Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.136 - Доступен после 17.11.2021

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Василенко И. В. ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ОРГАНИЗАЦИЯХ В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ (НА ОСНОВЕ ПЯТИУРОВНЕВОЙ СТРУКТУРЫ Д. ТАПСКОТТА) / И. В. Василенко, Ил. В. Василенко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/social/transformaciya-socialno-ekonomicheskix-otnoshenij-v-organizaciyax-v-usloviyax-cifrovoj-ekonomiki-na-osnove-pyatiurovnevoj-struktury-d-tapskotta/ (дата обращения: 07.12.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.136

Импортировать


ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ОРГАНИЗАЦИЯХ В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ (НА ОСНОВЕ ПЯТИУРОВНЕВОЙ СТРУКТУРЫ Д. ТАПСКОТТА)

ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ОРГАНИЗАЦИЯХ В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ (НА ОСНОВЕ ПЯТИУРОВНЕВОЙ СТРУКТУРЫ Д. ТАПСКОТТА)

Научная статья

Василенко И.В.1, *, Василенко Ил.В.2

1 ORCID: 0000-0002-9457-5889;

2 ORCID: 0000-0002-3389-5184;

1 Волгоградский государственный университет, Волгоград, Россия;

2 Волгоградский филиал Российского экономического университета им. Плеханова, Волгоград, Россия

* Корреспондирующий автор (inna.asilenko[at]yandex.ru)

Аннотация

Развитие компьютеризации и интернетизации способствовали расширению возможностей использования цифровых технологий. При умелом и своевременном внедрении новшеств в этой области каждое предприятие может стать лидером или по крайней мере обеспечить себе конкурентоспособность и устойчивое положение на рынке. В то же время происходящие трансформации, совершенствуя технические, и экономические подсистемы предприятий, зачастую, разрушают социально-психологические. Цифровизация расширяет возможности предприятий и специалистов. Они становятся более свободными и независимыми в своих решениях, принимают участие в проектных и виртуальных командах в соответствии со своими интересами, могут постоянно переключаться в своей деятельности от одной работы к другой, становятся более мобильными, гибкими в своих решениях. Однако это приводит к потере доверия, ответственности друг перед другом, отсутствию совместных переживаний, то есть всего того, что называется коллективом. Следствием является увеличение ситуации неопределенности, неупорядоченности, что разрушает основы институционализации, порядка и гарантированности.

Ключевые слова: виртуальная среда, цифровая личность, виртуальные команды, интеграция интересов, мобильность идентичности, распад «человеческих отношений».

TRANSFORMATION OF SOCIO-ECONOMIC RELATIONS IN ORGANIZATIONS
IN THE DIGITAL ECONOMY (BASED ON D. TAPSCOTT’S FIVE-LEVEL STRUCTURE)

Research article

Vasilenko I.V.1, *, Vasilenko Il.V.2

1 ORCID: 0000-0002-9457-5889;

2 ORCID: 0000-0002-3389-5184;

1 Volgograd State University, Volgograd, Russia;

2 Volgograd Branch of the Plekhanov Russian University of Economic, Volgograd, Russia

* Corresponding author (inna.asilenko[at]yandex.ru )

Abstract

The development of computerization and Internetization contributed to the expansion of opportunities for the use of digital technologies. With the skillful and timely introduction of innovations in this area, each enterprise can become a leader or at least ensure its competitiveness and stable position in the market. At the same time, the ongoing transformations, while improving the technical and economic subsystems of enterprises, often also destroy the socio-psychological ones. Digitalization expands the capabilities of enterprises and specialists. They become more free and independent in their decisions, take part in project and virtual teams in accordance with their interests, can constantly switch in their activities from one job to another, become more mobile and flexible in their decisions. However, this leads to a loss of trust, responsibility to each other, lack of joint experiences, which is everything that indicates a team. The consequence is an increase in the situation of uncertainty, disorder, which destroys the foundations of institutionalization, order and security.

Keywords: virtual environment, digital personality, virtual teams, integration of interests, mobility of identity, disintegration of “human relations”.

