Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Страницы: 9-10 Выпуск: 5 (5) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Зарипова А. И. Политический символизм в обрядах коронации монарха в Российской империи XVIII-XIX веков / А. И. Зарипова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №5 (5). — С. 9—10. — URL: http://research-journal.org/hist/politicheskij-simvolizm-v-obryadax-koronacii-monarxa-v-rossijskoj-imperii-xviii-xix-vekov/ (дата обращения: 25.04.2017. ).
Зарипова А. И. Политический символизм в обрядах коронации монарха в Российской империи XVIII-XIX веков / А. И. Зарипова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №5 (5). — С. 9—10.

Импортировать


Политический символизм в обрядах коронации монарха в Российской империи XVIII-XIX веков

Зарипова А.И.

Студентка IV курса, факультета история и юриспруденция, Казанский федеральный университет. Филиал в г. Елабуга.

Политический символизм в обрядах коронации монарха  в  Российской империи XVIII-XIX веков

Аннотация

Проведено исследование политического символизма в коронациях и торжествах в Российской империи XVIIIXIX веках, прослеживающий развитие государственных регалий и укрепление патриотизма среди населения.

Ключевые слова: Российская империя, обряд коронации, политический символизм, государственные регалии

Key words: Russian Empire, coronation rite, political symbolism, state regalia

Коронация или коронование — торжественное, соединенное с церковными обрядами принятие монархом символов принадлежащей ему власти; в древней Руси носило название венчания на царство, в своей вполне законченной форме появилось в России со времени принятия государями императорского титула.

Коронация носит название священного, так как соединяется с святым миропомазанием, обрядом, ведущим свое происхождение от древнееврейского помазания царей на царство. Согласно учению православных богословов, миропомазание, соединяемое с коронация, являет из себя особое таинство: царь не посвящается в духовную иерархию, как это бывало с императорами византийскими, и не принимает на себя власти священнодействия и учительства, но получает силу и премудрость для осуществления высшей правительственной власти как в государстве, так и в церкви. Петр Великий указом 16 мая1721 г. приказал считать день коронации праздничным, наравне с царскими днями рождения и тезоименитства[1]. 7 мая1724 г. он же показал первый пример императорской коронации, возложив корону на императрицу Екатерину Алексеевну. За два дня о коронации объявляли особые герольды; по поводу торжества учреждена была рота кавалергардов. В Успенском соборе воздвигнут был трон; на особом столе находились императорские регалии. Помосты с перилами, покрытые красным сукном, вели от Успенского собора к Красному крыльцу и к Архангельскому собору. Церемонии при этой коронации, с тех пор в общем удержавшиеся, были следующие: в 8 часов утра торжественный благовест в Успенском соборе, молебен и часы; по пушечному сигналу приход приглашенных в Кремлевский дворец; в начале 10 часа выход государя и его супруги в Успенский собор, где они заняли кресла на троне. Император, держа в руке скипетр, возложил на императрицу сначала мантию, потом корону, при пении многолетия, залпах и колокольном звоне. По выслушивании литургии, императрица у царских врат опустилась на колени и архиепископ Феодосий помазал ее на челе, на персях и на обеих руках св. миром, а архиепископ Феофан помазанные места отирал хлопчатой бумагой; за помазанием немедленно следовало причащение. По выходе из Успенского собора императрица поклонилась святым мощам и могилам государей, почивающих в Архангельском соборе, и государынь, почивающих в Вознесенском женском монастыре [2]. В память коронации впервые выбита была медаль с портретами Петра и Екатерины и изображением: монарх возлагает корону на голову своей супруги. Особых милостей народу не было; лишь раньше, 28 апреля1724 г., дан был именной указ об отсрочке на 3 года взыскания недоимок «для будущей коронации ведущей государственной императрицы Екатерины Алексеевны». После Екатерины коронован был, по желанию верховного тайного совета, Петр II (хотя и не совершеннолетний), о чем извещено было манифестом от его имени 10 октября1727 г. Коронация состоялась 25 февраля1728 г. по тому же, с незначительными изменениями, церемониалу, по которому короновалась Екатерина I.

