Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.108.6.032

Скачать PDF ( ) Страницы: 199-203 Выпуск: № 6 (108) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Шабалин А. А. АНАЛИЗ ТЕКУЩИХ ПРОБЛЕМ НЕФТЕСЕРВИСНОЙ ОТРАСЛИ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ФОНДА НЕЗАКОНЧЕННЫХ СКВАЖИН В РОССИИ / А. А. Шабалин, Е. Г. Катышева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 1. — С. 199—203. — URL: https://research-journal.org/technical/analiz-tekushhix-problem-nefteservisnoj-otrasli-pri-formirovanii-fonda-nezakonchennyx-skvazhin-v-rossii/ (дата обращения: 18.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.032
Шабалин А. А. АНАЛИЗ ТЕКУЩИХ ПРОБЛЕМ НЕФТЕСЕРВИСНОЙ ОТРАСЛИ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ФОНДА НЕЗАКОНЧЕННЫХ СКВАЖИН В РОССИИ / А. А. Шабалин, Е. Г. Катышева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 1. — С. 199—203. doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.032

Импортировать


АНАЛИЗ ТЕКУЩИХ ПРОБЛЕМ НЕФТЕСЕРВИСНОЙ ОТРАСЛИ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ФОНДА НЕЗАКОНЧЕННЫХ СКВАЖИН В РОССИИ

АНАЛИЗ ТЕКУЩИХ ПРОБЛЕМ НЕФТЕСЕРВИСНОЙ ОТРАСЛИ
ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ФОНДА НЕЗАКОНЧЕННЫХ СКВАЖИН В РОССИИ

Научная статья

Шабалин А.А.1, *, Катышева Е.Г.2

1 ORCID: 0000-0002-9994-9421;

2 ORCID: 0000-0003-1935-8013;

1, 2 Санкт-Петербургский горный университет, Санкт-Петербург, Россия

* Корреспондирующий автор (ashabalin750[at]gmail.com)

Аннотация

В данной статье проанализированы основные предпосылки к формированию фонда незаконченных скважин на территории Российской Федерации, степень готовности НГК России к реализации подобного решения. Рассмотрены экспертные мнения, касающиеся применения подобного способа бурения в России, а также запланированные Министерством энергетики мероприятия, способствующие скорейшей реализации данной технологии, задекларированные в тексте «Энергетической Стратегии – 2035». Кроме того, был проанализирован зарубежный опыт формирования подобного фонда незаконченных скважин (в частности, на территории Соединённых Штатов Америки), а также благоприятный эффект данного решения в контексте кризиса нефтегазовой отрасли в 2014-2016 гг.

Ключевые слова: незаконченная скважина, нефтесервис, бурение, углеводороды, нефть.

AN ANALYSIS OF THE CURRENT ISSUES OF THE OILFIELD SERVICES INDUSTRY IN THE FORMATION OF THE DRILLED BUT UNCOMPLETED WELLS (DUC) FUND IN RUSSIA

Research article

Shabalin A.A.1, *, Katysheva E.G.2

1 ORCID: 0000-0002-9994-9421;

2 ORCID: 0000-0003-1935-8013;

1, 2 Saint Petersburg Mining University, Saint Petersburg, Russia

* Corresponding author (ashabalin750[at]gmail.com)

Abstract

This article analyzes the main prerequisites for the formation of the fund of the drilled but uncompleted wells on the territory of the Russian Federation, the degree of preparedness of the Russian oil and gas companies to implement this solution. The study assesses expert opinions concerning the use of such a drilling method in Russia, as well as the measures planned by the Ministry of Energy of the Russian Federation to promote the early implementation of this technology declared in the content of “Energy Strategy – 2035”. In addition, the article also analyzes the foreign experience of the formation of the fund of the drilled but uncompleted wells (in particular, in the United States of America), as well as the favorable effect of this decision in the context of the crisis of the oil and gas industry in the period from 2014 to 2016.

Keywords: drilled but uncompleted well, oilfield service, drilling, hydrocarbons, oil.

