Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.57.102

Скачать PDF ( ) Страницы: 87-93 Выпуск: № 03 (57) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Макарова Н. Н. ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА В КОНТЕКСТЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА / Н. Н. Макарова, И. А. Чусов, Л. И. Бестужева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 2. — С. 87—93. — URL: http://research-journal.org/economical/territorialno-ekonomicheskaya-sistema-v-kontekste-ustojchivogo-razvitiya-ekologicheskaya-politika/ (дата обращения: 28.05.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.57.102
Макарова Н. Н. ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА В КОНТЕКСТЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА / Н. Н. Макарова, И. А. Чусов, Л. И. Бестужева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 2. — С. 87—93. doi: 10.23670/IRJ.2017.57.102

Импортировать


ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА В КОНТЕКСТЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Макарова Н.Н.1, Чусов И.А.2, Бестужева Л.И.3

1ORCID: 0000-0001-9305-0477, Доктор экономических наук, 2ORCID: 0000-0002-6285-3821, Кандидат экономических наук, 30000-0001-6759-6142, Кандидат экономических наук, Российский университет кооперации Волгоградский кооперативный институт (филиал), г. Волгоград

ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА В КОНТЕКСТЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Аннотация

В статье поставлена цель – методологическое  обоснование концепции формирования экологической политики территориальной социально-экономической системы и определение ее элементов.

Гипотеза работы  основана на системном подходе и научной трактовке рассматриваемого объекта, в соответствии с которыми формирование экологической политики выдвигает значимые исследовательские задачи, выходящие за пределы установленных требований. Поэтому необходима разработка новых научных концептуальных подходов.

В статье первично проведено исследование системы взаимодействия субъектов-объектов бизнес-пространства исходя из иерархии статуса и распространения результатов их деятельности на все уровни экономических систем. Вторично авторы развивают теоретические взгляды на заданное направление научного исследования –  концепцию экологической политики.

Наиболее важным результатом исследования является разработка концепции экологической политики территориальной социально-экономической системы, включающей в себя цель, субъектно-объектные стороны, принципы, направления, инструменты. Комплекс ее элементов составляют в совокупности методологию экологического обеспечения концепции социально-экономического развития региона. Логический посыл авторов в развитие предложенной методологии состоит в применении принципов и инструментов экологической политики  на субнациональном уровне.

Результаты, представленные в статье, могут быть использованы при разработке экологической политики на субнациональном уровне, идентификации ее основных элементов (целей, принципов, направлений, инструментов) с  учетом специфики развития.

Ключевые слова: экологическая политика; территориальная социально-экономическая система; концепция; устойчивое развитие; окружающая среда;  принципы экологической политики; направления экологической политики; инструменты экологической политики; стратегическая цель; безопасность.

Makarova N.N.1, Chusov I.A.2, Bestuzheva L.I.3

1ORCID: 0000-0001-9305-0477, PhD in Economics, 2ORCID: 0000-0002-6285-3821, PhD in Economics, 30000-0001-6759-6142, PhD in Economics, Russian University of Cooperation Volgograd Cooperative Institute (branch), Volgograd

TERRITORIAL AND ECONOMIC SYSTEM IN CONTEXT OF SUSTAINABLE DEVELOPMENT: ENVIRONMENTAL POLICY

Abstract

The main goal of this study is the methodological justification of the concept of environmental policy of territorial social and economic system and definition of its elements.

The hypothesis of this work is based on a systematic approach and scientific interpretation of the studied object, according to which the formation of environmental policy raises the important research tasks that go beyond the established requirements. Therefore, the development of new scientific conceptual approaches is of a particular interest.

The paper presents the study of the interaction system between subjects and objects of business space based on the hierarchy of the status and distribution of the results of their activities on all levels of the economic system. Secondary, authors develop the theoretical views on a given area of research – the concept of the environmental policy.

