Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.105.3.010

Скачать PDF ( ) Страницы: 60-66 Выпуск: № 3 (105) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Лесовская М. И. ДИНАМИКА РАДИКАЛ-НАПРАВЛЕННОЙ АКТИВНОСТИ МЁДА ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ / М. И. Лесовская, А. С. Игошин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 3 (105) Часть 1. — С. 60—66. — URL: https://research-journal.org/technical/dinamika-radikal-napravlennoj-aktivnosti-myoda-pri-dlitelnom-xranenii/ (дата обращения: 20.04.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.105.3.010
Лесовская М. И. ДИНАМИКА РАДИКАЛ-НАПРАВЛЕННОЙ АКТИВНОСТИ МЁДА ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ / М. И. Лесовская, А. С. Игошин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 3 (105) Часть 1. — С. 60—66. doi: 10.23670/IRJ.2021.105.3.010

Импортировать


ДИНАМИКА РАДИКАЛ-НАПРАВЛЕННОЙ АКТИВНОСТИ МЁДА ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ

ДИНАМИКА РАДИКАЛ-НАПРАВЛЕННОЙ АКТИВНОСТИ МЁДА ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ

Научная статья

Лесовская М.И.1, *, Игошин А.С.2

1 ORCID: 0000-0003-3665-3233;

1, 2 Красноярский государственный аграрный университет, Красноярск, Россия

* Корреспондирующий автор (lesmari[at]rambler.ru)

Аннотация

Изучение устойчивости адаптогенных свойств при хранении мёда как одного из функциональных нутриентов природного происхождения находится в русле актуальных стратегических направлений в сфере пищевой технологии. Практическая значимость исследования обусловлена необходимостью научного обоснования сроков годности, а также востребованностью методов установления аутентичности пищевой продукции. Целью настоящей работы было изучение динамики антиоксидантной либо прооксидантной активности мёда с гарантированным и негарантированным качеством при длительном хранении с учётом температурного режима. Задачи исследования включали оценку динамики основных нутриентов и радикал-направленной активности фермерских и ритейл-образцов мёда при длительном хранении с учётом температуры (+20оС или +4оС). Объектами изучения служили образцы мёда, полученные от фермеров Алтая (пасека Щелкановых) и Красноярского края (Большемуртинский район, «Кочевая пасека» Старчевских; Боготольский район, пасека Перовых) либо приобретённые в розничной сети г. Красноярска. Показано, что динамика антиоксидантного профиля была интенсивнее в группе ритейл-образцов (кратное снижение содержания нутриентов и антиоксидантной активности продукта) по сравнению с фермерскими продуктами (снижение не более чем на 40%). Наименьшей устойчивостью к длительному хранению в группе фермерских продуктов отличался мёд «Разнотравный» (место сбора – Боготольский район Красноярского края). Общим свойством всех ритейл образцов при длительной экспозиции была инверсия антиоксидантной активности в прооксидантную. Для снижения риска метаболических дисбалансов под влиянием прооксидантов в составе мёда длительной экспозиции рекомендуется проводить обоснование сроков хранения натурального мёда с учётом его антиоксидантной/прооксидантной активности, экспрессно определяемой методом ХЛ- анализа.

Ключевые слова: мёд, хранение, редуцирующие соединения, радикал-направленные свойства, антиоксиданты, прооксиданты, хемилюминесценция.

DYNAMICS OF THE RADICAL ORIENTED ACTIVITY OF HONEY DURING LONG-TERM STORAGE

Research article

Lesovskaya M.I.1, *, Igoshin A.S.2

1 ORCID: 0000-0003-3665-3233;

1, 2 Krasnoyarsk State Agrarian University, Krasnoyarsk, Russia;

* Corresponding author (lesmari[at]rambler.ru)

