Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.45.025

Скачать PDF ( ) Страницы: 8-15 Выпуск: № 3 (45) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Аникина Н. А. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ И КУЛЬТУРА В СИСТЕМЕ НЕФОРМАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ: АГРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА / Н. А. Аникина, В. Ф. Стукач // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 3 (45) Часть 1. — С. 8—15. — URL: http://research-journal.org/economical/organizacionnoe-povedenie-i-kultura-v-siste-me-neformalnyx-institutov-agroekonomicheskaya-specifika/ (дата обращения: 26.04.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.45.025
Аникина Н. А. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ И КУЛЬТУРА В СИСТЕМЕ НЕФОРМАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ: АГРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА / Н. А. Аникина, В. Ф. Стукач // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 3 (45) Часть 1. — С. 8—15. doi: 10.18454/IRJ.2016.45.025

Импортировать


ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ И КУЛЬТУРА В СИСТЕМЕ НЕФОРМАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ: АГРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА

Аникина Н.А.1, Стукач В.Ф.2

1 Кандидат экономических наук, 2 ORCID: 0000-0002-9911-6286  Researcher ID: H-1016-2012, Доктор экономических наук, Омский государственный аграрный университет имени П.А.Столыпина

ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ И КУЛЬТУРА В СИСТЕМЕ НЕФОРМАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ: АГРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА

Аннотация

В статье рассмотрены методологические и практические аспекты  проблемы неформальных институтов аграрного сектора экономики региона.  В статье приводится  анализ методик изучения  взаимосвязи организационного поведения и культуры, применяемые в  мировой практики (Г. Хофстеде, Т. Дил и А. Кеннеди, Р. Блейк и Дж. Моутон, С. Ханди, К. Камерон и Р. Куинн и др.). На материалах региона исследованы параметры сложившейся  организационной культуры, которая является ресурсом для формирования социального капитала,  формирует традиции, ценности, символы, общие подходы, мировоззрение  населения, влияет на формиро­вание организационного климата, отражающего ощу­щения и восприятие ситуации сотрудниками.

С использованием методики Г. Форстеде, адаптированной к специфике аграрного сектора региона, проведено социальное исследование   по параметрам типологии характеристик организационного поведения и культуры: индивидуализм — коллективизм; дистанция власти; приемлемость неопределенности; мужественность — женственность; временной горизонт ориентации на будущее. Авторы с помощью специфического исследовательского инструментария обеспе­чивают возможность оценить в агрегированных показателях уровень развития, как неформальных институтов, так и произ­водственной сферы сельского хозяйства территории. 

Предложены практически ориентированные направления деятельности по анализу и оценке состояния базовых составляющих институци­ональной сферы, среди которых трансакционный сектор аграр­ной экономики региона, формальные и неформальные инсти­туты, трансакционные издержки в реальном секторе аграрной экономики, механизм регулирования. Работа содержит методи­ческие рекомендации муниципальным и региональным органам управления по регулированию институционального развития.

Ключевые слова: неформальные институты, организационное поведение и культура, агроэкономическая специфика неформальных институтов, социокультурные коды.

 Anikina N.A. 1, Stukach V.F. 2

1 PhD in Economics, 2 ORCID: 0000-0002-9911-6286, Researcher ID: H-1016-2012, PhD in Economics, Omsk state agrarian University named after P. A. Stolypin

ORGANIZATIONAL BEHAVIOR AND CULTURE IN THE SYSTEM OF INFORMAL INSTITUTIONS: AGRO-ECONOMIC SPECIFICS

Abstract

The article considers the methodological and practical aspects of the problem of informal institutions of the agricultural sector of the region, the analysis methods examine the relationship of organizational behavior and culture, used in world practice (Hofstede, T. deal and A. Kennedy, R. Blake and J. Mouton, S. Hanji, K. Cameron and R. Quinn, etc.). In the region investigated parameters of existing organizational culture, which is a resource for the formation of social capital, forms traditions, values, symbols, common approaches, and the worldview of the population, influences the formation of organizational climate reflecting feelings and perceptions of employees. Using method G. Forcade adapted to the specificity of the agricultural sector in the region, carried out social research in the parameters of the typology of characteristics of organizational culture and behavior: individualism — collectivism; power distance; acceptability uncertainty; masculinity — femininity; the time horizon for future orientations. The authors with the help of specific research tools provide the opportunity to assess in aggregate terms the level of development of informal institutions and the production sector of agriculture site.
The proposed practically oriented activities for analysis and assessment of the basic components of the institutional sphere among which transaction sector of the agricultural economy of the region, formal and informal institutions, transaction costs in the real sector of the agrarian economy, the mechanism of regulation. Work contains methodical recommendations of municipal and regional authorities on the regulation of institutional development.

