Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.58.070

Скачать PDF ( ) Страницы: 164-166 Выпуск: № 04 (58) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Прохорова И. Ф. МЕХАНИЗМЫ СОПРОТИВЛЕНИЯ ИНДИВИДА ВОЗДЕЙСТВИЮ ЛОЖНОЙ ИНФОРМАЦИИ / И. Ф. Прохорова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 164—166. — URL: http://research-journal.org/psycology/mexanizmy-soprotivleniya-individa-vozdejstviyu-lozhnoj-informacii/ (дата обращения: 30.05.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.58.070
Прохорова И. Ф. МЕХАНИЗМЫ СОПРОТИВЛЕНИЯ ИНДИВИДА ВОЗДЕЙСТВИЮ ЛОЖНОЙ ИНФОРМАЦИИ / И. Ф. Прохорова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 164—166. doi: 10.23670/IRJ.2017.58.070

Импортировать


МЕХАНИЗМЫ СОПРОТИВЛЕНИЯ ИНДИВИДА ВОЗДЕЙСТВИЮ ЛОЖНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Прохорова  И.Ф.

ORCID: 0000-0002-0546-5013, Кандидат психологических наук, Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова

МЕХАНИЗМЫ СОПРОТИВЛЕНИЯ ИНДИВИДА ВОЗДЕЙСТВИЮ ЛОЖНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Аннотация

Сопротивление индивида воздействию ложной социальной информации определяется особенностями его восприятия. Успешное распознавание лжи в информации, сообщаемой коммуникатором, ведет к более объективированной ментальной репрезентации объекта воздействия, к появлению у него отношения недоверия к сообщению. В данной статье рассматриваются когнитивно-аффективные механизмы восприятия, лежащие в основе сопротивления человека воздействию ложной информации.

Анализ результатов показал связь успешного распознавания индивидом ложной информации с когнитивно-аффективными стилями «поленезависимость» и «рефлексивность», а также с общим эмоциональным интеллектом, с компонентом «понимание чужих эмоций»,  «интровертированностью».

Ключевые слова: сопротивление воздействию, когнитивно-аффективный стиль, поленезависимость, рефлексивность.

Prokhorova  I.F.

ORCID: 0000-0002-0546-5013, PhD in Psychology, Northern (Arctic) Federal University named after M.V. Lomonosov

MECHANISMS OF INDIVIDUAL RESISTANCE TO FALSE INFORMATION

Abstract

Resistance of an individual to the influence of false social information is determined by the peculiarities of the person’s perception. Successful recognition of lies in the information provide by a communicator leads to a more objectified mental representation of an object of influence, as well as to distrust towards a message. This article examines cognitive-affective mechanisms of perception that underlie human resistance to false information.

The results analysis showed connection between successful recognition of false information by an individual with cognitive-affective styles of “field independence” and “reflexivity,” as well as with general emotional intelligence, “ability to understand other people’s emotions,” “introversion.”

Keywords: resistance to the influence, cognitive-affective style, field independence, reflexivity.

Актуальность темы исследования обусловлена недостаточностью изучения механизмов сопротивления людей воздействию ложной информации,  а также тем, что сама тема необычайно востребована в современном обществе. Несмотря на огромный интерес к теме со стороны практиков (маркетологов, специалистов по подбору кадров, юристов), исследования механизмов противостояния индивида воздействию ложной информации почти не проводятся. Между тем, лишь незначительная часть людей способна строить более объективированные ментальные репрезентации в силу особенностей своего восприятия, точности переработки информации: они распознают ложь по признакам, проявляемым в поведении и речи коммуникатора[6].

Сопротивление индивида воздействию инфлюативной информации, его последствия и основной механизм (отношение недоверия к коммуникатору) были описаны Б.Ф. Поршневым [5]. Сопротивление воздействию является фактором развития человека, независимости его мышления и активности. Оно дает возможность отстаивать идентичность, раскрывая индивидуальность человека. Сопротивление возникает параллельно с воздействием, под которым понимается передача любой информации (с помощью вербальных и невербальных средств) с целью изменения поведения, представлений, отношений. Сопротивление является фильтром для воздействующей информации, определяющее субъекта воздействия к «чужим», априори несущим угрозу безопасности.

