Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.62.095

Скачать PDF ( ) Страницы: 103-105 Выпуск: № 08 (62) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Булкин В. В. «СТОЛЫПИНСКАЯ РЕФОРМА» В СВЕТЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО КОДА РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА / В. В. Булкин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 1. — С. 103—105. — URL: https://research-journal.org/social/stolypinskaya-reforma-v-svete-sociokulturnogo-koda-russkogo-cheloveka/ (дата обращения: 21.11.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.62.095
Булкин В. В. «СТОЛЫПИНСКАЯ РЕФОРМА» В СВЕТЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО КОДА РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА / В. В. Булкин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 1. — С. 103—105. doi: 10.23670/IRJ.2017.62.095

Импортировать


«СТОЛЫПИНСКАЯ РЕФОРМА» В СВЕТЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО КОДА РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА

Булкин В.В.

Доктор технических наук, Муромский институт Владимирского государственного университета

«СТОЛЫПИНСКАЯ РЕФОРМА» В СВЕТЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО КОДА РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА

Аннотация

Рассмотрен вопрос осуществимости т.н. «Столыпинской реформы» в условиях преимущественно аграрной России начала ХХ века. Анализ осуществлялся с точки зрения соответствия аграрной составляющей реформы (в части преобразования общинного мироустройства в хуторское) социокультурному коду русского крестьянина. Сопоставлены статистические данные об окончательно выделившихся из общины крестьянах-единоличниках и результаты многолетнего исследования психотипов молодёжи в СССР и России, а также в США. Сопоставление показывает, что число крестьянских хозяйств, выделившихся на отруба, составляет такую же часть от общего числа крестьянских хозяйств, как и число «индивидуалистов» по результатам тестирования в СССР и России. Сделан вывод о несоответствии самого принципа реформы социокультурному коду русского крестьянина.

Ключевые слова: Столыпинская реформа, община, социокультурный код, психотип, индивидуалисты, коллективисты.

Bulkin V.V.

PhD in Engineering, Murom Institute, Vladimir State University

STOLYPIN RFORM IN THE LIGHT OF THE SOCIO-CULTURAL CODE OF THE RUSSIAN PERSON

Abstract

The article considers the question of the feasibility of the so-called “Stolypin Reform” in a predominantly agrarian Russia at the beginning of the twentieth century. The analysis was carried out from the point of view of the conformity of the agrarian component of the reform (with regard to the transformation of the communal world order into the farm world order) to the socio-cultural code of the Russian peasant. Statistical data on individual peasants who were finally separated from the community and the results of a long-term study of the psychotypes of young people in the USSR, Russia and the USA are compared. The comparison shows that the number of peasant farms allocated for plots of land constitutes the same proportion of the total number of peasant farms as the number of “individualists” according to the results of testing in the USSR and Russia. The conclusion is made that the very principle of reform does not correspond to the socio-cultural code of the Russian peasant.

Keywords: Stolypin reform, community, socio-cultural code, psychotype, individualists, collectivists.

Среди событий в истории России более чем столетней давности одно из важных мест занимает т.н. «Столыпинская реформа». Отношение к самой идее преобразований, к итогам деятельности П.А. Столыпина, к нему самому – один из постоянных предметов споров и дискуссий, зачастую самого противоположного свойства.

Сравнение отношения к этим вопросам в советское и в послесоветское время показывает полное изменение отношения в среде тех, от кого зависит выбор идеологических и общественно-хозяйственных ориентиров для основной массы населения. В советское время программа действий П.А. Столыпина оценивалась в целом как изначально неудачная. Построение капитализм в преимущественно аграрной стране, когда до 85% населения было связано с сельским хозяйством, рассматривалось как задача, невозможная по определению. Начиная с 90-х годов (в послесоветское время) П.А. Столыпина начали превозносить как человека, который практически в одиночку мог повернуть ход истории, предотвратить Социалистическую революцию и мировую войну, а самое главное – всего лишь за 20 лет построить в России капитализм и привести страну к процветанию.

Могла ли в тех условиях реального положения дел в Российской империи увенчаться успехом задуманная реформация – слишком сложный для краткого анализа вопрос, поскольку необходимо учесть слишком много факторов и интересов слоёв населения, финансовые, людские, промышленные и т.п. резервы, и т.д. Ограничимся анализом стержневой части модернизации – аграрной реформы, а точнее – соответствием предлагавшихся изменений внутренней потребности самих участников аграрного производства – крестьян.

К началу ХХ века общинный принцип землеустройства в значительной степени стал тормозом на пути развития сельскохозяйственного производства. П.А. Столыпиным ставилась задача разрушения общинного землевладения с тем, чтобы дать возможность «крепкому мужику» стать хозяином земли, что, по его мысли, должно было обеспечить существенное повышение производительности труда.