The most important result of the study is to develop the concept of environmental policy of territorial social and economic system, including the purpose, and subject-object parties, principles, directions and tools. The complex of its elements constitutes a methodology for ensuring the ecological concept of social and economic development of the region. A logical message of the authors in the development of the proposed methodology is to apply the principles and tools of environmental policies at the subnational level.

The results presented in this paper can be used to develop environmental policies at the subnational level, and in the identification of its basic elements (objectives, principles, directions, instruments), taking into account the specifics of the development.

Keywords: environmental policy; territorial social and economic system; concept; sustainable development; environment; principles of environmental policy; direction of environmental policy; instruments of environmental policy; strategic goal; security.

В настоящее время к числу основных приоритетов развития Российской Федерации  отнесены экология и охрана окружающей среды, что нашло отражение  в государственных программах в рамках направления социально-экономического развития «Новое качество жизни».

Экологическая обстановка в последнее время находится в центре обсуждения самых представительных форумов. Так,  в  г. Нью-Йорк в сентябре 2015 г. состоялся   саммит ООН, по результатам работы которого были   утверждены цели устойчивого развития до 2030 года для человечества и всех стран.  В продекларированных ООН 17 целях для преобразования мира в области  устойчивого развития на пятнадцатилетнюю перспективу. Восемь целей сопряжены с экологической компонентой устойчивого развития.

В конце 2015 г. в Париже прошел климатический саммит ООН, на котором главы государств и правительств рассмотрели экологические проблемы как самые актуальные, ставя их в ряд вызовов безопасности общества, таких как террористическая угроза и финансовые проблемы. В Парижское соглашение, в том числе по настоянию России, включены статьи, закрепляющие адекватный учет лесного фактора и значение глобальной адаптации всех стран к изменениям климата. Парижское соглашение по климату вступило в силу 4 ноября 2016 года. Данный документ сменит Киотский протокол, срок действия которого истечет в 2020 году.

На двадцатом  Петербургском международном экономическом  форуме, который состоялся 16-18 июня 2016 года, было обращено внимание всего мира  на экологические проблемы: глобальное потепление; сохранение лесных массивов на территории Российской Федерации; повышение уровня гражданственности населения  разных стран. Руководитель администрации президента Российской Федерации Сергей Иванов и глава Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации Сергей Донской заявили о необходимости создания национальной модели зеленого роста.

24 ноября 2016 г. президент России Владимир Путин в ходе ежегодной пресс-конференции сообщил, что экологическое состояние страны остается одним из самых важных вопросов государства. В частности, он сказал: «В рамках нашей внутренней политики экология была и, безусловно, останется одной из важнейших составляющих нашей работы».

Значимость экологических аспектов развития страны подчеркивает и то, что согласно Указу Президента Российской Федерации № 7 от 5 января 2016 г., 2017 год  объявлен Годом экологии.

Дефиниция «устойчивое развитие» содержит определение двух основных составляющих:

 1) потребностей беднейших слоев населения, которые должны быть предметом первостепенного решения;

2) ограничений, обусловленных состоянием технологии и организацией общества, накладываемых на способность окружающей среды удовлетворять нынешние и будущие потребности [1].

Задача определения устойчивости не может решаться в рамках анализа одной лишь системы. В силу этого под системой будем понимать «множество объектов вместе с отношениями… между объектами и их атрибутами (свойствами)» [2, c. 252]. Каждая из систем (макросистема, мезосистема, микросистема, наносистема) не только развивается как самостоятельная система, они тесно взаимодействуют между собой (рис. 1).

07-03-2017 15-27-38

Рис.1 — Модель зависимости  бизнес-пространства от сферы проявления человека

На рисунке 1 представлена модель зависимости бизнес-пространства от всей сферы проявления человека как природного и социального существа. Взаимозависимость систем непосредственно влияет на бизнес-пространство, определяя правила игры и создавая новые его измерения. Это способствует приобретению системой нового качества, укрепляющего её жизнестойкость в условиях турбулентной внешней среды. Система взаимодействия субъектов-объектов бизнес-пространства имеют четкую вертикаль иерархии по статусу и распространению результатов их деятельности (от макроуровня до наноуровня).