Сопротивление воздействию ложной информации как явление распознавания признаков поведения было популяризировано в обществе П.Экманом и др. [7].  Мнение исследователей о сопротивлении людей ложному информированию противоречиво, но все сходятся в одном: распознавать ложь непросто. Проблема изучения сопротивления индивида ложной информации заключается в том, что: во-первых, не существует однозначных признаков ложного информирования: все зависит от глубины эмоций коммуникатора, его умения контролировать себя, уровня интеллекта [7]; во-вторых, исследования сопротивления индивида ложной информации и распознавания лжи происходят в лабораторных условиях, которые отличаются от условий повседневной жизни. Научить человека распознавать признаки лжи в информации сложно, для этого ему требуются определенные когнитивно-аффективные способности восприятия и переработки информации.

Данное исследование направлено на изучение механизмов сопротивления людей воздействию ложного информирования. Цель исследования – выявление механизмов противостояния ложной информации, которые включают в себя когнитивно-аффективные особенности восприятия человека. Гипотеза исследования: механизмами сопротивления индивида воздействию ложного информирования являются когнитивно-аффективные особенности восприятия и обработки информации. Люди, более успешные в распознавании ложной информации по признакам поведения других людей, имеют особенности восприятия: поленезависимость, рефлексивность, высокий уровень понимания чужих эмоций, направленность внимания (интроверсия).  В исследовании приняло участие 160 студентов в возрасте 19-25 лет, обучающихся в Северном (Арктическом) федеральном университете им. М. В. Ломоносова, в том числе 65% девушек.

Особенности восприятия (и понимания) социальной информации исследовались в психологии в различных аспектах: при изучении эмоционального интеллекта, когнитивных стилей, социальной установки, социально-перцептивной компетенции, проницательности и пр.  О единстве аффекта и интеллекта при восприятии и понимании других людей упоминал А.А. Бодалев [4]. По мнению В.Н. Панферова, одной из причин успешного распознавания ложной информации является то, что обманщик не способен заранее отрепетировать свое правдивое невербальное поведение, в его движениях и речи, независимо от его воли, проявляются эмоции [3].

Спор о взаимосвязи когнитивного и аффективного начала в процессе понимания человека человеком ведется в русле исследований эмоционального интеллекта. П. Сэловей и Дж. Мэйер предположили, что модель эмоционального интеллекта состоит из когнитивных способностей, ответственных за восприятие и переработку информации. Д. Гоулман соединил когнитивные способности с личностными характеристиками [1]. Д.В.  Люсин определил, что  эмоциональный интеллект включает в себя когнитивные способности (скорость и точность переработки эмоциональной информации), особенности эмоциональной сферы человека, его представления об эмоциях [2].

По мнению М.А. Холодной, в познании социального мира большую роль играют когнитивные стили – способы переработки информации в виде индивидуальных различий в восприятии, анализе, структурировании, категоризации, оценивании происходящего. Исследователи различают также и аффективные стили, к которым относят «импульсивность-рефлексивность», а также когнитивно-аффективные, к которым относится стиль «поленезависмость–полезависимость» [6].

Таким образом, анализ теоретических исследований позволяет определить механизмы сопротивления индивида воздействию ложной информации в особенностях его восприятия и обработки информации.

На 1 этапе эмпирического исследования выполнялась задача определения у студентов способности к распознаванию ложной информации. С этой целью использовалось 2  методики. В первой требовалось определить ложь в поведении и речи у 12 людей по  видеороликам. Испытуемым студентам при демонстрации роликов предлагалось определить, когда информатор на экране сообщает верную информацию, а когда – нет. В бланке наблюдения испытуемые должны были аргументировать выбор ложной информации.

Вторая методика представляла собой игру (6 ситуаций), в которой участникам требовалось определить одного «ложного коммуникатора» из трех человек, задавая вопросы. В бланке наблюдения испытуемые также должны были аргументировать свой выбор ответа. Было обнаружено, что большинство студентов способны угадывать сообщения «ложь – правда» до 54 % случаев. При обосновании ответа они определяли «ложного коммуникатора» на основании «внутреннего чувства» (частота встречаемости в суждениях 18%) или «затруднялись в выборе аргумента». Средний показатель распознавания по всей выборке – 43%. Разброс точности ответов среди лучших распознавателей 58 – 75 %, их оказалось всего 13,75 %, то есть 22 человека из 160, при этом различий по полу и направленности образования не выявлено. Среди аргументов (640 суждений) респонденты опирались на следующие признаки проявления ложной информации:

— физиологические симптомы «ложного коммуникатора»: изменение цвета лица, зевота, облизывание губ, дрожание подбородка, изменение голоса, потные и холодные руки (частота встречаемости 27,9% из общей совокупности суждений);

— жестикуляция и мимика «ложного коммуникатора»: «слишком  честный» взгляд или избегание зрительного контакта, поглаживание частей тела, покачивание, рассогласование движения головы со словами, появление смеха, улыбки (частота 38,9%);

— речевые построения: отвлечение на другие темы, вызывающий или враждебный тон, неуместный юмор (частота 15 %). Таким образом, распознавание лжи осуществляется в первую очередь по признакам поведения «ложного коммуникатора», формируя отношение недоверия к нему и к его сообщению.

На 2 этапе исследования определялись эмоциональные способности участников исследования, для чего использовались 2 методики: 1)русифицированная методика SETT, созданная на материалах П. Экмана; 2) тест «ЭмИн» Д.В. Люсина.

Методика SETT представляет собой программу, в которой наблюдатель распознает эмоции по микровыражениям лица: всего 39 ситуаций с разной степенью выражения семи эмоций. Результаты данной методики соответствуют тесту «ЭмИн», значимая связь с ним на уровне 0,01. Тест «ЭмИн» Д.В. Люсина позволяет увидеть степень эмоционального интеллекта по 4 факторам [2]. Так фактор «способность к пониманию эмоций» показывает, насколько человек может распознать эмоцию, т.е. установить факт наличия эмоции у себя или у другого человека и идентифицировать ее, т.е. установить, какая именно это эмоция. Опросник «ЭмИн» показал, что 8,75 % всех испытуемых студентов обладают очень высоким общим эмоциональным интеллектом, просто высоким – 19,37%. Средний уровень общего ЭИ можно наблюдать у 38,75%, низкий и очень низкий – у 33% испытуемых студентов.

Из 22 успешных распознавателей ложной информации 54,5% имеют средний уровень «понимание чужих эмоций», 31,8% – высокий. С очень высоким показателем ЭИ и компонента «понимание чужих эмоций» в группе распознавателей никого не было.  Между переменными «распознавание лжи» и общим ЭИ, а также компонентом «понимание чужих эмоций» наблюдается значимая связь на уровне 0,01.

На 3 этапе исследования у испытуемых определялись когнитивные и аффективные стили восприятия и обработки информации. Когнитивно-аффективный стиль исследовался с помощью групповой методики АКТ-70 К. У. Эттриха (адаптация Шкуратовой), определяющий степень поленезависимости. Степень поленезависимости определяется как отношение количества правильных ответов к затраченному времени на выполнение задания. Исследователи рассматривают явление восприятия с точки зрения характера направленности субъекта на внешние или на внутренние факторы, в первом случае испытуемый является полезависимым, а во втором – поленезависимым. Чем выше результат, тем больше поленезависимость, т.е. способность человека детализировать и дифференцировать информацию внешнего мира, не отвлекаясь на социальные манипуляции. Полезависимые в большей мере подвержены разного рода иллюзиям восприятия. Предполагается, что «поленезависимые» имеют более развитые когнитивные способности, и, наоборот, «полезависимые» характеризуются более выраженными межличностными (социальными) способностями [6].

Связь между способностью к распознаванию лжи и «поленезависмостью» была подтверждена статистически (р-уровень Хи-квадрата Пирсона = 0,05). Среди испытуемых, способных к распознаванию лжи, наиболее распространенным является «средний» (2,0-4) уровень «поленезависимости», выявлено у 75%.

Аффективный стиль «Импульсивность/рефлективность» определялся по тесту Дж. Кагана с помощью методики «Сравнение похожих рисунков». Стиль характеризует индивидуальные различия в скорости и точности принятия решений. Импульсивные испытуемые склонны быстро решать задачи, так как при принятии решения они не учитывают всех возможных вариантов, в ситуации недостатка информации для решения ответ принимается ими интуитивно. Для рефлективных испытуемых характерен замедленный темп решения задач, они проверяют многочисленные возможные гипотезы, решение принимают на основе тщательного анализа. Рефлективность – это способность к более точной оценке объектов внешнего мира в условиях активного навязывания неадекватных, ложных или неэффективных вариантов восприятия актуальной ситуации. Рефлективность показывают испытуемые, которые показывают время больше среднего и делают меньше ошибок.

