Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.57.120

Скачать PDF ( ) Страницы: 49-51 Выпуск: № 03 (57) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Туранина Н. А. ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ СИНОНИМОВ И АНТОНИМОВ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ А. ЛИХАНОВА / Н. А. Туранина, Г. А. Кулюпина, Л. М. Курганская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 2. — С. 49—51. — URL: http://research-journal.org/languages/vyrazitelnye-vozmozhnosti-sinonimov-i-antonimov-v-proizvedeniyax-a-lixanova/ (дата обращения: 28.05.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.57.120
Туранина Н. А. ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ СИНОНИМОВ И АНТОНИМОВ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ А. ЛИХАНОВА / Н. А. Туранина, Г. А. Кулюпина, Л. М. Курганская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 2. — С. 49—51. doi: 10.23670/IRJ.2017.57.120

Импортировать


ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ СИНОНИМОВ И АНТОНИМОВ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ А. ЛИХАНОВА

Туранина Н.А.1, Кулюпина Г.А.2, Курганская Л.М.3

1ORCID: 0000-0001-8280-6486, Доктор филологических наук, 2ORCID: 0000-0001-9790-3545, Кандидат филологических наук, 3ORCID: 0000-0002-7555-6439, Кандидат педагогических наук, Белгородский государственный институт искусств и культуры

ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ СИНОНИМОВ И АНТОНИМОВ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ А. ЛИХАНОВА

Аннотация

В статье рассматривается использование в произведениях А. Лиханова синонимов и антонимов как изобразительно-выразительных средств русского языка. На конкретных примерах проанализированы особенности функционирования синонимов и антонимов, показано разнообразие выполняемых ими функций. Выявлено употребление писателем синонимов, соединенных сочинительным союзом, что в целом не характерно для слов этого класса, использование антонимичных пар, которые образованы словами, относящимися к разным частям речи.

Ключевые слова: синоним, антоним, изобразительно-выразительные средства.

Turanina N.A.1, Kuljupina G.A.2, Kurganskaja L.M.3

1ORCID: 0000-0001-8280-6486, PhD in Philology, 2ORCID: 0000-0001-9790-3545, PhD in Philology, 3ORCID: 0000-0002-7555-6439, PhD in Pedagogy, Belgorod state institute of arts and culture

EXPRESSIVE OPPORTUNITIES OF SYNONYMS AND ANTONYMS IN WORKS OF A. LIKHANOV

Abstract

In article use in A. Likhanov’s works of synonyms and antonyms as Russian graphic means of expression is considered. On concrete examples features of functioning of synonyms and antonyms are analysed, a variety of the functions which are carried out by them is shown. The use by the writer of the synonyms connected by a coordinative conjunction that in general isn’t characteristic of words of this class, use of antonymous couples which are formed by the words relating to different parts of speech is revealed.

Keywords: synonym, antonym, graphic means of expression.

Умелое использование в языке художественной литературы выразительно-изобразительных средств лексики позволяет писателю акцентировать внимание на предмете или явлении, дать его оценку, усилить воздействие на читателя.

Язык художественной прозы А. Лиханова богат различными приемами использования синонимических и антонимических средств языка.

Чаще всего встречаются случаи открытого использования синонимов, когда синонимичные слова соседствуют в тексте, выполняя разнообразные функции. Прежде всего синонимы применяются для замещения, чтобы избежать простого повторения слов: На столе перед матерью лежала фотокарточка. На снимке был молодой парень с чубом из-под фуражки и с гармошкой в руках («Звезды в сентябре»); Кому не известно, что у каждой печки свой характер, они ведь как люди. Сколько печек, столько норовов («Кикимора»).

С помощью синонимов автор уточняет значение отдельных слов, помогает различить оттенки смысла: … мысль о том, что это молоко – плата за Ваську, сама собой исчезала, будто растворялась в выпитом молоке; Мне было противно, гадко; Может быть, предчувствие – это не суеверие, не предрассудок, а что-то такое, что есть на самом деле? («Крутые горы»); Что-то с ним происходило, что-то бурлило, кипело в нем, как в котле. Я и раньше замечал, что руки у него всегда дрожат – поколи-ка столько дров! – но теперь они просто тряслись («Кикимора»). В последнем примере на значение уточнения наслаиваются градационные отношения между словами-синонимами и отношения противопоставления.

