Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.53.083

Скачать PDF ( ) Страницы: 88-91 Выпуск: № 11 (53) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Дашиева Л. Д. ИНТОНАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ЗАСТОЛЬНЫХ ПЕСЕН АРХИИН ДУУНУУД ЗАПАДНЫХ БУРЯТ / Л. Д. Дашиева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 2. — С. 88—91. — URL: https://research-journal.org/art/intonacionnye-modeli-zastolnyx-pesen-arxiin-duunuud-zapadnyx-buryat/ (дата обращения: 29.03.2020. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.53.083
Дашиева Л. Д. ИНТОНАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ЗАСТОЛЬНЫХ ПЕСЕН АРХИИН ДУУНУУД ЗАПАДНЫХ БУРЯТ / Л. Д. Дашиева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 2. — С. 88—91. doi: 10.18454/IRJ.2016.53.083

Импортировать


ИНТОНАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ЗАСТОЛЬНЫХ ПЕСЕН АРХИИН ДУУНУУД ЗАПАДНЫХ БУРЯТ

Дашиева Л.Д.

ORCID: 0000-0003-0492-7252, кандидат искусствоведения,

Институт монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук

ИНТОНАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ЗАСТОЛЬНЫХ ПЕСЕН АРХИИН ДУУНУУД ЗАПАДНЫХ БУРЯТ

Аннотация

Статья посвящена анализу застольных песен архиин дуунууд западных бурят, направленного на выявление интонационных моделей или интонационных формул коротких песен богони дуунууд. Целью является интонационный анализ застольной песенной традиции архиин дуунууд западных бурят в локальных группах эхиритов и булагатов. Рассмотрение интонации полуторатоновой секунды, играющей ключевую роль в мелосе и звуковысотно-ладовой организации застольных песен западных бурят, является одной из задач исследования, основанного на материалах автора, записанных во время музыкально-этнографических экспедиций в районы Иркутской области.

Ключевые слова: застольные песни, интонационные модели, западные буряты.

 

Dashieva L.D.

ORCID: 0000-0003-0492-7252, PhD in Arts,

Federal State Government-Financed Institution of Science Institute of Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies
of Siberian Branch of Russian Academy of Sciences

INTONATIONAL MODELS OF DRINKING SONGS ARHIIN DUUNUUD OF WESTERN BURYATS

Abstract

Article is devoted to the analysis of drinking songs arhiin duunuud of Western Buryats, directed to identification of intonational models or intonational formulas of short songs of the bogoni duunuud. The purpose is the intonational analysis of drinking song tradition arhiin duunuud of Western Buryats in local groups of ekhirit and bulagat. A research problem is consideration of intonation of the polutoratonovy second playing a key role in the pitch-modal organization of drinking songs of ekhirit and bulagat. The research is based on the materials of the author which are written down during the musical and ethnographic expeditions to areas of the Irkutsk region.

Keywords: drinking songs, intonational models, Western Buryats.

Целью настоящей статьи является интонационный анализ застольной песенной традиции архиин дуунууд[1] западных бурят в локальных группах эхиритов и булагатов. Анализ посвящен выявлению типичных интонационных моделей или формул припевов архиин дуунууд, изучению общих и отличительных особенностей коротких песен богони дуунууд[2]  в застольной традиции западных бурят.

Интонационные модели (далее – ИМ) или интонационные формулы[3] застольных коротких песен представляют собой устойчивые интонационные обороты, состоящие из стабильной последовательности двух или нескольких тонов, имеющих звуковысотную и ритмическую организацию.

По мнению российского этномузыколога А.А. Банина, интонационные модели или интонационные формулы являются целыми комплексами звуковых событий или же музыкальными знаками [2]. Причем, по его мнению, особенностью музыкально-языкового знака является адекватное совпадение в нем означаемого и означающего, – т. е. такой знак обозначает себя самого и поэтому он кардинально отличается от понятийно-смысловых знаков вербального языка [там же]. В отечественном музыкознании достаточно давно разработана методика интонационного анализа, основанная на теории интонации Б. Асафьева, в которой сформулировано определение: «музыкальная интонация – это осмысление звучаний уже сложившихся в систему точно зафиксированных памятью звукоотношений: тонов и тональностей» [1, С. 180].

Вследствие неразработанности данной интонационной проблемы и, прежде всего, наличия богатейшего интонационного содержания народных песен западных бурят, выявление ИМ представляет некоторую сложность. Однако в результате анализа синтагматики обрядовых песен как «системы закономерного соединения, сочетания единиц, (уровней – Л.Д.) и категорий» [2, С. 388], представляется возможным выявление наиболее типичных ИМ застольных песен западных бурят. На интонационном уровне рассматриваются припевы (дабталга) застольных песен архиин дуунууд, которые моделируются в инициальных и финальных сегментах. Думается, результаты анализа выявят сходство и различия ИМ локальных традиций и подтвердят наше мнение об историческом и культурном генезисе западных бурят.