Введение

Конец XX века ознаменовался новым уровнем развития технологий, характеризующийся переводом информации с материальных носителей в цифровую форму. На этой основе начинает формироваться современный этап развития экономики и общества. В 1995 году Николас Негропонте вводит в употребление термин «цифровая экономика», делая акцент на развитие информационных и цифровых технологий, изменяющих общество и экономику [12]. Следствием появления цифровой экономики стала социально-экономическая трансформация, в ходе которой в экономику развивающихся и развитых стран внедряются цифровые технологии, позволяющие создавать, перерабатывать и переправлять огромные массивы данных, что способствует повышению эффективности экономики, развитию общества, улучшению качества жизни населения. Чаще всего в научной литературе можно встретить трактовку цифровой экономики с технической или чисто экономической точки зрения [5, C. 178], [11, C. 27], [10].

В соответствии с первой внимание фокусируется на цифровых технологиях, обеспечивающих на коммерческой основе доступ к различному электронному контенту, телемедицине, дистанционному обучению и т.д. Вторая точка зрения касается дефиниции, собственно, самой цифровой экономики, где – это экономическое производство с использованием цифровых технологий.

Однако развитие цифровой экономики меняет не только саму экономику, но и социальное пространство взаимодействующих между собой индивидуальных и коллективных агентов. Вектор направленности этих трансформаций и их содержание представляется очень актуальным вопросом. В связи с этим, целью данной статьи является выявление направления и содержания социально-экономических трансформаций, как результата развития цифровой экономики. Эти трансформации будут рассматриваться на уровне организации, как основного коллективного субъекта экономики и ее элемента, подверженного изменениям социального взаимодействия агентов. Задачи исследования направлены на выявление особенностей социально-экономических трансформаций, происходящих на каждом из пяти уровней цифровой экономики, выделенных Д.Тапскоттом. Рассматривается уровень личности сотрудников организации, затем будут изучаться социально-экономические изменения на уровне коллективов, далее интерес смещается на изучение трансформаций в самой организации, в заключении будут выявлены изменения на уровне расширенного предприятия, включая использование межсетевой среды.

Материалы и методы

Основой анализа послужил иллюстративный метод, позволивший «привязать» конкретную научную концепцию к социальной ситуации и организовать данные, содержащиеся в научной литературе в соответствии с этой концепцией. В нашем случае такой концепцией стала пятиуровневая структура цифровой экономики Д. Тапскотта, которая, с нашей точки зрения, оптимально позволяет рассмотреть социально-экономические трансформации, происходящие вследствие внедрения цифровой экономики на современных предприятиях, охватывая их многослойную социально-экономическую структуру. Еще одним методом анализа послужил метод крайних случаев, который проявляется в выявлении положительных и отрицательных следствий внедрения цифровой экономики для каждого из пяти выделенных Д.Тапскоттом уровней.

Результаты и обсуждение исследования

Новые цифровые технологии, несомненно, приведут к изменению самих основ жизни общества, культуры, экономики, так как внедрение новых цифровых средств коммуникации приводит к формированию многоуровневых разнообразных связей между всеми участниками производственной и экономической деятельности, как внутри каждой организации, так и за ее пределами. Для понимания последствий формирования цифровой экономики важно представить ее структуру, основные элементы, взаимосвязанные в устойчивую систему. К примеру, цифровую экономику представляют в виде пятиуровневой системы, в которой уровни взаимодействуют и влияют на жизнь граждан и общества в целом. Эту структуру цифровой экономики показал Д. Тапскотт [15]. В эту систему входят такие взаимосвязанные компоненты, как: эффективная личность; высокопроизводительный коллектив; интегрированное предприятие; расширенное предприятие; межсетевая среда. Каждый из этих элементов развивается благодаря цифровым технологиям, взаимодействие между ними существенно сокращает транзакционные издержки и предопределяет смысл и наполненность социально-экономических трансформаций.