Keywords: informal institutions, institutional behavior and culture, agro-economic specificity of informal institutions, socio-cultural codes.

Цель. Исследовать параметры сложившейся  организационной культуры как  ресурса для формирования социального капитала,  формирования традиций, ценностей, символов, общих подходов, мировоззрения  населения. В процессе социально-экономического исследования, на материалах аграрного сектора экономики региона, определить меру  влияния культуры на формиро­вание организационного климата на территории, дать рекомендации для практики.

Оценивая общую социально-экономическую динамику, можно утверждать, что одной из причин медленного экономического роста российской экономики является высокий уровень трансакционных издержек. «Очевидно, что российская экономика уже достигла, в определениях Д. Норта, уровня, когда «обслуживание сделок поглощает огромные ресурсы», но никак не может перейти к фазе, «когда производительность, связанная с выигрышем от торговли, возрастает еще больше» [1,2]. С позиции институциональной теории, трансакционные издержки, одновременно, во-первых, определяют  параметры отношений между субъектами — потери при рыноч­ных трансакциях; во-вторых, являются — результатом действия общих правил — институтов. Таким образом, что чем эффективнее в эволюционном аспек­те экономические институты, тем в большей мере способствуют они минимизации трансакционных издержек [3,4].

В экономической науке вплоть до начала 70-х годов прошлого столетия  главенствовало представление о факторах экономического роста. В соответствии с этими представлениями основная роль отводилась накопленному богатству в виде имеющихся ресурсов, человеческого капитала, инвестиций в производство. Представители институциональной экономики в число предпосылок стабильности и динамического развития страны ввели современные формальные и неформальные институты. В последние годы ученые стали рассматривать в качестве ресурса для  роста и  обеспечения стабильности социальный капитал. Л. Полищук  дает определение «вектор трансакционной политики государства, направленный на развитие социокультурных ха­рактеристик, снижение неопределенности, повышение эффек­тивности взаимодействия между государством и бизнесом, снижение административных барьеров, преодоление оппортунизма, повышение эффективности институтов инфраструктуры, снижения порядка ограниченного доступа…Социальным капиталом мы называем способность общества к самоорганизации и коллективным действиям. Способность действовать сообща, без принуждения извне,  называется социальным капиталом. У социального капитала есть несколько хорошо известных составляющих: он «опирается» на доверие, на разделяемые в обществе нормы и ценности, различного рода социальные сети…. Задача государства состоит в том, чтобы предоставлять общественные блага. «И поскольку люди самостоятельно с этой задачей справляются плохо, они «приглашают» государство. Но эффективное, подотчетное, не коррумпированное государство — это само по себе общественное благо. Государственного органа, который следил бы за этим общественным благом, нет. Такого общественного блага, эффективной работы государства, никто, кроме общества, себе обеспечить не может. А поэтому, если общество достаточно организовано, если в нем много социального капитала, то и государство работает хорошо»[5, 6].

Трансакционныее издержки представ­ляют собой издержки, связанные с координацией рыночных процессов, как во внешней среде, так и в рамках иерархической структуры фирмы, а также неявные издержки, выраженные в виде потерь в результате всех видов трансакций.  К неэкономическим факторам, формирующим трансакционные издержки, относятся неформальные институты и отрицательные практики, которые с одной стороны созданы людьми, с другой — влияют на   поведенческие установки[ 7].

В свете современных представлений институциональной экономики признаком неформального института является то, что он сформирован не государством, а за счет воздействия индивидов друг с другом.   Под институцио­нальными ограничениями понима­ется системы ценностей, установок и культурных кодов экономики, кото­рые наряду с формальными институ­тами определяют действия субъектов в социально-экономиче­ской среде.

Организационная культура, являясь ресурсом для формирования социального капитала,  формирует традиции, ценности, символы, общие подходы, мировоззрения членов организации влияет на формиро­вание организационного климата, отражающего ощу­щения и восприятие ситуации сотрудниками. Социальный капитал       влияет  на экономику и  хозяйственную практику. Это влияние  осуществляется по горизонтальному и вертикальному каналам. Что касается горизонтального канала, то в процессе  общения  накопленный «багаж» достигнутого согласия, опыт совместного регулирования отношений, самоорганизация и  доверие позволяют устранять противоречия при деловом общении без участия государства, обеспечивая при этом снижение трансакционных издержек. Участники трансакций в рамках неформальных институтов, не прибегая к  помощи государства, эффективны в процессе рыночного взаимодействия. Вертикальный канал влияния обеспечивает синхронизацию с  органами власти, качество государственного управления[8,9].