Сначала рассмотрим ИМ застольных архиин дуунууд в локальных западнобурятских группах. Необходимо подчеркнуть особую ключевую роль полуторатоновой секунды в мелосе и ладозвукорядной системе песенной традиции западных бурят, в том числе их обрядовых песнях. Исследователь бурятской профессиональной музыки О. И. Куницын справедливо предлагает называть этот интервал полуторатоновой секундой (курсив мой. – Л. Д.), как интервал смежности, свойства которого «отчетливо проявляются в том, что она является бинарным сопряжением в бурятских фольклорных напевах, почти столь же часто, как большая секунда, а также бывает частью «опевающих» фигур» [6, С. 29–30]. Вслед за О.И. Куницыным, для того чтобы выделить обозначенный интервал как смежный, будем использовать термин полуторатоновая секунда (далее – п.2[4]). Она играет важную формообразующую роль в бурятских народных песнях и на её интонации базируются интонационные и ладозвукорядные модели обрядовых песен западных бурят. На наш взгляд, полуторатоновая секунда составляет базис звуковысотной организации песенной традиции во всех регионально-диалектных группах бурят (западных эхиритов, булагатов, хонгодоров, восточных хори-бурят, южных джидинцев). ИМ застольных песен булагатов арсиин дуунууд строится на п.2 – D1f1D1 с вариантами в инициальных и финальных сегментах:

Пример 1

image002

Образцы застольных песен булагатов записаны автором во время музыкально-этнографической экспедиции Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук (далее – ИМБТ СО РАН) от информантов Данчиновой-Сахъяновой П.Д. (1916 г.р.), Тумурхоновой Н.И. (1922 г.р), Бухаевой М.А. (1926 г.р.), Бутухановой Г.Ф. (1931 г.р.) в с. Хандагай Боханского р-на Иркутской обл. (нотировки выполнены автором статьи) [8].

Избрание припевов застольных песен архиин дуунууд для интонационного анализа не случайно. На наш взгляд, именно припевы отличаются большой сохранностью и устойчивостью мелодических оборотов с закрепленными словесными текстами. Если в запеве тексты и естественно мелодии с течением времени менялись, трансформировались, то припевы, как правило, сохраняли вербальную и интонационную структуру и оставались относительно неизменными. Они были традиционными и, очевидно, в глубокой древности имели важный сакральный смысл. По мнению Д. С. Дугарова, в припевных словах «заключены и законсервированы рудименты древнейших религиозных верований и определенные историко-этнографические реалии» [5, С. 92]. Вероятно, именно в припевах кроется ключ к пониманию не только семантического, но и интонационного содержания застольных песен западных бурят.

Представим образцы припева (дабталга) застольной песни булагатов (см. примеры 2, 3). В двухстрочном припеве реализуется ИМ с п.2 девятисложной структуры анапеста в первой мелостроке и семисложной – во второй. В припеве арсиин дуун вербальный текст отличается устойчивостью за исключением замены инициального Ай-доо на элеэ. Припевное слово Ай-доо, по-видимому, есть имя верховного божества плодородия Айа[5]:

Пример 2

image004

Пример 3

image006

Вероятно, образцы арсиин дуунууд булагатов относятся к наиболее раннему пласту застольной песенной традиции западных бурят. На наш взгляд, они тесно связаны с древними обрядовыми песнями ай дон дуунууд и кумысными песнями сэгээни дуунууд. Как показал анализ, в застольных песнях эхиритов и хонгодоров нами не выявлены двухзвучные ИМ, базирующихся на п.2 – их нет ни в наших полевых материалах, ни в сборнике Д.С. Дугарова «Песни западных бурят» [4], ни в аудиозаписях фонофонда ИМБТ СО РАН. Однако они присутствуют в образцах ёхорных напевов, сопровождающих бурятский круговой танец ёхор (ёохор). Причем ИМ застольных песен арсиин дуун булагатов идентична вариантам эхиритского напева одной из ранней локальной разновидности ёхора Айдуусай.

Одним из популярных и до сих пор бытующих припевов застольных песен эхиритов является двухстрочный припев:

hанааняагааб(а) hануужандаа,                 Есть память у нас, чтобы помнить,

hанаhан хойноо, ещё шадахаб(а) яась.    Если вспомним, ещё (значит) можем.

Этот типичный припев с устойчивым вербальным текстом присутствует не только в застольных архиин дуунууд, но и в обрядовых песнях эхиритов, связанных с родинной традицией.

Таким образом, позволим себе высказать предварительные соображения по поводу применения ИМ двухстрочного припева. Она свойственна застольной песенной традиции эхиритов. Встречается в застольных песнях булагатов и хонгодоров окказионально. Вероятно, такая ИМ, являющаяся инвариантной интонацией застольных песен эхиритов, генетически была унаследована от предков западных бурят, прототюркских племен, издавна проживавших на территории Байкальского региона. Косвенным доказательством этой концепции могут служить результаты исследований бурятских историков, археологов, этнографов, изучающих проблему этногенеза бурятского народа, до конца еще нерешенную. Кроме того, можно выдвинуть другое предположение – эта ИМ, по-видимому, была задействована в застольных песнях эхиритов под влиянием русской песенной лирической традиции. Ведь известно, что с середины XVII в. Верхоленские качугские буряты (эхириты – Л.Д.) первыми из всех западных бурят тесно контактировали с русскими казаками во всех сферах жизнедеятельности, в том числе и музыкальной культуре. Безусловно, такое предположение необходимо уточнить на материале других песенных жанров традиционной музыки западных бурят.