В отдельных случаях при синонимах находятся слова, подчеркивающие различия в их значениях: У него было много обязанностей в детской поликлинике, а главная среди них – кучер, точнее, извозчик, потому что кучер возит только седоков, а извозчик еще и грузы (в последнем использовании пары кучер – извозчик проявляется еще и сопоставительная функция синонимов: внимание обращается на различия в значении слов) («Кикимора»); — Да, товарищи бабы, вернее – женщины! («Деревянные кони»).

Иную роль играют синонимы в таком примере: … он заведет Машку в оглобли возка, черного, лакированно-блестящего, а потом подгонит свой экипаж к парадному, или «чистому», как говорила Захаровна, подъезду («Кикимора»). Здесь проявляется функция разъяснения, правда, в несколько «перевернутом» виде: к межстилевому слову приводится синоним разговорного стиля.

Очень часто в повестях А. Лиханова можно отметить эффект нанизывания синонимов, их градации, когда каждое последующее слово усиливает или ослабляет значение предыдущего: — Какая похоронка? – спросил я, зная, догадываясь, понимая, что за похоронку принесла Анне Николаевне почтальонша («Крутые горы»); Как завороженные, Лека и Нюська смотрели не мигая на них, ожидая, прося, моля, требуя чуда («Звезды в сентябре»); Я страшно уважал, я боготворил Ваську за его победу… («Деревянные кони»).

В синонимические отношения вступают отдельное слово и перифрастическое наименование: … Анна Николаевна … только рассказывала про то, как Кутузов заманил Наполеона в Москву и там, в горящей Москве, этот наглый завоеватель вдруг понял, что он проиграл войну… («Крутые горы»); … Антон держал в руке таракана и глядел на него так, будто этот черный огарок принесет счастье… («Звезды в сентябре»).

Лингвисты отмечают, что при синонимах невозможен соединительный союз, между тем в повестях А. Лиханова встречаются такие соединения слов, например: Деяния мои были святы и беспорочны («Кикимора»). По мнению Н.Ф. Шумилова, «возможность соединения некоторых синонимов при помощи союза и в известной мере заложена в их генетической неоднородности» [1, C. 88]. Действительно, в выделенной паре слово святой исконно русское по происхождению, а слово беспорочный восходит к старославянскому языку. Кроме того, при соединении двух синонимов, которые расходятся в оттенках значения, на первый план выдвигается функция уточнения. Рассмотрим примеры: <Убегать на войну> это все равно, что путаться под ногами у взрослых, только отвлекать их и мешать им («Крутые горы»); Вот и сейчас, когда дед сказал про таракана, эта смутная, неясная мысль стала четкой и понятной («Звезды в сентябре»); И теперь уж никто не сомневался в моих словах, не пререкался и не спорил («Кикимора»).

Не менее значимо использование антонимии, которая является одним из сложных явлений в выражении семантических связей слов. Антонимы в произведениях А. Лиханова встречаются чаще всего попарно, что является обычным для их использования в тексте, например: От печи к печке Поля переходит не спеша, а я бегом; — Сам же позвал! – гаркнул я нескладно, путая грубость с вежливостью; По Полиному примеру я дверцу топки захлопнул, а у поддувала дверцу, напротив, пошире распахнул (в этом примере о последующем противопоставлении сигнализирует вводное слово напротив) («Кикимора»); Ровными рядами, аккуратно уложенные, там лежали фуганки, рубанки – большие и малые («Деревянные кони»); Все должны знать: солдаты – и мертвые и живые – вернулись! Вернулись с победой! («Деревянные кони»).