Существу­ют различные классификации организационной культу­ры. Наиболее известны из них типологии Г. Хофстеда, Т. Дила и А. Кеннеди, Р. Блейка и Дж. Моутон, С. Ханди, К. Камерона и Р. Куинна и др.

Авторы Камерон К. и  Куинн Р.  построили методику на конкурирующих ценностях. Предложены  два измерения типа организационной культуры: 1) гибкость, дискретность и динамизм органи­зации/стабильность, порядок и контроль; 2) внутренняя ориентация, интеграция и единство/внешняя ориента­ция, дифференциация и соперничество. Оба измерения образуют четыре квадрата различных стержневых цен­ностей, отражающих типы организационной культуры: бюрократическую, клановую, рыночную и адаптивную [10].

Бюрократическая культура функционирует  в иерархической структуре высокой сложности. Система имеет горизонтальную и вертикальную дифференциа­цию с высоким  уровнем централизации и формализации. Клановая культура предполагает сплоченность  и соуча­стие, сотрудники  разделяют  ценности и цели организации. Ценность такой культуры — внимание к удовлетворен­ности сотрудников. Культура рыночного типа  ориентирована на внешнюю среду, стабильность, порядок, контроль. Главные ценности: при­быльность, итоговый результат, победа в конкуренции. Акцент в этом случае делается на контроле выполнения запланированных показателей. Культура рыночной стратегической задачи отличается от бюрокра­тической акцентом на внешние ориентиры.

Культура адаптивная или адхократическая характе­ризуется ориентацией на внешнюю среду, динамизм, гибкость и дискретность. Ориентируется  на креативность сотрудников, гибкость и творческий подход. Это позволяет двигаться с опережением, производить инновационную продукцию,  адаптироваться к изменяющейся внешней среде. Естественно, что такого рода способности у сотрудников  не могут развиваться при централи­зованной власти и авторитарных взаимоотношениях. В методике американского социолога Ч. Хэнди выделены 4 типа культуры. Параметры: характер деятельности организации,  структура, отношения индивида и организации, процесс распределения власти и ценностные ориентации личности.  Характеристиками типов культуры являются: культура власти, культура роли, культура задачи, культура личности.[11, 12]

Типология организационных культур  Г. Хофстеде была разработана в 80-х годах пошлого столетия. Базой для предложенной модели явилось  глобальное по масштабам исследование, предпринятое транснациональной корпорацией  IBM.  Опрошено более 116 тыс. служащих корпорации, работавших в 40 странах мира. Предложенная типология позволяет понять механизм взаимосвязи организационного поведения и культуры. Эта типология наиболее известна научной общественности, что  объясняется набором узнаваемых параметров, использованных для анализа  организаций различных культур, независимо от страны, в которой они находятся[ 13,14,15].    Полученные Г. Хофстеде результаты актуальны для менеджеров различного уровня любой страны, в том числе и российских. Актуальность обусловлена тем, что сегодняшнему рынку труда присущи общие характеристики: приток низкоквалифицированной рабочей силы, набирающие силу миграционные процессы, вхождение на рынок труда иностранных компаний, меняющиеся правила игры.  Вполне очевидно, что в условиях плохо регулируемой  иммиграции в европейские страны  нашим руководителям реального сектора  экономики, а также органам власти регионов предстоит встретиться с проблемами адаптации представителей различных национальных культур, как на уровне предприятия, так и в масштабах регионов.

Параметры, предложенной Г. Хофстеде типологии характеристик поведения для изучения взаимосвязи организационного поведения и культуры: индивидуализм — коллективизм; дистанция власти (степень участия в принятии решений, касающихся всех); приемлемость неопределенности; мужественность — женственность (маскулинность — фемининность); временной горизонт ориентации на будущее (короткий — длинный).      Оценка взаимосвязи организационного поведения и культуры,  ситуация в том или ином обществе, стране, регионе по типологии Г. Хофстеде  является основанием, чтобы судить о  состоянии социального капитала.

Социокультурные исследования в аграрной сфере  региона. С целью выявления специфики трансакционных издержек, определенных культурной составляющей, проведены исследо­вания культурных кодов аграрного сектора экономики региона.