Первый наиболее важный элемент цифровой экономики, определяющий характер социальных отношений – это эффективная личность, а это означает, что от работников требуется в условиях цифровизации обладание совокупностью знаний, включающих не только познания в области профессиональной деятельности, но и электронно-коммуникационной направленности. Сейчас индивидуальность человека ставится очень востребованной. Процессы цифровизации экономики и освобождения личности от диктата иерархий идут параллельно [3, C. 29]. В современной реальности мысли и идеи сотрудников организации зависят от доступа к информации. В условиях виртуализации работникам предоставляются широкие возможности для повышения своей профессиональной и общей эрудиции, творчества, увеличения результативности своей деятельности и обеспечения конкурентных преимущества на рынке труда. Поскольку в условиях постоянно растущей цифровизации социальная и экономическая стабильность остается в прошлом, все будет постоянно изменяться, требования к персоналу также будут постоянно возрастать, поэтому работникам придется постоянно поддерживать свой потенциал, находится в инновационном поиске. В современных условиях успех деятельности зависит во многом от того, насколько личность сможет отфильтровывать и перерабатывать огромное количество информации. С одной стороны, для личности необходимо активное участие в инновационных процессах. С другой стороны, для этого необходимо комплексное развитие у человека всех его качеств. К их числу особенно относятся – его интеллектуальная активность, способность осваивать знания и генерировать новые [7, C. 10]. Агенты такого уровня конструируют совсем другие социальные отношения, зачастую в виртуальной среде, и требуют такого же от других. В условиях цифровой экономики иного быть не может, в противном случае ее потенциал не будет использоваться в полной мере.

В социально-экономическое пространство реального предприятия специалисту нелегко войти и его покинуть, в силу большого числа требований к его профессиональным и личностным качествам, наличия личной ответственности, привязанности к коллегам и организации. Включение же в его виртуальную часть осуществляется проще, чаще всего на основе имеющихся знаний и компетенций, а выход же из этого пространства вообще элементарен: специалист может покинуть пространство организации по своему желанию, не соединенный ни с кем эмоциональными связями симпатий и сопереживанием совместно достигнутых результатов.

В виртуальном пространстве предприятия иначе формируется идентификация личности, она становится постоянно меняющейся идентификацией. Следствием является более слабая связь специалиста с данным предприятием, по сравнению с ситуацией пребывания в реальном поле организации.

Второй элемент цифровой экономики – высокопроизводительный коллектив, команда. В основе построения такой команды лежит концепция «TeamWork», имеющая целью организацию эффективной работы в команде как одном из актуальных направлений в построении новых социально-виртуальных отношений [1]. В настоящее время, в эпоху распространения цифровых технологий, в организациях все чаще используется такой вид командной работы, как виртуальные команды, имеющие разную направленность: проектную, творческую, научно-исследовательскую, коммерческую и т.д., и, позволяющие решить задачу физического отсутствия работника в данном конкретном месте и в конкретное время. Использование этой формы командной работы позволяет: во-первых, упростить практики оформления специалистов, участвующего в команде, в кадровой службе той или иной организации. Во-вторых, способствует развитию таких новых форм самозанятости, как фриланс, удаленная работа, неполная занятость, в-третьих, дает возможность включить в команду высококвалифицированных ключевых специалистов, что, естественно, повышает эффективность деятельности такой командной работы и позволяет достичь запланированных результатов. Сотрудники виртуальной команды могут не вступать в непосредственное общение друг с другом и даже не знать друг друга, что способствует развитию мобильности талантов, так как приобретается возможность использовать лучших, наиболее компетентных, опытных и талантливых специалистов, не зависимо от того, где они проживают и трудоустроены [9, C. 268].

В условиях виртуальной команды изменяется роль лидерства. Оно также становится гибким, вследствие чего современные лидеры должны формировать иные компетенции чем раньше: личностную адаптивность, высокую осведомленность, мгновенное воплощение, удовлетворение от успехов членов своей команды и т.д. [2, C. 22].

В то же время, такие команды не используют потенциал команды как общности в классическом понимании слова, то есть рассматриваемой в трех смыслах: как основа религиозных, военных, академических, профессиональных и других организаций и групп; как сеть осмысленно-значимых отношений и чувство единства с другими; социальные и территориальные единицы. [13, C. 1-5]. В нашем случае понятие общности нужно для описания взаимодействия сотрудников организации, так как, последняя базируется на целостности своих работников, взаимодействие между которыми характеризуется в большей или меньшей степени чувством единства в рамках данной структуры. В настоящее время каждая организация включает еще и виртуальную среду, в которую входят как сотрудники, входящие в штат, так и внештатно работающие. Существует мнение, что виртуальная общность больше базируется на интересах людей, чем на чувстве их духовной и социальной близости. Для многих сотрудников они друг для друга являются «информационными единицами» [14, C. 294]. Поэтому работа в такой команде не будет настолько устойчивой и продуктивной, как если бы она создавалась на старых принципах присутствия в реальном пространстве какого-то подразделения организации.