Введение

Пандемия коронавируса в 2020 году негативно повлияла на экономику многих стран мира. Введение карантинных мер, закрытие международных границ ожидаемо повлекли за собой довольно резкое падение спроса на энергоносители, исключением не стала и нефть. Помочь странам легче преодолеть кризис призвано заключенное в апреле 2020г. соглашение ОПЕК+ о сокращении темпов отбора нефти.

Подобное сокращение темпов отбора прогнозируемо влечёт за собой также снижение спроса на нефтесервисные услуги, в частности спрос на услуги бурения. Для минимизации негативного эффекта подобных ограничений за рубежом активно применяется технология бурения DUC-скважин (“drilled, but uncompleted” – «пробуренные, но незаконченные»).

Согласно отчёту, предоставленному международной сетью компаний «Deloitte», за первый квартал 2020 г. цены на нефть опускались до 20 долларов США за баррель. Данный факт, а также дисбаланс спроса и предложения на рынке жидких углеводородов потребовали незамедлительного вмешательства стран-производителей нефти для урегулирования сложившейся ситуации на мировом рынке нефти. Результатом такого вмешательства стало заключение 12 апреля 2020 г. соглашения между 23 странами-экспортёрами нефти о добровольном ограничении добычи нефти в течение двух лет для стабилизации цен на нефтяном рынке. [1, С. 6]

12-07-2021 15-52-15

Рис. 1 – Добыча нефти и газоконденсата в РФ, млн т

Примечание: источник – BP Statistical Review of World Energy, EIU

 

Согласно условиям соглашения, российские компании должны уменьшить добычу на 2,5 млн барр. в сутки, что в свою очередь составляет 26% от всего объёма сокращения (так, наибольшая доля объёма сокращения добычи приходится на Россию). Резкое падение объёмов добычи жидких углеводородов в 2020 году можно проследить на рис. 1. [1, С. 8], [2]

Снижение спроса на нефть, её цены на мировом рынке, а также объёмов добычи, несомненно, способно повлечь за собой и снижение спроса на услуги нефтесервисных компаний. Так, согласно данным аналитического отдела «Deloitte», падение нефтесервисного рынка приблизительно равно 77 млрд долларов США (рис. 2). [1, С. 7]

12-07-2021 15-52-24

Рис. 2 – Мировой рынок нефтесервиса, млрд долл. США

Примечание: источник – Barclays E&P Spending Surveys (2014-2019 гг.)

 

Похожие тенденции наблюдаются и на российском рынке при его рассмотрении в долларовом эквиваленте: наблюдается падение с 27,5 млрд до 21,9 млрд долларов США.

Таким образом, множество вышеупомянутых факторов способствуют формированию неблагоприятной экономической ситуации в сфере нефтегазодобычи и нефтесервиса, поскольку темпы бурения на протяжении последних лет неуклонно росли, а снижение темпа добычи углеводородов в перспективе способно привести к сокращению темпов бурения. Способствуют этому и изменения в законодательстве: добывающим компаниям выдвигаются более жёсткие требования касательно извлечения углеводородов, особенно трудноизвлекаемых запасов. В связи с этим добывающие компании начинают увеличивать затраты на эксплуатацию месторождений, зачастую в ущерб разведке и бурению [3].

До начала пандемии коронавируса бурение в РФ показывало положительную динамику: российские нефтяные компании за январь-апрель 2020 года, по подсчётам аналитиков «Deloitte», увеличили разведочное бурение на 15%, а проходка в эксплуатационном бурении выросла на 2,8%. Ожидаемый многими рост специалисты связывают с активным внедрением новых технологий в производство, как например бурение горизонтальных скважин [1], [4].

Однако уже в апреле министр энергетики Александр Новак попросил президента РФ оказать поддержку нефтесервисной отрасли путем формирования фонда незаконченных скважин. Министр предупредил, что падение заказов для нефтесервисных компаний составит до 30–40% в условиях пандемии и снижения спроса на нефть в мире. В мае правительству было поручено создать условия для формирования фонда незаконченных нефтяных скважин, а уже в сентябре Минэнерго предложило программу «Незавершённая скважина». Благодаря её реализации государство планирует сохранить спрос на нефтесервисные услуги на уровне 80% от данного показателя за 2019 год. По словам Александра Новака, реализация данной программы также позволит дополнительно привлечь в бюджет РФ 1,15 трлн рублей за время её действия [5].