На макроуровне государство в лице органов публичной власти расставляет приоритеты экономического, экологического и социального направления развития и тем самым определяет будущие контуры макросистемы во взаимосвязи с иерархическими уровнями систем.

Следующим уровнем выступает мезосистема (субнациональный уровень). В связи с определенными разночтениями для дальнейшего рассмотрения определим регион, как некую территориальную социально-экономическую систему (ТСЭС). Через мезосистему государство реализует общенациональные интересы в отношении своих субъектов (подведомственных территорий). Однако ТСЭС также может выступать в качестве проводника и полноправного участника государственной региональной политики, реализуя при этом собственные региональные интересы, согласованные с общегосударственной стратегией развития [3].

Государство и его субъекты посредством правовых инструментов выстраивает условия для конструктивной деятельности на микроуровне всех экономических субъектов.

Следовательно, следующим уровнем выступает наносистема, которая представлена  в первую очередь самим человеком. Человек представляет собой сложную наносистему, управление которой не допускает упрощения методологии его познания и моделирования поведения. «Человек есть, конечно, система …, как и всякая другая в природе, подчиняющаяся неизбежным и единым для всей природы законам, но система в горизонте нашего научного видения, единственная по высочайшему саморегулированию …система в высочайшей степени саморегулирующаяся, сама себя поддерживающая, восстанавливающая, поправляющая и даже  совершенствующая» [11].

 Концепция устойчивости присутствует в жизнедеятельности человека. При этом человек, как индивид и член определенной социальной группы, идентифицирует себя с различными территориями.

Эффективное функционирование любой экономической системы (государства, региона, экономического субъекта, человека) в условиях высококонкурентных рынков  невозможно без анализа перспектив развития, прогнозирования результатов предпринимаемых действий. Устойчивое развитие страны, национальную безопасность, высокое качество и уровень жизни населения можно гарантировать только при обязательном сохранении природных систем и непрерывном поддержании стабильности окружающей среды.

Концептуальные основы устойчивого развития интегрируются и в экологическую политику государства. Одним из основополагающих документов, который был использован для подготовки Основ государственной политики в области экологического развития на период до 2030 г. (далее — Основы),  выступила Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Основами были определены стратегическая цель, важнейшие задачи государства в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности и механизмы их реализации. Реализация государственной политики в области экологического развития должна осуществляться во взаимодействии с бизнес-сообществом как на федеральном, так и на субнациональном уровне РФ с учетом процессов, происходящих во внешней среде.

Следует заметить, что экологическая доктрина Российской Федерации сфокусирована  на формирование глобального  экологического порядка, при этом  на региональном уровне данные  вопросы не находят должного внимания и разработки. Важен также тот факт, что регионы богатые полезными ископаемыми и природными ресурсами являются объектами экоколониализации. Создается угроза превращения России в источник возобновляемых и невозобновляемых ресурсов, потому как на территории нашей страны сосредоточено (по различным позициям) от 30 до 75% мировых запасов полезных ископаемых [4].

Проблемы и перспективы экономического развития региона неразрывно связаны с последствиями экономической деятельности для окружающей среды (в виде ее загрязнения и деградации) и через качество жизни для социума. В этом случае «различают два механизма, порождающих институциональные траектории: естественный отбор и реформы» [5, с.20]. В данных условиях возрастает роль государства в обеспечении поддержания  окружающей среды. Следовательно, необходима модернизация природоохранной политики РФ, которая заключается в  дальнейшем развитии институционально-правовой базы. Для разработки эффективной экологической политики на субнациональном уровне  требуется исследование не только проблем, но и анализа деятельности государственной власти в экологической сфере.

Если подходить к формированию экологической политики  концептуально, то она должна иметь следующие основные элементы: цель, субъекты, принципы, направления, инструменты (рис. 2).