Цель исследования: изучение влияния культурных детерми­нант (неформальных институтов) на состав и структуру трансак­ционной составляющей аграрного сектора экономики региона. Задачи исследования:  выявить особенности социокультурных характеристик с точки зрения: отраслевой специфики агропромышленного комплекса; поведенческих установок и культурных ценностей; исследовать составляющие и структуру трансакционных издержек в сложившейся системе неформальных институцио­нальных взаимодействий в регионе;

 — выявить культурные коды аграрной экономики и «проблему ко­леи», влияющие на развитие отрасли в целом;  сформировать механизм регулирования трансакционных издержек.

Структура исследования:

  1. Изучение культурных характеристик региона по параме­трам: дистанцированность власти, степень избегания неопреде­ленности, индивидуализм/коллективизм, маскулинность/фемининность, долгосрочная/краткосрочная временная ориентация, потворство/сдержанность желаниям.
  2. Проблемно-ориентированный подход в изучении нефор­мальных институтов, влияющих на дистанцированность власти и избегание неопределенности.

Этапы исследования:

  1. Анкетирование специалистов сельскохозяйственных орга­низаций и Управлений сельского хозяйства муниципальных рай­онов Омской области.
  2. Систематизация полученных данных.
  3. Определение количественной и качественной составляю­щих результатов исследования.
  4. Анализ результатов проведенного  исследования.
  5. Графическое представление результатов исследования и формирование выводов.

При изучении культурных характеристик применялся про­блемно-ориентированный анализ. Под проблемно-ориенти­рованным анализом понимается экономический анализ хо­зяйственной деятельности предприятия, при котором сначала анализируются основные проблемы, а затем выявляются при­чины и определяются возможные решения по их преодолению. Такой анализ является простым и эффективным способом по­лучения информации как источника для принятия решений по регулированию трансакционных издержек в масштабах пред­приятия [16].

Определенная методика исследования позволила выявить ос­новные проблемы при взаимодействии с трансакционным сек­тором экономики региона.

Исследование проводилось методом анкетирования, в нем приняли участие 93 респондента, среди которых специалисты и руководители подразделений сельскохозяйственных организаций, сотрудники Управлений сельского хозяйства муниципальных районов Омской области. В исследование поводилось в 17 муници­пальных районах Омской области трех природно-климати­ческих зон региона: степной, лесостепной и северной.

Изучение культурных характеристик региона основывалось на параметрических моделях Г. Хофстеде, адаптированных к аграрной  специфике[17,18,19].

Для этих целей специально разработана анкета оценки куль­турных характеристик и проблем функционирова­ния агроэкономической сферы.

В анкету включены 6 параметрических измерений культуры: дистанцированность власти; избегание неопределенности; индивидуализм/коллективизм; маскулинность/фемининность; долгосрочная/краткосрочная временная ориентация; потворство желаниям/сдержанность.

Методика оценки культурных составляющих: 1) в анкете выделены шесть параметрических блоков-моде­лей. Каждый вопрос анкеты соответствует конкретной культур­ной характеристике; 2) в  зависимости от варианта ответа произведено отнесение к одному из параметров культурных характеристик; 3) определение количественных и качественных характери­стик осуществлялось по сопоставлению полученных значений в пределах заданных интервалов.

Специфические особенности сельского хозяйства влияют на особенности взаимоотношений в сфере АПК под влиянием неформальных институтов.  В табл. 1 приводятся интервалы показателя культуры и характеристика степени их  проявления. Так, длительность циклов производ­ства, неравномерное распределение доходов в течение года, зависимость от природно-климатических условий определяют потребность в государственной поддержке и развитой системе коммуникаций. Взаимодействие с государственными и муниципальными структурами определяется степенью дистанцированности вла­сти. Чем выше степень дистанцированности, тем сложнее взаи­модействие. На дистанцированность власти влияют такие куль­турные установки и неформальные практики, как отношение людей к иерархии (принятие ее как формы взаимодействия или прикрытого неравенства людей), взаимоотношения с подчинен­ными, отношение к старшим поколениям и др.

Таблица 1 — Интервалы показателя культуры и характеристика степени проявления

04-03-2016 16-53-23

Зависимость от природно-климатических условий, переплете­ние производственных с биологическими процессами  формируют потребности в достоверной, полноценной и объективной инфор­мации, а также в правилах и порядке. Культурными характери­стиками, присущими данному обществу, являются избегание неопределенности и временная ориентация.

Совокупность культурных характеристик представляет собой культурный код, который отражает составляющие неформаль­ных институтов.