Эффективная совместная работа требует сотрудничества, которое невозможно без взаимного доверия между сетевыми субъектами. Доверие становится важнейшей проблемой взаимодействия членов команд [16]. Наиболее оптимальной и распространенной формой таких команд являются проектные команды. В то же время виртуализация в корне изменяет социальные отношения: они становятся более анонимными, теряется сплоченность и ощущение сопричастности к коллективу. Поэтому доверие не формируется на таком уровне, которого требует эффективная совместная работа. Общая работа с привлечением специалистов из интернет-сетей базируется только на активном личностном присутствии и восприятии участниками общей ситуации.

Третий элемент цифровой экономики – интегрированное предприятие.

Цифровая экономика ориентирована помимо знаний и развития инновационного потенциала на интеграцию. Первое направление интеграционных процессов касается подготовки и переподготовки кадров предприятия. Сейчас ведущие организации видят интеграцию как всеобъемлющую стратегию, направленную на формирование профессионализма, повышения вовлеченности сотрудников и рост производительности их труда [8]. Второе направление интегрированности предполагает использование цифровых информационно-коммуникационных процессов и технологий в системе экономических и социальных отношений организации [4]. При этом обеспечивается целостность и сбалансированность всей совокупности общественных отношений, формирующихся при использовании электронных технологий. Третье направление интегрированности касается системы управления предприятием на основе новых цифровых технологий и моделей, позволяющих оперативно принимать решения, моделировать сложные, уникальные процессы, выводящие на новый, конкурентоспособный уровень данную компанию [6, C. 71].

Проблема остается на уровне конструирования соответствующих процессу интеграции социальных взаимоотношений сотрудников организации и управления ими. В основе этих отношений лежит чувство дружелюбия, близости, родственности. Между тем, такие отношения трудно создаются даже в реальном пространстве организации, поскольку данный вид чувств формируется в случае непосредственных контактов с другими людьми. Если же в эти отношения вторгается посредник: территориальное, социальное или виртуальное расстояние, то эти чувства формироваться не будут. В результате получается конвейерная модель Ф. Тейлора, в которой интеграция создавалась совместным выполнением разделенного на отдельные операции трудового процесса.

Четвертый компонент цифровой экономики – расширенное предприятие. В чем проявляется это расширение? Во-первых, организации меняют взгляд на поиск и привлечение талантов. Они используют социальные сети, аналитику и когнитивные инструменты по-новому, привлекая специалистов с цифровыми навыками через HR-бренд. Во-вторых, расширенное предприятие основывается на выявлении перспективных областей применения технологий «Индустрии 4.0», с оценкой их потенциального эффекта. Для успешной реализации такой стратегии необходимо четко понимать преимущества применения цифровых технологий на всех уровнях управления, формировать внутри компании цифровую культуру, поощряющую эксперименты и быстрое освоение новых технологий. В-третьих, компании в рамках концепции расширения могут формировать отраслевые партнерства для совместного финансирования проектов, снижения рисков, взаимодействия с государственными органами, технологическими компаниями и исследовательскими центрами.

При построении модели расширенного предприятия самым проблематичным является именно сфера социальных отношений. Общими принципами построения расширенного предприятия являются: знания, информация, опыт и постоянное изменение, «течение». Это приводит к тому, что происходит «втягивание» сотрудников через деятельность в сети и образование различных виртуальных общностей организаций, что не может не сказаться на социальной, культурной трансформации коллектива организации в целом, что, зачастую, противоречит процессу интеграции внутри предприятия и не способствует образованию единства этих сотрудников в рамках данной организации.

Пятый компонент цифровой экономики – межсетевая среда. Для успешного функционирования организации и осуществления ею своей деятельности необходима развитая и гибкая цифровая сеть, координируемая посредством информационных систем и обеспечивающая постоянную перестройку процессов, состава команд, функции и ролей участников.

