Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.57.110

Скачать PDF ( ) Страницы: 122-125 Выпуск: № 03 (57) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Гончарова М. В. МОТИВАЦИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ КОРЫСТНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ / М. В. Гончарова, И. Н. Подволоцкий // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 2. — С. 122—125. — URL: http://research-journal.org/law/motivaciya-prestupnogo-povedeniya-korystnyx-prestupnikov/ (дата обращения: 25.04.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.57.110
Гончарова М. В. МОТИВАЦИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ КОРЫСТНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ / М. В. Гончарова, И. Н. Подволоцкий // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 2. — С. 122—125. doi: 10.23670/IRJ.2017.57.110

Импортировать


МОТИВАЦИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ КОРЫСТНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ

Гончарова М.В.1, Подволоцкий И.Н.2

1Доктор юридических наук, доцент, 2кандидат юридических наук, доцент, ОУ ВО «Санкт-Петербургский институт Внешнеэкономических связей, экономики и права» Филиал в г. Наро-Фоминске

МОТИВАЦИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ КОРЫСТНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ

Аннотация

В статье раскрывается содержание мотивации преступного поведения корыстных преступников, включающей побуждения, потребности, мотивы, а также особенности ее реализации. Раскрыты особенности антиправовой мотивации. Сформулирован вывод о том, что корысть является не единственным мотивом преступного поведения корыстных преступников, и что учет особенностей мотивации выступает значимой предпосылкой эффективности деятельности по индивидуальной профилактике преступного поведения, в том числе повторного.

Ключевые слова: мотивация преступного поведения, мотив, мотивировка, повод, корыстное преступление.

Goncharova M.V.1, Podvolotsky I.N.2

1PhD in Jurisprudence, Associate professor, 2PhD in Jurisprudence, Associate professor, OU VO «Saint-Petersburg Institute Foreign economic relations, Economics and law» Branch in Naro-Fominsk

MOTIVATION OF CRIMINAL BEHAVIOUR OF ACQUISITIVE CRIMINALS

 Abstract

The paper describes the content of motivation for criminal behavior of acquisitive criminals, including intensions, needs, motives, as well as the peculiarities of its implementation. The peculiarities of anti-legal motivation are also revealed. The author draw a conclusion that profit is not the only motive of criminal behavior of acquisitive criminals; the considering of motivation peculiarities is a significant prerequisite for the effective prevention of individual criminal behavior, including the repeated one.

Keywords: motivation of criminal behavior, intation, motivation, motive, acquisitive crime.

Мотивация определяется как совокупность мотивов; сложная и противоречивая, динамическая система [1, с. 1], а также как продукт превращения внешних стимулов во внутренние побуждения, включая возникновение и формирование мотива и цели преступления, являющегося непосредственной личностной детерминантой преступного поведения [2, с. 76].

Мотивация реализуется через мотив или группу мотивов, составляющих один из факультативных признаков субъективной стороны корыстных преступлений, и является обязательным признаком любого сознательного поступка. Мотивы исполняют роль побудительных сил преступного поведения, обусловленных социальными причинами, находящимися вне личности, в том числе корыстного преступника, и преломляющимися в ее сознании как побудительные начала. С помощью них преступник направляет и координирует свое преступное поведение, всю противоправную деятельность.

В криминологической литературе, говоря о мотивации личности корыстного преступника, выделяют, прежде всего, такие разновидности корыстных мотивов, как дефектность экономической психологии, дефектность трудовой психологии (Кузнецова Н.Ф.); деформация досугово-бытовых потребностей (В.Н. Кудрявцев); социально-экономический мотив (А.И. Долгова); антисоциальный мотив (Джекебаев У.С.). Таким образом, «в мотивационной сфере личности корыстных преступников доминируют материальные потребности» [3, с. 46]. Слабая материальная обеспеченность, характерная для преступников, часто выступает причиной совершения корыстного преступления.