Abstract

The study of the stability of adaptogenic properties in storing honey as one of the functional nutrients of natural origin is in line with the current strategic trajectories in the field of food engineering. The practical significance of the study is due to the need for scientific justification of shelf life as well as the demand for the methods of establishing the authenticity of food products. The aim of this work is to study the dynamics of the antioxidant or pro-oxidant activity of honey with guaranteed and non-guaranteed quality during long-term storage, taking into account the temperature settings. The objectives of the study include the assessment of the dynamics of the main nutrients and the radical-oriented activity of farm and retail honey samples during long-term storage, taking into account the temperature setting (+20 ° C or +4 ° C). The subjects of the study are samples of honey obtained from farmers in Altai (Shchelkanov apiary) and Krasnoyarsk Krai (Bolshemurtinsky district,” “Starchevskys’ Kochevaya paseka” ; Bogotolsky district, Perov apiary) or purchased in the retail chains of Krasnoyarsk. The research demonstrates that the dynamics of the antioxidant profile is more intense in the retail sample group (a manifold decrease in the content of nutrients and the antioxidant activity of the product) compared to farm products (a decrease by no more than 40%). The “Raznotravny” honey (harvest location: Bogotolsky district of Krasnoyarsk Krai) shows the least resistance to long-term storage in the group of farm products. A common feature of all retail samples during long-term exposure is the inversion of antioxidant activity into pro-oxidant activity. To reduce the risk of metabolic imbalances under the influence of pro-oxidants in honey under long-term exposure, the authors recommend studying the periods of storage while taking into account its antioxidant/pro-oxidant activity, which can be quickly identified via chemiluminescence analysis.

Keywords: honey, storage, reducing compounds, radical oriented properties, antioxidants, pro-oxidants, chemiluminescence.

Введение

Натуральный мёд является не только пищевым продуктом с высокой биологической ценностью, но и эффективным природным иммуномодулятором [1]. Его качество традиционно оценивают по сумме моносахаров, витаминов, микроэлементов, аминокислот, ферментов и других биологически активных микронутриентов. При этом адаптогенный потенциал продукта декларируется, но не подтверждается измерением специфичных параметров. Кроме того, в настоящее время не существует стандартов и регламентов для установления сохранности иммуномодулирующих свойств этого продукта при длительном хранении. Действительно, мёд является сезонным продуктом, который потребители нередко запасают впрок и хранят в домашних условиях. Общие правила хранения мёда общеизвестны (ограничение доступа влаги, тепла и света, плотно закрытая тара), однако рекомендации по температурным условиям различаются достаточно широко: от комнатных условий (+20оС) до температуры холодильника (+4оС). Верифицированные данные по влиянию теплового режима на биологическую активность мёда в доступной литературе не представлены.

В «Стратегии повышения качества пищевой продукции в Российской Федерации до 2030 года» [2] в направлении 1 предусмотрено совершенствование и развитие нормативной базы в сфере качества пищевой продукции, включая эффективную защиту прав потребителей. Одним из способов реализации данного направления является введение обязательности обоснования сроков годности пищевой продукции. Кроме того, направление 11 предусматривает приоритетное развитие научных исследований в области питания населения, в том числе в области профилактики наиболее распространенных неинфекционных заболеваний и разработки технологий производства, направленных на повышение качества пищевой продукции. Таким образом, изучение динамики адаптогенных свойств при хранении мёда как одного из наиболее востребованных пищевых продуктов находится в русле актуальных стратегических направлений в сфере пищевой технологии.

Информативным способом оценки адаптогенных свойств пищевых продуктов является измерение радикал-направленной (антиоксидантной или прооксидантной) активности [3], [4]. Это интегральный показатель влияния нутриента на окислительный гомеостаз организма человека. Ранее было показано, что адекватным и объективным методом количественного измерения данного показателя является хемилюминесцентный (ХЛ) анализ [5].

Целью настоящей работы было изучение динамики антиоксидантной или прооксидантной активности мёда при длительном хранении с учётом температурного режима.

Объекты и методы исследования

Объектами исследования были образцы мёда от индивидуальных фермеров-пасечников (4 образца) и из торговой розничной сети (4 образца) (рис. 1).