Проблема заключается в том, что увеличивается разрыв между технологиями и способностью сотрудников их применять. Результатом может являться низкая производительность, которая отражается потерей конкурентоспособности, приводящая организацию к «застою», а в дальнейшем, возможно, к краху. Кроме того, межсетевая среда организации – это социальное скопление людей, связанных выполнением определённого вида деятельности, какой-то части функций, реализуемой совместно с другими сотрудниками, часть которых рассеяна по виртуальному пространству, а часть находится в реальном пространстве предприятия. Поэтому в организациях возникает двойственная ситуация. С одной стороны, с помощью межсетевой среды сотрудники или группы сотрудников быстрее обмениваются информацией по той или иной проблеме, которую они призваны решить, поскольку меньше подвергаются воздействию «помех» извне, с другой стороны, ими намного сложнее управлять, оценивать их деятельность и ход выполнения совместной работы.

Выводы

Цифровизация экономики – это необратимый процесс, охвативший все страны и государства. В основе этих изменений лежат информационные технологии и виртуальная среда. Главный плюс этого процесса ˗ увеличение возможности получать и обрабатывать значительное количество информации, что в современных условиях создает преимущества для конкурентоспособности предприятий. В условиях современной ситуации появляются и другие положительнее возможности для развития организаций и роста экономики в целом. Это – повышение человеческого потенциала сотрудников предприятия и его постоянное развитие, это привлечение специалистов в разных областях знаний для работы на предприятии в качестве сотрудников виртуальных команд, это оперативное решение возникающих проблем и обеспечение своевременных ответов на постоянно растущие вызовы внешней среды. Современные компании получают возможность расширяться за счет обеспечения оперативности и надежности информационно-коммуникативных связей с различными административными, экономическими и социальными агентами коллективного и индивидуального уровня.