На основании проведенного исследования по изучению сово­купности культурных характеристик выявлено:

  • высокая степень маскулинности в обществах сферы АПК (коэффициент равен 0,62) свидетельствует о дифферен­циации ролей между мужчиной и женщиной, стремлении к состязательности;
  • низкий уровень индивидуализма и средний уровень кол­лективизма (коэффициент 0,43) свидетельствуют о том, что во взаимоотношениях преобладает коллективное со­знание, при этом его специфической особенностью явля­ется вертикальный коллективизм. Соперничество, лидер­ство развиты в исследуемых обществах слабо;
  • высокая степень избегания неопределенности (коэффи­циент 0,74). Стремление избежать неопределенных си­туаций обосновано спецификой сельскохозяйственного производства с одной стороны, потребностью в порядке и правилах — культурными характеристиками — с другой;
  • высокая степень долгосрочной ориентации (коэффициент 0,63) свидетельствует о потребности ясности относитель­но будущего, стремлении преодолеть неопределенность;
  • потворство желаниям также представлено высоким ко­эффициентом (0,73), который свидетельствует об уровне самоконтроля и потребности в удовлетворении базовых желаний.

Значения параметрических показателей культурных характе­ристик на базе проведенного исследования в сфере АПК мето­дом анкетирования проведены в табл. 2

Таблица 2 —  Значения параметрических характеристик культуры в сфере АПК на базе проведенного исследования

04-03-2016 16-50-01

Культурные коды экономики АПК можно представить в виде диаграммы (рис.).

image001

Рис. Культурные коды

Таким образом, совокупность культурных количественных характеристик дает представление о культурном коде экономики в аграрной сфере Омской области. Социум  представлен коллективистскими груп­пами. Индивидуализм развит слабо. Это отражает склонность людей не брать ответственность на себя за результаты своей работы. Отсутствуют способности к индивидуальному самовыра­жению и соперничеству, развитию конкурентных преимуществ. При этом, развита способность работать в группе, к кол­лективному мышлению с ориентацией на общий результат, что формирует институт доверия в близком кругу людей, способству­ет накоплению бондингового капитала. Долгосрочная временная ориентация наряду с высокой сте­пенью избегания неопределенности социума свидетельствует о потребностях в четкости, ясности, хорошо работающих прави­лах, регламентации ситуаций, планировании и информации. Избегание неопределенности — культурная характеристика, которая также определена специфическими особенностями сельскохозяйственной отрасли — зависимости от природно-кли­матических условий, тесном переплетении производственных и биологических процессов. Дистанцированность власти свидетельствует о сложной иерархии в системе взаимоотношений власти и общества, неравномерном распределении доходов, низком уровне дове­рия.

Есть основания судить о том, что  в аграрной сфере формируются специфические трансакционные издержки, обуслов­ленные  неформальными институтами,   неформальными прак­тиками и культурными детерминантами.  Включают в себя: издержки поиска информации, обработки и хранения; издержки ведения переговоров, измерения и заключения контрактов; координационные издержки; издержки политизации, коллективного принятия решений; издержки, связанные с недопущением оппортунистиче­ского поведения; издержки в форме недополученной выручки, включая из­держки ввиду оппортунизма партнеров (отлынивание).

Для исследования предпосылок к возникновению «проблем колеи», обусловленных культурными характеристиками и нефор­мальными практиками, применен проблемно-ориентированный подход. По мнению респондентов, сельское хозяйство — стратеги­ческая отрасль, которая не может успешно развиваться без поддержки, при этом 22% отмечают, что государственная под­держка не является эффективной, что также свидетельствует о высокой степени дистанцированности власти. Недоверие к власти выразили 47% респондентов, 23% ре­спондентов выразили положительно отношение к власти, в ко­тором они находят правовую защиту, гарантию безопасности и финансовую поддержку. Распределение голосов и свобода выражения личного мне­ния свидетельствует о возможном потенциале в снижении суще­ствующей дистанции к власти. Этот вывод также подтверждается следующим результатом: 87% респондентов считают, что целесообразным является построение взаимоэффективных коммуникаций между обществом и государством, которые позволили бы открыто говорить о проблемах и вносить предложения в направления господ­держки.

По мнению респондентов, основные направления господ­держки должны заключаться в следующем: развитие собственной переработки продукции — 48%;  поддержка сбыта продукции — 47%; развитие кадрового потенциала на селе и построение раз­витой современной социальной инфраструктуры — 49%; развитие правовой поддержки с целью защиты сельскохо­зяйственных товаропроизводителей от оппортунизма пар­тнеров, в частности недобросовестности торговых сетей, — 17,2% респондентов.