Корыстно-потребительская ориентация нередко достигает уровня своеобразного социального хищничества, стремление любой ценой к обладанию благами и ценностями, которые не могут быть нажиты честным путем. Во многих случаях в основе противоправного поведения лежат потребности и интересы престижного свойства, а нередко и довольно скромные, но, тем не менее, противоправные притязания материального характера.

Такие потребности лежат на поверхности, однако это не означает, что корыстная ориентация – единственная разновидность мотивов преступников, совершивших корыстные преступления, так как существуют и иные причины, менее заметные на первый взгляд. Это подтверждают данные других исследователей: «имущественные преступления порождаются не только корыстными побуждениями, но и иными субъективными, внутренними факторами, выявить и оценить которые достаточно сложно» [4, с. 158].

Кроме корыстолюбия и стяжательства, определяемых такими свойствами личности, как алчность, жадность, накопительство, корыстным преступникам свойственны следующие группы побуждений:

обеспечение праздного, разгульного и асоциального образа жизни (нежелание работать и учиться, иждивение, долги, алкоголизм, наркомания, токсикомания);

снижение тревожности, возникающей вследствие своей необеспеченности, неуверенности, выброшенности или, во всяком случае неучастии в «подлинной» жизни;

материальное благополучие определенного уровня;

временная или постоянная нужда, связанная с низким социальным уровнем, психическими и соматическими заболеваниями.

Следует отметить, что криминальная мотивация женщин – корыстных преступниц имеет свои специфические особенности. Так, Т.А. Шмаева в своем исследовании указывала, что наиболее распространенными мотивами совершения преступлений у женщин, осужденных за хищения, являются: желание жить не хуже, чем живет их ближайшее окружение, потребность обеспечить себя, своего ребенка и своих близких всем необходимым, «пожить в свое удовольствие», а также желания помочь своему любовнику, рассчитаться с обидчиком, ревность [5, с. 123].

В результате может быть сформулирован вывод о том, что корысть не всегда является мотивом корыстных преступлений. Большинство преступников не настолько остро испытывают нужду в удовлетворении жизненно важных потребностей, сколько стремятся получить некую психологическую разрядку, снять напряжение и тревогу, выплеснуть негативные эмоции. Преступников с зависимым преступным поведением увлекает сам процесс подготовки и реализации кражи, а также возможность без усилий владеть и распоряжаться материальными средствами даже ограниченное время, до неизбежного разоблачения (например, воровство у коллег по работе, либо присвоение ремонтируемого преступником автомобиля).

Мотивы корыстных преступников могут быть объединены в следующие группы:

личные «низменные» мотивы (корысть, месть, зависть, ревность, самоутверждение);

личные мотивы, лишенные низменного характера (обида в связи с действиями потерпевшего или других лиц, стыд, жажда острых ощущений);

личные положительные мотивы – родственные и дружеские чувства, чувство ложно понятого товарищества и др.

При этом корыстный мотив могут быть связаны с нуждой, долгом, паразитизмом, потребительством, накопительством, престижем, легкомыслием и болезнью, т.е. традиционными видами [6, с. 33].

Необходимо отметить, что преступное поведение обычно бывает полимотивированным, т.е. определяется совокупностью мотивов. Одни из них являются основными, другие выступают в качестве дополнительных. Сам преступник часто не осознает причину своих поступков, пытаясь ее объяснить, как правило, оправдывая их совершение либо желая скрыть реальные побуждения, неполно их освещая с целью представления себя с более выгодной стороны. Истинные же мотивы скрыты глубоко в психике человека, их трудно определить.