 

07-03-2017 15-22-1807-03-2017 15-22-50

Рис. 2 — Концепция экологической политики ТСЭС

В настоящее время термин «экологическая политика в Российской Федерации законодательно не определен, несмотря на широкое  его использование в научной и практической литературе. Понятие «экологическая политика» наиболее четко обозначено в экологическом энциклопедическом словаре:  экологическая политика — это система мероприятий, связанных с целенаправленным воздействием общества на природу с целью предупреждения, минимизации или ликвидации отрицательных для человека и природы последствий такого воздействия [6].

Определение экологической политики ТСЭС позволяет констатировать, что политика данного уровня формируется в зависимости от специфических интересов охраны окружающей среды и экономического развития субъекта управления, обладающего полномочиями  заявлять о данные интересы и определять согласно им принципы  ее функционирования на подведомственном ему территориальном пространстве.

Цели экологической политики устанавливаются на национальном уровне. В нормативно-правовых документах России цели экологической политики представляются как тактические, так и стратегические действия. На уровне ТСЭС — цели аналогичны направлениям государственной  экологической политики, только с конкретизацией  их в соответствии со спецификой территории. В тоже время возросшая самостоятельность ТСЭС создает предпосылки для формирования экологической политики в каждом регионе.  Конечно, сегодня стратегическая цель  ТСЭС вряд ли может быть привязана к 2030 году. Вместе с тем  определенная дата может служить основанием для сравнения реального и нормативного положения в сфере экологии.

По мнению авторов, стратегической целью экологической политики ТСЭС будет являться сохранение экологического порядка в окружающей природной среде, предотвращение  ее деградации, повышение качества жизни, обеспечение экологической безопасности населения и благополучия соответствующих территорий, активное внедрение ресурсосберегающих технологий в промышленное производство. Определение стратегической цели в  области экологии обусловливает вектор и контур устойчивого развития не только ТСЭС, но и государства в целом.

Согласно иерархическому подходу субъектом экологической политики  ТСЭС  и «единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ»  (в соответствии с Конституцией РФ).  Процесс разработки и осуществления экологической политики координируется, как правило, при участии самих природопользователей или субъектов экологической политики.  Ключевыми субъектами экологической политики будут являться: граждане, государство, субъекты хозяйственной деятельности, научно-исследовательские учреждения.

Объектом экологической политики ТСЭС будет являться территориальная экосистема, природные ресурсы в ее фокусе. В контексте  исследования определение «объект политики» может быть определен на основании понятия, данное Гольцендорфом Ф.:  «объектом политики могут быть все события и явления человеческой жизни и деятельности, которые находятся в связи с сознательным стремлением к осуществлению целей государства» [7].

Основной  акцент при реализации экологической политики приходится на территориальную социально-экономическую систему, осуществляющую мероприятия по ее выполнению. Формирование экологической политики ТСЭС, как органической составной части экологической политики государства, основывается на основных принципах.

Платформой для разработки и реализации многих национальных политик в экологической сфере служат общие принципы, которые были сформированы с использованием американского опыта, в дальнейшем содержательно переработаны европейскими странами.  При этом нормативно-правовые документы России в области экологической политики перекликаются с экологическими документами Европы. Следует также заметить, что Евросоюз, имея различные природные экосистемы, играет весьма важную роль в решении глобальных и региональных экологических проблем.

 Тогда, по мнению авторов, принципы экологической политики ТСЭС должны ориентироваться на следующие основные принципы новой экологической политики Европейского Союза [8]:

— устойчивое развитие, предполагающее равнозначное внимание к его экономической, социальной и экологической составляющим;

— приоритетность для общества обеспечивающих функций биосферы по отношению к прямому использованию ее ресурсов;

— справедливое распределение доходов от использования природных ресурсов и доступа к ним;

— ликвидация негативных экологических последствий в результате хозяйственной деятельности, учет отдаленных экологических последствий;

— отказ от хозяйственных и иных проектов, связанных с воздействием на природные системы, если их последствия непредсказуемы для окружающей среды;

— природопользование на платной основе и возмещение населению и окружающей среде ущерба, наносимого в результате нарушения законодательства об охране окружающей среды.