Вместе с тем, цифровизация организаций несет для них и существенные проблемы. Они носят больше не экономический, а социально-психологический характер. Во-первых, возрастает в несколько раз опасность для специалистов «утонуть» в потоке информации и не справиться с ее осмыслением. Во-вторых, снижается ценностно-духовное основание интеграции организации, так как сотрудников начинают связывать вместе только совместные интересы, которые могут постоянно менять свои ориентиры. В-третьих, в организациях не образуется доверительная среда, делающая совместный труд комфортной средой единомышленников и соратников. В-четвертых, опосредованность отношений между работниками предприятия информационными технологиями приводит к нежелательному отходу от принципа «человеческих отношений», ощущения сопричастности к совместному продукту труда и возврату к ситуации конвейерных и операционных взаимодействий Ф. Тейлора, в которой персонал является лишь техническим средством. В-пятых, происходит разрушение институциональной среды, растет неопределенность, под угрозу ставятся цели и миссия предприятия. Иными словами, любые инновации, несущие существенные преимущества для использующих их организаций, с другой стороны, наносят ущерб предприятию в других сферах его функционирования, поэтому внедрение этих новшеств должно осуществляться обдуманно и постепенно.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Абрамов В.Л.Интеллектуальные ресурсы конкурентоспособности современной организации / В.Л.Абрамов // Открытое образование. – 2015. – № 2. – С. 76-80.
  2. Алетдинова А.А. Появление коллективной сетевой компетенции при цифровой трансформации экономики / А.А. Алетдинова, А.И. Кипришева // Вестник Сибирского университета потребкооперации. ˗ 2017. – №3. ˗ С. 20-24.
  3. Бард А. NЕТОКРАТИЯ. Новая правящая элита и жизнь после капитализма / А. Бард, Я. Зодерквист. ˗ СПб.: Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004. ˗ 252с.
  4. Доклад Всемирного Банка о мировом развитии 2016 «Цифровые дивиденды» [Электронный ресурс]. ˗ URL: https://openknowledge. worldbank.org/bitstream/handle/10986/23347/210671RuSum (дата обращения: 01.02.2021).
  5. Зубарев А.Е. Цифровая экономика как форма проявления закономерностей развития новой экономики / А.Е. Зубарев // Вестник ТОГУ. ˗ 2017. ˗ №4(47) ˗ С. 117-184.
  6. Кауфман Н. Ю. Управление человеческим капиталом в системе цифровой экономики / Н. Ю. Кауфман // Лидер (Люди. Идеи. Достижение, Единство. Результат) Сборник статей I Управленческого форума Ханты-Мансийского автономного округа. Югры: Сургутский государственный университет, 2019. С. 71-74.
  7. Рудской, А.И. Пути снижения рисков при построении в России цифровой экономики. Образовательный аспект / А.И. Рудской, // Высшее образование в России. – 2019. – Т. 28. – №2. ˗ С.9-22.
  8. Сайфуллина Л. Д. Управление человеческим капиталом в системе цифровых экономических отношений / Л. Д. Сайфуллина // Фундаментальные исследования. 2018. ˗ № 11-1. ˗ С. 92–96.
  9. Спасенников В.В. Теория и практика формирования виртуальных команд для совместной деятельности в условиях цифровой экономики / В.В. Спасенников // Экономическая психология: прошлое, настоящее, будущее. ˗ 2019. ˗ Т.4. ˗ №4. ˗ С. 265-283.
  10. Урманцева А. Цифровая экономика: как специалисты понимают этот термин / А. Урманцева // РИА Новости [Электронный ресурс]. ˗ URL: https://ria.ru/science/20170616/1496663946.html (дата обращения: 16.01.2021).
  11. Якутин Ю.В. Российская экономика: стратегия цифровой трансформации (к конструктивной критике правительственной программы «Цифровая экономика Российской Федерации) / Ю.В. Якутин // Менеджмент и бизнес-администрирование. ˗ 2017. ˗ №4. ˗ С. 27-52.
  12. Negroponte N. Bit by bit on Wall Street: Lucky Strikes Again / N. Negroponte // Wired. [Electronic resource]. – URL: https://www.wired.com/1994/05/negroponte-6/ (accessed: 28.11.2020).
  13. Poplin E.D. Communities: A Survey of Theories and Methods of Research / E.D. Poplin. (2nd ed.) N.Y.: Macmillan, 1979. ˗ 334p.
  14. Sivanandan A. Heresies and Prophesies: The Social and Political Fallout of the Technological Revolution: an interview / A. Sivanandan. L.: Verso, 1997. ˗ P. 294
  15. Tapscott, D. The Digital Economy Anniversary Edition: Rethinking Promise and Peril in the Age of Networked Intelligence / D. Tapscott, McGraw-Hill, 2014. – 448p.
  16. Tracey P. Alliances, networks and competitive strategy: rethinking cluster of innovation / P. Tracey, G. L. Clark // Growth and Change. – 2003. – Vol. 34, No. 1. – P. 1–16.