Есть основания сформулировать важные выводы от­носительно «эффекта колеи», определенного неформальными институтами и препятствующего снижению трансакционных из­держек: дистанцированность власти,  порядок ограничен­ного доступа. Низкая степень индивидуализма, при которой слабо раз­виты способности к индивидуальному самовыражению и разви­тию конкурентных преимуществ. Слабо развита социальная инфраструктура на селе, препятствующая развитию и закреплению необходимых ценностных установок; отрицательные неформальные практики и оппортунизм (от­лынивание).

Потенциальные конкурентные преимущества: долгосрочная временная ориентация; избегание неопределенности; накопление бондингового капитала в коллективистских группах; готовность к свободному выражению личного мнения, что свидетельствует о возможном потенциале в снижении существу­ющей дистанции к власти.

Исследование социокультурных характеристик социума в сфере АПК позволило определить культурные коды экономики и «проблему колеи», обусловленную неформальными института­ми и отрицательными неформальными практиками.

Заключение. Развитие и укрепление социального капитала, распознание культурных кодов экономики и их регулирование, в частности уровень дистанцированности власти, индивидуализма, риска избегания неопределенности, способствуют снижению трансакционных издержек оппортунистического поведения партне­ров (собственная выгода, отлынивание и др. формы), снижению издержек политизации, коллективного принятия решений.

Развитие коммуникативного взаимодействия участников ры­ночных отношений, науки и производственно-хозяйственной де­ятельности обеспечивает снижение трансакционных издержек в форме недополученной выручки, издержек поиска информа­ции, ограниченной рациональности.

Снижение административных барьеров, налоговой нагруз­ки, повышение эффективности работы правоохранительных органов изменят структуру трансакционных издержек путем повышения трансакционных издержек на преодоление оппор­тунистического поведения и снижения издержек в форме недо­полученной выручки. Повышение качества информации, противодействие нере­гистрируемой статистике, лоббированию интересов отдельных групп, преодоление порядка ограниченного доступа обеспечат снижение трансакционных издержек в форме недополученной выручки, приведут к укреплению доверия к институтам инфор­мационной инфраструктуры и др.

Опыт проведения аграрных преобразований показал, что сельскохозяйственные организации не могут успешно конкури­ровать вне системы управления затратами. Чем эффективнее используются в хозяйственных процессах ресурсы, в том числе управленческие, тем выше возможность успешно конкуриро­вать на рынке. Факторы внутренней и внешней среды предопределяют не­обходимость ориентации механизма управления внутренними трансакционными издержками на решение проблемы опреде­ления рациональных масштабов рыночной деятельности пред­приятия, повышение управляемости субъекта хозяйствования за счет внедрения системы управления трансакционными из­держками и выработки единой политики — правил поведения субъекта. Чем выше внешние трансакционные издержки, тем больше вероятность, что фирма будет искать возможность заменить ры­ночные трансакции на внутренние. Стимулом является сниже­ние неопределенности, что, в свою очередь, снижает издержки, связанные с оппортунистическим поведением, несбалансиро­ванной работой системы в целом.

Таким образом, на уровне внутрифирменного управления ре­гулирование величины и структуры трансакционных издержек достигается формированием рациональных масштабов рыноч­ной деятельности, преодолением неформализованного управ­ления. На уровне организации это осуществляется разработкой внутрифирменной трансакционной политики с применением специально разработанных инструментов: регистра учета трансакционных издержек, алгоритма расчета внутренних, внешних и издержек в форме недополученной выручки.

Одним из составляющих механизма внутрифирменного регу­лирования является применение на предприятии системы бюдже­тирования, анализа и контроля трансакционных издержек. Си­стема бюджетирования, ориентированная на результаты работы каждого подразделения, позволит формализовать отношения и осуществлять управление и планирование величины трансакци­онных издержек.

Целью учета затрат по центрам ответственности является анализ и контроль затрат, оценка результатов деятельности цен­тров. Такой подход обеспечивается закреплением ответственно­сти в соответствии с организационно-функциональной струк­турой предприятия. Для каждого из центров ответственности определяются статьи расходов, регламент бюджетирования, бизнес-процессы. Задачей построения системы бюджетирова­ния трансакционных издержек выступает повышение эффектив­ности работы предприятия, основанной на регулировании про­изводственных и рыночных бизнес-процессов.