Часть выборки представляла собой людей, которых нельзя отнести ни к рефлексивным, ни к импульсивным: «медленные/неточные» (9,4%) – они долго делали свой выбор и допустили большое количество ошибок; а также «быстрые/точные» (35%) – они прошли тест быстро и сделали мало ошибок.

23,12% испытуемых обладают рефлексивным когнитивным стилем (медленно/точно), импульсивным (быстро/неточно) – 33,12 %. Скорость ответа импульсивных менее 15 секунд. Между «распознаванием лжи» и «рефлексивностью» существует связь (r=0,125). Наблюдается также значимая связь при уровне 0,05 между «распознаванием лжи» и «количество ошибок». Среди тех, кто проявил себя на 1 этапе при распознавании ложной информации, 77,3% тех, кто сделал мало ошибок, в том числе «быстрые/точные» – 6 человек. Таким образом, для человека, способного к распознаванию лжи, характерна рефлективность (медленное принятие решения) и точность решения задач на восприятие.

При выявлении направленности личности на внешний или внутренний мир, оценки уровня нейротизма использовалась методика Г. Айзенка (EPG). Среди студентов, участников исследования, экстравертов оказалось большинство (65,62%), а в группе студентов, способных к распознаванию ложной информации, наоборот, 16 человек из 22 (72,7%) характеризовались направленностью внимания внутрь себя, т.е. склонностью к интроверсии.

Таким образом, люди, которые показывают наибольшее противостояние воздействию ложной информации, имеют следующие особенности: «средний» и «высокий» (но не «очень высокий») уровень понимания чужих эмоций, «средний» (но не «высокий») уровень поленезависимости, рефлективность (безошибочность), интровертированность.

Список литературы / References

  1. Базарсадаева Э. Ж. К вопросу об истории эмоционального интеллекта // Вестник Бурятского государственного университета. № 5/2013. С. 24-31.
  2. Люсин Д.В. Новая методика для измерения эмоционального интеллекта: опросник ЭмИн // Психологическая диагностика. 2006. № 6. 158 с.
  3. Панферов В.Н. Психология человека: Уч. пособие. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2002. 253 с.
  4. Познание человека человеком (возрастной, гендерный, этнический и профессиональный аспекты) / под редакцией А.А. Бодалева, Н.В. Васиной. СПб.: Речь, 2005. 324 с.
  5. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. / Поршнев Б.Ф. – М.: Наука, 1979. – 125 с.
  6. Холодная М.А. Когнитивные стили. О природе идеального ума. 2-е изд. М., 2004. 196 с.
  7. Экман П. Психология эмоций. Я знаю, что ты чувствуешь / Пер. с англ. СПб.: Питер, 2010. 334 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bazarsadaeva E.ZH. K voprosu ob istorii emocional’nogo intellekta. Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta [To a question about the history of emotional intelligence]. № 5/2013. Р. 24-31. [in Russian]
  2. Lyusin D.V. Novaya metodika dlya izmereniya ehmocional’nogo intellekta: oprosnik EmIn [The new method for measuring emotional intelligence: questionnaire EmIn] // Psihologicheskaya diagnostika. – 2006. – № 6. – 158 р. [in Russian]
  3. Panferov V.N. Psihologiya cheloveka: Uch. Posobie [Psychology of human: a tutorial]. ─ SPb.: izd-voMihajlova V.A., 2002. ─ 253 р. [in Russian]
  4. Poznanie cheloveka chelovekom (vozrastnoj, gendernyj, ehtnicheskij I professional’nyj aspekty) [Cognition man by man (age, gender, ethnic and professional aspects)] / pod redakciej A.A. Bodaleva, N.V. Vasinoj. – SPb.: Rech’, 2005. – 324 р. [in Russian]
  5. Porshnev B.F. Social’naya psikhologiya I istoriya [Social Psychology and History ] / Porshnev B.F. – M.: Nauka, 1979. – 125 p.
  6. Holodnaya M.A. Kognitivnyestili. O prirode ideal’nogo uma [Cognitive styles. About the nature of the perfect mind. 2nd ed]. – M. – 2004. – 2-e izd.  – 196 р. [in Russian]
  7. Ekman P. Psihologiya ehmocij. YA znayu, chto ty chuvstvuesh [Psychology of emotions. I know what you feel]. / Per. s angl. — SPb.: Piter, 2010. — 334 p. [in Russian]

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.