В отличие от фермерских продуктов, натуральный состав и высокое качество ритейл-образцов не было надёжно гарантировано. В работе сравнивали динамику антиоксидантных компонентов в составе образцов обеих групп на протяжении длительного периода хранения (11 месяцев). Образцы хранились в сухом, защищённом от света месте при комнатной температуре (+20оС) в стеклянных контейнерах объёмом 200 мл с плотно прилегающей стеклянной крышкой. Часть одного из образцов фермерского меда («Разнотравный») в течение указанного периода сохранялась в холодильнике (+4оС).

В лабораторном анализе образцов мёда использовали два методологических подхода: полипараметрический (измерение ряда дифференцированных показателей редокс-функций анализируемого объекта) и монопараметрический (измерение одного функционального показателя, интегрально характеризующего антиоксидантные свойства объекта).

25-03-2021 14-28-06

Рис. 1 – Объекты исследования и режимы хранения

 

Первый подход был осуществлён в соответствии с действующим ГОСТ 19792-2017 [6]. Определяли суммарный уровень пептидов биуретовым методом; уровень аскорбиновой кислоты колориметрическим методом по Тильмансу (реакция с метиленблау); суммарное количество восстановителей – редоксметрическим титрованием (окислитель – KMnO4) [7].

Для определения антиоксидантной или прооксидантной активности или образцов использовали хемилюминесцентный анализ, для чего использовали РС-управляемый биохемилюминометр БХЛМ-3606. Измеряли уровень продукции свободных радикалов в модельной среде Фентона [8], методика исследования описана ранее [9]. Реакционная смесь, в которой моделировали процесс активированной генерации свободных радикалов, содержала 150 мкл люминола, 100 мкл пероксида водорода. В смесь вносили 100 мкл 3%-ного раствора тестируемого образца мёда в дистиллированной воде, в контроле – равное количество дистиллированной воды. Непосредственно перед началом измерения в полученную смесь вносили 50 мкл 0,001М сульфата железа в качестве триггера свободнорадикального распада пероксида водорода.

При записи кинетограмм регистрировали параметры: высока пика (I, имп/с), площадь под кинетической кривой
(S, тыс.имп.). Длительность записи кинетограмм для каждой повторности составляла 480 с, каждое измерение проводили как минимум в трёх повторностях. Массив полученных данных проверяли на соответствие закону нормального распределения и равенства дисперсий независимых выборок. Для оценки достоверности межвыборочных различий результаты обрабатывали статистически с использованием t-критерия Стьюдента. Различия принимались значимыми при уровне доверительной вероятности не ниже р<0,05. 

Результаты и их обсуждение

  1. Динамика содержания антиоксидантов в составе фермерских и ритейл-образцов мёда при длительном хранении

Результаты измерения суммы белковых соединений в каждой группе образцов отображены на рис. 2, откуда видно, что изменения белкового профиля ритейл-образцов были выражены значительно сильнее, чем в группе фермерских продуктов. У двух фермерских сортов мёда («Луговой» и «Таёжный») суммарное содержание белка достоверно не изменялось, тогда как у двух других («Дягилевый» и «Разнотравный») показатель снизился соответственно на 40% и 38% (р<0,001).

Во всех ритейл-образцах суммарное содержание белков резко уменьшилось, кратность снижения показателя составила 9…12 раз (рис. 2b). Это может быть связано с тем, что продукты, направляемые в торговую сеть, нередко искусственно модифицируют добавлением различных компонентов (сыворотка, патока и др.) с целью увеличить срок хранения, улучшить внешний вид, затормозить кристаллизацию [10]. В последнем случае нередко используют нагревание, при этом белковые компоненты ожидаемо гидролизуются и/или денатурируют.

 

25-03-2021 14-28-31

Рис. 2 – Динамика содержания общего белка в фермерских (а) и ритейл-образцах (b) мёда

 

Белковые компоненты природного мёда имеют в основном энзимную природу, и при длительном хранении они неизбежно будут инактивироваться. Различие в скорости инактивации может быть связано с содержанием других компонентов АО-системы, обладающих восстановительными свойствами. Такими свойствами в высокой степени характеризуются витамин С, органические кислоты, моносахара (глюкоза, фруктоза, мальтоза и лактоза) и другие редуцирующие соединения.