Мы согласны с точкой зрения Ю.М. Антоняна, состоящей в том, что ошибочно социальную оценку приписываемых преступнику побуждений рассматривать как мотив конкретных преступлений. Эта оценка субъективна и не характеризует личностный смысл, суть побуждений преступника, который сам часто не знает, почему он совершил преступные действия и переносит вину на других людей или сложившиеся обстоятельства. Из-за этого он не в полной мере владеет и управляет собой, что создает дополнительную опасность рецидива. Внешние оценки, выражающиеся в осуждении, привлечении к уголовной ответственности чаще всего воспринимаются отрицательно, как некий ярлык, выделяющий его из других людей. Отвергая этот ярлык, осуждаемый как бы отделяет от себя преступления, так как оно является источником этих оценок [7, с. 12].

Часто мотив подменяется мотивировкой, основанной на рациональной оценке криминального деяния, исходя из его внешних проявлений, хотя нередко она весьма поверхностна. Подлинные внутренние мотивы и мотивационные процессы ускользают от уяснения, никем не выявляются, что влечет трудности в осуществлении самоконтроля за поведением самого лица, совершившего преступление, при квалификации его деяний, осуществлении индивидуальной профилактики и большую вероятность рецидива преступления [8, с. 246].

Обычным заблуждением является ситуация, когда в качестве мотива корыстного преступления выделяют корысть: если ворует, то конечно из корысти. Так, О.И. Годунов пишет, что мотивы расхитителей связаны с осознанными корыстными побуждениями, возникающими на основе жизненных планов, проблемных ситуаций, ценностных ориентаций и интересов [9, с. 169]. По справедливому замечанию Ю.М. Антоняна совершение преступления выступает в качестве способа утверждения и самоутверждения, обеспечения целостности личности, следовательно имеет бытийное значение, хотя в реальности обычно не оценивается так ни самим индивидом, ни окружающими [10, с. 6].

Рассмотренные выше мотивы преступной деятельности корыстных преступников в большей или меньшей степени могут быть выделены и в деятельности любой правомерной личности, в зависимости от ее «содержания» и привычных шаблонов поведения, поскольку мотив как таковой не является преступным до тех пор, пока не реализуется в деянии, обладающим признаками состава преступления. Однако результаты криминологических исследований свидетельствуют о существовании специфической антиправовой мотивации, в большей степени имеющей отношение к повторным корыстным преступникам [11, с. 59]. Основными признаками антиправовой мотивации выступают:

антисоциальность мотивов, стремление к обогащению, наличие эгоистических побуждений, противопоставляемых признанным социальным интересам;

преобладание материальных интересов над духовными, как у личности, стремящейся поддерживать высокий уровень комфорта, так и обеспечивающей минимальные потребности как биологического существа;

отрицание норм права;

отсутствие чувства долга, склонность к риску;

отсутствие жизненно важных перспектив;

пренебрежение социальными ценностями и нормами морали;

искаженное мировоззрение, зависимость от авторитета;

игнорирование негативных последствий корыстного преступления не только для потерпевших, но и для себя, своих близких;

самонадеянность в прогностических оценках своих действий, их ущербность;

недостаточный самоконтроль;

враждебное отношение к окружающим, особенно преуспевающим, под влиянием собственных неудач, зависти, лени; конфликтность.

Поведение человека, в том числе выражающееся в совершении корыстных преступлений, представляет собой совокупность как внутренних, так и внешних психологических факторов. Внутренние представлены содержанием личности (нравственные и психологические качества) и мотивацией преступного поведения, к внешним относится взаимодействие личности с окружающей действительностью (повод, социальная среда, конкретная жизненная ситуация), приведшее к совершению корыстных преступлений. Конфликт человека с окружающей действительностью вынуждает его принимать те или иные решения. В этой связи значение приобретает повод, провоцирующий на действия и решимость совершить преступление. При этом следует отметить некоторую латентность поводов корыстных преступлений в отличии от более очевидных, например насильственных посягательств.

Пользуясь классификацией Г.Ш. Глонти [12, с. 24], можно выделить четыре группы поводов совершения корыстных преступлений:

  1. Конфликтный повод.