Список литературы на английском языке/ Reference in English

  1. Abramov V.L. Intellektual’nye resursy konkurentosposobnosti sovremennoj organizacii [Intellectual resources of the competitiveness of a modern organization] / V.L. Abramov // Otkrytoe obrazovanie [Open education]. – 2015. – No2. – 76-80. [in Russian]
  2. Aletdinova A.A. Poyavlenie kollektivnoj setevoj kompetencii pri cifrovoj transformacii ekonomiki [The emergence of collective network competence in the digital transformation of the economy] / A.A. Aletdinova, A.I. Kiprisheva // Vestnik Sibirskogo universiteta potrebkooperacii [Bulletin of the Siberian University of Consumer Cooperation]. ˗ 2017. – No3. ˗ 20-24. [in Russian]
  3. Bard A. NETOKRATIYa. Novaya pravyashchaya elita i zhizn’ posle kapitalizma [NTHEOCRACY. The new ruling elite and life after capitalism] / A. Bard, Ya. Zoderkvist. ˗ SPb.: Stockholm School of Economics in St. Petersburg Publ., 2004. ˗ 252 p. [in Russian]
  4. Doklad Vsemirnogo Banka o mirovom razvitii 2016 «Cifrovye dividendy» [World Bank World Development Report 2016 “Digital Dividends»] [Electronic resource]. ˗ URL: https://clck.ru/YqnRn (accessed: 01.02.2021). [in Russian]
  5. Zubarev A.E. Cifrovaya ekonomika kak forma proyavleniya zakonomernostej razvitiya novoj ekonomiki [Digital economy as a form of manifestation of the patterns of development of the new economy] / A.E. Zubarev // Vestnik TOGU [Bulletin of Tomsk State University]. ˗ 2017. ˗ No 4(47) ˗ P. 117-184. [in Russian]
  6. Kaufman N. Yu. Upravlenie chelovecheskim kapitalom v sisteme cifrovoj ekonomiki [Human capital management in the digital economy] / N. Yu. Kaufman // Lider (Lyudi. Idei. Dostizhenie, Edinstvo. Rezul’tat) Sbornik statej I Upravlencheskogo foruma Hanty-Mansijskogo avtonomnogo okruga [Leader (People. Ideas. Achievement, Unity. Result) Collection of articles of the First Management Forum of the Khanty-Mansi Autonomous Okrug]. ˗ Yugry: Surgut State University Publ., 2019. P. 71-74. [in Russian]
  7. Rudskoj, A.I. Puti snizheniya riskov pri postroenii v Rossii cifrovoj ekonomiki. Obrazovatel’nyj aspekt [Ways to reduce risks in building a digital economy in Russia. Educational aspect] / A.I. Rudskoj, // Vysshee obrazovanie v Rossii [Higher education in Russia]. – 2019. – Vol. 28. – No. ˗ P.9-22. [in Russian]
  8. Sajfullina L. D. Upravlenie chelovecheskim kapitalom v sisteme cifrovyh ekonomicheskih otnoshenij [Human capital management in the system of digital economic relations] / L. D. Sajfullina // Fundamental’nye issledovaniya [Fundamental research]. 2018. ˗ No11-1. ˗ P. 92–96. [in Russian]
  9. Spasennikov V.V. Teoriya i praktika formirovaniya virtual’nyh komand dlya sovmestnoj deyatel’nosti v usloviyah cifrovoj ekonomiki [Theory and practice of forming virtual teams for joint activities in the digital economy] / V. Spasennikov // Ekonomicheskaya psihologiya: proshloe, nastoyashchee, budushchee [Economic psychology: past, present, future]. ˗ 2019. ˗ Vol.4. ˗ No4. ˗ P. 265-283. [in Russian]
  10. Urmanceva A. Cifrovaya ekonomika: kak specialisty ponimayut etot termin [Digital Economy: how do experts understand this term] / A. Urmanceva // RIA Novosti [Russian news agency Novosti] [Electronic resource]. ˗ URL: https://ria.ru/science/20170616/1496663946.html (accessed: 16.01.2021). [in Russian]
  11. Yakutin Yu.V. Rossijskaya ekonomika: strategiya cifrovoj transformacii (k konstruktivnoj kritike pravitel’stvennoj programmy «Cifrovaya ekonomika Rossijskoj Federacii) [Russian Economy: Digital Transformation Strategy (to constructive criticism of the government program “Digital Economy of the Russian Federation)] / Yu.V. Yakutin // Menedzhment i biznes-administrirovanie [Management and business administration]. ˗ 2017. ˗ No 4. ˗ P. 27-52. [in Russian]
  12. Negroponte N. Bit by bit on Wall Street: Lucky Strikes Again / N. Negroponte // Wired. [Electronic resource]. – URL: https://www.wired.com/1994/05/negroponte-6/ (accessed: 28.11.2020). [in Russian]
  13. Poplin E.D. Communities: A Survey of Theories and Methods of Research / E.D. Poplin. (2nd ed.) N.Y.: Macmillan, 1979. ˗ 334p. [in Russian]
  14. Sivanandan A. Heresies and Prophesies: The Social and Political Fallout of the Technological Revolution: an interview / A. Sivanandan. L.: Verso, 1997. ˗ P. 294 [in Russian]
  15. Tapscott, D. The Digital Economy Anniversary Edition: Rethinking Promise and Peril in the Age of Networked Intelligence / D. Tapscott, McGraw-Hill, 2014. – 448p. [in Russian]
  16. Tracey P. Alliances, networks and competitive strategy: rethinking cluster of innovation / P. Tracey, G. L. Clark // Growth and Change. – 2003. – Vol. 34, No. 1. – P. 1–16. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.