Как можно видеть из рис. 3, в группе фермерских образцов мёд «Разнотравный» выделялся наиболее резкой потерей аскорбиновой кислоты в ходе хранения (на 88% относительно исходного уровня). Можно предполагать, что антиоксидантные свойства этого мёда при хранении будут утрачены быстрее, чем у других сортов.

В группе ритейл-образцов наблюдалась разнонаправленная динамика содержания аскорбиновой кислоты. Так, в составе продуктов «СтоевЪ Гречишный» и «ПотапычЪ Акациевый» содержание витамина С снизилось соответственно на 42% и 35%, тогда как в составе двух других – «Минусинский» и «ПотапычЪ Гречишный», напротив, увеличилось (соответственно на 70%, р<0,01 и 31%, p>0,05). Достоверный результат, полученный по образцу «Минусинский», скорее всего, обусловлен не накоплением витамина С (его источники в продукте объективно отсутствуют), а является методическим артефактом.

 

25-03-2021 14-28-59

Рис. 3 – Динамика содержания аскорбиновой кислоты в фермерских (а) и ритейл-образцах (b) мёда

 

Известно, что количественному определению аскорбиновой кислоты с помощью метиленового синего могут мешать другие легко окисляемые вещества, например цистеин, высвобождаемый при гидролизе белков и пептидов [11]. Максимальным уровнем общего белка среди ритейл-образцов отличался мед «Минусинский» (рис. 2b). Можно полагать, что окисление метиленового синего активизировалось под влиянием продуктов белковой трансформации. Если это так, то суммарное содержание редуцирующих соединений в составе данного образца должно оставаться неизменным, что подтвердилось в результате редоксметрического титрования (рис. 4b).

На рис. 4 отражено изменение суммы редуцирующих соединений в составе как фермерских, так и ритейл-образцов при их длительном хранении.

 

25-03-2021 14-29-32

Рис. 4 – Динамика содержания соединений с восстановительной активностью
в фермерских (а) и ритейл-образцах (b) мёда

 

Из полученных результатов видно, что в группе фермерских образцов достоверное снижение суммы восстановителей на 58% наблюдалось только в составе фермерского мёда «Разнотравный»; изменения в составе других образцов находились в пределах ошибки измерения. Напротив, в ритейл-группе образцов снижение суммы восстановителей наблюдалось у всех объектов (за исключением мёда «Минусинский», как обсуждалось выше). В наибольшей степени это снижение было выражено у ритейл-образца «СтоевЪ Гречишный» (на 90%). Следовательно, можно ожидать у этих образцов максимального нивелирования антиоксидантной способности, вплоть до инвертирования реакции в прооксидантную активность. Эти предположение получило подтверждение в ходе проведения хемилюминесцентного анализа, как показано ниже.

  1. Динамика антиоксидантной активности фермерских и ритейл-образцов мёда при длительном хранении

Как можно видеть из рис. 6, в ходе длительного хранения фермерского мёда антиоксидантная способность осталась неизменной у трёх образцов («Луговой», «Таёжный», «Дягилевый»). Напротив, у образца «Разнотравный» после 11-месячной экспозиции наблюдалась инверсия радикал-направленного влияния: антиоксидантная активность, наблюдавшаяся у свежего мёда в начале эксперимента (февраль), в результате сменилась прооксидантной реакцией (декабрь, рис. 5).

25-03-2021 14-37-52

Рис. 5.1 – Динамика радикал-направленной активности фермерских образцов мёда при хранении, февраль 2020

25-03-2021 14-38-04

Рис. 5.2 – Динамика радикал-направленной активности фермерских образцов мёда при хранении, декабрь 2020

 

Таким образом, биологическая активность данного продукта радикально изменилась за период хранения. Мёд, который традиционно рекомендуют и широко используют в качестве надёжного профилактического и противовоспалительного средства, в ходе длительного хранения может стать причиной аллергических реакций, поскольку прооксиданты способны активизировать воспалительные процессы [12].

Из четырёх рассмотренных фермерских продуктов такая метаморфоза была зафиксирована только у мёда «Разнотравный».