В дополнение к данным принципам предлагается ввести новые, отражающие авторский подход к формированию, реализации и оценке эффективности экологической политики ТСЭС:

— принцип согласованности интересов субъектов экологического управления;

— принцип комплексности.

Согласованность интересов субъектов экологического управления — обеспечение сопряженности экологической политики ТСЭС с государственной (согласование не только интересов государства и его субъектов, но и потребностей граждан в благоприятной окружающей среде) политикой. Выбор целевых групп, которым адресована экологическая политика, будет способствовать более быстрому достижению цели.

Комплексность осуществления экологических мер, выявления связей между природными средами, технологиями производства, загрязнениями  и их сокращением,  поллютантами, охвата всех объектов и подсистем окружающей среды.

Основные направления экологической политики ТСЭС раскрываются с нормативной (Указ Президента Российской Федерации «Основные положения региональной политики в Российской Федерации» от 03.06.1996 г. № 803) платформы и с учетом современных тенденций:

— экологически аргументированное размещение производительных сил;

— экологически безопасное инновационное и ресурсоэффективное экономическое развитие отраслей народного хозяйства;

— рациональное распределение и использование природных ресурсов;

— нивелирование противоречий в экологически неблагоприятных регионах Российской Федерации между развитием производительных сил и сохранением экологического равновесия;

— предупреждение и предотвращение чрезвычайных ситуаций;

— обеспечение естественного развития экосистем, сохранение и восстановление уникальных природных комплексов при решении территориальных проблем;

— совершенствование управления в области охраны окружающей среды и природопользования территорий.

Инструменты экологической политики ТСЭС, по мнению авторов, представляют собой административный, финансово-экономический, социальный и  институциональный механизм.

Анализ административных инструментов широко представлен в научной  литературе. Необходимым является выделение следующих подгрупп административных инструментов:

— административно-правовые: законы; подзаконные акты; указы; нормативы; стандарты; выделение особо охраняемых природных территорий; экологическая сертификация;  нормы международного права;

— административно-контрольные: экологический контроль; экологический аудит; экологический надзор; экологическая экспертиза; квотирование; экологический мониторинг;

Нормативно-правовое регулирование в экологической сфере играет особую роль в функционировании экологической системы региона и обеспечения экологической безопасности.  Также с развитием Федерального законодательства, предполагается  разработка и принятие субъектами РФ своих нормативно-правовых актов. В свою очередь развитие системы экологического регулирования обеспечивается административно-контрольными инструментами за соблюдением природоохранного законодательства.

Финансово-экономические инструменты достаточно широко отражены и глубоко исследованы в научной  литературе.  Они представлены: налогами, сборами и регулярными платежами за пользование природными ресурсами; платежами за загрязнение и размещение отходов;  займами, субсидиями и льготным кредитованием, дотациями,  экологически  лизингом; кредитованием экологически чистых технологий; экологические инвестиции; экологическим страхованием (в российской практике не является обязательным); купля-продажа прав на загрязнение природной среды (в российской практике не действует)  и др.

Социальные инструменты, несмотря на наличие определенных публикаций, не были широко рассмотрены в научной  литературе. Некоторые авторы [9] считают  наиболее действенными способами влияния на управляемых через окружающую социальную среду изменение условий труда, статуса субъекта хозяйствования, преобразование формы кооперирования деятельности индивидов. Данные инструменты применяются для  инициирования осознанного побуждения  активности управляемых посредством преобразования социальной среды обитания и удовлетворения   основных жизненных потребностей и интересов.  К таким  инструментам относятся: правила экологического поведения; формирование мотиваций, политическая воля; социальный заказ; социальная ответственность; поощрение; убеждение.