Несмотря на кажущуюся необходимость в скорейшей реализации проекта, а также многие его положительные стороны, он был раскритикован главами ВИНК, в частности: Александром Дюковым, генеральным директором ООО «Газпром нефть». По его мнению, компании могут понести дополнительные убытки, связанные с реализацией программы. Стоит также отметить, что ООО «Газпром нефть» начало реализовывать меры по преодолению сложившейся кризисной ситуации ещё летом 2020 года, введя отсрочку платежей на полгода по контрактам с нефтесервисными компаниями, впоследствии предложив им продление действия такой отсрочки на 2021 год.

Таким образом, можно отметить актуальность проблемы снижения спроса на услуги нефтесервисного сектора в краткосрочной перспективе, а также, несомненно, необходимость её решения. Кроме того, следует принимать во внимание факт публичной критики программы и возможную необходимость в её доработке.

Потребность в тщательном изучении международного опыта в области незаконченных скважин складывается ввиду того, что некоторые государства уже сталкивались с необходимостью создания набора средств для формирования системной гибкости. Незаконченные скважины (НЗС) уже значительное время являются частью такого набора в Соединённых Штатах Америки, в первую очередь, при добыче сланцевой нефти. Данный факт также подтверждает статистика.

Механизм применения такого инструмента заключается в следующем: в период падения цен на энергоноситель бурение скважин не прекращается, капитальные затраты на бурение остаются на прежнем уровне, однако бурятся скважины лишь до определённой глубины – продуктивный пласт остаётся нетронутым. Это позволяет, прежде всего, оперативно вводить скважины в эксплуатацию при стабилизации уровня цен, без серьёзных временных затрат на полный цикл бурения скважины.

Так, согласно отчёту Управления энергетической информации США, в ответ на падение нефтяных цен в период 2014-2016 гг. доля DUC-скважин резко выросла с 23% до 75%, а затем стабилизировалась на уровне около 50% (рис. 3) [6], [7].

12-07-2021 16-00-03

Рис. 3 – Бурение незаконченных скважин в США

Примечание: источник –  ROGTEC Magazine 64

 

Долгое время существовало мнение о том, что подобное преимущество использования фонда незаконченных скважин лишь мнимое, а такая задержка в завершении строительства способна негативно сказаться на начальном уровне добычи. Однако исследование, проведённое Управлением энергетической информации США, показало, что даже задержка строительства на 4 года «способна повлиять на начальный уровень добычи малозначительно». В исследовании рассматривались скважины Баккеновской формации, пробуренные в 2014 году, когда обвал цен на нефть вызвал резкий рост количества НЗС из-за попыток компаний сократить затраты на заканчивание скважин. Старший аналитик УЭИ США, Джозеф Льесковский, также отметил, что значительная часть скважин, пробуренных ранее (за 3-4 года до заканчивания), достигали пика отбора на несколько более высоком уровне, нежели более молодые (1-2 года перед вскрытием продуктивного пласта). Несомненно, существуют некоторые факторы, способные влиять на такие расхождения в показаниях, например: корректировки, сделанные для ограничения влияния эксплуатационных различий, а также сдерживание ранней добычи из-за ограничения пропускной способности трубопроводов и др. Однако в подтверждение тезиса о возможном увеличении пиковой добычи при вскрытии продуктивного пласта НЗС Дж. Льесковский предоставляет данные, полученные Отделом нефти и газа Промышленной комиссии Северной Дакоты, который обладает одной из наиболее полной выборкой данных, охватывающих заканчивание скважин и непосредственно эксплуатацию. Именно в Северной Дакоте скважины, пробуренные ранее, максимально сопоставимы с новыми скважинами по длине ствола, а также по применяемым для вскрытия технологиям. По мнению Льесковского, «больше песка, воды и многостадийный ГРП могут компенсировать любой ущерб, нанесенный за это долгое ожидание» [8].