Со временем, коронации начали проходить совместно императора и императрицы, первым это совершил император Павел I. Он же первый из государей до торжественного въезда в Москву остановился в Петровском дворце, построенном Екатериной II. При коронации, император Павел возложил на себя далматик, а потом уже порфиру. По совершении коронации император сел на престоле и, положив регалии на подушки, подозвал к себе императрицу, которая стала перед ним на колени; сняв с себя корону, он прикоснулся ею к голове императрицы и корону опять возложил на себя; потом подана была меньшая корона, которую император и возложил на голову императрицы [3]. По совершении коронации император прочел во всеуслышание формальный акт о престолонаследии.

Коронация Александра I происходила 15 сентября1801 г.; к ней были вызваны депутаты от дворянства и купечества от всех губерний, кроме сибирских. 19 сентября, на Сокольничьем поле, был устроен народный праздник. В манифесте, извещавшем о короновании, давались милости народу: освобождение от рекрутского набора на год, скидка 25 копеек с души в подушной подати за1802 г., невзыскание штрафов, прощение беглых, прибавка военнослужащим до полковника 1/4 к жалованью. В тот же день издан был указ об учреждении комиссии для пересмотра прежних уголовных дел, подтверждены были жалованная грамота Сарептского братства и такая же грамота города Риги. Император Николай I короновался 22 августа1826 г. Молитву при коронации император читал не по книге, где напечатан весь чин коронации; для него она была перепечатана крупнейшим шрифтом на толстом листе бумаги, который потом переплетен был в вид книжки, и ныне хранится в Санкт-Петербурге, в императорской библиотеке. После коронации император, под балдахином и облеченный в регалии, проследовал из Успенского собора в Благовещенский, а отсюда к Красному крыльцу; на верхней ступени крыльцо государь приветствовал народ троекратным наклонением головы [4]. Угощение народа (16 сентября) происходило на Девичьем поле. Манифест 22 августа даровал различные облегчения или полную отмену наказания некоторым преступникам («где нет смертоубийства, разбоя, грабежа и лихоимства»), прощал беглых, снимал казенные начеты ниже 2000 руб.

Таким образом, коронации с Российской империи являлись важным мероприятием, как для чиновников, так и для простого народа. Дни коронации являлись праздничными днями, отменялись повинности, объявлялись амнистии. Такие торжества соединяли народ всей страны и государтсво во едино. Это подкрепляло дух единства и развивало чувство патриотизма.

Следует отметить, что не только коронации вызывали такой ажиотаж. В императорской семье были различные праздники и торжества, одним из таких торжеств является крещение. Саму процедуру старались зафиксировать. Причем не только в камер-фурьерских журналах, но и изобразительными средствами. До нас дошли акварели придворного художника Михая Зичи, на которых он запечатлел процедуру крещения будущего Николая II в мае 1868 года. В архив хранится официальный фотоальбом, посвященный крещению дочери Николая II Ольги в 1895 году.

Но рано или поздно дети становились взрослыми, таким рубежным моментом является женитьба или замужество, очень важное событие в жизни не только императорской семьи, но и всего «большого света». В этом событии переплеталось множество факторов: личные симпатии молодых, надежды  планы родителей, политические расчеты, организационная подготовка свадьбы,  подбор и ремонт «квартиры» для молодых, комплектация приданного для невест и женихов и множество других забот. Конечно, при этом для мператорской семьи «снимался» ряд обычных забот от материальных до организационных, поскольку «на вадьбу» работало множество специалистов из гофмаршальской части [5]. Однако надо учитывать, что за нюансами свадебного торжества следил буквально весь свет, не только российский, но и многочисленная европейская родня.

Таким образом, формирование патриотизма и идей незыблимости самодержавной власти в Российской империи проводилась путем строго соблюдения церемониала, в котором реализовались основные политические символы государства.

Литература

  1. 1.      Полное собрание законов (далее: ПСЗ). 1-е собр. СПб., 1830. Т. 24. № 17530.
  2. 2.     Воздвиженский В. Священное коронование и венчание на царство русских государей с древнейших времен и до наших дней. СПб.; М., 1896. С. 51.
  3. 3.     Сайгина Л. Москва в дни коронаций // Наше наследие. 1997. № 43/44. С. 47.
  4. 4.     Воздвиженский В. Священное коронование и венчание на царство русских государей с древнейших времен и до наших дней. СПб. — М., 1896. С. 51.
  5. 5.     Историческое описание всех коронаций российских царей, императоров и императриц / Сост. И. Токмаков. М., 1896. С. 100; Нольде Б. Законы основные в русском праве // Право. 1913. № 9. С. 524-526.

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.