Институциональные инструменты представлены в экономических работах в следующем контексте:

1) развитие системы взаимодействия с представителями бизнес структур  и экологической общественностью, при публичной поддержке последних со стороны государства [10];

2) воздействие через мотивы и потребности – стимулирование желаемого поведения и деятельности; через систему ценностей – информацию, воспитание, обучение [8].

Разработка и реализация экологических программ и проектов, направленных на развитие мезоэкономики, на основе механизмов государственно-частного партнерства  позволяют идентифицировать  их в качестве  институционального инструмента.

Институциональные инструменты экологической политики ТСЭС  являются универсальным средством реализации экологического управления во всех сферах и создают необходимые институциональные рамки для борьбы интересов основных групп населения (представителей бизнеса, технических экспертов, госслужащих, экологистов, которые выступают  от имени населения и исходя из их интересов).

Формально-институциональный подход имеют такие инструменты, как семинары, форумы, круглые столы, конференции и т.п. Тем не менее, они воздействуют на системы ценностей, которые представлены культурными и национальными традициями, устоями, формируя тем самым экологическое сознание и экологическую активность населения (экологическое волонтерство).

Характерная  особенность инструментов экологической политики состоит в том, что некоторые инструменты, относящиеся к различным группам, могут применяться одновременно. Однако суть  конкретных инструментов может выражаться различно в соответствии с формой, вариативностью их применения.

Экологическое пространство территорий России характеризуется высокой неоднородностью экологических деформаций. Природоохранная деятельность является основополагающим направлением деятельности территориального органа.

Для реализации концепции устойчивого эколого-экономического развития в ТСЭС РФ возникает необходимо внедрение и  совершенствования экологической политики на субнациональном уровне, которая  должна  находиться в компетенции властей ТСЭС.  При этом сохранение благоприятного состояния окружающей среды имеет не только социальный, политический профиль, но и экономическую ценность.

Разработанная концепция делает возможным корректировать  экологической политики ТСЭС с учётом ее индивидуальных особенностей. Реализация экологической  политики выполняется на основании  анализа состояния окружающей среды и экологической проблематики, интерпретирования целей, установления основных направлений  природоохранной деятельности, а также обеспечения инструментов  достижения поставленных целей.