Таким образом, программа «Незавершённая скважина», предложенная Министерством энергетики РФ, должна стать одной из первоочередных мер в ответ на качественное изменение условий после периода непрерывного роста добычи нефти в РФ с 1998 года [1].

Несмотря на весьма обширную базу нормативно-правовых актов, регулирующих отношения в области проектирования объектов нефтегазовой отрасли, существуют и некоторые проблемы, мешающие формированию фонда незаконченных скважин в Российской Федерации. Они достаточно подробно рассматриваются в работах российских учёных.

Так, в статье «Незаконченные скважины в контексте энергетической стратегии» кандидат технических наук, доцент кафедры «Бурение нефтяных и газовых скважин», Гнибидин В.Н. говорит о необходимости рассмотрения программы формирования фонда НЗС в контексте новой представленной ЭС-2035. В статье обозначена немаловажная проблема – отсутствие определения «незаконченной скважины» в законодательстве. Да, «незаконченные скважины» упоминаются в Энергетической стратегии, однако реализация связанных с ними пунктов значительно осложнено отсутствием юридической декомпозиции скважины. Несомненно, данный факт тормозит развитие и укрепление нефтесервисной отрасли в Российской Федерации. Ведь наличие в законодательных актах понятия «незаконченной скважины» юридически способно декомпозировать процесс освоения скважины на следующие составляющие: бурение основного ствола (которое, в свою очередь, также может быть разбито на этапы), вскрытие пласта, осуществление мероприятий по повышению нефтеотдачи, вызов притока и освоение. Данный факт позволил бы со значительной лёгкостью делегировать процесс освоения между нефтесервисными организациями, что, в свою очередь, позволило бы снизить себестоимость освоения. Более того, юридическая декомпозиция скважины необходима в случае следования важным глобальным трендам управления эффективностью на месторождениях [9].

Для того, чтобы избежать дальнейших расхождений в толковании термина «незаконченной скважины», обратимся к учебному пособию по бурению горизонтальных скважин А.В. Кустышева: «Незаконченная скважина – это скважина, вскрывшая продуктивный пласт без вторичного вскрытия путём перфорации, обсаженная металлической обсадной колонной». Таким образом, углеводороды остаются в естественном резервуаре, которым непосредственно служит сама ловушка [10].

Следует также отметить, что в связи с отсутствием закреплённого определения «незаконченной скважины» в нормативно-правовых актах термин зачастую претерпевает изменения, утрачивая свой изначальный смысл. Некоторые эксперты весьма настороженно относятся к такой лёгкой замене «незаконченных» скважин, о которых говорил в своём обращении к президенту А. Новак на «незавершенные».

Так, например, независимый эксперт С. Рудницкий в своей статье «О незаконченном и незавершённом» говорит о том, что изменение понятия «незаконченной скважины» на «незавершённую» подразумевает собой выпадение стадий заканчивания и освоения. Их суммарная доля в общей стоимости скважины можно ориентировочно оценить в 15-25 процентов (верхняя планка в диапазоне приведена автором для горизонтальных скважин, т.к. их среди новых объектов большинство) [11].

«Таким образом, по цепочке встают вопросы о количестве скважин, их конструкции, ожидаемых дебитах скважин и уровне добычи и — что и должно интересовать Минфин — об оценке ожидаемых бюджетных доходов». Стоит отметить, что такая оценка является максимально нетривиальной, ведь она должна учесть целый ряд факторов, к которым следует отнести и некоторые мало прогнозируемые. Так, например, часть заранее пробуренных «незавершённых» скважин в ожидании часа «икс» придётся глушить, что означает высокий риск не восстановить их первоначальную, обозначенную до глушения продуктивность. Более того, вполне ожидаемо возникнут вопросы по соблюдению требований законодательно установленных правил технической безопасности [11].

