningrad; Moscow: Sov. composer. Leningr. department, 1977. – 269 p [in Russian]
  3. Kovnatskaya L. «Chto Vam pishut iz SSSR? Mne – malo…» [“What do they write to you from the USSR? They write a little to me…”][Text] / L. Kovnatskaya: Correspondence of S. Prokofiev and M. Druskin [intro. art., commentary and conclusion] // Musical Academy. – M., 2000. No 2. P. 203-216 [in Russian]
  4. Vekerlen J.B. Pastorali: Romansy i pesni XVIII veka: dlia golosa i fortepiano [Pastorali: Romances and songs of the XVIII century: for singing and piano play]. [Sheet music] / Trans. to Russian by Yu. Rimskaya-Korsakova. – M: Muzsektor Gosizdata, 1924. – 49 p. [in Russian]
  5. Kopytova G.V. Obshchestvo evreyskoy narodnoy muziki v Peterburge-Petrograde [Society of Jewish Folk Music in St. Petersburg-Petrograd] [Text] / G.V. Kopytova. – St. Petersburg: Composer, 1997. 72 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.