Иная картина получена в группе ритейл-образцов (рис. 6).

25-03-2021 14-41-22

Рис. 6.1 – Динамика радикал-направленной активности ритейл-образцов мёда при хранении, февраль 2020

25-03-2021 14-41-37

Рис. 6.2 – Динамика радикал-направленной активности ритейл-образцов мёда при хранении, декабрь 2020

 

Из результатов, представленных на рис. 7, видно, что после 11-месячной экспозиции прооксидантные свойства ритейл-образцов либо остались на прежнем уровне (ПотапычЪ Гречишный, ПотапычЪ Акациевый), либо усилились (СтоевЪ Гречишный), либо возникли у образца, до этого проявлявшего антиоксидантные свойства («Минусинский»). Все сорта мёда, приобретённого в торговой сети, после длительного хранения приобрели способность поддерживать и/или инициировать образование свободных радикалов, т.е. способствовать развитию окислительного стресса. Усиление свободнорадикальных реакций является одним из механизмов формирования окислительного стресса, что проявляется, в частности, в виде различных аллергических реакций [13]. Таким образом, пищевой продукт в ходе хранения приобретает нежелательные свойства, потребительское качество его при этом снижается.

  1. Динамика антиоксидантной активности натурального мёда «Разнотравный» в зависимости от температуры хранения

На рис. 8 а, б отражена динамика антиоксидантной активности мёда «Разнотравный» в зависимости от температуры хранения на интервале февраль–декабрь 2020 г.

25-03-2021 14-42-00

Рис. 7 – Влияние температуры хранения на динамику антиоксидантной активности мёда «Разнотравный»:

а – кинетика ХЛ; b – светосумма ХЛ

 

Из предоставленных данных видно, что в свежем состоянии мёд «Разнотравный» проявляет сильные антиоксидантные свойства: под влиянием образцов светосумма ХЛ-реакции снижалась в 6…30 раз. В ходе хранения независимо от температуры (в холодильнике при +4оС или при комнатной температуре +20оС) продукт приобретал прооксидантные свойства, т.к. в экспериментальной модели под влиянием данного образца продукция свободных радикалов возрастала. Следовательно, на инверсию свойств мёда «Разнотравный» оказала влияние не температура, а длительность хранения продукта. Антиоксидантные свойства природного мёда утрачиваются, продукт становится стимулятором свободнорадикальных процессов и его использование может быть сопряжено с риском метаболических нарушений.

Из четырёх исследованных фермерских образцов мёда этот феномен был обнаружен в одном случае. Следовательно, с вероятностью до 25% среди сортов натурального мёда, хранившегося с соблюдением технических условий, потребитель может получить продукт, способный вызвать нарушения здоровья. Одной из действенных мер по предотвращению такого риска может служить обоснование сроков хранения натурального мёда с помощью оценки антиоксидантной/прооксидантной активности методом экспрессного ХЛ- анализа.

Выводы

  1. Динамика антиоксидантного профиля была интенсивнее в группе ритейл-образцов по сравнению с фермерскими продуктами.
  2. За 11 месяцев хранения (+20оС) снижение содержания антиоксидантных компонентов (общий белок, аскорбиновая кислота, редуцирующие соединения) в группе ритейл-образцов происходило с высокой кратностью, тогда как у фермерских образцов (за исключением мёда «Разнотравный») снижение показателей не превышало 40% либо достоверно не изменялось.
  3. Наименьшей устойчивостью к длительному хранению в группе фермерских продуктов отличался мёд «Разнотравный», в составе которого потеря антиоксидантных компонентов составляла от 58% (сумма восстановителей) до 88% (аскорбиновая кислота). Исходные антиоксидантные свойства инвертировались в прооксидантную активность независимо от температуры хранения.
  4. Все ритейл-образцы после длительного хранения приобрели способность поддерживать и/или инициировать образование свободных радикалов, т.е. способствовать развитию окислительного стресса.
  5. Для снижения риска метаболических дисбалансов под влиянием прооксидантов в составе мёда длительной экспозиции рекомендуется проводить обоснование сроков хранения натурального мёда с учётом его антиоксидантной/прооксидантной активности, экспрессно определяемой методом ХЛ- анализа.
Благодарности

Авторы выражают благодарность индивидуальным производителям, предоставившим для изучения образцы натурального мёда с собственных пасек.