[1] Архи – «молочная водка»; дуун – «песня», дуунууд (мн.ч.).

[2] Бурятские народные песни делятся на две жанрово-стилистические группы: ута дуун (долгая, протяжная песня) и богони дуун (короткая песня) [3, С. 14].

[3] Понятие «формула» (лат. formula – «форма, образец, вид») применяется во многих областях научного знания и является своего рода научной терминологической универсалией. В гуманитарной науке понятие формульности широко применяется в исследованиях, посвященных изучению традиций устного творчества.

[4] Сокращенное обозначение полуторатоновой секунды предложено автором статьи. Она имеет следующее строение – D1f1.

[5] В традиционном песенном фольклоре многих народов часто используются припевные слова айдоо, ай дон, ай дой и др. Например, в удмуртских свадебных песнях присутствуют припевные слова рефрены ай дой, дой, дой [7, С. 116]. Вероятно, в этих припевных словах отражалась семантика образа языческого верховного божества, являющегося центром Вселенной.

Список литературы / References

  1. Асафьев Б. В. Музыкальная форма как процесс / Б.В. Асафьев. – М.: Музгиз, 1930. – 191 с.
  2. Банин А. А. Методология лингво-музыкального анализа музыки устных традиций / А.А. Банин // Первый всероссийский конгресс фольклористов: сб. докладов. – 2006.– Т. II. – С. 385–406.
  3. Дашиева Л.Д. Традиционная музыкальная культура бурят: Учебно-методическое пособие / Л.Д. Дашиева. – Улан-Удэ: Изд-во «Республиканская типография», 2005. – 188 с.
  4. Дугаров Д. С. Бурятские народные песни. Песни западных бурят / Д.С. Дугаров. – Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1980. – 280 с.
  5. Дугаров Д. С. Исторические корни белого шаманства (на материале обрядового фольклора бурят) / Д.С. Дугаров. – М.: Наука, 1991. – 300 с.
  6. Куницын О. И. Ладовые особенности музыкального языка бурятской народной песни / О.И. Куницын // Музыкальное творчество народов Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск, 1986. – С. 113-
  7. Нуриева И.М. Удмуртская музыкально-песенная традиция: специфика жанрообразования и функционирования: дис. …докт. искусствоведения: 17.00.02: защищена 23.01.2015: утв. 15.01.2016 / Нуриева Ирина Муртазовна. – Ижевск, 2014. – 415 с.
  8. Полевые материалы автора, 2009.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Asaf’ev B. V. Muzykal’naja forma kak process [Musical form as a process] / B.V. Asaf’ev. – M.: Muzgiz, 1930. – 191 p. [in Russian].
  2. Banin A. A. Metodologija lingvo-muzykal’nogo analiza muzyki ustnyh tradicij [The methodology of linguistic and musical analysis of music of oral tradition] / A.A. Banin // Pervyj vserossijskij kongress fol’kloristov: sb. dokladov [The first all-Russian Congress of folklorists: a collection of reports]. – 2006. – V. II. – P. 385–406. [in Russian].
  3. Dashieva L.D. Tradicionnaja muzykal’naja kul’tura burjat: Uchebno-metodicheskoe posobie [Traditional musical culture of the Buryats: Textbook] / L.D. Dashieva. – Ulan-Udje: Izd-vo «Respublikanskaja tipografija», 2005. – 188 p. [in Russian].
  4. Dugarov D. S. Burjatskie narodnye pesni. Pesni zapadnyh burjat [Buryat folk songs. Songs of Western Buryat] / D.S. Dugarov. – Ulan-Udje: Burjat. kn. izd-vo, 1980. – 280 p. [in Russian].
  5. Dugarov D. S. Istoricheskie korni belogo shamanstva (na materiale obrjadovogo fol’klora burjat) [The historical roots of white shamanism (based on the ritual folklore of the Buryat)] / D.S. Dugarov. – M.: Nauka, 1991. – 300 p. [in Russian].
  6. Kunicyn O. I. Ladovye osobennosti muzykal’nogo jazyka burjatskoj narodnoj pesni [Modal features of the musical language of the Buryat folk songs] / O.I. Kunicyn // Muzykal’noe tvorchestvo narodov Sibiri i Dal’nego Vostoka [Musical creativity of the peoples of Siberia and the Far East]. – Novosibirsk, 1986. – P. 113–130. [in Russian].
  7. Nurieva I.M. Udmurtskaja muzykal’no-pesennaja tradicija: specifika zhanroobrazovanija i funkcionirovanija [Udmurt music-song tradition: the specificity of generalnature and functioning: diss. … PhD in Arts: 17.00.02: defense of the thesis 23.01.2015: approved 15.01.2016] / Nurieva Irina Murtazovna. – Izhevsk, 2014. – 415 p. [in Russian].
  8. Polevye materialy avtora [Field materials of the author], 2009. [in Russian].

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.