В последнем примере хотелось бы обратить внимание на порядок следования членов в антонимической паре. Более привычно употребление живой и мертвый. Именно в такой последовательности эти слова-антонимы зафиксированы в «Словаре антонимов русского языка» М.Р. Львова [2, C.112]; на память сразу же приходит название романа К. Симонова «Живые и мертвые», фразеологизм ни жив ни мертв.

Прилагательное мертвый, возглавляя антонимическую пару, обрастает новыми оттенками смысла, приобретает бóльшую значимость. В деревне Васильевка особый счет к фашистам: из семидесяти ушедших на войну мужиков только шестеро вернулись домой, и то раненые и искалеченные. Но память о погибших в сражениях жива среди односельчан, именно поэтому председатель колхоза Терентий Иванович предлагает срубить «простой памятник, простую пирамиду из дерева» и написать на ней имена «всех павших мужиков». Таким образом мертвые солдаты вернутся в родную деревню со всех полей сражений.

В сочетании с глаголом вернулись возникает оксюморон, образно раскрывающий в обозначаемом взаимоисключающие и противоречащие друг другу начала.

Попарное включение в ткань текста слов-антонимов не является обязательным. В произведениях А. Лиханова встретились и другие случаи использования антонимов: Бабушка и мама разрешали мне топить печку, но та печка была нашей, своей, а здесь печки чужие («Кикимора»).

В этом предложении слово чужой (‘не свой, не собственный, принадлежащий другим’ [3, C. 886] оказывается одновременно противопоставленным слову наш (‘принадлежащий нам, имеющий отношение к нам’ [3, C. 398] и слову свой, которое в данном предложении выступает в значении ‘собственный, составляющий чье-нибудь достояние’ [3, C. 703], но, кроме указанного значения, контактное расположение с местоимением наш позволяет увидеть в слове свой и первичное значение – ‘принадлежащий себе, имеющий отношение к себе’. Благодаря такому противопоставлению трех слов возникает своеобразный антонимо-синонимический треугольник значений [4, C. 77]: наш ←чужой→ свой, включающий в себя общность и противопоставленность значений слов. Такой антонимо-синонимический треугольник разрушает традиционное представление об обязательной парной замкнутости антонимов.

В повести А. Лиханова «Кикимора» мы выявили еще более сложную организацию противопоставления значений слов: Большое горе, неутешные слезы, безмерное ликование – не разменивают ли они в мелочь все другие чувства, которыми награжден от рождения каждый человек? Синонимический ряд большой, неутешный, безмерный возглавляет слово большой со значением ‘такой, который обращает на себя внимание, выделяется своей величиной, объемом, количеством или степенью, силой проявления какого-либо состояния, свойства, признака’ [5, C. 85]. Прилагательное безмерный имеет усилительный характер и подчеркивает, что степень, сила чего-либо превышает обычную. Оказавшись в этом синонимическом ряду, и прилагательное неутешный приобретает значение ‘большой, выделяющийся по силе проявления’.

Выделенные прилагательные оказываются противопоставленными существительному мелочь (‘ничтожное обстоятельство, пустяк’).

Принято считать, что антонимы должны быть представлены словами одной части речи, однако речевая практика свидетельствует, что в антонимичные отношения могут вступать слова различной частеречной принадлежности.

Как считает Е.Н. Миллер, «втискивание антонимичных оппозиций в тесные рамки одной части речи сужает представление о реальных возможностях языка, о многообразии антонимичных потенций лексики» [4, C. 79]. Именно Е.Н. Миллеру принадлежит термин «межчастеречная антонимия», который понимается автором как «антонимия противоположных по лексическому значению слов разных частей речи» [6, C. 88]. Эту точку зрения разделяют и другие исследователи, которые на анализе большого массива речевого материала доказали право на существование подобного подхода [7], [8].

Данный тип антонимов можно отнести к речевым, контекстуальным. Их частотность у различных авторов невысока, в пределах 15%, в произведениях А. Лиханова использование антонимов подобного типа встречается реже.

Употребление в произведениях антонимичных слов способно придавать фразам лаконичность и глубину афоризма. Вот примеры только из одной повести «Кикимора»: Счастливая пора – детство: смех и слезы под руку ходят!; Смыкаясь, прошлое и настоящее дают понимание; Доброта обладает опасной властью, заставляя забыть зло.