Ставилась задача за короткий период (два десятилетия) перевести огромную страну на капиталистический путь развития, причём за основу был взят прусский принцип организации хуторского хозяйства, при котором хутора формировались «единоличниками», свободными от какого-либо влияния со стороны общины. Иначе говоря, выделение из общины и переход к хуторскому принципу становился основой построения в России «крестьянского капитализма».

Общеизвестно, что в целом принципы земельной реформы были в разной степени проработанности сформулированы такими известными в Российской империи государственными чиновниками, как В.И. Гурко, С.Ю. Витте, А.В. Кривошеин, Н.Х. Бунге и другие. Однако они, похоже, не спешили приступать к практической реализации. Возможно, причина в том, что было понимание противоречия задумываемого с представлениями крестьян.

Крестьянство упорно держалось за общину. Причины были изложены в массе крестьянских наказов и связаны были, в первую очередь, с тем, что такое устройство «мира» казалось им справедливым: так, ещё в 1875 году ленские крестьяне исходили из того, что «Земля — собственно ничья, а Божья, да государственная, общественная, мирская» [1], а Божье продавать нельзя. Таким образом, крестьянин протестовал против самого капиталистического принципа купли-продажи земли, который, как отмечал В.И. Ленин в работе «Л.Н. Толстой», вызывал «ужас» и воспринимался как «новый, невидимый, непонятный враг, идущий откуда-то из города или откуда-то из-за границы, разрушающий все “устои” деревенского быта, несущий с собою невиданное разорение, нищету, голодную смерть, одичание…» [2]

Почему крестьяне не поддерживали хуторской принцип? Попробуем дать ответ на этот вопрос исходя из такого понятия, как «социокультурный код народа».

Ещё Г.В. Плеханов говорил о наличии ярко выраженного противоречия в устремлениях правящего слоя России, стремящегося проводить изменения по западному образцу, и основной массы населения, отвергающей западный опыт. И судя по всему П.А. Столыпин не озаботился простым вопросом: соответствует ли социокультурный код (менталитет) русского крестьянина западному менталитету и может ли он быть изменён за несколько лет.

Воспользуемся доступной информацией о принципиальных различиях в логике жизнеобустройства между людьми на Западе и в России. Анализ различий между преимущественно русскими в СССР и людьми западной культуры (на примере граждан США) с точки зрения психологии был проведён в [3]. Основу метода составляет одна из модификаций теории К. Юнга – 16-ти элементная классификация Майерс-Бриггс, выделяющая четыре основных группы, которые можно разделить на «коллективистов» и «индивидуалистов». В конце 80-х, начале 90-х гг. доля представителей т.н. индивидуалистских психотипов в США составляла не менее 50% [3, С. 226-227]. Именно эти психотипы наболее ярко проявляются в социальной среде, особенно с учётом активной позиции протестантских воззрений, что и приводит к доминированию индивидуалистского подхода к организации сельскохозяйственного производства.

За аналогичный период среди школьников и студентов Ленинграда доля представителей индивидуалистских психотипов составляла от 8 до 20%, не более, а коллективистских – от 80 до 92 %.

Аналогичные исследования проводились в Муромском институте Владимирского государственного университета. Результаты тестирования за полтора десятка лет показывают, что из 561 протестированного коллективисты составляют от 82 до 86%, а индивидуалисты – от 14 до 18% [4]. Тестирование проводилось среди студентов, преимущественно «технарей». При этом студенты-гуманитарии (100 человек) дают несколько иные результаты, впрочем, в целом совпадающие с общей картиной в принципе: коллективисты – 81% (от 76 до 93% в разные годы), индивидуалисты – 19% (от 7 до 25%. Справедливости ради следует отметить, что в одной из студенческих групп социологического направления единственный раз был получен результат по индивидуалистам – 40%).

Теперь обратимся к окончательным итогам аграрной реформы.

К 1905 г. по переписям крестьянских дворов в Европейской части России было порядка 12,3 млн. К середине 1914 г. заявлений о выходе из общины с оформлением земельных участков в личную собственность подало 2,7 млн крестьянских хозяйств (22% от общего числа). По тем же данным согласие сельских сходов на выход (добровольное, или под давлением земских начальников) получили 26,6% из желающих выделиться.