Acknowledgement

The authors thank the farmers who provided the samples of natural honey from their own apiaries for this research.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Звягина А.П. Пищевая ценность сахара и мёда / А.П. Звягина, Н.М. Алтухов // Пчеловодство. – 2010, №1. – С. 52–53.
  2. Распоряжение Правительства РФ от 29 июня 2016 года №1364-р «Об утверждении Стратегии повышения качества пищевой продукции в Российской Федерации до 2030 года» // Официальный интернет-портал правовой информации pravo.gov.ru, №0001201607050014 [Электронный ресурс]. – URL: http://docs.cntd.ru/document/420363999. (дата обращения: 10.02.2021)
  3. Владимиров Ю.А. Свободные радикалы и клеточная хемилюминесценция / Ю.А. Владимиров, Е.В. Проскурина // Успехи биологической химии. – 2009. – Т. 49. – С. 341–388.
  4. Макарова Н.В. Антиоксидантные вещества различных сортов мёда / Н.В. Макарова, В.С. Лиманова, В.П. Бординова // Известия вузов. Пищевая технология. – 2011. – №1. – С. 18–20.
  5. Лесовская М.И. Экспресс-оценка качества мёда с помощью хемилюминесцентного анализа / М.И. Лесовская, А.С. Игошин // Международный научно-исследовательский журнал. – 2020, №8-1(98). – С. 87–93.
  6. ГОСТ 19792-2017. Мёд натуральный. Технические условия (с поправкой): [Электронный ресурс] – URL: http://docs.cntd.ru/document/1200157439. (дата обращения: 10.02.2021)
  7. Васильев В.П. Аналитическая химия в 2-х томах, том 2. Физико-химические методы анализа / В.П. Васильев. – Москва: Дрофа, 2004. – 384 с.
  8. Аристова Н.А. Механизмы хемилюминесценции в реакции Фентона / Н.А. Аристова, И.П. Иванова, С.В. Трофимова и др. // Исследовано в России: электронный научный журнал. – 909 [Электронный ресурс]. – URL: http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2011/067.pdf (дата обращения: 10.02.2021)
  9. Лесовская М.И. Методические проблемы тестирования биологической активности нутриентов / М.И. Лесовская // В кн.: Влияние нутриентов на свободнорадикальный баланс крови in vitro. – М., 2015. – 94 с.
  10. Фальсификация меда: виды, способы и методы определения: [Электронный ресурс] – URL: https://fb.ru/article/380586/falsifikatsiya-meda-vidyi-sposobyi-i-metodyi-opredeleniya (дата обращения: 10.02.2021)
  11. ГОСТ 24556-89 Продукты переработки плодов и овощей. Методы определения витамина С. – М.: ИПК Издательство стандартов, 2003. – [Электронный ресурс]. – URL: http://docs.cntd.ru/document/1200022765 (дата обращения: 10.02.2021)
  12. Хасанов В.В. Методы исследования антиоксидантов / В.В. Хасанов // Химия растительного сырья. 2004. – №3. – С. 63–75.
  13. Иванова В.Ю. Мелиссопалинологический анализ мёда / В.Ю. Иванова, И.Ю. Арестова // Science time. – 2015, №4(16). – С. 302–311.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Zvjagina A.P. Pishhevaja cennost’ sahara i mjoda [Nutritional value of sugar and honey] / A.P. Zvjagina, N.M. Altuhov // Pchelovodstvo [Beekeeping]. – 2010, №1. – P. 52–53. [in Russian]
  2. Rasporjazhenie Pravitel’stva RF ot 29 ijunja 2016 goda №1364-r «Ob utverzhdenii Strategii povyshenija kachestva pishhevoj produkcii v Rossijskoj Federacii do 2030 goda» [Order of the Government of the Russian Federation of June 29, 2016 No. 1364-r “On approval of the Strategy for improving the quality of food products in the Russian Federation until 2030”] // Oficial’nyj internet-portal pravovoj informacii pravo.gov.ru [Official Internet portal legal information pravo.gov.ru], №0001201607050014 [Electronic resource]. – URL: http://docs.cntd.ru/document/420363999. (accessed: 10.02.2021) [in Russian]