Возникает вследствие конфликтных или острых отношений, например с владельцем похищаемого имущества, вызывающих решимость совершения кражи. При этом практики известны случаи, когда похищенное не используется преступником и даже уничтожается, главное для него лишить потерпевшего его собственности, досадив таким образом. В такой ситуации действия преступника нередко носят импульсивный характер, исключающий или недооценивающий прогнозирование негативных последствий подобных действий. Характерен для женщин.

  1. Разряжающий повод.

Суть его состоит в том, что корыстный преступник по каким-либо причинам не может достичь поставленной цели, его стремления направляются на другую цель – посильную. Посредством такого переноса у лица происходит «разрядка» нервно-психического напряжения.

  1. Обязывающий повод.

Часть корыстных преступников является профессиональными, для которых совершение преступлений – промысел, вид занятости, носящей постоянный, систематический и тождественный характер. Положение профессионального преступника обязывает поддерживать преступный образ жизни.

  1. Искушающий, создающий «соблазняющую» обстановку для совершения корыстного преступления.

Характерен для корыстных рецидивистов зависимого типа, а также для лиц, в мотивации которых доминирует демонстративный мотив самоутверждение.

Мотив, мотивация приобретают свою определенность во взаимодействии с социальными условиями, особенностями поведения корыстных преступников и в конкретной ситуации. Такая ситуация обычно вступает в противоречие с общественной моралью. Это противоречие корыстный преступник с учетом своих потребностей и желаний стремиться преодолеть, совершая очередное корыстное преступление.

Ситуации совершения корыстного преступления выступают в качестве причинного фактора, поскольку осмысливаются как «каналы» особых возможностей, которые, с одной стороны, стимулируют мотивацию к готовности к совершению преступления, с другой – являются условиями перевода мотива в действие [13, с. 268]. Таких ситуаций бесчисленное множество и для каждого преступника ее криминогенное значение индивидуально. Однако ситуации, создаваемые или допускаемые потерпевшими, обладают наибольшим криминальным потенциалом.

Подводя итоги, отметим, что в процессе детерминации преступного поведения корыстных преступников определяющую роль играет внутренняя причина – криминогенный потенциал личности преступника, обусловленный:

особенностями личности;

деформацией ценностных ориентаций;

мотивацией преступной деятельности;

отрицательным влиянием социальной среды.