Общеизвестные результаты (см., например, [5], [6]) показывают, что за 1907-1915 гг. в окончательном итоге из общины вышло 2,478 млн. семей, что составляло 20% крестьянских семей России. Лишь 47% из этих 2 млн. были из преимущественно русских губерний. При этом «крепкие мужики», на которых рассчитывали авторы реформы, отказывались покидать общину. А существенная часть тех, кто выделился, имели целью не увеличение пахотного надела, не создание условий для более продуктивного труда, а продажу земли: за тот же период 1,1 млн. выделившихся крестьян продали свои наделы (44% выделившихся или 9% от общего числа хозяйств). Известно, также, что переселенцы в Сибири практически сразу же начали объединять свои отруба в общины.

Процент выделившихся из общины (20%) хорошо совпадает с выявленными в процессе тестирования соотношениями индивидуалистов и коллективистов. Сопоставление этих данных позволяет предположить, что за последние более чем 100 лет принципиального изменения в пропорциях этих двух групп не произошло. Очевидно, в начале ХХ века индивидуалистский (хуторской) принцип Запада никоим образом не совпадал с духовно-нравственными представлениями основной массы российских крестьян.

Известный западный и русский социолог П. Сорокин говорил, что реформа должна соответствовать менталитету народа, его представлениям о добре и зле. И если такого совпадения нет – реформа обречена, и возрастает вероятность революционных изменений. Представляется разумным вывод о том, что т.н. «Столыпинская реформа» менталитету русского народа, скорее всего, не соответствовала, в силу чего успехом увенчаться не могла. Возможно, что правильнее было бы не уничтожать общину, а использовать её преимущества и изначальный (по определению М. Вебера) русский общинный аграрный коммунизм.

*     *     *

Представленные в статье результаты анализа и выводы не претендуют на однозначность и могут рассматриваться как основа для для более подробного исследования вопроса.

Список литературы / References

  1. Громыко М. ЗЕМЛЯ — БОЖЬЯ / Институт русской цивилизации. –Режим доступа: http://www.rusinst.ru/articletext.asp?id=447&rzd=1 (дата обращения: 4.06.2017).
  2. Ленин В.И. «Л. Н. Толстой» / Социал-Демократ, №18, 16 (29) ноября 1910 г.
  3. Овчинников Б.В., Павлов К.В., Владимирова И.М. Ваш психологический тип. – СПб.: Андреев и сыновья, 1994. – 235 с.
  4. Булкин В.В. Субъект-субъектная образовательная парадигма в условиях провинциальных вузов / Высшее образование в России, № 1, 2013. –С.104-109.
  5. Ковальченко И.Д. Столыпинская аграрная реформа (мифы и реальность) / Научно-просветительский журнал «Скепсис». -Режим доступа: http://scepsis.net/library/idhtml (дата обращения: 4.06.2017).
  6. Аврех А.Я. П.А. Столыпин и судьбы реформ в России / Научно-просветительский журнал «Скепсис». –Режим доступа: http://scepsis.net/library/idhtml (дата обращения: 4.06.2017).

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gromyko M. ZYeMLYa — BOZhYa [EARTH – GOD] / Institut russkoy tsivilizatsii [Institute of Russian Civilization]. -URL: http://www.rusinst.ru/articletext.asp?id=447&rzd=1 (accessed: 4.06.2017). [in Russian]
  2. Lenin V.I. «L. N. Tolstoy» [«L. N. Tolstoy»] / Sotsial-Demokrat Sotsial-Demokrat], №18, 16 (29) noyabrya [November] 1910 g. [in Russian]
  3. Ovchinnikov B.V., Pavlov K.V., Vladimirova I.M. Vash psikhologicheskiy tip [Your psychological type]. – SPb.: Andreev i synovya, 1994. –235 p. [in Russian]
  4. Bulkin V.V. Subekt-subektnaya obrazovatelnaya paradigma v usloviyakh provintsialnykh vuzov [The subject-subject education paradigm in the conditions of provincial higher school] / Vysshee obrazovanie v Rossii [Higher education in Russia], № 1, 2013. – P.104-109.
  5. Kovalchenko I.D. Stolypinskaya agrarnaya reforma (mify i realnost) [Stolypin agrarian reform (myths and reality)] / Nauchno-prosvetitelskiy zhurnal «Skepsis» [Scientific and educational magazine “Skepticism”]. -URL: http://scepsis.net/library/id_2207.html (accessed: 4.06.2017). [in Russian]
  6. Avrekh A.Ya. P.A. Stolypin i sudby reform v Rossii [Stolypin and the fate of reforms in Russia]. Ch. III: [Part III:] Dvadtsatyy vek. Glava X. Stolypinshchina / Nauchno-prosvetitelskiy zhurnal «Skepsis» [Scientific and educational magazine “Skepticism”]. -URL: http://scepsis.net/library/id_2207.html (accessed: 4.06.2017). [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.