Использование в художественных произведениях А. Лиханова синонимов и антонимов позволяет автору добиться высокой степени выразительности, что способствует более яркому, выпуклому изображению явлений и предметов, более глубокому воздействию на читателя.

Список литературы / References

  1. Шумилов Н.Ф. Синонимы, соединенные союзом «и» / Н.Ф.Шумилов // Русский язык в школе. – 1976. — №5. – С. 88-91.
  2. Львов М.Р. Словарь антонимов русского языка / М.Р. Львов. — М. : АСТ-Пресс, 2006. – 592 с.
  3. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова ; Российская академия наук, Институт русского языка им. В. В. Виноградова. — 4-е изд., доп. — М. : Азбуковник, 1999. — 944 с.
  4. Миллер Е.Н. Характер и форма функционирования лексической и фразеологической антонимии в речи / Е.Н. Миллер // Русский язык в школе. – 1980. — №3. – С. 76-79.
  5. Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка / З.Е.Александрова. — 11-е изд., перераб. и доп. — М.: Русский язык, 2001. — 568 с.
  6. Миллер Е.Н. Антонимы разных частей речи / Е.Н. Миллер // Русский язык в школе. — 1987. — №5. — С.87-91.
  7. Диброва Е.И. Поэтические структуры антонимии / Е.И. Диброва, Н.Ю. Донченко. – М. : С.Принт, 2000. — 183 с.
  8. Сазонова В.А. Межчастеречная антонимия (на материале художественной прозы А.П. Чехова) / В.А. Сазонова // Мир науки, культуры, образования. – 2011. — №1. – С. 10-12.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Shumilov N.F. Sinonimy, soedinennye sojuzom «i» [The synonyms connected by the union «and»] / N.F.Shumilov // Russkij jazyk v shkole [Russian at school]. – 1976. — №5. – P. 88-91. [in Russian]
  2. L’vov M.R. Slovar’ antonimov russkogo jazyka [Dictionary of antonyms of Russian] / M.R. L’vov. – M. : AST-Press, 2006. – 592 p. [in Russian]
  3. Ozhegov S.I. Tolkovyj slovar’ russkogo jazyka: 80 000 slov i frazeologicheskih vyrazhenij [Explanatory dictionary of Russian] / S.I. Ozhegov, N.Ju. Shvedova ; Rossijskaja akademija nauk, Institut russkogo jazyka im. V.V.Vinogradova. — 4-e izd., dop. — M. : Azbukovnik. 1999. – 933 p. [in Russian]
  4. Miller E.N. Harakter i forma funkcionirovanija leksicheskoj i frazeologicheskoj antonimii v rechi [Character and form of functioning of a lexical and phraseological antonymy in the speech] / E.N. Miller // Russkij jazyk v shkole [Russian at school]. – 1980. — №3. – P. 76-79. [in Russian]
  5. Aleksandrova Z.E. Slovar’ sinonimov russkogo jazyka [Dictionary of synonyms of Russian language] / Z.E. Aleksandrova. — 11-e izd., pererab. i dop. — M.: Russkij jazyk, 2001. — 568 p. [in Russian]
  6. Miller E.N. Antonymy raznyh chastej rechi [Antonyms of different parts of speech] / E.N. Miller // Russkij jazyk v shkole [Russian at school]. – 1987. — №5. – P. 87-91. [in Russian]
  7. Dibrova E.I. Poeticheskie struktury antonimii [Poetic structures of an antonymy] / E.I. Dibrova, N.Yu. Donchenko. – M. : S.Print, 2000. – 183 p. [in Russian]
  8. Sazonova V.A. Mezhchasterechnaja antonimija (na materiale hudozhestvennoj prozy A.P. Chehova) [Antonymy between parts of speech (on material of art prose of A.P. Chekhov)] / V.A. Sazonova // Mir nauki, kul’tury, obrazovanija [World of science, culture, education]. — 2011. — №1. – P. 10-12. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.