Учет затрат по центрам ответственности способствует фор­мированию объективной, достоверной и полной информации о внутрихозяйственных процессах и результатах деятельности предприятия. Это позволяет оценить уровень и динамику тран­сакционной составляющей, осуществлять планирование и кон­троль, анализировать отклонения затрат фактических от плано­вых, а также сформировать информационную базу для принятия управленческих решений, способствовать повышению эффек­тивности информационного обмена. Таким образом, внутрифир­менная трансакционная политика обеспечивает: определение границ рыночной деятельности; повышение управляемости величиной и структурой транс­акционных издержек.

Изложенное позволяет заключить, что в результате примене­ния указанного механизма обеспечиваются: преодоление дисбаланса развития трансакционного и транс­формационного секторов экономики; преодоление неформальных институциональных ограниче­ний; развитие и накопление социального капитала, закрепление положительных неформальных практик; снижение риска оппортунистического поведения; повышение качества функционирования трансакционного сектора экономики в целом; снижение издержек в форме недополученной выручки ор­ганизаций.

 

Литература

  1. Норт Д., Уоллис Д., Вайнгаст Б. Насилие и социальные по­рядки. Концептуальные рамки для интерпретации пись­менной истории человечества / пер. с англ. Д. Узланера, М. Маркова, Д. Раскова, А. Расковой. — М.: Изд. Института Гайдара, 2011. — 480 с.
  2. Маевский В.И. Эволюционная теория и институты/ В.И. Маевский // Вестник Государственного университета управления 2001. — Серия «Институциональная экономика». — № 1 (2). — С. 19
  3. Малахов С.В. Трансакционные издержки, экономический рост и предложение труда / С.В. Малахов // Вопросы эко­номики. — 2003. — № 9. — 90 с.
  4. Коуз Р. Фирма, рынок и право / Р. Коуз — перевод с англ. Б. Пинскера. — М.: Дело ЛТД при участии изд-ва Catallaxy, 1993. — С. 192.
  5. Полищук Л. Экономическое значение социального капитала/ Л. Полищук, Р. Меняшев.-Вопросы экономики/ Издательство: Некоммерческое партнерство «Редакция журнала «Вопросы экономики» (Москва). С.48-65
  6. Wallis John J., North Douglass C. Measuring the Transaction Sector in the American Economy, 1870-1970, in Ctanley Engermann and Robert Gallman (eds,) Long-term factors in American Economic Growth. Chicago, 1986. P.95-161.
  7. Тамбовцев В.Л. Институциональный рынок как механизм ин­ституциональных изменений / 8.Тамбовцев В.Л. // Обществен­ные науки и современность. — 2001. — № 5. — С. 25-38.
  8. Фрейман Е.Н., Перский Ю.К. / Кластерно-сетевое пред­ставление трансакционного сектора экономики региона / Е.Н. Фрейман, Ю.К. Перский. — Фундаментальные исследо­вания. — 2014. — № 9. — С. 158.
  9. Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая тео­рия / А.Е. Шаститко. — М.: ТЕИС: экон. фак. МГУ, 2002. — С. 59.
  10. Камерон К. Диагностика и изменение организационной культуры / К. Камерон, Р. Куинн. — СПб.: Питер, 2001. — 320 с.
  11.  Коновалов    А.А. Трансакционные издержки поиска инфор­мации / А.А.  Коновалов, В. Попов. —   Екатеринбург: Ин­ститут экономики УрО РАН, 2006.
  12. Пак В.Д., Нужина Н.И. Основные типологии организационной культуры/ Международный научно-исследовательский журнал. Социологические науки. Сентябрь 2014
  13. Попова Л. Ф. Анализ соответствия характеристик организационной структуры предприятия его ситуационным переменным/ Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. Выпуск № 3 (52) / 201
  14. Hofstede, G., Hofstede, G. J., Minkov, M. (2010). Cultures and Organizations: Software of the Mind. Revised and expanded third edition. New York: McGraw-Hill1
  15. Проблемно-ориентированный анализ трансакционных издержек в сельскохозяйственных организациях/ Стукач В.Ф., Шумакова О.В.Омск, 2008. 148с.
  16. Изменения как колея: А. Аузан об экономических болезнях России, 2013. // Электронный ресурс: http:// theoryandpractice.ru/posts/8171-auzan
  17. Аникина Н.А., Стукач В.Ф. Неформальные институты трансакционного сектора региона: агроэкономиче­ский аспект: монография. — Москва: Издательская группа «Человек слова». 2016, 216с.
  18. Инфраструктура: рыночные институты, социальная сфера села, производство/Стукач В.Ф., Гришаева Л.В., Асташова Е.А., Пецевич В.С. и др. монография / Под общей редакцией В.Ф. Стукача, — Омск, 2015. 276с.