  3. Vladimirov Ju.A. Svobodnye radikaly i kletochnaja hemiljuminescencija [Free radicals and cellular chemiluminescence] / Ju.A. Vladimirov, E.V. Proskurina // Uspehi biologicheskoj himii [Advances in biological chemistry]. – 2009. – Vol. 49. – P. 341–388. [in Russian]
  4. Makarova N.V. Antioksidantnye veshhestva razlichnyh sortov mjoda [Antioxidant substances of various varieties of honey] / N.V. Makarova, V.S. Limanova, V.P. Bordinova // Izvestija vuzov. Pishhevaja tehnologija [Izvestiya vuzov. Food technology]. – 2011. – №1. – P. 18–20. [in Russian]
  5. Lesovskaja M.I. Jekspress-ocenka kachestva mjoda s pomoshh’ju hemiljuminescentnogo analiza [Express assessment of the quality of honey usingchemiluminescence analysis] / M.I. Lesovskaja, A.S. Igoshin // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel’skij zhurnal [International research journal]. – 2020, №8-1(98). – P. 87–93. [in Russian]
  6. GOST 19792-2017. Mjod natural’nyj. Tehnicheskie uslovija (s popravkoj) [GOST 19792-2017. Natural honey. Specifications (as amended)]: [Electronic resource] – URL: http://docs.cntd.ru/document/1200157439. (accessed: 10.02.2021)
  7. Vasil’ev V.P. Analiticheskaja himija. Fiziko-himicheskie metody analiza [Analytical chemistry in 2 volumes, volume 2. Physical and chemical methods of analysis] / V.P. Vasil’ev. – Moscow: Drofa, 2004. – 384 p. [in Russian]
  8. Aristova N.A. Mehanizmy hemiljuminescencii v reakcii Fentona [Mechanisms of chemiluminescence in the Fenton reaction] / N.A. Aristova, I.P. Ivanova, S.V. Trofimova et al. // Issledovano v Rossii: jelektronnyj nauchnyj zhurnal [Investigated in Russia: electronic scientific journal]. – 909 [Electronic resource]. – URL: http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2011/067.pdf (accessed: 10.02.2021) [in Russian]
  9. Lesovskaja M.I. Metodicheskie problemy testirovanija biologicheskoj aktivnosti nutrientov [Methodological problems of testing the biological activity of nutrients] / M.I. Lesovskaja // V kn.: Vlijanie nutrientov na svobodnoradikal’nyj balans krovi in vitro. – M., 2015. – 94 p. [in Russian]
  10. Fal’sifikacija meda: vidy, sposoby i metody opredelenija [Falsification of honey: types, methods and methods of determination]: [Electronic resource] – URL: https://fb.ru/article/380586/falsifikatsiya-meda-vidyi-sposobyi-i-metodyi-opredeleniya (accessed: 10.02.2021) [in Russian]
  11. GOST 24556-89 Produkty pererabotki plodov i ovoshhej. Metody opredelenija vitamina S [GOST 24556-89 By-products of fruits and vegetables. Methods for determination of vitamin C]. – M.: IPK Publishing house, 2003. –[Electronic resource]. – URL: http://docs.cntd.ru/document/1200022765 (accessed: 10.02.2021) [in Russian]
  12. Hasanov V.V. Metody issledovanija antioksidantov [Research methods of antioxidants] / V.V. Hasanov // Himija rastitel’nogo syr’ja [Chemistry of vegetable raw materials]. 2004. – №3. – P. 63–75. [in Russian]
  13. Ivanova V.Ju. Melissopalinologicheskij analiz mjoda [Melissopalinological analysis of honey] / V.Ju. Ivanova, I.Ju. Arestova // Science time. – 2015, №4(16). – P. 302–311. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.