Список литературы / References

  1. Our Common Future. Report of the World Commission on Environment and Development, 1987 [Электронный ресурс]: Официальный сайт ООН URL: http://www.un-documents.net/wced-ocf.htm .
  2. Холл А.Д., Фейджин Р.Е. Определение понятия системы // Исследования по общей теории систем. Сб. переводов / Под ред. В.Н. Садовского, Э.Г. Юдина. – М., 1969.- С. 252-282.
  3. Лазичева Е.А. Региональная система как объект и субъект управления региональным развитием // Известия Томского политехнического университета. – 2008. — № 6. – C. 19-23.
  4. Смышляев В. А. Экологическая безопасность России: теоретико-методологические основы политологического анализа — М.: ИНИОН РАН, 2005. — 172 c.
  5. Булетова Н.Е., Макарова Н.Н. Государственный налоговый менеджмент: онтологический подход // Аудит и финансовый анализ. — 2015. — № 2. — С. 15-21.
  6. Экологический энциклопедический словарь / В.И. Данилов-Данильян,Ю.М. Арский, Р.И. Вяхирев, М.Ч. Залиханов, К.Я. Кондратьев, К.С. Лосев – М.: Ноосфера, 2002 . – 930 с.
  7. 7. Энциклопедический Словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона / Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary  [Электронный ресурс] — URL: gatchina3000.ru, 2001-2012.
  8. Гусев А.А. Экологическая политика Европейского Союза в концепции устойчивого развития // Обозреватель-Observer. – 2012. — № 4. – С. 88-100.
  9. Зеркин Д.П., Игнатов В.Г. Основы теории государственного управления: курс лекций. – М.: ИКЦ МарТ; Ростов н/Д: ИЦ МарТ, 2005. – 512 с.
  10. Vogel D. National styles of regulation. Environmental policy in the Great Britain and USA. London, 1986. — 450 р.
  11. Павлов И.П. Полное собрание сочинений / АН СССР. – Изд. 2-е, доп. – М.: Изд-во АН СССР, 1951–1954. – Т. 3, кн. 2: [Двадцатилетний опыт объктивного изучения высшей нервной деятельности животных: главы XXXVI–LXIII (1923–1936 гг.)] / ред. Э.Ш. Айрапетянц. 1951. – 439 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Our Common Future. Report of the World Commission on Environment and Development, 1987 [Electronic resource]: The official website of the United Nations URL: http://www.un-documents.net/wced-ocf.htm.
  2. Hall A.D., Fagin R.E. Opredeleniye poniatiya sistemy [Defining the Concept of System] // Issledovaniya po obshchey teorii system. Sb. perevodov [Research on general systems theory. Collection of translations] / Ed. by V.N. Sadowski, E.G. Yudin. — M., 1969. – pp. 252-282. [In Russian]
  3. Lazicheva E.A. Regionalnaya sistema kak obyekt i subyekt upravleniya regionalnym razvitiem [Regional System as an Object and Subject of Regional Development Management] // Izvestiya Tomskogo politekhnicheskogo universiteta [Bulletin of Tomsk Polytechnic University]. — 2008. — No 6. — P. 19-23. [In Russian]
  4. Smyshlyaev V.A. Ekologicheskaya bezopasnost Rossii: teoretiko-metodologicheskiye osnovy politologicheskogo analiza [Ecological safety of Russia: theoretical and methodological foundations of political analysis] — M.: INION, 2005. — 172 p. [In Russian]
  5. Buletova N.E., Makarova N.N. Gosudarstvenniy nalogoviy menedzhment: ontologicheskiy podkhod [State Tax Management: Ontological Approach] // Audit i finansoviy analiz [Audit and financial analysis]. — 2015. — № 2. — S. 15-21. [In Russian]
  6. Ekologicheskiy entseklopedicheskiy slovar’ [Ecological Encyclopedic Dictionary] / V.I. Danilov-Danilian Yu.M. Arsky, R.I. Vyakhirev, M.Ch. Zalikhanov, K.Ya. Kondratyev, K.S. Losev — M.: Noosfera 2002. – 930 p. [In Russian]
  7. Entsiklopedicheskiy slovar’ F.A. Brokgausa i I.A. Efrona / Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary [Electronic resource] — URL: gatchina3000.ru, 2001-2012.
  8. Gusev A.A. Ekologicheskaya politika Evropeyskogo Soyuza v kontseptsii ustoichivogo razvitiya [Environmental policy of the European Union’s Concept of Sustainable Development] // Obozrevatel-Observer. — 2012. — No 4. — P. 88-100. [In Russian]
  9. Zerkin D.P., Ignatov V.G. Osnovy teorii gosudarstvennogo upravleniya: kurs lektsiy [Fundamentals of Public Administration Theory: Lectures.] — M.: IKTS MarT; Rostov-on-Don: ITS MarT, 2005. — 512 p. [In Russian]
  10. Vogel D. National styles of regulation. Environmental policy in the Great Britain and USA. London, 1986. — 450 p.
  11. Pavlov I.P. Polnoye sobraniye sochineniy [Complete Collection of Works] / AS of USSR. — 2nd, ext. edition — M.: Publishing House of the USSR Academy of Sciences, 1951-1954. — Vol 3, Book 2: Dvadtsatioletniy opyt obyektivnogo izucheniya vysshey nervnoy deyatelnosti zhivotnykh: glavy XXXVI–LXIII (1923–1936 gg) [Twenty Years of Experience of Objective Study of Higher Nervous Activity of Animals: (1923-1936) Chapters XXXVI-LXIII] / ed. by E.Sh. Ayrapetyants. 1951. — 439 p. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.