Как уже было сказано ранее, юридическая декомпозиция скважины может послужить хорошей подпоркой для нефтесервисных организаций. Однако существуют некоторые сложности и с определением нефтесервисных компаний, а именно: определённое положение нефтесервиса в качестве объекта, но не субъекта в отношениях между участниками нефтедобывающей отрасли. В правовом поле присутствует двойственность определения нефтесервиса, где в одном случае под «нефтесервисной компанией» понимается субъект в отношениях с заказчиком и государством, а в другом – объект управления со стороны государства. Данное противоречие также было обнаружено В.Н. Гнибидиным при рассмотрении оценки количества работников в компаниях «нефтесервисной направленности». Анализируя отчёты правительственной межведомственной комиссии, Министерства энергетики и Торгово-промышленной палаты РФ, было выделено расхождение в количестве работников почти в 4 раза (от 150 до 600 тыс. чел.). Так, можно сделать вывод о том, что разные органы придерживаются разных критериев оценки при выделении «объектов нефтесервисной направленности» [9]. Данный факт, несомненно, также мешает формированию единой и целой картины складывающейся ситуации на рынке нефтесервиса.

Заключение

Таким образом, в работе были проанализированы основные предпосылки к формированию на территории РФ фонда незаконченных скважин. Необходимость реализации подобного решения обусловлена во многом стремлением к минимизации негативных эффектов заключенного соглашения о сокращении темпов отбора нефти. В работе также был рассмотрен положительный зарубежный опыт использования незаконченных скважин в условиях снижения цен на нефть на примере США в 2014-2016 гг. Кроме того, были выделены основные сложности при реализации программы «Незавершённая скважина», к которым можно отнести: отсутствие чёткого определения «незаконченной скважины» в российском правовом поле, отсутствие юридической декомпозиции скважины, а также положение нефтесервиса в качестве объекта, но не субъекта в отношениях между участниками нефтедобывающей отрасли. Преодоление данных сложностей способно благоприятно повлиять на развитие как российского НГК в целом, так и на преодоление последствий кризиса 2020 года, вызванного падением спроса на нефть ввиду пандемии. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Обзор нефтесервисного рынка России. Исследовательский центр Deloitte – 2020 [Электронный ресурс] – URL: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/ru/Documents/energy-resources/Russian/oil-gas-survey-russia-2020.pdf (дата обращения: 12.05.2021)
  2. Пимонов, В. Новая сделка ОПЕК+ [Электронный ресурс] / В. Пимонов. – ТЭК России №4 – 2020. URL: https://www.cdu.ru/tek_russia/issue/2020/4/741/ (дата обращения: 12.05.2021)
  3. Лебедева Н. Е. Тенденции развития нефтегазового машиностроения РФ в условиях реализации политики импортозамещения / Н. Е. Лебедева // Инновации и инвестиции. – 2019. – №. 11.
  4. Зуев А. Рост горизонтального бурения — технологический прорыв / А. Зуев. // ТЭК РОССИИ: ежемес. интернет-изд. 2019. №12. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cdu.ru/tek_russia/issue/2019/12/694/ (дата обращения: 14.03.2021).
  5. Доклад Александра Новака на совещании Президента РФ Владимира Путина по вопросам развития топливно-энергетического комплекса страны [Электронный ресурс] // Министерство энергетики. URL: https://minenergo.gov.ru/node/17733 (дата обращения: 14.03.2021).
  6. U. S. Energy Infromation Administration. 2016. Estimates of Drilled but Uncompleted Wells (DUCs), Supplement report [Electronic resource] // US EIA. URL: https://www.eia.gov/petroleum/drilling/pdf/duc_supplement.pdf (accessed 14.03.2021).
  7. U. S. Energy Information Administration. 2017. Drilling Productivity Report [Electronic resource] // US EIA. URL: https://www.eia.gov/petroleum/drilling/#tabs-summary-3 (accessed 14.03.2021).
  8. Rassenfoss S. E&P Notes (November 2018) / Stephen Rassenfoss, Matt Zborowski. // Journal of Petroleum Technology. – 2019. – Vol. 71. – №. 11. – P. 22.
  9. Гнибидин В.Н. Незаконченные скважины в контексте энергетической стратегии / В.Н. Гнибидин, С.В. Рудницкий // ROGTEC: Russian oil & gas technologies. – 2020. – №. 63. – С. 72-78.
  10. Зозуля Г. П. Особенности добычи нефти и газа из горизонтальных скважин / Г. П. Зозуля, А. В. Кустышев, И. С. Матияшин.М.: Издательский центр «Академия». – 2009.
  11. Рудницкий С. О незаконченном и незавершенном / Сергей Рудницкий // Нефть и Капитал. 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://oilcapital.ru/comment/sergey-rudnitskiy/07-12-2020/sergey-rudnitskiy-o-nezakonchennom-i-nezavershyonnom (дата обращения: 10.04.2021).