Список литературы / References

  1. Кузнецова Н.Ф. Мотивация преступлений и тенденции ее изменения // Вопросы советской криминологии. – Ч. 2. – 1975.
  2. Флоря Е. Личность преступника (криминологическое и уголовно-правовое исследование). Дис. … канд. юрид. наук. Кишинев, 2002.
  3. Елисеев С.А. Вопросы теории и практики предупреждения корыстных преступлений. Томск, 1989.
  4. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск, 1989.
  5. Шмаева Т.А. Некоторые особенности мотивации преступного поведения женщин, осужденных по статьям 209, 144, 89 УК РСФСР // Актуальные проблемы исправительно-трудового права (теория и практика): Сб. науч. тр. Рязань: РВШ МВД СССР, 1989.
  6. Явчуновская Т.М. Корысть как мотив посягательств в экономической сфере // Материалы региональной научно-практической конференции. Иваново, 1995. Вып. 1.
  7. Антонян Ю.М. Личность преступника как объект предупредительного воздействия // Личность преступника и предупреждение преступлений: сб. науч. трудов. М., 1987.
  8. Кургузкина Е.Б. Теория личности преступника и проблемы индивидуальной профилактики преступлений. Дисс. … д-ра юрид. наук. М., 2003.
  9. Годунов О.И. Присвоение и растрата как формы хищения (уголовно-правовой и криминологический анализ). Дисс. … канд. юрид. наук. Иваново, 2005.
  10. Антонян Ю.М. Концепция причин преступности и причины преступности в современной России // Преступность и общество. – 2001.
  11. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.
  12. Глонти Г.Ш. Криминологическая характеристика поводов к совершению преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. – 1986. – № 44.
  13. Кондратюк Л.В. Антропология преступления (микрокриминология). М., 2001.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Kuznetsova N.F. Motivatsiya prestupleniy i tendentsii ee izmeneniya [Motivation of crimes and trends of its changing] // Voprosy sovetskoy kriminologii [Issues of Soviet criminology] — Part 2. — 1975. [In Russian]
  2. Florya E. Lichnost prestupnika (Kriminologicheskoye i ugolovno-pravovoye issledovaniye) [Personality of Criminal (Criminological and Criminal Law Study)]. Thesis of Ph.D in legal sciences. Chisinau, 2002. [In Russian]
  3. Eliseev S.A. Voprosy teorii I praktiki preduprezhdeniya korysnykh prestupleniy [Issues of Theory and Practice in Preventing Acquisitive Crimes] — Tomsk, 1989. [In Russian]
  4. Antonyan Yu. M. Lichnost’ korysnogo prestupnika [Personality of Acquisitive Criminal] / Yu. M. Antonyan, V.P. Golubev, Yu. N. Kudryakov. — Tomsk, 1989. [In Russian]
  5. Shmaeva T.A. Nekotorie osobennosti motivatsii prestupnogo povedeniyazhenshchin, osuzhdennykh po stattiam 209, 144, 89 UK RSFSR] Some motivation features of criminal behavior of women Convicted under Articles 209, 144, 89 of the Criminal Code of the RSFSR // Aktualnye problem ispravitelno-trudovogo prava (teoriya i praktika): Sb. nauch. tr. [Actual problems of corrective labor law (theory and practice): Coll. Of Sci. Works.] — Ryazan: The Ministry of Internal Affairs of the USSR, 1989. [In Russian]
  6. Yavchunovskaya T.M. Korist, kak motiv posiagatelstv v ekonomicheskoy sfere [Self-interest as a Motive of Encroachment in the Economic Sphere] // Materialy regionalnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii [Materials of the regional scientific and practical conference] — Ivanovo, 1995. Is. 1. [In Russian]
  7. Antonyan Yu. M. Lichnost prestupnika kak object predupreditelnogo vozdeystviya [Personality of criminal as Object of Preventive Influence] // Lichnost prestupnika i preduprezhdeniye prestupleniy: sb. nauch. trudov [Personality of Criminal and Prevention of Crimes: Coll. Of Sci. Works.]- M., 1987. [In Russian]
  8. Kurguzkina E.B. Teoriya lichnosti prestupnika i problem individualnoy profilaktiki prestupleniy [Theory of criminal personality and problems of individual crime prevention. Thesis of doctor of legal sciences] — M., 2003. [In Russian]
  9. Godunov O.I. Prisvoyeniye i rasstrata kak formy khishcheniya (ugolovno-pravovoy i kriminologicheskiy analiz) [Appropriation of property and embezzlement as forms of embezzlement (criminal and criminological analysis)] Thesis of Ph.D. in legal sciences. — Ivanovo, 2005. [In Russian]
  10. Antonyan Yu.M. Kontseptsiya prichin prestupnosti i prichiny prestupnosti v sovremennoy Rossii [Concept of Causes of Crimes and Causes of Crimes in Modern Russia] // Prestupnost i obshchestvo [Criminality and Society] — 2001. [In Russian]
  11. Kuznetsova N.F. Problemy kriminologicheskoy determinatsii [Problems of criminological determination] — M., 1984. [In Russian]
  12. Glonti G.Sh. Kriminologicheskaya kharakteristika povodov k soversheniyu prestupleniy [Criminological Characteristics of Reasons for Commission of Crimes] // Voprosy bor’by s prestupnostiyu [Issues of crime prevention] — 1986. — No. 44. [In Russian]
  13. Kondratyuk L.V. Antropologiya prestupleniya (mikrokriminologiya) [Anthropology of crime (microcryminology)] — M., 2001. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.