References

  1. Nort D., Uollis D., Vajngast B. Nasilie i social’nye porjadki. Konceptual’nye ramki dlja interpretacii pis’mennoj istorii chelovechestva / per. s angl. D. Uzlanera, M. Markova, D. Raskova, A. Raskovoj. — M.: Izd. Instituta Gajdara, 2011. — 480 s.
  2. Maevskij V.I. Jevoljucionnaja teorija i instituty/ V.I. Maevskij // Vestnik Gosudarstvennogo universiteta upravlenija 2001. — Serija «Institucional’naja jekono-mika». — № 1 (2). — S. 19
  3. Malahov S.V. Transakcionnye izderzhki, jekonomicheskij rost i predlozhenie truda / S.V. Malahov // Voprosy jekonomiki. — 2003. — № 9. — 90 s.
  4. Kouz R. Firma, rynok i pravo / R. Kouz — perevod s angl. B. Pinskera. — M.: Delo LTD pri uchastii izd-va Catallaxy, 1993. — S. 192.
  5. Polishhuk L. Jekonomicheskoe znachenie social’nogo kapitala/ L. Polishhuk, R. Menjashev.-Voprosy jekonomiki/ Izdatel’stvo: Nekommercheskoe partnerstvo «Redakcija zhurnala «Voprosy jekonomiki» (Moskva). S.48-65
  6. Wallis John J., North Douglass C. Measuring the Transaction Sector in the American Economy, 1870-1970, in Ctanley Engermann and Robert Gallman (eds,) Long-term factors in American Economic Growth. Chicago, 1986. P.95-161.
  7. Tambovcev V.L. Institucional’nyj rynok kak mehanizm institucional’nyh izmenenij / 8.Tambovcev V.L. // Obshhestvennye nauki i sovremennost’. — 2001. — № 5. — S. 25-38.
  8. Frejman E.N., Perskij Ju.K. / Klasterno-setevoe predstavlenie transakcionnogo sektora jekonomiki regiona / E.N. Frejman, Ju.K. Perskij. — Fundamental’nye issledovanija. — 2014. — № 9. — S. 158.
  9. Shastitko A.E. Novaja institucional’naja jekonomicheskaja teorija / A.E. Shastitko. — M.: TEIS: jekon. fak. MGU, 2002. — S. 59.
  10. Kameron K. Diagnostika i izmenenie organizacionnoj kul’tury / K. Kameron, R. Kuinn. — SPb.: Piter, 2001. — 320 s.
  11. Konovalov     A.A. Transakcionnye izderzhki poiska informacii / A.A.  Konovalov, V. Popov. —   Ekaterinburg: In¬stitut jekonomiki UrO RAN, 2006.
  12. Pak V.D., Nuzhina N.I. Osnovnye tipologii organizacionnoj kul’tury/ Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel’skij zhurnal. Sociologicheskie nauki. Sentjabr’ 2014
  13. Popova L. F. Analiz sootvetstvija harakteristik organizacionnoj struktury predprijatija ego situacionnym peremennym/ Vestnik Saratovskogo gosudarstvenno-go social’no-jekonomicheskogo universiteta. Vypusk № 3 (52) / 201
  14. Hofstede, G., Hofstede, G. J., Minkov, M. (2010). Cultures and Organizations: Software of the Mind. Revised and expanded third edition. New York: McGraw-Hill1
  15. Problemno-orientirovannyj analiz transakcionnyh izderzhek v sel’skohozjajstvennyh organizacijah/ Stukach V.F., Shumakova O.V.Omsk, 2008. 148s.
  16. Izmenenija kak koleja: A. Auzan ob jekonomicheskih boleznjah Rossii, 2013. // Jelektronnyj resurs: http:// theoryandpractice.ru/posts/8171-auzan
  17. Anikina N.A., Stukach V.F. Neformal’nye instituty transakcionnogo sektora regiona: agrojekonomiche¬skij aspekt: monografija. — Moskva: Izdatel’skaja gruppa «Chelovek slova». 2016, 216s.
  18. Infrastruktura: rynochnye instituty, social’naja sfera sela, proizvodstvo/Stukach V.F., Grishaeva L.V., Astashova E.A., Pecevich V.S. i dr. monografija / Pod obshhej redakciej V.F. Stukacha, — Omsk, 2015. 276s.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.