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Obzor nefteservisnogo ryinka Rossii – 2020 [Overview of the Russian oilfield services market – 2020]. Research Center Deloitte – 2020. [Electronic resource]. URL: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/ru/Documents/energy-resources/Russian/oil-gas-survey-russia-2020.pdf. (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  2. Pimonov, V. Novaya sdelka OPEC+ [New OPEC+ deal] / V. Pimonov. – TEC Rossii №4 [Fuel and Energy Complex of Russia #4] – 2020. [Electronic resource]. URL: https://www.cdu.ru/tek_russia/issue/2020/4/741/. (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  3. Lebedeva N.E. Tendentsii razvitiya neftegazovogo mashinostroyeniya RF v usloviyah realizatsii politiki importozamescheniya [Trends in the development of oil and gas engineering in the Russian Federation in the context of the implementation of the import substitution policy] / N.E. Lebedeva // Innovatsii i investitsii [Innovations and Investitions]. – 2019. – №. 11. [in Russian]
  4. Zuyev A. Rost gorizontalnogo bureniya – tekhnologicheskiy proryv [The growth of horizontal drilling — a technological breakthrough] / A. Zuyev // TEC Rossii №12 [Fuel and Energy Complex of Russia #12]. – 2019. [Electronic resource]. URL: https://www.cdu.ru/tek_russia/issue/2019/12/694/. (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  5. Doklad Aleksandra Novaka na soveschanii Prezidenta RF Vladimira Putina po voprosam razvitiya toplivno-energeticheskogo kompleksa strany [Alexander Novak’s report at the meeting of Russian President Vladimir Putin on the development of the country’s fuel and energy complex] // Ministry of Power. [Electronic resource]. URL: https://minenergo.gov.ru/node/17733 (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  6. U. S. Energy Infromation Administration. 2016. Estimates of Drilled but Uncompleted Wells (DUCs), Supplement report [Electronic resource] // US EIA. URL: https://www.eia.gov/petroleum/drilling/pdf/duc_supplement.pdf (accessed 14.03.2021).
  7. U. S. Energy Information Administration. 2017. Drilling Productivity Report [Electronic resource] // US EIA. URL: https://www.eia.gov/petroleum/drilling/#tabs-summary-3 (accessed 14.03.2021).
  8. Rassenfoss S. E&P Notes (November 2018) / Stephen Rassenfoss, Matt Zborowski. // Journal of Petroleum Technology. – 2019. – Vol. 71. – №. 11. – P. 22.
  9. Gnibidin V.N. Nezakonchenniye skvazhiny v kontekste energeticheskoy strategii [Uncompleted wells in the context of energy strategy] / V.N. Gnibidin, S.V. Rudnitskiy //ROGTEC: Russian oil & gas technologies. – 2020. – №. 63. – Pp. 72-78. [in Russian]
  10. Zozulya G.P. Osobennosti dobychi nefti i gaza iz gorizontalnyh skvazhin [Features of oil and gas production from horizontal wells] / G.P. Zozulya, A.V. Kustyshev, I.S. Matiyashin. M.: Publishing center “Akademiya” – 2009 [in Russian].
  11. Rudnitskiy S. O nezakonchennom i nezavershennom [About uncompleted and unfinished] / Sergey Rudnitskiy // Neft i kapital [Oil and Capital]. 2020. [Electronic resource]. URL: https://oilcapital.ru/comment/sergey-rudnitskiy/07-12-2020/sergey-rudnitskiy-o-nezakonchennom-i-nezavershyonnom. (accessed 14.03.2021). [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.